Всего новостей: 2579266, выбрано 47 за 0.007 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Ткачев Александр в отраслях: Приватизация, инвестицииГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмСМИ, ИТАгропромРыбавсе
Россия. Весь мир > Агропром > premier.gov.ru, 25 апреля 2018 > № 2584850 Александр Ткачев

Брифинг Александра Ткачёва по завершении заседания.

Из стенограммы:

Вопрос: Сохраняются ли прогнозы по экспорту на этот год (52–53 млн т по зерну и 35 по пшенице)?

А.Ткачёв: Во-первых, прогнозы по экспорту к 2024 году мы определяем примерно цифрой 45 млрд долларов, это практически в два с лишним раза больше, чем на текущий год. Поэтому, конечно, планы у нас амбициозные, и мы собираемся продавать не только традиционно зерно, растительное масло, рыбу, это наши основные драйверы экспорта, но и говорим сегодня о кондитерских изделиях, сахаре, мясной, молочной продукции. И конечно, прежде всего мы должны сделать уклон в сторону глубокой переработки, то есть экспортировать готовую продукцию, не сырьё, а готовую продукцию. Здесь другая маржинальность, доходность, это выгодно всем: и государству, и предприятиям. Но для этого нужно, конечно, много сделать. Продолжить поддержку: инвестиционные кредиты, льготные кредиты, возмещение CAPEX, прямых затрат, субсидии на перевозки как внутри страны, так и за пределами, развитие мелиорации и так далее. То есть потребуется не одна сотня миллиардов рублей в течение шести лет, чтобы не только увеличить объём производства, но и создать новую, современную инфраструктуру и на Дальнем Востоке, и в центре, на западных рубежах. Построить агрологистические центры, холодильники, увеличить портовые мощности. Нам нужны рыбные порты, для того чтобы не только продавать сырьё, но и производить глубокую переработку рыбы.

И последний момент, позиция очень серьёзная. Мы должны защищать свой рынок от недобросовестных производителей продукции, прежде всего являющихся экспортёрами. Потому что страны-импортёры предъявляют к нам очень серьёзные требования по качеству. Есть примеры: если какая-то продукция идёт на экспорт, её тормозят или она не соответствует стандартам, – страдает репутация страны и всей отрасли. Безусловно, я считаю, мы должны укрепить надзорный орган, Россельхознадзор прежде всего, и сделать единый орган контроля, надзора (как говорится, от поля до прилавка), чтобы могли всю цепочку контролировать на качество, на фальсификаты – внутри страны и, естественно, на экспорт.

Конечно, восстановить вертикаль – ветеринарную службу. К сожалению, они сегодня разобщены, и от этого страдает и отрасль, и мы видим вспышки АЧС и другие заболевания, потому что система не выстроена, нет единоначалия. Это приносит нам огромные потери, огромные издержки.

И конечно, требование времени, современный подход: нам нужен единый реестр экспортёров. Каждое предприятие должно иметь сертификат здоровья. Это документ, который говорит о том, что продукция, приходящая на экспорт, абсолютно качественная, экологически чистая и отвечающая всем стандартам. Это, кстати, западная категория оценки предприятий, такие формы у них существуют в Европе и на других континентах, – наиболее, как мы считаем, развитая. Все эти меры плюс финансовая поддержка этих мероприятий приведут к тому, что мы сможем в 2,5 раза через шесть лет увеличить экспорт сельхозпродукции на все рынки мира. Это позволит нам не только противостоять всем этим кризисным явлениям, санкциям, но и, выходя на другие рынки, укрепить своё могущество, прежде всего экономическое состояние предприятий и, конечно, страны. Потому что через сельхозпродукцию мы завозим валюту в страну. То, что мы раньше делали на углеводородах. Что делают страны вокруг нас? Ни у кого нет много нефти и газа, мы прекрасно понимаем. У большинства стран нет этих ресурсов. Но все экспортируют огромными объёмами за счёт совсем другой продукции, в том числе сельхозпроизводства. Поэтому такую задачу и Президент, и премьер чётко сформулировали перед нашим сообществом крестьян, переработчиков, фермеров, и мы намерены выполнить её в полном объёме.

Вопрос: Рассматривается вопрос об ответных мерах на санкции США ограничить поставки каких-либо видов сельхозпродукции или сельхозтоваров, продовольственных товаров?

А.Ткачёв: У нас сейчас импорт из Америки порядка 300 млн долларов, это в доле импорта около 1% – не так уж и много. Вы знаете, что в Государственной Думе рассматривается законопроект, но в любом случае перечень продукции, которая поступает к нам из Америки, будет утверждаться на Правительстве.

Давайте так посмотрим. По-человечески я, конечно, поддерживаю эти инициативы. Сможем ли мы заместить эту продукцию? Уверен, сможем.

Вопрос: А планируется ли проведение молочных интервенций на фоне падения закупочных цен на молоко?

А.Ткачёв: Нет, не планируется. Мы считаем, что эта мера контрпродуктивна.

Вопрос: Можете пояснить ещё про единый орган от поля до прилавка, Россельхознадзор… Что Вы имеете в виду?

А.Ткачёв: Сегодня у нас существует разграничение. Вы знаете, что Россельхознадзор контролирует только выращивание продукции, в основном сырьё. Это и в животноводстве, и в растениеводстве. А переработка, оптовые склады, торговые сети – это всё контролирует Роспотребнадзор. Мы считаем, что система жизнеспособна, безусловно, но неэффективна. Мы хотим создать единую систему контроля и надзора, как это происходит во многих развитых странах. Потому что, к сожалению, ситуация не улучшается. Мы видим очень много фальсификатов, очень много серых схем, здесь и реэкспорт, и так далее. Мы видим, что до 20%, а в некоторых случаях до 30% нарушается техрегламент, маркировка и так далее. С этим надо бороться. Безусловно, Министерство сельского хозяйства в этом крайне заинтересовано, потому что на рынке присутствуют просто шарлатаны, проходимцы, которые разрушают рынок. В том числе, когда мы говорим о молоке: за счёт сухого молока, за счёт сливок, жировых добавок делают не молоко – молочный напиток, а на этикетке пишут «молоко». Цена на эту продукцию ниже, потому что используют пальмовое масло. А у тех, кто производит молочные продукты из молока, вкладывает туда естественные продукты, качественные, цена выше по понятным причинам. И тот, кто делает из нормального молока молочную продукцию, вынужден уйти с рынка, потому что он неконкурентен. Разве мы за это с вами? Мы же за здоровье ратуем, за экологически чистые продукты. Поэтому, я считаю, мы заинтересованы в том, чтобы с сельхозрынка ушли такие случайные товаропроизводители и на их место пришли нормальные, толковые, чистые, прозрачные, настоящие производители продуктов питания России, каких у нас подавляющее большинство. Тем не менее, к сожалению, мы не можем навести этот порядок (и для меня это очевидно и понятно) без такого органа, без единого контроля, чтобы мы могли продукцию отслеживать, куда молоко поступило, на какой молокозавод, на какой холодильник, в какую оптовую сеть. И наоборот – пришёл в магазин, взял молочную продукцию или кусок колбасы, посмотрел, кто произвёл: из Белоруссии, с Украины пришло или из Прибалтики через контрсанкции, контрабанду и так далее. Поэтому, на мой взгляд, это то, что нам нужно.

Россия. Весь мир > Агропром > premier.gov.ru, 25 апреля 2018 > № 2584850 Александр Ткачев


Россия > Агропром > kremlin.ru, 9 апреля 2018 > № 2563909 Александр Ткачев

Встреча с главой Минсельхоза России Александром Ткачёвым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Министром сельского хозяйства Александром Ткачёвым. Обсуждалась текущая ситуация в период весенне-полевых работ.

В.Путин: Александр Николаевич, добрый день!

Вопросы для этого времени года традиционные, они связаны с весенне-полевыми работами.

А.Ткачёв: Во-первых, от имени всех крестьян, от нашего сообщества хочу поблагодарить Вас за совещание в Краснодаре, которое Вы там провели.

Ваши недавние поручения мы изучаем, увидели, они направлены на поддержку и увеличение финансирования, на самые животрепещущие, чувствительные моменты, которые сегодня сельскохозяйственные предприятия переживают. Очень надеются на дальнейшую поддержку государства.

Что касается текущей ситуации, то мы в полном объёме выполняем весенне-полевые работы. На южных территориях весна уже входит во все права: это и Крым, и Ставрополье, и Кубань, и Дон, и республики Северного Кавказа.

Мы наращиваем объёмы площадей под сев, уже более 80 миллионов гектаров, это 200 тысяч плюсом к прошлому году. Мы увеличили объём сева: ячмень, лён, рапс, соя очень важна, овощи. Будем ждать достаточно приличного урожая на будущий год; 25 процентов озимого поля посеяны с удобрением, продолжаем работать в этой части.

Конечно, поддерживаем малые формы. Механизм льготного кредитования, поддержанный Вами, работает в полной мере. Мы сегодня уже на 114 миллиардов предоставили кредиты на льготной основе. Здесь, надо отдать должное, Россельхозбанк очень активно работает.

В общем, при хорошей погоде, если всё будет нормально, думаю, что мы выйдем на достаточно приличный урожай в этом году – за 100 миллионов. И конечно, мы очень надеемся, что доходы крестьян увеличатся.

В.Путин: Традиционные вопросы, связанные с помощью крестьянам, финансированием текущих работ, связанных с удобрениями, ГСМ, – в каком состоянии?

А.Ткачёв: Сегодня наши хозяйства практически полностью не хуже уровня прошлого года, по каким–то позициям лучше: и по ГСМ, Вы правильно отметили, и по семенам, и, естественно, по технике.

Удобрения, кстати, снизились в цене, это очень радует. Мы сумели договориться с производителями удобрений. Поэтому, думаю, ситуация в этом году с обеспеченностью материально-технических вопросов достаточно неплохо решается.

Россия > Агропром > kremlin.ru, 9 апреля 2018 > № 2563909 Александр Ткачев


Белоруссия. Россия > Агропром > agronews.ru, 6 апреля 2018 > № 2562622 Александр Ткачев

Александр Ткачев предложил Белоруссии искать новые рынки сбыта молока.

Последние несколько лет Россия предпринимает меры для роста производства молока, а также пытается защитить рынок от некачественного импорта. Длящиеся уже несколько лет «молочные войны» между Россией и Белоруссией даже стали предметом обсуждения глав государств — Россию не устраивает качество поставляемого из Белоруссии молока. Как обстоят дела в молочной отрасли, что необходимо сделать, чтобы на полках российских магазинов перестали продавать «сыроподобный продукт» и как этому поможет электронная сертификация, рассказал в интервью РИА Новости министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев.

— Александр Николаевич, в этом году впервые за пять лет не произошло традиционного зимнего повышения цен на молоко российских производителей. Почему? Отечественного молока стало так много, что производители стали снижать цены?

— Отечественного молока, действительно, производится больше с каждым годом. Мы активно тесним иностранных конкурентов на своем собственном рынке. За период с 2013 по 2017 год отечественные производители увеличили производство товарного молока на 2,2 миллиона тонн, а импорт молочной продукции сократился на 2,8 миллиона тонн.

Наши сельхозпроизводители готовы и дальше теснить импортную продукцию на внутреннем рынке. Анализ, который провели наши эксперты, показывает: мы можем увеличивать объемы производства молока ежегодно на 500 тысяч тонн. Наша ближайшая цель, которая определена доктриной продовольственной безопасности, — обеспечить рынок молока на 90% отечественными продуктами. Уверен, что мы не только достигнем этой цифры, но сможем пойти дальше, вплоть до полного замещения импорта.

— Какие у нас планы на этот год?

— По расчетам наших экспертов в текущем году ожидается дальнейший рост объемов производства сырого молока ежемесячно на уровне 2,5-3%. И данные первых месяцев работы эти расчеты подтверждают.

За первые два месяца надои выросли на 3%. Те решения, которые были приняты на государственном уровне по поддержке молочного животноводства, оказались эффективными и дают свои результаты. Но при этом мы отмечаем другую тенденцию: спрос на сырое молоко у отечественных переработчиков падает. Производители молочных продуктов не закупают сырое молоко, предпочитая использовать другое — более дешевое и не всегда качественное сырье.

Белоруссия. Россия > Агропром > agronews.ru, 6 апреля 2018 > № 2562622 Александр Ткачев


Россия > Агропром. Финансы, банки > zol.ru, 1 марта 2018 > № 2514724 Александр Ткачев

Александр Ткачев: сельхозпроизводителям направлены первые 8,4 млрд рублей господдержки

28 февраля министр сельского хозяйства России Александр Ткачев провел оперативное совещание с руководителями региональных органов управления АПК по вопросам доведения средств господдержки, льготного кредитования сельхозпроизводителей и фермеров, регулирования рынков сельхозпродукции и готовности к проведению весенних полевых работ.

Говоря о текущих планах и задачах, глава Минсельхоза России сообщил, что в стране начался весенний сев (яровой сев проведен на площади 1,4 тыс. га: в Республике Крым – 1,1 тыс. га, Краснодарском крае – 0,3 тыс. га.) и отметил, что первоочередная задача регионов оперативно довести до сельхозтоваропроизводителей средства господдержки.

«На сегодняшний день в регионы перечислены субсидии из федерального бюджета на общую сумму 114 млрд рублей, из них регионами выделено сельхозпроизводителям почти 8,4 млрд рублей, прежде всего это, конечно, несвязанная поддержка. Регионам, которые не выполняют обязательства по оперативному доведению средств необходимо в кратчайшие сроки исправить ситуацию и направить средства господдержки непосредственным получателям», - подчеркнул Александр Ткачев.

Среди регионов-лидеров по доведению средств до аграриев глава Минсельхоза России отметил республики Башкортостан, Ингушетию, Карачаево-Черкесию и Татарстан, а также Владимирскую, Волгоградскую, Курганскую, Липецкую, Магаданскую и Самарскую области.

Ускорить темпы освоения средств министр рекомендовал Кабардино-Балкарской Республике, Дагестану, Крыму, Удмуртии, Брянской, Новгородской, Новосибирской, Омской, Тверской, Тульской и Псковской областям, а также Красноярскому и Пермскому краям.

Подробнее о ходе доведения средств государственной поддержки до регионов рассказала директор Департамента бюджетной политики и государственных закупок Наталья Дацковская. Она сообщила, что 6,7 млрд рублей или 60% от общего лимита направлено на оказание несвязанной поддержки.

Министр сельского хозяйства Алтайского края Александр Чеботаев поделился опытом эффективного распределения «единой субсидии» и рассказал о поддержке сельхозкооперации в регионе. Региональный министр поблагодарил Минсельхоз России за передачу права субъектам самостоятельно определять приоритетные направления поддержки. Благодаря новому механизму господдержки в регионе наблюдается позитивная динамика в развитии животноводства.

Участники совещания обсудили работу системы льготного кредитования в текущем году. «Благодаря слаженной работе Минсельхоза, регионов и уполномоченных банков льготное кредитование аграриев идет опережающими темпами по сравнению с прошлым годом. Минсельхозом одобрено к выдаче льготных краткосрочных кредитов на сумму 165 млрд рублей, субсидии по которым составили 10 млрд рублей, что на 20% больше, чем в прошлом году», - сообщил Александр Ткачев.

Глава Минсельхоза России добавил, что по половине одобренных заявок уже заключены кредиты (2776 кредитных договоров на сумму 84 млрд рублей).

Среди регионов-лидеров министр назвал республики Башкортостан и Бурятию, а также Архангельскую, Калужскую, Орловскую, Пензенскую, Рязанскую, Саратовскую области, Ставропольский и Краснодарский края.

Низкие показатели в этом направлении у Кабардино-Балкарской Республики, Карачаево-Черкесии, Карелии, Крыма, Чувашии, Астраханской, Костромской, Ленинградской и Тульской областей.

Кроме того, отмечена позитивная динамика кредитования фермеров.

В 2018 году Минсельхоз России одобрил кредиты малым формам хозяйствования на 25 млрд рублей на сумму субсидий 1,6 млрд рублей, что в 2 раза больше, чем годом ранее 2017 году (из них уже заключено 1245 кредитных договоров на сумму 11,6 млрд руб.).

Глава Минсельхоза России выразил благодарность за плодотворную работу регионам, в которых полностью освоены лимиты на кредитование малых форм: Республики Бурятия и Башкортостан, Омская, Рязанская, Тамбовская, Оренбургская, Кировская, Ульяновская, Амурская и Калужская области.

Среди регионов с низкими показателями - Республики Удмуртия и Марий Эл, Ярославская, Тверская, Владимирская, Новгородская, Липецкая, Московская и Вологодская области.

Представители регионов (начальник управления сельского хозяйства Липецкой области Олег Долгих, министр сельского хозяйства Ставропольского края Владимир Ситников, заместитель главы администрации Тамбовской области Сергей Иванов, заместитель Премьер-министра Правительства – министр сельского хозяйства Республики Башкортостан Ильшат Фазрахманов) в свою очередь поблагодарили Минсельхоз России за доработку системы льготного кредитования аграриев. В этом году субъекты РФ получили право по самостоятельному распределению лимитов, а также максимальному размеру льготного кредита на одного заемщика. Важным условием является квота для малых форм хозяйствования - не менее 20% от общей суммы, предусмотренной каждому региону на льготные кредиты.

Говоря о ситуации на зерновом рынке, Александр Ткачев также сообщил об опережающих темпах по экспорту зерновых. «На 28 февраля Россия экспортировала 34,6 млн тонн зерновых, что на 41% выше аналогичного периода прошлого сельхозгода. Набранные темпы позволят нам сохранить статус крупнейшего экспортера зерновых в мире», - сообщил министр.

Глава Минсельхоза России сообщил о росте объемов производства товарного молока. Так, с 2013 года производство товарного молока выросло на 2,2 млн тонн, что позволило снизить импорт молочной продукции с 9 до 7 млн тонн. Одной из главных задач министр назвал сохранение рентабельности производства инвестиционной деятельности по приоритетным направлениям, создание условий для добросовестной конкуренции всех участников рынка.

Директор Департамента экономики, инвестиций и регулирования рынков АПК Анатолий Куценко обозначил перспективы развития зернового рынка и планы по изменению структуры посевных площадей. Он отметил целесообразность увеличения площадей под масличные культуры (в особенности сои и рапса) с учетом потенциала замещения импорта, обеспечения внутреннего рынка и увеличения экспортных поставок на мировые рынки.

Анатолий Куценко сообщил, что на прошедшей неделе с 19 по 22 февраля 2018 года в России был отмечен рост цен на все зерновые культуры как в Европейской, так и в Азиатской части страны.

Кроме того, Минсельхоз России держит на контроле ситуацию на рынке молока и молочной продукции. Ведомство на регулярной основе проводит оперативные совещания с регионами. На особом контроле регионы, допустившие максимальное снижение закупочной цены на сырое молоко.

По оперативным данным ведомственного еженедельного мониторинга ценовой ситуации на агропродовольственном рынке, средневзвешенная цена сельхозпроизводителей по России на 22 февраля на молоко сырое составила 23,37 руб./кг (-0,53 руб./кг за неделю, -1,36 руб./кг к концу декабря 2017 года). Участники совещания обсудили возможные механизмы регулирования рынка, направленные на стабилизацию ценовой ситуации.

Петр Чекмарев, директор Департамента растениеводства, механизации, химизации и защиты растений, сообщил о готовности к проведению весенних полевых работ в стране.

По данным региональных органов управления АПК, в хорошем и удовлетворительном состоянии находятся 94,7% площадей, что соответствует уровню прошлого года.

В настоящее время в отдельных регионах Южного и Северо-Кавказского федеральных округов начались весенне-полевые работы. По предварительным данным, в 2018 году посевная площадь составит 80,4 млн га, что на 187,4 тыс. га больше, чем в 2017 году.

Яровой сев будет проведен на площади 53,4 млн га или 100,1% к уровню прошлого года. Прогнозируется увеличение площадей ячменя ярового, зернобобовых, проса, масличных и кормовых культур и другое.

Первый заместитель министра сельского хозяйства России Джамбулат Хатуов рассказал о программе Всероссийского форума сельхозпроизводителей, который пройдет в Краснодаре 11-12 марта. В фокусе внимания участников форума следующие вопросы:

- Трансформация сельского хозяйства в один из драйверов экономики страны. Какие факторы привели к такому высокому результату и что будет определять рост в будущем?

- Какова дальнейшая стратегия развития фермерского бизнеса и перспективы развития кооперации в ключевых секторах АПК?

- Какие структурные изменения происходят сегодня в российском сельском хозяйстве? Продовольственная безопасность, импортозамещение и укрепление России на мировых рынках в качестве крупнейшего экспортера продукции АПК.

- Государственная поддержка устойчивого развития сельских территорий. Как обеспечить новое качество жизни?

- Развитие и поддержка перерабатывающей промышленности, внедрение научных достижений в сфере селекции и генетики, развитие органического сельского хозяйства.

Ожидается, что в мероприятии примут участие представители федеральных органов власти, руководители региональных органов управления АПК, ведущих сельхозпредприятий и крестьянских (фермерских) хозяйств, отраслевых союзов и ассоциаций, российские и зарубежные эксперты, ученые в сфере АПК, а также студенты аграрных вузов.

Александр Ткачев поблагодарил представителей регионов за плодотворную работу и эффективное взаимодействие с Минсельхозом России.

«Для динамичного развития сельского хозяйства нам нужна слаженная командная работа и я уверен, что мы всегда будем защищать интересы аграрного комплекса единым блоком», - сообщил министр.

Россия > Агропром. Финансы, банки > zol.ru, 1 марта 2018 > № 2514724 Александр Ткачев


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 7 февраля 2018 > № 2492855 Александр Ткачев

О поддержке агропромышленного комплекса.

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Добрый день, коллеги!

Мы сегодня собрались с участием Правительства, руководителей регионов обсудить некоторые вопросы, касающиеся того, насколько эффективна поддержка агропромышленного комплекса.

Все мы знаем: агропромышленный комплекс находится на подъёме. Урожаи собираются рекордные. Мы вышли в лидеры по уровню экспортных поставок зерновых. Решаем задачи по ускоренному импортозамещению на внутреннем рынке и повышаем уровень продовольственной безопасности страны.

Все эти успехи в целом доказывают, что мы достаточно точно определили приоритеты, которые заложены в госпрограмму развития сельского хозяйства на период до 2020 года, создали условия для их реализации, обеспечив каждое из принятых решений поддержкой из федерального бюджета, причём весьма значительной. Если говорить об уровне этой поддержки, то на сельское хозяйство в этом году предусмотрено более 240 млрд рублей, в том числе для того, чтобы обеспечить адресные инвестиции в те направления агропрома, которые пока отстают.

Эти темы давайте сегодня и обсудим.

Начнём с оценки эффективности мер господдержки сельского хозяйства, которые мы ввели в прошлом году. Я имею в виду так называемую единую субсидию, которая объединила 26 различных субсидий. Новый механизм расширяет возможности регионов. Они сами определяют приоритеты поддержки аграрно-промышленного комплекса с учётом местной специфики, того, что сделано, того, что лучше развивается, хуже развивается. Кроме того, сельхозпроизводители стали быстрее получать субсидии, что на самом деле было больным местом, и это позитивно сказывается на рентабельности хозяйств.

Успешным можно считать и ещё одно нововведение – льготное кредитование сельхозтоваропроизводителей по ставке до 5%. Процедура получения субсидии максимально упрощена, поэтому и кредиты аграрии получают быстрее. В прошлом году уполномоченные банки заключили почти 8 тыс. кредитных договоров. Причём это не только краткосрочные, но и инвестиционные. Люди вкладываются в строительство тепличных и молочных комплексов, покупают технику, реконструируют перерабатывающие предприятия.

Эта мера поддержки применяется и в этом году. В федеральном бюджете предусмотрено практически 50 млрд рублей на эти цели. Продолжим стимулировать банки не только работать с крупными сельхозпроизводителями, но и кредитовать малых и средних предпринимателей. Они должны получать не менее 20% на льготные краткосрочные кредиты и не менее 10% на инвестиционные кредиты (от общего объёма субсидии).

Есть предложение, как улучшить положение сельхозпроизводителей, которые взяли кредит на инвестпроект по коммерческой ставке. Давайте послушаем, что тут можно сделать, включая предоставление права на получение кредита на льготных условиях даже тем заёмщикам, у которых есть долги. Но это всё нужно взвесить, проработать. Давайте посмотрим, каким образом лучше эту работу организовать.

Также мы готовы возмещать часть прямых понесённых затрат на создание и модернизацию объектов аграрно-промышленного комплекса. Эту субсидию получают инвестиционные проекты после конкурса. Мера довольно востребованная. По итогам конкурсов в прошлом году было отобрано почти 200 таких проектов.

Продолжим практику выделения субсидий по возмещению части процентной ставки по инвестиционным кредитам. Благодаря этой мере в 77 регионах реализуется около 22 тыс. инвестиционных проектов, в том числе по производству мяса и молока, овощей и фруктов, строительству логистических центров, переработке сельхозпродукции.

Здесь есть и проблемы. Знаю, что в регионах об этом говорят. Можем тоже это сегодня обсудить. Были обращения о возможности снижения требований по соблюдению предельного уровня софинансирования. Он сейчас у нас колеблется довольно сильно – от 20 до 90%. В то же время нам понятно, что эта мера должна стимулировать регионы создавать для инвесторов наиболее комфортную среду. В общем, этот вопрос тоже имеется.

Кроме того, аграрии могут рассчитывать и на те меры господдержки, которые традиционно обеспечиваются через госпрограмму. С 1 января мы перевели это на проектное управление. Рассчитываю, что этот подход позволит повысить эффективность реализации тех мер, о которых мы говорим.

Продолжим оказывать несвязанную поддержку в области растениеводства. Будем развивать производство молока. Благодаря субсидии по повышению продуктивности в молочном животноводстве отрасль стала расти.

Безусловно, будут выделяться средства на обновление сельхозтехники. В прошлом году было приобретено около 23 тыс. единиц техники. Средства на техническую модернизацию предусмотрены и в этом году.

Брифинг Александра Ткачёва по завершении совещания

Из стенограммы:

А.Ткачёв: Сегодня мы провели совещание под руководством премьер-министра Дмитрия Анатольевича Медведева, где очень глубоко изучили все возможности, потенциал и, естественно, подвели определённые итоги за последний год, прежде всего в вопросах импортозамещения и устойчивого роста сельского хозяйства, которое демонстрирует в последние годы достаточно активное позиционирование на всех рынках, в том числе на экспортном.

Мы констатировали, что не только получили великий (другого слова не подберу) урожай зерна – за 130 млн, но и серьёзно прибавили по производству сои, рапса, гречихи, сахара. Конечно, это радует, это укрепляет нашу продовольственную безопасность и независимость нашей страны и, безусловно, доходы наших крестьян.

Инструменты поддержки сельского хозяйства, которые сегодня себя очень хорошо зарекомендовали, – единая региональная субсидия, льготное кредитование по коротким, по инвестиционным кредитам – конечно, дают хорошую основу. Только за последний год банки, финансовые институты прокредитовали сельское хозяйство на сумму 650 млрд рублей. Это практически в три раза больше, чем было в 2016 году.

Вы видите, насколько инструменты поддержки, объёмы средств внушительные. Конечно, это даст серьёзную прибавку. По молоку мы получим плюсом за год порядка 500 тыс. т, по овощам 470 тыс. т и, естественно, по продуктам садоводства и так далее. То есть темпы взяты очень хорошие, мы мощно развиваемся, рост ВВП по итогам 2017 года будет порядка 2,5%. Это хорошие показатели, я считаю. Главное – удержать эти темпы в 2018 году, запустить новые инвестпроекты.

Количество желающих со стороны бизнеса проинвестировать в сельское хозяйство не уменьшается, только увеличивается, мы это с радостью отмечаем. Очень важно инвестиции привлекать не только в центральной части, на юге страны, но и, конечно, за Урал, в Сибирь, на Дальний Восток, в Нечерноземье. У нас есть отдельные программы поддержки сельского хозяйства этих территорий, прежде всего за счёт повышающих коэффициентов, за счёт других ставок и более льготных субсидий.

Поэтому мы очень надеемся, что вся сельскохозяйственная отрасль, все регионы получат дополнительные импульсы: у каждого есть свой потенциал, свои возможности для роста. Мы ставим задачу регионам, чтобы каждый максимально смог накормить себя, удовлетворить спрос жителей той или иной территории, субъекта Российской Федерации в продовольствии самом необходимом. Мне кажется, эта задача большинству территорий по плечу. Сегодня эта работа очень серьёзно ведётся, я надеюсь, она увенчается серьёзным успехом.

Вопрос: Александр Николаевич, обсуждался ли на совещании вопрос о дополнительных средствах для АПК?

А.Ткачёв: Конечно. Мы сегодня заявляли и о дополнительных объёмах финансовой поддержки, в том числе и с учётом изменений бюджета 2018 года (поправки, которые будут, безусловно, вноситься), и сегодня – из резервного фонда. Премьер очень внимательно выслушал всех – и Минфин, и нас, и союзы, и губернаторов. Было принято решение и дано поручение – найти ресурсы, найти источники, возможности для того, чтобы поддержать агропромышленный комплекс, особенно инвестиционные проекты, которые будут двигать нашу страну, в целом сельское хозяйство и выводить нас на совершенно новый уровень, в том числе и экспорта.

Вопрос: О какой сумме шла речь?

А.Ткачёв: Суммы разные – от 10 млрд до 30 млрд. Но это всё нуждается в проработке и, конечно, поиске источников, потому что, как вы понимаете, деньги – это самое главное, самая большая проблема. Их не так много – тех, которые могут быть перераспределены. Я понимаю, что все ведомства, все министерства пытаются их получить. Совершенно очевидно, что сельское хозяйство растёт и даёт хорошие результаты. И конечно, мы надеемся, что какие-то минимальные средства для развития получим.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 7 февраля 2018 > № 2492855 Александр Ткачев


Россия > Агропром. Экология > premier.gov.ru, 18 января 2018 > № 2459876 Александр Ткачев

Брифинг Александра Ткачёва по завершении заседания.

Из стенограммы:

А.Ткачёв: Сегодня Правительство приняло законопроект, который дальше пойдёт в Государственную Думу, в Совет Федерации. Это очень важное для нас, аграриев, и вообще для всей страны событие.

За последние годы рынок органических продуктов в мире увеличился в пять раз – с 18 млрд до 100 млрд долларов. Это огромный объём. Присутствие России – менее 1%. Конечно, это говорит о многом. У нас есть потенциал, есть возможности и, самое главное, уже появился спрос. Российские граждане с удовольствием будут употреблять эту продукцию, интересуются этим. Очень важно, что сам бизнес активно ищет точки приложения и желает инвестировать в строительство экологических ферм, производств.

Прежде всего закон даст возможность ввести единую маркировку, единый государственный реестр производств, предприятий, выпускающих экопродукцию. Добровольная сертификация экологических продуктов и самих производств. Это всё позволит, безусловно, обезопасить добропорядочных производителей от тех, кто будет производить некачественную продукцию. Конечно, такие производители должны с рынка уйти, и закон будет способствовать этому.

Я уверен, что будущее органики в России очень большое, огромные перспективы и доля этой продукции может расти значительно. Даже внутри России, на внутреннем рынке, она может вырасти от 10 до 25% через пять-семь лет. Это мощная точка роста, которая сегодня для аграрного бизнеса, для крестьян России образовалась благодаря этому закону. Мы сможем производить, реализовывать внутри страны, на экспорт эту продукцию и на этом зарабатывать.

Тем более что (хорошо это или плохо, но так сложилось, и мы должны с этим считаться) в 1990-е годы у нас почти 10 миллионов га земель было брошено и на них, естественно, не использовались удобрения. Эти земли по большому счёту экологически чистые. Это наш потенциал. Мы должны их использовать. Мы, как никто другой, имеем мировой банк органической земли, экологически чистой, и это наша база, основа, которая даст нам возможность производить эту продукцию и быть совершенно конкурентоспособными.

Мы видим: весь мир очень увлекается ГМО – Китай, Америка. Все стремятся к большим урожаям, к прибыли. Но наш Президент уже давно высказался по этому вопросу. У нас нет ГМО, и мы никогда не будем заниматься псевдопроизводством продукции, на самом деле не очень полезной для здоровья. Уверен, что наши дети, внуки будут производить в большом количестве экологически чистую продукцию, органику. И конечно, она будет востребована, очень мощно востребована на всех рынках, потому что Россия по большому счёту останется одной из немногих чистых стран. Почему я говорю о детях и внуках? Потому что этот процесс, безусловно, должен развиваться не один год. Но уверен, что перспектива 10 лет – этого уже будет достаточно. Мы будем мощно представлены своими производителями и своей продукцией. И конечно, подчёркиваю, это очень важно, выгодно для нашей экономики.

Вопрос: Есть ли у Минсельхоза оценка роста сельхозпроизводства за 2017 год и прогноз на 2018 год?

А.Ткачёв: Мы делаем всё для того, чтобы в 2018–2019 годах, естественно, был рост. Мы обеспечили его. Программа импортозамещения, инвестиционная программа, которая нацелена на создание новых предприятий, модернизацию старых предприятий, естественно, дадут новые объёмы производства, качественную продукцию. И этот рост мы планируем не менее 3%, в том числе и в 2018 году.

Россия > Агропром. Экология > premier.gov.ru, 18 января 2018 > № 2459876 Александр Ткачев


Россия > Агропром. Транспорт > zol.ru, 18 января 2018 > № 2459865 Александр Ткачев

Александр Ткачев: Парк зерновозов нужно увеличить на 25%

Рекордный урожай 2017 года в 134,1 млн т выявил инфраструктурные ограничения отрасли: железнодорожные операторы не готовы работать с возросшим объемом зерна, признал министр сельского хозяйства Александр Ткачев, выступая на правительственном часе в Совете Федерации. В стране возник дефицит вагонов-зерновозов, а их операторы менее заинтересованы работать с отдаленными регионами из-за увеличения сроков оборачиваемости. «Если при экспорте 35 млн т вагонов было достаточно, то при потенциале в 45 млн т нужно на 20−25% увеличить количество вагонов, — оценил глава агроведомства. — Мы работаем с Минтрансом над этим вопросом. По нашим подсчетам, нужно дополнительно примерно 7 тыс. зерновозов, сейчас есть около 33 тыс.».

По словам Ткачева, рекордный урожай создает потенциал для отправки за рубеж в сезоне-2017/18 45−47 млн т зерна, причем дополнительные преимущества и резервы для увеличения российского экспорта создает неблагоприятная погодная ситуация в других странах. Так, в ряде штатов США в начале года установилась «настоящая русская зима» с морозами до -25?С и недостаточным снежным покровом, что угрожает озимым, притом что 80% возделываемой в США пшеницы приходится на озимые сорта, обратил внимание министр. Производство зерна в Австралии снизилось из-за засухи, также ожидается сокращение урожая в Бразилии. В России озимые заняли 17,1 млн га и пока 95% из них находятся в хорошем состоянии, сказал Ткачев, добавив, что отсутствие снега на Юге и в Черноземье создает угрозу, что не все посевы хорошо перенесут холода.

С начала сезона Россия экспортировала 28 млн т зерна, что на 35% больше, чем в аналогичный период 2016/17 года, в том числе отгрузки пшеницы выросли на треть до 22 млн т, привел данные Ткачев. Для поддержки аграриев в конце прошлого года правительство начало субсидировать железнодорожные перевозки зерна из регионов с большим логистическим плечом до экспортных портов, чтобы не только Юг, но и Приволжье, Урал и Сибирь могли поставлять зерно за рубеж, напомнил глава Минсельхоза. По льготному тарифу уже вывезено более 100 тыс. т зерна из регионов, где были наибольшие излишки, в частности, из Новосибирской области. В целом на субсидирование перевозок выделено около 3 млрд руб., что позволит доставить в порты более 3 млн т зерна. «Мы намерены развивать экспорт не только через южные порты, но и через Балтику и Каспий, а также через порты Дальнего Востока», — добавил министр.

Он также отметил высокий экспортный потенциал страны по другим видам продукции. Так, например, поставки за рубеж подсолнечного масла увеличились на 28% и в прошлом году составили 2,8 млн т, экспорт сахара превысил 500 тыс. т, что в восемь раз выше показателя 2016 года, вывоз мяса птицы возрос на 40% до 130 тыс. т. При этом по мясу мы делаем лишь первые шаги, открытие рынка Китая, которое, как уверен Ткачев, рано или поздно произойдет, позволит кратно увеличить масштабы внешних продаж.

В целом по итогам 2017 года экспорт сельхозпродукции и продовольствия составил около $20 млрд против $17 млрд в 2016-м, сравнил министр. «Мы должны наращивать вывоз, через 5−10 лет может быть и $40 млрд, и $50 млрд», — сказал Ткачев.

Россия > Агропром. Транспорт > zol.ru, 18 января 2018 > № 2459865 Александр Ткачев


Россия. Весь мир > Агропром > agronews.ru, 5 октября 2017 > № 2343849 Александр Ткачев

Александр Ткачев: «Мы можем стать ведущей аграрной державой».

Россия в этом году готовится к очередному рекорду по урожаю зерновых — 128 млн т — и рассчитывает вернуть первое место в мире по экспорту пшеницы. В преддверии главной агропромышленной выставки «Золотая осень – 2017» министр сельского хозяйства Александр Ткачев рассказал в интервью «Известиям» о том, сколько государство выделит на финансирование программ развития АПК в новом бюджете, о наращивании сбыта российской сельхозпродукции в ЕАЭС, об обсуждаемом отказе с 1 декабря от импорта мясокостной муки из санкционных стран и о том, как удвоить вклад сельского хозяйства в ВВП.

— В этом году уровень производства зерна превысил прошлогодние показатели. Кроме того, увеличился его экспорт. С чем это связано? Каковы основные причины?

— Такому росту поспособствовали два фактора. Во-первых, беспрецедентная поддержка государства. Во-вторых, применение современных технологий производства, обеспечение необходимым количеством техники и удобрений. Чудес не бывает. Мы шли к этому постепенно, осознанно. И не один год. В этом сезоне планируем собрать 128 млн т зерна и надеемся, что Россия вернет первенство по экспорту пшеницы.

— Можно ли сказать, что качество российского зерна растет?

— Это вопрос спорный. С одной стороны, на 27 сентября этого года доля продовольственной пшеницы в общем урожае достигала 70%, чуть выше уровня, чем на аналогичную дату прошлого года. По итогам года мы соберем порядка 60 млн т продовольственной пшеницы, или 75%. Для понимания, в США, Канаде и Евросоюзе доля продовольственной пшеницы — 90%, но у них и ситуация другая, фураж им не нужен, скот кормят кукурузой и другими кормовыми культурами. В России в силу погодных условий сложились другие традиции земледелия и кормления сельхозживотных.

— Экспорт российских продуктов питания в страны ЕАЭС в этом году увеличился. С чем это связано?

— Страны Евразийского экономического союза — наши стратегические партнеры и соседи, нас многое объединяет и, конечно, среди основных приоритетов развития экспорта — увеличение взаимной торговли со странами ЕАЭС. Пока на долю стран союза приходится лишь 15% от общего объема экспорта российской сельхозпродукции. По итогам семи месяцев экспорт в страны ЕАЭС вырос на 22% и достиг $1,6 млрд. В целом экспорт продовольствия растет теми же темпами и составляет $11,5 млрд. Если темпы роста сохранятся, по итогам года экспорт превысит $20 млрд. Растет и импорт из ЕАЭС в Россию. Получается такое взаимное сотрудничество.

Россия. Весь мир > Агропром > agronews.ru, 5 октября 2017 > № 2343849 Александр Ткачев


Россия > Агропром > zol.ru, 4 октября 2017 > № 2336187 Александр Ткачев

Россия может стать ведущей аграрной державой в мире, заявил Ткачев

Россия в этом году готовится к очередному рекорду по урожаю зерновых в 128 миллионов тонн, рассказал в интервью газете "Известия" министр сельского хозяйства Александр Ткачев.

"Такому росту поспособствовали два фактора. Во-первых, беспрецедентная поддержка государства. Во-вторых, применение современных технологий производства, обеспечение необходимым количеством техники и удобрений. Чудес не бывает. Мы шли к этому постепенно, осознанно. И не один год. Надеемся, что Россия вернет первенство по экспорту пшеницы", — заявил он.

Как отметил Ткачев, доля продовольственной пшеницы в общем урожае достигала 70%, что выше уровня прошлого года. Касаясь увеличения в этом году экспорта продуктов питания в страны ЕАЭС, министр пояснил, что по итогам семи месяцев экспорт в страны ЕАЭС вырос на 22% и достиг 1,6 миллиарда долларов. Он отметил, что растущий экспорт продовольствия составляет 11,5 миллиардов долларов, в случае сохранения темпов роста экспорт превысит 20 миллиардов долларов. По словам министра, рост экспорта продуктов питания не приведет к повышению цен на внутреннем рынке России.

Говоря о субсидировании сельхозотрасли в 2018 году, Ткачев сообщил, что по поручению президента и правительства финансирование отрасли сохранится на уровне нынешнего года — это 242 миллиарда рублей. Такая сумма, по его словам, позволит сохранить объемы финансирования по большинству направлений поддержки, а также обеспечить обслуживание выданных в этом году льготных кредитов в полном объеме.

Ткачев также отметил, что с первого декабря планируется полностью ограничить импорт мясокостной муки из санкционных стран. По словам министра, за последние 10 лет в России выросли объемы производства, прежде всего, свинины и мяса птицы, а благодаря развитию глубокой переработки выросли и объемы производства мясокостной муки. Россия производит ее в объеме порядка 370 тысяч тонн.

Комментируя введение с первого января 2018 года электронной ветеринарной сертификации, министр сообщил, что это не приведет к попаданию на рынок некачественной продукции. По словам Ткачева, уполномоченные лица предприятий будут выдавать сертификаты только на продукцию животного происхождения, подвергнутую тепловой обработке, а также на рыбу. Выдаваться они будут только на продукцию или сырье, прошедшие установленные ветеринарным законодательством процедуры подтверждения безопасности.

Как рассказал министр, к ветеринарам при аттестации будет предъявляться перечень требований, исходящий из их образования и опыта работы. Сейчас Россельхознадзор проводит для них серию семинаров в регионах.

Россия > Агропром > zol.ru, 4 октября 2017 > № 2336187 Александр Ткачев


Россия > Агропром. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 28 сентября 2017 > № 2328838 Александр Ткачев

Брифинг Александра Ткачёва по завершении заседания.

Из стенограммы:

Вопрос: Александр Николаевич, Вы сказали на заседании Правительства, что у нас будет рекордный урожай зерна, и в связи с этим вопрос: не станет ли это ещё большей нагрузкой на внутренний рынок? Вы уже говорили, что нужно изъять несколько миллионов тонн. В рамках тех идей, которые Вы выдвигали по поводу субсидирования перевозки… Куда девать? Что мы будем с этим делать?

А.Ткачёв: Сегодня Премьер отметил, что рекордный урожай – это очередная победа сельхозтоваропроизводителей России. Мы действительно первыми будем в этом году по пшенице – по экспорту. И по объёмам мы в тройке лучших стран.

С другой стороны, мы, конечно, должны думать о том, чтобы цена была справедливой для крестьян, чтобы они покрыли свои издержки, инвестиции в производство зерна и ещё немного была рентабельность – хотя бы 10–20%. Это нормально, так должно быть.

С учётом расстояний нашей страны, объёмов зерна очень важно сохранить стабильную цену во всех территориях – и в центре, и в отдалённых регионах. И новый инструмент, который мы применяем сегодня, – это субсидии, это практически обнуление ж/д тарифа на перевозку зерна с Поволжья, с Урала, из Сибири, из центра прежде всего в порты юга России. Для того чтобы именно это зерно (такого, кстати, никогда не было) уходило тоже на экспорт. Кстати, мы снимали излишки зерна (порядка 3 млн т мы примерно прогнозируем), для того чтобы внутренняя цена на рынке была достаточно нормальной, эффективной. Эти интервенции мы будем делать уже с октября, я очень надеюсь, они во многом стабилизируют рынок. Не только в центре, но и в отдалённых, как я уже говорил, регионах…

Вопрос: Вы имеете в виду перевозку?

А.Ткачёв: Да, перевозку. То есть тем самым мы просто излишки зерна, которые существуют сегодня на рынке, берём не только на юге, как это было принято, традиционно, но и из Сибири, с Урала, с центральных областей. Там никогда на экспорт зерна и не рассчитывали. Никогда, я хочу подчеркнуть. Как правило, на внутреннем рынке в этих регионах цена всегда была занижена на рубль – на два, понятно, это делало производство зерна не очень эффективным, нерентабельным в этих территориях. А это ни много ни мало процентов 70 объёма зерна, который производится в отдалённых от центра, от портов, от южных портов, и не только, территориях. Поэтому, конечно, эта мера позволит, с одной стороны, снять излишки, во-вторых, увеличить экспорт, дать возможность по всей территории России, во всех субъектах Российской Федерации зарабатывать приличные средства.

Вопрос: Александр Николаевич, а как Вы оцениваете экспорт по итогам года – и зерновых, и экспорт продовольствия в целом?

А.Ткачёв: Экспорт в этом году на зерно вырастет. Мы прогнозируем порядка 43–45 млн т. Из них по пшенице прогноз наш 30 млн – это тоже существенная прибавка, до 20% по сравнению с прошлым годом. Ну а в финансовом выражении эта цифра может даже дойти до 20 млрд долларов. Хочу напомнить, что в прошлом году она составляла 17 млрд. То есть это значительный рост. И конечно, это говорит о нашем экспортном потенциале – это не только зерно, это и мясо, и растительное масло, сахар и так далее. Мы выходим на серьёзные рубежи и занимаем очень большую долю рынка в экспортной продукции во всём мире.

Вопрос: Вопрос по поводу рекордов. Мы же поставили рекорд не только по зерну. По каким ещё культурам? Какой будет урожай по овощам и фруктам?

А.Ткачёв: Во-первых, по сахару: 52 млн т свёклы – это рекорд. И по объёмам производства свекловичного сахара мы сегодня обошли Америку, Францию и Канаду. То есть мы номер один и по сахару. Это тоже наше серьёзное завоевание, мы должны с этим считаться и говорить об этом.

По овощам мы примерно остались на уровне прошлого года. Выросли по производству подсолнечника, растительного масла. Мы продвинулись вперёд по гречихе, кукурузе, ячменю и так далее. Поэтому год достаточно успешный. И очень важно, чтобы крестьяне теперь выгодно для себя продали эту продукцию, восстановили свои издержки и инвестиции, и, конечно, немного на этом должны заработать.

Вопрос: Сельхозпроизводителям, которые пострадали от погодных условий, будет возмещён ущерб?

А.Ткачёв: Да, конечно, мы эту ситуацию мониторим. К сожалению, год был достаточно сложным. ЧС была объявлена в 16 территориях нашей страны. Общая площадь гибели составила около 200 тыс. га. Примерная сумма компенсации, которую мы предусматриваем уже в этом году, – около 2 млрд рублей. Я очень надеюсь, что мы сможем выплатить эти деньги регионам своевременно, чтобы они могли дальше развиваться и компенсировать свои потери.

Россия > Агропром. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 28 сентября 2017 > № 2328838 Александр Ткачев


Россия > Агропром > oilworld.ru, 25 сентября 2017 > № 2474208 Александр Ткачев

Доклад Александра Ткачёва о ходе сезонных сельскохозяйственных работ.

Поездка Дмитрия Медведева в Республику Адыгея и совещание.

А.Ткачёв: Мы вошли в завершающий этап уборочной кампании. Сезон в этом году выдался достаточно сложным – весенние заморозки, холодное лето. И конечно, к сожалению, не без потерь. Они составляют порядка 200 тыс. га, прямой ущерб составил 1,5 млрд рублей. Мы сейчас оцениваем ущерб, активно работаем с регионами. И надеюсь, в течение этого года нам удастся поддержать регионы, которые пострадали от всевозможных катаклизмов.

Начало уборки в том числе из-за погоды задержалось. На сегодняшний день мы убрали 80%, и сегодня цифра уже 110 млн т. Вы абсолютно правильно отметили, что, возможно, мы выйдем на бóльшие цифры. 116–117 млн т зерна – это абсолютно реально.

Что касается зерна, непосредственно валовки, то, конечно, в последние годы очень хороший результат. Прошлый год, напомню, – 120 млн, 2014 год – было порядка 112 млн, 2010 год – вообще цифра была около 70 млн. Это говорит о том, что не всё так прекрасно, не всегда у нас будет за 100 млн. Хотя, конечно хотелось бы, и мы многое для этого делаем. Очень многое зависит от природы, от погоды, от всевозможных факторов.

Тем не менее второй год подряд урожай высокий. Конечно, он во многом повлиял на ценообразование, на цену, которая сегодня, к сожалению, ниже, может быть, справедливой. И во многих регионах, особенно в Сибири и Зауралье, эта цена уже даже ниже себестоимости.

Я уже докладывал Вам, Дмитрий Анатольевич: нужно включаться, применять все наши инструменты, которые были, применять новые формы. Прежде всего стимулировать экспорт и снижать, обнулять практически ж/д тариф до наших морских портов с центральной территории, из регионов (естественно, Урал, Сибирь). Это позволит снимать с рынка дополнительно порядка 2–3 млн т зерна и, конечно, выравнять цену не только здесь, на юге (она будет условно 7,5–8,5 рублей за килограмм), но и там.

Мне кажется, во-первых, это будет более эффективно и менее расточительно для федерального бюджета, потому что мы на эти цели будем расходовать порядка 3 млрд рублей. А если мы закупаем в интервенционный фонд, то это очень дорогое обслуживание, это кредитные ресурсы. И понятно, это зерно внутри страны давит на общее ценообразование. Таким образом, мы понимаем, что много зерна, но, к сожалению, доходов у крестьян больше не становится.

Вы эти инструменты поддерживаете. Мы проработали с Аркадием Владимировичем (А.Дворковичем) эти меры поддержки и с Минтрансом (надо отметить коллег, что они 10% в том числе тарифа взяли этих издержек на себя). Надеюсь, мы сделаем эту работу быстро, очень чётко и эффективно.

Что касается будущего нашего зернового поля – конечно, новая техника. Благодаря постановлениям Правительства мы в этом году практически удвоим покупку техники. Это целая революция в сельхозмашиностроении. И здесь, я уверен, благодарны нам и заводы, и сельхозтоваропроизводители. В этом году, мы надеемся, 21 тыс. единиц сельхозтехники придёт на поля нашей страны от юга до Сибири и, конечно, укрепит нас очень основательно.

Что касается удобрений. Хочу напомнить, мы в стране производим 20 млн, из них только 2,5 млн здесь, так сказать, вносим, всё остальное на экспорт. У нас огромные резервы. Мы в среднем вкладываем удобрения порядка 33 кг в действующем веществе на гектар. Условно, на юге – 45, в Сибири – 7 кг, а половина страны вообще сеет без удобрений. То есть эти 33 центнера, которые есть сегодня, – достаточно неплохой урожай в среднем по России на эту дату, конечно, он должен расти, он будет расти, безусловно. И для этого есть огромные резервы, и регионы уже сами почувствовали.

Плюс огромный резерв – мы должны вводить новые земли в сельхозоборот. Должен сказать, что тоже для нас маленькая победа: в этом году впервые более 500 тыс. га земли введены в оборот в разных территориях нашей страны. Это действительно дополнительные площади, это сев, это, конечно, дополнительное зерно. Если идти такими темпами, то мы прогнозируем к 2030 году объём урожая зерна порядка 150 млн т. Это на 30 млн больше, чем сегодня. Наша страна имеет такие преимущества. Не каждая страна имеет возможность выращивать зерно, потому что не хватает влаги... Природа не всех одарила такими богатствами. И конечно, это наша экспортная составляющая, экспортный товар, биржевой товар. Что нужно делать для того, чтобы продать не 40 млн, а 70 млн т? Конечно, надо укреплять, строить новую инфраструктуру. И это не только здесь, на юге. Это, конечно, и в Забайкалье, и в Приморском крае. Конечно, это в Зарубино зерновой терминал. И у нас будет очень серьёзная реконструкция Новороссийского комбината хлебопродуктов – практически в 2 раза, до 7 млн он удвоит мощность.

И очень важный проект, очень реалистичный. На Таманском полуострове фирма «ОТЭКО» готова запустить в течение трёх – максимум пяти лет зерновой терминал. Первоначальная мощность объёма перевалки – порядка 15 млн т.

Я обращаюсь к коллегам из Краснодара. У нас немножко затягивается вопрос перевода сельхозземель в промышленную зону. Практически около года наши иностранные инвесторы ходят… Я думаю, им надо помочь, и мы получим объёмы перевалки порядка 30 млн (25–30), то есть мы практически всё, что произведём, обязательно продадим.

И вторая тема – снятие с рынка лишнего зерна , глубокая переработка. То, чем занимается весь мир: биотопливо, выпуск лизина, глютена, крахмалов, кормовых добавок, аминокислот.

Мы активно этим занимаемся, уже более 25 заводов по стране, мы их субсидируем, очень серьёзно поддерживаем. Практически 5 млн т мы можем превратить в глубокую переработку, а значит, на этом заработать. Более того, это тоже очень серьёзный экспортный товар. Поэтому зерно – это наш огромный приоритет и наши возможности.

Я думаю, что, если государство и дальше будет поддерживать – а здесь нет никаких сомнений, – мы сможем выйти на эти потрясающие цифры. Хотя хочу проинформировать коллег о том, что и Америка, и Канада на 20% меньше получат в этом году урожай, и мы понимаем, что цена может вырасти по объективным причинам.

Что касается фруктов, овощей, плодов. Вы уже сказали в своём вступительном слове, действительно, здесь у нас очень хороший рост – и объёмы производства, и инвестиции. Здесь можно чётко сказать, что пять, максимум семь лет – и мы полностью по овощам и фруктам, по плодам, по яблокам закроем весь дефицит, который есть в стране. Более того, будем искать рынки сбыта уже за пределами нашей страны, в том числе на этом зарабатывать.

Конечно, нам нужно минимизировать сезонный рост цен, строить овощехранилища, плодохранилища, картофелехранилища, действительно у нас серьёзно не хватает – порядка 2 млн т мощностей. Понятно, что это для нас тоже задача первоочередная. Есть программа, мы будем её серьёзно реализовывать.

Что касается непосредственно инвесткредитов. Та новая форма, о которой мы говорили сегодня, – результаты вдохновляющие. Я думаю, что все регионы практически могут сказать о тех успехах, больших и малых, которые есть сегодня в субъектах.

Приведу пример. В этом году отобранные льготные кредиты на общую сумму 700 млрд рублей, то есть коммерческие кредиты будут инвестированы в наше сельское хозяйство, АПК России, на сумму 700 млрд. В прошлом году эта цифра была 160 млрд, в позапрошлом – 140 млрд. Это потому, что мы запустили этот маховик – на каждый рубль вложенной субсидии мы получаем больше десяти рублей отдачу, и, конечно, это здорово.

В результате мы закладываем в этом году более 50 тепличных комплексов общей площадью 650 га. Сумма инвестиций – 118 млрд. Это огромные средства. Конечно, это рабочие места, это промышленные предприятия, это фабрики практически. 90 молочных комплексов, 100 тыс. голов дополнительно мы создадим. Мы здесь потратим порядка 66 млрд рублей, это тоже достаточно значительная сумма. На переработку будет потрачено 72 млрд субсидированных кредитов.

Здесь присутствует Владимир Николаевич Плотников. Мы договорились на съезде, что 10% железно мы будем отдавать на малые формы, которые нуждаются в этой поддержке. 50 млрд субсидированных кредитов. Конечно, это серьёзно поменяет картину, поменяет нашу структуру экономики, конкурентоспособную продукцию мы будем создавать, безусловно, в результате этих огромных инвестиций.

Огромное спасибо Вам, Дмитрий Анатольевич, за то, что Вы поддержали год назад эту инициативу. Мы надеемся, что и в следующем году мы также будем иметь эти ресурсы, для того чтобы помогать регионам. Мы удовлетворили по инвесткредитам все заявки на 100%. Все, кто нуждался, (а это и оборудование, и переработка, и комплексы тепличные, молочные), получили эту поддержку. Конечно, это очень здорово. Я очень надеюсь, что мы в следующем году сможем обслуживать эти кредиты, найдём средства и силы в себе.

Мы подошли к закладке фундамента нового урожая. Практически уже наполовину мы произвели сев озимого поля. Мы даже на 10% больше использовали удобрений. Я надеюсь, что с каждым годом это будет влиять на плодородие, естественно, качество зерна. Кстати, по качеству зерна. Мы в этом году получили 75% пшеницы продовольственной, то есть это выше на 7%, чем в прошлом году. Если взять, допустим, Евросоюз и Америку, то там у них 90% и выше, то есть фуражная пшеница им неинтересна, они в основном комбикорма делают (кукуруза, соя, может быть, ячмень и так далее). Мы должны тоже к этому стремиться. Зачем тратить средства? Для этого нужно повышать качество, плодородие, семена и урожайность. Тогда мы сможем получать такие стабильные урожаи и хорошего качества.

Россия > Агропром > oilworld.ru, 25 сентября 2017 > № 2474208 Александр Ткачев


Египет. Турция. Китай. ЦФО. ЮФО > Агропром. Внешэкономсвязи, политика. Химпром > mirnov.ru, 27 июля 2017 > № 2509573 Александр Ткачев

УРОЖАЙ ЗЕРНА ПОД УГРОЗОЙ

В Центральной России и Поволжье намолочено в 10 раз меньше зерна, чем в прошлом году. Аграрии надеются на теплый и сухой сентябрь, в противном случае зерно не будет убрано.

Зерновые обрадовались июльскому солнышку и кинулись догонять упущенное. В среднем отставание в росте составило две недели, что пагубно сказалось на кукурузе - во многих регионах она уже не успеет вызреть.

Зато объемы зерновых благодаря изобилию влаги могут превысить рекордный урожай прошлого года, заявил на недавнем совещании у президента глава Минсельхоза Александр Ткачев.

Вот только велика вероятность, что убрать урожай не получится: если и сентябрь окажется дождливым, зерновые сгниют в полях.

На 20 июля отставание от прошлогоднего графика составило всего 15%. Но радоваться рано - уборка пока идет в сухих южных регионах. Так, в Южном федеральном округе убрали половину посевных площадей. В центре России и Поволжье из-за дождей и отставания зерновых в росте убрано в 10 раз меньше обычного.

Всего же по стране убрали только 12% площадей зерновых. Так что судьба оставшихся 88% по-прежнему висит на волоске и зависит целиком от капризов погоды.

Из-за дождей пропала четверть урожая озимой пшеницы - вместо запланированных 24 млн тонн намолочено всего 18.

Минсельхоз понизил прогноз урожая зерна в России в 2017 году со 115-118 млн тонн до 100-105 млн. Впрочем, с прошлых лет в зернохранилищах лежит 22,5 млн тонн. А должно лежать 12 млн - зерно в прошлом году плохо продавалось, не удалось продать 5 млн тонн из запланированного объема. Главными покупателями российского зерна по-прежнему остаются Египет и Турция.

С мировыми ценами ситуация тоже плачевная. Если четыре года назад пшеницу продавали по 320 долларов за тонну, три года назад - по 250 долларов, то сейчас цена колеблется в районе 190 долларов.

Под вопросом и качество зерна этого года. По словам президента Российского зернового союза Аркадия Злочевского, во влажной почве легко размножаются болезнетворные бактерии, «что во много раз увеличивает риск заболеваемости как растений, так и животных».

Однако есть и радостная новость - урожай гречки может превысить общий уровень потребления в три раза. На экспорт гречка не идет. А значит, чтобы хоть как-то распродать гречку, производители вынуждены будут снизить цену на нее в два-три раза, обнадежил Аркадий Злочевский.

Так что с голоду россияне в ближайший год не помрут. Другой вопрос - какого качества будет эта еда?

Аркадий Злочевский признался, что российские производители сегодня используют не отечественные, а китайские удобрения: свои мы продаем за границу. Отечественные аграрии позволить себе российские же удобрения не могут - дорого. А потом отравленные овощи, зерно и фрукты попадают на наш прилавок - отследить их в принципе невозможно. «Специфика тестирования по пестицидам и опасным примесям заключается в том, что надо знать, какой препарат применялся, чтобы провести анализы. Если выявлять вслепую, то нужно сделать три тысячи анализов...» - объяснил Злочевский.

Аделаида Сигида

Египет. Турция. Китай. ЦФО. ЮФО > Агропром. Внешэкономсвязи, политика. Химпром > mirnov.ru, 27 июля 2017 > № 2509573 Александр Ткачев


Россия. ЮФО > Агропром > mirnov.ru, 20 июля 2017 > № 2509803 Александр Ткачев

ЦЕНЫ НА ФРУКТЫ-ОВОЩИ ПОРАДУЮТ РОССИЯН К КОНЦУ ЛЕТА

Министр сельского хозяйства России Александр Ткачев рассказал президенту Владимиру Путину, что цены на овощи в нашей стране станут ниже к августу-сентябрю.

По словам министра, нынешнее холодное лето стало причиной корректировки сроков уборки плодоовощной продукции и зерна, отодвинув их примерно на 2 недели. Причем неблагоприятные погодные условия создали сложности с уборкой почти во всех регионах. Но сейчас урожай с полей «активно убирается».

На сегодняшний день аграрии собрали 20 млн тонн, что на 20 % меньше, чем к этому времени годом ранее. Однако Ткачев отметил, что урожайность на юге страны (на Кубани, в Ростове и Ставрополье) будет выше, качество собираемого зерна хорошее, а гибель урожая - минимальная.

Глава Минсельхоза считает, что благодаря построенным новым тепличным комплексам и «вступлению в плодоношение новых садов», урожай фруктов и овощей в этом году будет не ниже прошлогоднего.

Касаясь цен на плодоовощную продукцию, Ткачев отметил, что в этом году они стабилизировались позднее обычного - только к концу июня, когда в продажу поступили первые партии урожая с юга России. Значительное снижение цен на овощи министр прогнозирует к августу-сентябрю.

Вера Сергеева

Россия. ЮФО > Агропром > mirnov.ru, 20 июля 2017 > № 2509803 Александр Ткачев


Италия. Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Агропром > agronews.ru, 5 июля 2017 > № 2231616 Александр Ткачев

Ткачев спрогнозировал потерю 2% ВВП России в год из-за глобального потепления.

Министр сельского хозяйства России Александр Ткачев в ходе выступления в Риме на конференции Продовольственной и сельскохозяйственной организации заявил, что нынешние изменения климата могут привести к тому, что России будет угрожать потеря до 1–2% ВВП в год. «Для аграрного сектора опасность представляет рост числа экстремальных погодных явлений, деградация почв, распространение болезней растений и животных, вредителей», — приводит его слова «Прайм».

Господин Ткачев также отметил, что скорость потепления на территории России в 2,5 раза превышает среднюю по миру. «Такие процессы особенно влияют на сельское хозяйство, которое зависит от погодных условий гораздо больше, чем какая-то другая отрасль экономики. В то же время и сам агросектор вносит вклад в глобальное потепление. По оценкам ФАО, почти треть выбросов парниковых газов так или иначе связана с агропромышленным сектором», — добавил он.

Глава Минсельхоза считает, что Парижское соглашение по климату позволит объединить усилия всех мировых держав по сдерживанию климатических изменений. Он рассказал, что Россия, руководствуясь этим соглашением, разрабатывает национальную стратегию по адаптации к изменению климата, государственному регулированию выбросов парниковых газов.

Ранее председатель Совета федерации Валентина Матвиенко на открывшемся в Новосибирске первом конгрессе женщин стран Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и БРИКС заявила, что Россия готовится к ратификации соглашения по климату.

В конце мая президент США Дональд Трамп объявил о выходе из Парижского климатического соглашения. Решение Вашингтона кроме имиджевого урона новому всемирному климатическому режиму означает также сокращение минимум на четверть средств на климатические программы фондов ООН, направляемых наименее развитым странам, а также снижение темпов сокращения выбросов парниковых газов в самих США.

Италия. Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Агропром > agronews.ru, 5 июля 2017 > № 2231616 Александр Ткачев


Турция. Евросоюз. Россия > Агропром > agronews.ru, 6 июня 2017 > № 2376860 Александр Ткачев

Александр Ткачев: Мы не можем сказать инвесторам «Вперёд!», а потом на первом повороте сойти с дистанции.

Правительство РФ сняло ограничения на поставки продовольствия из Турции, поставив точку в противостоянии между странами во взаимной торговле, когда сохранение запрета с одной стороны приводило к введению их с другой. О том, как это отразилось на российском АПК, какие уроки извлечены из происшедшего, а также о том, оправдали ли себя введенные в этом году новшества в системе господдержки отрасли и получит ли сельское хозяйство дополнительное финансирование, рассказал «Интерфаксу» министр сельского хозяйства Александр Ткачев в рамках ПМЭФ-2017.

— В этом году российский экспорт зерна столкнулся с неожиданными препятствиями со стороны Турции — одного из ведущих покупателей. Были предприняты меры для переориентации поставок на другие рынки. Но можно ли в короткое время повернуть крупные зерновые потоки? Есть ли у российских экспортёров возможность для мобильной перестройки на другие рынки? Какие уроки, на ваш взгляд, могут быть извлечены из того, что произошло?

— Да, в один момент перенаправить в другие страны зерно, предназначавшееся, к примеру, Турции, достаточно сложно. От заключения сделки до поставки могут пройти недели, а то и месяцы. Это связано с необходимостью формирования судовой партии, ее перевозки и отгрузки. Поэтому в международной торговле, в том числе и в торговле агропродукцией, очень важна предсказуемость партнеров. Это существенный фактор для наращивания поставок. Вот это и надо учитывать, формируя торговую политику. Вот поэтому мы постоянно общаемся с торговыми партнерами, выстраиваем с ними такую систему взаимоотношений, которая бы исключала всякие неожиданности.

Но возможности для переориентации наших зерновых потоков все-таки есть, ведь наше зерно поставляется более чем в сто стран мира.

— В этом году в планы по производству зерна активно вмешивается погода. Сможет ли холодная весна повлиять на результаты уборки? Каким может быть урожай и экспорт зерна в будущем сельхозгоду (июль 2017 — июнь 2018 гг.)?

— Да, весна была достаточно затяжной, холодной, некоторые площади пришлось пересевать. И лето пока погодой не радует. Яровой сев не закончили, есть небольшое отставание от темпов прошлого года. Понятно, что это скажется на урожае. Поэтому наша оценка — не более 100 млн тонн (прежняя оценка Минсельхоза составляла до 110 млн тонн — ИФ). Может быть, конечно, и 103, и 105 млн тонн, но уже совершенно очевидно, что урожай в этом году будет ниже прошлогоднего рекорда (120,7 млн тонн — ИФ). Но это в любом случае положительно скажется на формировании цен на зерно. Не будет серьезного падения цен. Более того, мы ждём небольшой рост. Это благоприятно скажется на экономике нашей отрасли.

Что же касается экспорта, то, думаю, 35 млн тонн мы экспортируем, может, даже 37 млн тонн. В том числе пшеница в этих показателях займёт 26-27 млн тонн.

Прогноз экспорта на текущий сельхозгод мы сохраняем на уровне 34-35 млн тонн, в том числе 26 млн тонн пшеницы. Кстати, по данным на 1 июня, мы уже экспортировали 25,6 млн тонн пшеницы.

Турция. Евросоюз. Россия > Агропром > agronews.ru, 6 июня 2017 > № 2376860 Александр Ткачев


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 30 мая 2017 > № 2197140 Александр Ткачев

Брифинг Александра Ткачёва по завершении заседания.

Из стенограммы:

А.Ткачёв: Сегодня рассматривался приоритетный проект «Экспорт продукции АПК». За последние годы мы имеем очень серьёзные показатели и по приросту, и по объёму производства, а значит, мы почувствовали, что нам выгодно продавать излишки своей продукции на экспорт. И прежде всего не только в традиционные страны – Египет, Турцию, в Северную Африку, но и в такие страны, как Китай, Корея, Индонезия, Япония, страны Персидского залива, Ближнего Востока. Они для нас сегодня очень актуальны, и это касается не только зерна, это касается и растительного масла, и сахара, и животноводческой продукции. Рынок мяса сегодня очень мощный, он растёт, и востребованность его тоже. Меры поддержки, которые принимаются на государственном уровне, достаточно позитивные (и рынок в общем-то воспринял это с большим воодушевлением – это и субсидирование кредитов, и протекционистская политика, и продвижение товарных знаков, брендов «Сделано в России» на зарубежных рынках. Так что вместе с государством бизнес, я думаю, за будущие пять лет сможет на 27%, по нашим расчётам, увеличить экспорт – с 17 до 21,5 млрд долларов. Это хороший прогресс. Это будет для нас, селян серьёзная победа.

Новые рынки, новые территории – это, конечно, наши доходы, наши перспективы, наша серьёзная финансовая поддержка. Любая страна, весь мир борется за экспорт, за то, чтобы занять нишу, место под солнцем, образно выражаясь. Мы не исключение. И сегодня, слава богу, такой период наступил.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 30 мая 2017 > № 2197140 Александр Ткачев


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 27 апреля 2017 > № 2160841 Александр Ткачев

Брифинг Александра Ткачёва по завершении заседания.

Из стенограммы:

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, что у нас по интервенциям – зерновым и молочным?

А.Ткачёв: По молочным, я думаю, мы будем исходить из ситуации на рынке, прежде всего ценовой. Это самое главное, собственно, для чего они и были затеяны.

Но хочу напомнить, что молочных интервенций у нас не было в природе, что называется. Мы впервые подошли к этому. Хотя надо сказать, что в течение текущего года цена на молоко была достаточно приличная, мы даже о такой не мечтали – 28, 26 рублей, в некоторых регионах 30 рублей. То есть это направление отрасли стало достаточно доходным, и инвесторы начали активно искать возможности инвестирования в молочную отрасль.

Но сегодня ситуация на рынке несколько другая по разным факторам. Цены снизились, и, конечно, мы задумываемся, как этот механизм применить на практике. Я думаю, что именно в пик лета, в период большого молока (будут большие надои, мы получим по стране большой вал, и, как правило, здесь происходит снижение цены на молоко), условно в июле – августе, может быть, мы попробуем применить этот механизм на деле.

Но, подчёркиваю, если не будет критичного падения цены на молоко, потому что лишних денег нет. У нас есть куда их тратить, огромное количество направлений требуют поддержки со стороны федерального, региональных бюджетов. Решения приняты, интервенционный фонд создан, но как, когда его использовать и в каком объёме, мы, естественно, будем решать исходя из текущей ситуации, цены на молоко.

Вопрос: А зерновые интервенции?

А.Ткачёв: Зерновые интервенции тоже будут стартовать в августе, и мы уже определили минимальные цены: на пшеницу третьего класса – 10,3 тыс. рублей за тонну, на пшеницу четвёртого класса – 9 тыс. Это тот уровень цен, в соответствии с которым мы будем в интервенционный фонд закупать зерно. Собственно, мы от этого не отказываемся. Тем более сейчас мы видим падение цены, не то чтобы неожиданное, тем не менее мы теряем в цене, и, конечно, это больно бьёт по сельхозтоваропроизводителям. Мы не рассчитывали на такую цену, безусловно.

Есть ряд факторов, которые могут повлиять на повышение цены и сделать её справедливой, я бы так сказал. Это прежде всего продолжение диалога и снятие всех ограничений по Турции. Это первый политический и экономический вопрос. И второй, конечно, – вопрос курса доллара. Это тоже имеет значение, потому что мы привязаны на зерновом рынке к курсу, к мировой цене на зерно. Для нашей экономики, для сельхозтоваропроизводителей практически по всем направлениям очень важен курс не 55, и даже не 59, а 60 и выше. Тогда цена будет справедливой, мы получим порядка 10 рублей за килограмм третьего класса, а значит, уровень доходности, рентабельности будет в сибирских территориях – от 10%, на юге – 30–40%. Это, конечно, позволит серьёзно поддержать сельхозпроизводство, экономику хозяйств, увеличить оборотные средства. Производство зерна – это наиболее выгодная и эффективная отрасль в АПК, и, конечно, мы должны держать её на плаву. За счёт этого держатся и другие направления, отрасли. Это доходы в бюджеты больших и малых предприятий, и многое на этом строится – и социальная стабильность, и политическая стабильность в территориях, развитие, инвестпрограммы и так далее.

Вопрос: Вы сказали, что производство сахарной свёклы у нас серьёзно увеличилось и экспорт тоже. Может ли это каким-то образом влиять на рынок производства сахара? Мне кажется, когда чего-то в избытке, это должно дешеветь.

А.Ткачёв: А сахар и подешевел. Представители крупнейших компаний по переработке свёклы, производству сахара говорят, что ситуация на сахарном рынке впервые достаточно нестабильная, производственники несут потери, потому что падение более 10 рублей на рынке за килограмм сахара. И конечно, производство сахара оказывается уже на грани невыгодности. Почти нулевая рентабельность. Конечно, это уже предмет тревоги и министерства, и Правительства. У нас гигантская отрасль, мы производим достаточно большой объём сахара, находимся в тройке лидеров в мире, поэтому, понятно, нам нужно сохранить отрасль. Более того, она нуждается в модернизации, и многие заводы уже перевооружаются. Мы это видим и поддерживаем всячески.

Ситуация на сахарном рынке не самая лучшая, год не самый лучший, именно потому, что мы имеем в определённой степени перепроизводство, что давит на внутренний рынок, на ценообразование. И конечно, вопросы экспорта для нас сегодня являются первичными, я бы сказал даже, критичными. Нам нужно активно продвигать экспорт сахара на другие рынки. И в этом году мы уже экспортируем порядка 100 тыс. т. А в 2015 году экспорт составлял 7 тыс. То есть рост в десять с лишним раз. Но этого недостаточно, мы должны, наверное, и 200, и 300 тыс. Работу эту ведём вместе с бизнесом, вместе с союзами. Надеюсь, текущий год порадует нас хорошими ценами и хорошей рентабельностью в этой отрасли. Конечно, очень важно, чтобы и сельхозтоваропроизводители, селяне непосредственно вкладывали в производство свёклы, инвестировали в новые технологии. Мне кажется, это то, что нужно нам всем.

Вопрос: Государство не будет вводить дополнительный механизм для корректировки внутренних цен в виде сахарных интервенций?

А.Ткачёв: Нет. У государства тоже не неограниченные ресурсы. Мы будем пытаться другими инструментами поддерживать сахарный рынок.

Вопрос: Александр Николаевич, а много заявок на получение длинных кредитов? И много ли их одобрено?

А.Ткачёв: Из 15 тыс. заявок отобрано и просубсидировано только 5 тыс., то есть практически каждая третья заявка. Это и по инвестиционным, и по коротким, и по длинным кредитам. Конечно, этого недостаточно. Конечно, мы бы хотели, чтобы, если будут дополнительные доходы в федеральный бюджет, при корректировке федерального бюджета мы получили дополнительно на это средства, потому что это значимые инструменты поддержки, очень чувствительные для бизнеса. С учётом льготной ставки – а она сегодня варьирует от 2% (кто-то получил даже под 1%) до 5% максимум, – конечно, эти деньги стали более доступными, инструменты – более прозрачными. И конечно, бизнес-сообщество поддерживает эти инициативы, эти реформы в области субсидирования кредитов.

Очень хотелось бы, чтобы это и дальше работало. Особенно по инвесткредитам, потому что, я считаю, все те, кто приходит с новыми проектами в области глубокой переработки, особенно в сельхозпроизводстве, производстве пищевых продуктов, должны получить гарантированную поддержку. Мы нуждаемся в перевооружении, в новых технологиях, в более глубокой переработке – всё это Запад проделал за последние 20–30 лет. Крупные, средние производства. Мы должны поддержать строительство новых перерабатывающих заводов, фабрик, которые будут производить высокотехнологичные продукты в широчайшем ассортименте, естественно, с конкурентной экономикой, прежде всего с низкими издержками. Это позволит не только накормить страну – это естественно, это главная наша цель, – но и быть в трендах современных подходов производства, переработки продуктов питания и, конечно, конкурентоспособными. Мы прекрасно понимаем, что рано или поздно санкции будут сняты – может быть, завтра, может, через 10 лет. Но на рынок (мы участники ВТО) придёт, хлынет западная продукция, которая, надо признать, по большинству позиций более конкурентоспособна. Если мы перевооружимся, если мы привлечём в АПК новые технологии, современные технологии – а здесь нужны огромные средства, и у нас нет запаса по времени, – тогда мы сможем принять этот вызов на равных, и конкурировать, и отстоять свою полку российскую. В любом случае выбор должен делать потребитель – и по цене, и по качеству. Люди всё-таки примеряют, что покупать – не покупать, по своему кошельку, по своим доходам прежде всего. Поэтому мы должны соответствовать этим требованиям потребителя и покупателя.

Я считаю, что все инвестпроекты должны быть просубсидированы, должны быть поддержаны государством, потому что они лишними не будут, безусловно. А во-вторых, это новые фабрики, новые заводы, это новые рабочие места, это более значимая налоговая база в сельских территориях – то, что требовалось, то, что мы хотим, о чём говорим последние годы. И мне кажется, это здорово.

Вопрос: Каков последний прогноз Минсельхоза по экспорту зерна в текущем сезоне? Говорили, что будет на уровне прошлого года.

А.Ткачёв: Всё зависит от внешнеэкономических, политических факторов и, безусловно, от курса рубля. Это очень важно. Потому что крепкий рубль делает нашу экономику, нашу продукцию менее конкурентоспособной. Почему турки начали с нами такую небольшую войну по повышению пошлин, по отказу от импорта в Турцию нашего зерна, растительного масла? Потому что есть более конкурентное зерно и растительное масло – с Украины, из Румынии, из других стран. Здесь, как говорится, ничего личного. Все считают. На каком-то этапе они посчитали, что это возможно. А мы дали повод. Мы укрепили рубль. Мы боремся с инфляцией, занимаемся макроэкономикой, а наши производители, бизнес проигрывают.

Это, я считаю, несоизмеримые потери, потому что без бизнеса не будет налогов, не будет высокотехнологичных рабочих мест, не будет повышения заработной платы и так далее, если мы будем таким образом ставить в неконкурентные условия российский бизнес.

Наше министерство – отраслевое, мы отвечаем за бизнес, мы должны способствовать его развитию, мы должны способствовать росту ВВП 4–5% каждый год. А за счёт чего? Чудес не бывает. Если мы снизим позиции по экспорту – и зерна, и в целом сельхозпродукции, – который сегодня 17 млрд, значит, мы откатимся назад, меньше заработаем и потеряем опять рынки. Каждая страна борется за освоение рынков, за экспорт, и очень жёстко борется. Использует всякие инструменты – и политические, и административные, и экономическое давление, и политическое и так далее.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 27 апреля 2017 > № 2160841 Александр Ткачев


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 27 апреля 2017 > № 2160839 Дмитрий Медведев, Александр Ткачев

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – о национальном докладе о ходе и результатах реализации в 2016 году Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня у нас в качестве большой, основной темы – национальный доклад о реализации в 2016 году госпрограммы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельхозпродукции, сырья и продовольствия на период с 2013 по 2020 год. Доклад в соответствии с правилами ежегодно направляется в Государственную Думу (хотя я основные положения недавно в Государственной Думе от нашего с вами имени представил) и публикуется в средствах массовой информации, в интернете.

Результаты выполнения государственной программы за прошлый год мы уже детально обсуждали на коллегии Минсельхоза (7 апреля), в Государственной Думе он обсуждался, вчера на совещании у Президента по импортозамещению тоже частично эти вопросы затрагивались.

Результаты в целом можно признать весьма успешными: собран, как известно, рекордный за последние 25 лет урожай зерновых и зернобобовых. Серьёзно уровень импортозамещения подрос.

По многим пунктам Доктрина продовольственной безопасности у нас уже исполнена на 100%. Кроме того, продолжают увеличиваться объёмы поставок продовольствия и сельхозпродукции на экспорт (более чем на 5% увеличение в этом году). Само сельское хозяйство выросло тоже на значительную цифру – почти 5%.

Эти цифры – показатель системной работы, которая проводилась по всем направлениям, в том числе через государственную программу по вопросам технического обновления агропрома в 2016 году. Напомню, что на 60% выросло производство новой сельхозтехники.

В отрасль пришли частные деньги – инвестиции в основной капитал сельского хозяйства выросли более чем на 14%. Такой интерес у инвесторов появился в значительной мере в результате государственной поддержки.

В прошлом году на реализацию госпрограммы было предусмотрено более 223 млрд рублей. Сельхозпроизводителям облегчили доступ к кредитам. В 2016 году кредитов, напомню, взяли на сумму более 1,5 трлн рублей.

Есть неплохие результаты по созданию современных условий жизни на селе: проводим газ, занимаемся водопроводами, строятся дома, новые школы, фельдшерско-акушерские пункты, спортплощадки, клубы – всё, в чём нуждаются люди. Конечно, эта работа не везде ещё одинаково идёт. Она должна быть продолжена.

Важно, что успехи в сельском хозяйстве стимулируют смежные отрасли, такие как пищевая промышленность. Поэтому в прошлом году была утверждена стратегия повышения качества пищевой продукции. На прошлой неделе был подписан план мероприятий по реализации этой стратегии, начиная от регулирования в рамках Евразийского союза и заканчивая нормативами пищевых добавок, о которых довольно много говорят. Развиваем систему мониторинга качества и безопасности продуктов и создаём единую информационную систему, которая позволит прослеживать пищевую продукцию на всех этапах её производства и продажи.

Обо всём этом доложит министр. И в качестве руководителя региона сегодня приглашён губернатор Алтайского края Александр Богданович Карлин.

Сегодня также обсудим, что делается в рамках наших многофункциональных центров, как сделать их работу более приближенной к потребностям людей. Речь идёт о передаче им функций, которыми в настоящий момент занимаются отделы записи актов гражданского состояния, а именно функций по регистрации актов гражданского состояния о рождении и смерти. Они смогут выдавать такие свидетельства. Людям будет проще, и это позволит в том числе разгрузить загсы.

Кроме того, в повестке дня изменения в Налоговый кодекс, которые касаются продажи жизненно необходимых медицинских изделий. В 2015 году был утверждён перечень изделий, ввоз и реализация которых не подлежат обложению налогом на добавленную стоимость. Теперь мы освободим от налога на добавленную стоимость и лизинг с правом выкупа таких изделий, что позволит нашим больницам получать современное медицинское оборудование с меньшими финансовыми затратами.

И субсидии распределяются. Во-первых, на поддержку промышленного производства. У нас промышленное производство показывает рост, неплохие темпы показали обрабатывающие отрасли. Для того чтобы они развивались и дальше, выделяется более 80 млрд рублей. Деньги пойдут на поддержку машиностроения, лёгкой промышленности и других обрабатывающих отраслей, на обеспечение предприятий доступными кредитами, на замещение импорта, на создание современных производств.

Также 2,5 млрд рублей распределяется на строительство и ремонт дорог в семи регионах (это Бурятия, Тыва, Калининградская, Ростовская, Костромская, Рязанская, Ярославская области). Мы этим всё время занимаемся. Я в Омске на эту тему совещание проводил. Эти деньги должны пойти на улучшение ситуации с дорогами.

Наконец, более 5 млрд рублей выделяется на формирование комфортной городской среды. Этот приоритетный проект мы недавно обсуждали. В ближайшие годы проведём масштабную работу по благоустройству дворовых территорий, пешеходных зон, скверов, парков. Сейчас все регионы активно включились в этот процесс.

Александр Николаевич Ткачёв, пожалуйста.

А.Ткачёв: Многое об успехах отрасли было сказано на итоговой коллегии Минсельхоза, в которой Вы принимали участие. Сегодня, представляя национальный доклад, я лишь кратко подведу основные итоги прошлого года.

Реализация мероприятий государственной программы развития сельского хозяйства в 2016 году позволила нарастить объёмы производства сельхозпродукции и в целом успешно продолжить процессы импортозамещения и расширения экспорта отечественной сельхозпродукции.

Устойчивая динамика развития отрасли во многом обусловлена увеличением государственной поддержки сельского хозяйства до 223 млрд рублей. Рост производства в сельском хозяйстве сохраняется на протяжении последних четырёх лет. В 2016 году он составил почти 5%. Урожай зерновых превысил 120 млн т, достигнуты рекордные показатели по сбору пшеницы, кукурузы, подсолнечника, сои, овощей и фруктов. Россия вышла на первое место в мире по объёмам производства сахарной свёклы, опередив Францию, США и Германию, благодаря росту урожая на 32%. Это позволило нам произвести 6 млн т сахара, полностью обеспечить внутренний рынок и впервые стать крупным поставщиком сахара на мировом рынке. Теперь экспорт российского сахара исчисляется не тысячами, а сотнями тысяч тонн. В 2016 году – более 100 тыс. Экспорт в 2015 году составлял чуть более 7 тыс. т.

Сбор тепличных овощей увеличился на 15%. Выросли площади закладки новых садов и виноградников.

Положительные изменения мы наблюдаем и в производстве животноводческой продукции. По итогам 2016 года производство скота и птицы увеличилось на 3,5%, прежде всего за счёт роста в свиноводстве и птицеводстве.

Серьёзным потенциалом импортозамещения обладает и молочная отрасль. В 2016 году производство молока практически сохранилось на уровне 2015 года, что связано с уменьшением поголовья в личных подсобных хозяйствах. Вместе с тем сельхозпредприятия и фермерские хозяйства с каждым годом увеличивают объёмы производства молока, в том числе за счёт увеличения молочной продуктивности.

В прошлом году Правительством продолжена поддержка сельхозмашиностроения. На субсидии производителям сельхозтехники направлено более 11 млрд рублей – в два раза больше, чем годом ранее. Это позволило приобрести с господдержкой более 17 тыс. единиц техники.

В 2016 году впервые за последние три года отмечен рост инвестиций в АПК на 10% по сравнению с предыдущим годом. Объём инвестиционного кредитования сельского хозяйства вырос на 28% и превысил 380 млрд рублей. Краткосрочное кредитование увеличилось на 35% – до 1,2 трлн рублей. Такой рост обусловлен увеличением потребности сельхозтоваропроизводителей в кредитах, которая сохраняется и в текущем году. Поэтому есть дополнительная потребность в субсидиях именно на эти цели.

Основными кредиторами отрасли остаются Россельхозбанк (он доминирует, безусловно) и Сбербанк. На их долю приходится 88% общего объёма предоставленных кредитов. По итогам 2016 года финансовое положение сельхозтоваропроизводителей сохранилось на приемлемом уровне. Средняя рентабельность производства с учётом господдержки превысила 17%. Без учёта субсидий рентабельность находится на уровне до 10%. Выросла доля прибыльных хозяйств в общей численности сельхозпредприятий – на 2,5% и составляет сегодня порядка 87%.

Отмечается также положительная динамика уровня заработной платы в отрасли. В 2016 году она выросла на 10% и превысила 24 тыс. рублей в целом по стране.

Улучшение финансово-экономического состояния отрасли обеспечивает стабильный рост производства, сокращение импорта и повышение доли отечественной продукции на внутреннем рынке. В результате по итогам года выполнен ряд основных показателей Доктрины продовольственной безопасности. Об этом мы подробно говорили на коллегии.

Что касается товарооборота сельхозпродукции с другими странами, здесь тоже позитивный тренд. Программа импортозамещения в сельском хозяйстве работает. Импорт продовольствия сократился на 6%. За год на 16% сократились поставки мяса, поставки мяса птицы – на 12%, рыбы – на 10%, яблок – на 20%, свежих овощей – на 28%. По итогам года основными товарными позициями в структуре импорта стали: молочная продукция – 7%, говядина – 4,5%, рыба и морепродукты – 5,6%, овощи – 5,6%, фрукты, прежде всего цитрусовые.

Рост производства создал стимулы для сельхозпредприятий к расширению рынков сбыта за рубежом. Экспорт увеличился на 5% – до 17 млрд долларов. Речь идёт о наших основных экспортных позициях: зерно, растительное масло, рыба.

В 2016 году существенно выросли объёмы поставок пшеницы, кукурузы, риса, соевых бобов, растительных масел, в четыре раза увеличились поставки свинины, почти в два раза – поставки мяса птицы.

Для увеличения объёма экспорта нашей продукции планируем в этом году приступить к работе в рамках приоритетного проекта «Экспорт продукции АПК». Наши задачи: проанализировать потенциальные рынки сбыта, оказать сельхозтоваропроизводителям поддержку в продвижении на зарубежных рынках, провести работу вместе с Россельхознадзором по снятию фитосанитарных, ветеринарных и других барьеров.

Ещё одно важное направление нашей работы – поддержка фермеров и сельхозкооперации. В реализации программы по грантовой поддержке малых форм хозяйствования с каждым годом участвует всё больше регионов. В 2016 году получателями грантов стали 4,5 тыс. фермерских хозяйств. В хозяйствах, получивших гранты, будет создано свыше 7 тыс. новых рабочих мест. В 2016 году удвоена грантовая поддержка сельхозкооперативов, это обеспечило расширение кооперативного движения. За прошлый год создано более 300 новых сельхозкооперативов. Планируем, что в 2017 году будет создано не менее 1200.

Безусловно, комплексное развитие сельхозпроизводства и села невозможно без решения социальных вопросов. На сегодняшний день на селе проживает около 38 млн человек. Это уклад жизни для четверти населения страны. Улучшать условия жизни на селе призвана программа устойчивого развития сельских территорий. Регионам выделяются средства на газификацию, водопровод, строительство школ, фельдшерско-акушерских пунктов, спортивных сооружений, а также на приобретение жилья, в том числе для молодых семей и специалистов. В прошлом году на реализацию программы направлено 12 млрд рублей. В этом году выделено более 15 млрд, в том числе в полтора раза увеличено финансирование строительства дорог в сельской местности. На сегодняшний день в трети сельских населённых пунктов нет асфальтированных дорог, и исправить эту ситуацию – чрезвычайно актуальная задача.

Реализуемая федеральная целевая программа позволяет привлечь инвесторов в сельские территории и стимулирует инвестиционную активность.

О результатах реализации ФЦП по развитию мелиорации я докладывал Вам, Дмитрий Анатольевич, на коллегии.

Завершая своё выступление, хочу сказать, что все предложения по совершенствованию реализации мероприятий госпрограммы перечислены в национальном докладе и презентованы в материалах к заседанию Правительства.

Наша цель в текущем году – сохранить позитивную динамику развития сельского хозяйства, повысить конкурентоспособность отечественной продукции. Приоритет первого порядка – обеспечить льготное кредитование отрасли в полном объёме для увеличения темпов сельхозпроизводства.

Д.Медведев: Теперь прошу Александра Богдановича Карлина, который возглавляет очень крупный сельскохозяйственный регион – Алтайский край, рассказать о том, как у вас дела, как проходила реализация этих документов.

А.Карлин: Аграрный потенциал Алтайского края хорошо известен в федеральных ведомствах и Правительстве.

Мы к числу конкурентных преимуществ аграрной отрасли на Алтае относим многоукладность и большое отраслевое разнообразие. Это предопределяет устойчивость, экономическую эффективность отрасли. Эти конкурентные преимущества мы будем наращивать, и государственная программа, о которой сегодня идёт речь, во многом способствует нам в этом.

Определённые позитивные изменения в отрасли наметились и у нас в регионе за несколько последних лет. Но именно в 2016 году, после того, как госпрограмма была существенным образом обновлена, регионам были предоставлены возможности дифференцированного подхода к трансляции средств государственной поддержки, когда были наконец реализованы многолетние пожелания крестьян о консолидации частных субсидий, которые поступали в отрасль по различным направлениям. Это с одной стороны. С другой – эффекты эти обусловлены тем обстоятельством, что наряду с госпрограммой активно работает ещё одна очень важная программа «Устойчивое развитие сельских территорий». Таким образом, мы поддерживаем и производство, и сельский социум.

И ещё программа, которая сегодня звучала, – поддержки отрасли сельхозмашиностроения. Мы считаем, и наши крестьяне просят об этом, наряду с сохранением и развитием госпрограммы, её продвижением также эти направления не оставлять без правительственного внимания.

Я поддерживаю тезисы доклада и выступление Александра Николаевича. Хотел бы озвучить здесь несколько предложений.

Первое. Мы просим поддержать позицию Минсельхоза о дополнительном выделении средств на льготное краткосрочное кредитование, если будет корректировка бюджета 2017 года. Не буду обосновывать, у нас в банках, которые этим занимаются, сегодня заявок крестьян на 8 млрд рублей, в то время как все субсидии по этому направлению мы практически уже использовали.

Ещё одно предложение – это возможность увеличения до трёх лет, а может быть, даже до пяти лет сроков действия соглашений, которые мы, регионы, заключаем с Минсельхозом. Нет необходимости здесь доказывать, что отрасль сельского хозяйства имеет свои особенности, тем более в Сибири, и те контролируемые цифры, которые были бы заложены на срок, мной названный, повысили бы прогнозируемость ведения агробизнеса для участников хозяйственной деятельности, с одной стороны, и повысили бы доверие крестьян к действиям власти, что, конечно же, чрезвычайно важно.

Мы активно сегодня занимаемся экспортом продовольствия: более чем на 60% в прошлом году экспорт продовольствия, которое производится в Алтайском крае, возрос.

Но здесь есть одна тенденция, которую мы бы просили соответствующие федеральные ведомства отметить и по возможности воздействовать на это.

Наше продовольствие любят, особенно в азиатских странах, оно имеет высокую репутацию по качеству, экологической чистоте, но на рынки мы заходим с нашей, по сути, продукцией премиум-класса в сегменты экономкласса с соответствующей ценовой составляющей.

Я думаю, что комплекс государственных мер поддержки (наверное, не на короткую дистанцию, но на перспективу) позволит нам исключить факты дискриминации наших производителей продовольствия на зарубежных рынках и, таким образом, будет способствовать развитию отрасли, поднимать репутацию нашей экономики.

В заключение позвольте по поручению крестьянства Алтайского края выразить благодарность Правительству, Министерству сельского хозяйства – аграрии в последнее время всё чаще называют его «нашим министерством», это уже, на мой взгляд, является симптоматичным – за последовательную и эффективную государственную политику по развитию сельского хозяйства и регулированию продовольственного рынка.

В свою очередь заверяем, что Алтайский край и впредь будет достойно реализовывать ответственную миссию форпоста продовольственной безопасности на востоке страны.

Д.Медведев: Симптомы налицо, на самом деле, так что Александр Николаевич в этом смысле может быть доволен. Есть определённые достижения.

Пожалуйста, есть какие-то предложения, прежде всего в проект протокольного решения, или какие-то комментарии ещё у членов Правительства?

А.Дворкович: Поддерживаю высказанные предложения, в том числе предложение об удлинении сроков соглашений, – можно было бы зафиксировать в протокольном решении, это полезная вещь, которая повысит предсказуемость. Это же, кстати, касается и вопроса о чётком нормативном закреплении обязательств Правительства, Министерства сельского хозяйства выделять субсидии на весь срок реализации инвестпроектов. Сегодня это делается, эти обязательства фиксируются, но скорее явочным порядком, а не на основе нормативного акта Правительства. Мы аккуратно с юристами проработаем эту тему и доложим отдельно.

М.Шмаков: Я хотел бы обратить внимание на один из показателей, который представлен в госпрограмме. Дело в том, что хороший результат получен, и плановый показатель по заработной плате, который составлял 55% от среднего по экономике, перевыполнен и составляет 65,6%. Я считаю, что за это надо награждать, приветствовать эту тенденцию.

Однако на 2017 год прогнозируется сокращение средней номинальной начисленной заработной платы работников на эти 10% и фактически приведение к плановому показателю. Но я думаю, что 55% и 65% от среднего по экономике – нам не эти показатели надо доводить до плановых, а несколько другие, которые недовыполнены.

Д.Медведев: Давайте подведём итог.

Коллеги представили ряд предложений, и в докладе они содержались, и в выступлениях после доклада. По поводу дополнительных средств из бюджета, о которых говорилось: я и в Государственной Думе говорил, и здесь хочу ещё раз отметить – конечно, мы будем рассматривать заявки на дополнительное финансирование, в том числе при корректировках бюджета и для дополнительных кредитных ресурсов, направляемых в сельское хозяйство, тем более там есть старые инвестиционные проекты так называемые, новые инвестиционные проекты и необходимость решения целого ряда других задач. Мы обязательно этим займёмся. Кстати, принято решение о докапитализации Россельхозбанка, для того чтобы Россельхозбанк мог вести кредитную политику стабильно и основные вопросы кредитования на селе за счёт собственного ресурса решать, как и некоторые другие банки.

По поводу увеличения срока действия соглашения с регионами до трёх или даже пяти лет – в принципе давайте такое поручение дадим, это действительно повысило бы стабильность отношений. Есть там и известные ограничения, тем не менее давайте этот вопрос проработаем, тем более что по целому ряду направлений мы выходим на трёхлетнюю перспективу, не говоря уже о самом трёхлетнем планировании нашего бюджетного цикла.

Выход на зарубежные рынки, поддержка целого ряда других направлений – это тоже нужно отразить в проекте решений, и то, о чём сказал Михаил Викторович Шмаков, по поводу зарплаты, тоже нужно посмотреть, что происходит.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 27 апреля 2017 > № 2160839 Дмитрий Медведев, Александр Ткачев


Россия > Агропром > forbes.ru, 19 апреля 2017 > № 2145231 Александр Ткачев

Александр Ткачев о том, за что олигархи полюбили сельское хозяйство, о пользе санкций и их отмене

Николай Усков, Екатерина Кравченко

Министр сельского хозяйства рассказал в интервью Forbes, готова ли отрасль к отмене санкций и как России стать ведущей аграрной державой

О привлекательности агропрома

— Многие крупные бизнесмены занимаются сельским хозяйством. Этот бизнес есть у Олега Дерипаски, Владимира Потанина, сына Романа Абрамовича и др. Почему такой интерес?

— Заниматься сельским хозяйством стало выгодно и интересно, и это говорит о трендах. Благодаря мерам господдержки, контрсанкциям и девальвации рубля за последние три года выросла доходность. Что еще дает рентабельность 20%? Сельское хозяйство на третьем месте по прибыли после нефтянки и торговли. Зерно по рентабельности не уступает нефти. А когда баррель стоил $30–40, рентабельность была и выше. Инвесторы пришли в разные направления: производство мяса и молока, тепличных овощей, закладку садов, виноградников. Занялись переработкой, динамично развивается фермерский бизнес.

— Заниматься сельским хозяйством раньше было не престижно, фаворитами были нефтяной сектор и банковское дело. Все переменилось?

— Во-первых, этот бизнес стал рентабельным, у сельхозпроизводителей появился доступ к отечественной полке. Во–вторых, и это главное, людям стало интересно не только покупать отечественное, но и самим вести хозяйство. Это модно и престижно. Ведь во Франции или Финляндии, например, человек с гордостью говорит: я — фермер, я выращиваю помидоры. Я считаю, что нужен телеканал, рассказывающий о жизни на селе, особенностях фермерского бизнеса, технологиях, новинках. Это будет и дальше стимулировать интерес к отрасли. Россия — аграрная страна. Нельзя забывать об этом.

— Некоторые традиционно промышленные регионы сделали ставку на развитие сельского хозяйства. Чем вы это объясните?

— Кризис показал, что ставка только на сырьевую экономику и промышленность неверна. В последние годы объем промпроизводства сокращался, а объем производства сельхозпродукции увеличивался. Поэтому регионы поняли, что нужно диверсифицировать структуру экономики, повышать долю АПК.

— Вы сказали, что рентабельность в сельском хозяйстве составляет 20%. Откуда такой высокий уровень?

— Конечно, доходность напрямую зависит от эффективности производства. Последние 10 лет строятся новые предприятия, модернизируются, это позволяет снизить издержки и повысить отдачу. Чем выше продуктивность, тем выше рентабельность. Например, в молочной отрасли при надоях ниже 4000 кг рентабельность без господдержки составляет 1–2%, а при надоях выше 5000 кг — уже почти 10% без господдержки и 20% с господдержкой. Разница в разы!

— Какой продукцией выгоднее заниматься?

— На первом месте зерно, на втором — мясо, традиционно это свиноводство и птицеводство, затем идут тепличные овощи. Наиболее длительный период окупаемости по садам и молоку. Кстати, сейчас складывается благоприятная конъюнктура в молочной отрасли, производство становится более привлекательным. Мы это чувствуем по инвесторам, вниманию к отрасли и количеству желающих построить или модернизировать фермы. У нас дефицит производства молока, в отличие от мяса птицы, где мы приближаемся к насыщению внутреннего рынка. Поэтому в этом направлении активно занимаемся открытием внешних рынков сбыта, чтобы продавать излишки продукции за рубеж и не допустить снижения цен.

Об отмене санкций и выходе из ВТО

— Фору АПК дали именно контрсанкции. Не боитесь, что благоприятная ситуация закончится после отмены эмбарго?

— Конечно, переживаю, как руководитель, отвечающий за отрасль. Но в целом отрасль готова к отмене санкций. Главное, продолжать работу над снижением издержек и увеличивать производительность труда, чтобы наши продукты были более конкурентоспособными. Когда санкции снимут, на российский рынок хлынет часть импорта, поэтому мы должны противостоять конкуренции не запретительными мерами, а тем, что наш продукт дешевле и качественнее.

Россияне хотят покупать отечественные продукты: это я знаю по себе и вижу тренды в целом по стране. Приходя в магазин, люди ищут тамбовские, белгородские, алтайские, кубанские продукты.

К сожалению, пока есть направления, такие как производство тепличных овощей, фруктов или молока, где инвестиционный цикл еще не завершен. Здесь нужно аккуратно подходить к открытию рынка. По сырам все еще слабая позиция.

— Вы говорили, что 75% сыров в магазинах — российского производства. Этого недостаточно?

— Доля импортного сыра сократилась в 2,5 раза, с 48% в 2013 году до 20% в 2016 году.

— В идеале сколько должно быть?

— Наша задача — полностью обеспечить себя всеми продуктами питания, кроме тех, которые невозможно производить в нашем климате. Но на это потребуется время. Нужно увеличить производство молока на 5–7 млн т. Овощами и фруктами мы себя еще не обеспечиваем. Надо ежегодно строить не менее 400 га тепличных комплексов, закладывать 15 000 га садов. Пока в стране дефицит отечественных яблок, хотя наблюдается беспрецедентный прирост по закладке садов — 15 000 га садов в год, а раньше было максимум 5000–7000 га.

— Контрсанкции простимулировали такой взрывной рост?

— Здесь несколько факторов. Выросла производительность, производство стало более технологичным, господдержку направили в приоритетные направления. Помогает, конечно, девальвация и санкции.

— Имеет ли смысл лишний раз рисковать и вкладываться в АПК при такой неопределенности с санкциями? Есть же риски, при которых рентабельность спикирует.

— А в каком бизнесе рентабельность у нас выше 20%? В Дании свиноводством занимаются при 3% рентабельности, и это считается нормальным, в некоторые годы она бывает и вовсе нулевой. Кредитные ресурсы у нас, конечно, дорогие, и это сдерживает развитие отрасли, но в этом году появились льготные кредиты по 2–5%. Это серьезный стимул. За последние 10 лет сельское хозяйство сделало серьезный рывок по ряду направлений. Мы впервые за долгие годы практически полностью себя обеспечиваем мясом птицы и свининой за счет роста объемов производства в 2–3 раза. Вспомните, почти 10 лет нам поставляли «ножки Буша» кораблями, мы молились на Америку: торжественно объявляли о приходе корабля в Новороссийск. Это унизительно. Давайте признаем: все экономически развитые страны, страны Латинской Америки, те же Бразилия, Мексика, Аргентина давно накормили себя и зарабатывают на экспорте продовольствия. Они давно работают на рынках Персидского залива и Китая. А нас там нет.

Через 20 лет население Земли будет исчисляться многими миллиардами, спрос на продовольствие будет расти, а посевные площади во многих странах ограничены. А значит, уже сейчас надо вкладывать в отрасль и осваивать зарубежные рынки.

— То есть вы отстаиваете позицию, что надо еще два-три года подержать санкции.

— Для отрасли было бы и 10 лет хорошо. Что еще министр сельского хозяйства может сказать?

— Почему Шувалов говорит о необходимости отмены в этом году?

— У Игоря Ивановича — картина всей экономики. Я выражаю свое мнение. Я понимаю, что на кону страна, ее бюджет, нефтегазовые доходы. Без санкций есть возможность привлекать более дешевые деньги, в том числе для сельского хозяйства. Это огромное преимущество. ВТО ничего не дало для сельского хозяйства.

— Что придется делать с ВТО, когда санкции отменят?

— Надо будет думать. Вот Трамп отменил участие США в Транстихоокеанском торговом соглашении. Почему? Потому что приоритет — это приход денег в страну. Я считаю, что какие-то позиции надо заявлять и пересматривать не стесняясь.

— Следует бороться с ВТО?

— Бороться в лобовую бесполезно. Отдельные позиции, касающиеся нас, надо отстаивать. Торговые войны ведутся прямо или косвенно во всем мире. В Китай, например, нас не пускают по формальному поводу — африканская чума свиней.

О российских производителях и экспорте

— Надо ли нам все производить самим?

— Спорный вопрос. Нам всегда говорили: «Зачем производить то, что у нас не растет, или производить с высокими издержками? Давайте нефть продадим, заработаем валюты, купим на нее окорочков». Так и делали. Это была идеология. Но в итоге потеряли серьезнейший сектор экономики, который, кстати, является локомотивом для смежных отраслей: сельхозпереработки, машиностроения, логистики, торговли. Представьте, какое количество людей работает во всех этих сегментах. В других странах создавались рабочие места, пополнялись бюджеты за счет налогов, а у нас деревня вымирала. Поэтому и не было интереса к сельскому хозяйству, и инвесторы не приходили. А другие страны были этому рады: Россия — огромный рынок сбыта на 150 млн человек. Нам улыбались и продавали.

— То есть в будущем Россия уже не будет таким рынком сбыта сельхозпродукции для других стран?

— Мы нацелены на разворот в аграрной политике государства от импорта к экспорту. Россия может не только торговать нефтью, но и стать ведущей мировой аграрной державой, это открывает большие возможности для экономики в целом. Тем более у России выгодное географическое положение. Есть выход в Европу, Северную Африку и на Ближний Восток через порты Азово-Черноморского бассейна. С Ираном можем торговать по Каспию, особенно перспективными выглядят поставки в рамках Южного транспортного коридора. С его помощью мы можем облегчить торговлю со странами Персидского залива, а также с Индией и Пакистаном. Наш Дальний Восток граничит с Азиатско-Тихоокеанским регионом, и это серьезные перспективы для развития.

— Успехи вашей отрасли были отмечены президентом в послании Федеральному собранию: в 2016 году экспорт АПК превысил экспорт оружия. Какие планы на среднесрочную перспективу?

— В 2016 году экспорт составил $17 млрд. Планировать объемы экспорта затруднительно с учетом конъюнктуры мировых рынков, колебаний валютных курсов. К 2020 году ожидаем рост экспорта до $25 млрд в год. Мы вполне можем стать нетто-экспортером продовольствия.

— То есть Россия возвращает себе нишу влиятельного мирового производителя?

— Мы возвращаем то, что нам принадлежит по праву, — полку с российскими продуктами. Что касается мировой торговли, то 10 лет назад доля России на рынке зерна составляла меньше 1%, а сейчас Россия занимает уже 10% мирового рынка. Мы лидеры по экспорту пшеницы. За год почти на треть увеличили экспорт растительных масел. Вышли на первое место в мире по производству свекловичного сахара, опередив по этому показателю Францию, США, Германию.

— Как привлечь длинные деньги в сельское хозяйство, если из-за риска отмены контрсанкций горизонт планирования очень короткий?

— Это не главный аргумент для инвестора, есть рынки сбыта, господдержка. Основной приток инвестиций в отрасль начался задолго до санкций, еще в 2006 году, когда заработал национальный проект по поддержке АПК. У нас сегодня уникальные условия по финансовой поддержке. Государство возмещает часть затрат на строительство комплексов. Условно говоря, молочная ферма стоит 1 млрд рублей, 300 млн государство возмещает. Плюс льготные кредиты под 5% годовых. Это дешевые деньги в сравнении с коммерческими ставками на рынке. И это только основные направления поддержки. Все это позволяет зарабатывать и окупать проекты в гораздо более короткие сроки.

О конкуренции и внешних рынках

— Амбициозный план правительства предполагает двукратный рост экспорта, до $30 млрд в 2025 году. За счет чего рывок?

— Да, это амбициозный план. Во-первых, будем наращивать поставки сельхозпродуктов, которые успешно экспортируются, в первую очередь зерновых, растительных масел. Важно расширять географию. Во-вторых, будем экспортировать продукты, которые до сих пор практически не вывозились: мясо, сахар, кондитерские изделия, продукты глубокой переработки зерна, молочные продукты.

— Нас же не пускают ни на какие рынки.

— В числе наших крупнейших торговых партнеров — Китай, Турция и Египет. Китай в прошлом году стал крупнейшим импортером российского продовольствия: закупки составили $1 млрд. Просто раньше мы всерьез не занимались этим вопросом и сейчас делаем первые шаги. Разработали программу поддержки экспорта, осваиваем новые рынки и новые продукты. Растет количество экспортеров, сейчас их число уже приблизилось к двум сотням. Кстати, на мировой рынок выходит и малый бизнес, фермеры. Раньше мы никогда не экспортировали сахар, а в этом сезоне продали почти 100 000 т. Начались первые поставки российской индюшатины в страны Евросоюза: Норвегию, Германию, Нидерланды. Очень перспективная ниша для торговли с исламскими странами Азии и Африки — халяльная продукция. Тем более здесь традиционно хорошие отношения и нет санкций.

— Велика ли конкуренция?

— С мясом тяжело выходить на внешние рынки — конкуренция большая. Мерилом успеха всегда будет качество продукции, ее цена и соответствие стандартам международной торговли. В том же Китае, например, ценится российское производство. У нас нет ГМО, поэтому китайцы все больше смотрят в сторону России. Мы можем взять и ценой, но нам пока сложно конкурировать по банальной причине. Далеко не все предприятия могут выдержать стандарты международной торговли, надо обновлять технологии, оборудование, обеспечивать высокий уровень ветеринарной безопасности.

О передовых технологиях и лыжах

— Как вы оцениваете уровень технологий в сельском хозяйстве?

— Мы, конечно, подтянулись. И лучшая тому иллюстрация — рост производительности: урожайность зерновых за 10 лет выросла в 1,5 раза. Надои молока в сельхозорганизациях непрерывно растут и достигли 5000 кг. Хотя тут еще колоссальные резервы. У нас порядка тысячи предприятий переживают инвестиционный цикл. Они перевооружили и модернизировали производство. Но в целом технологически мы еще отстаем от развитых стран.

— Есть же прогрессивные хозяйства.

— Конечно. «Русагро», «Черкизово», «Мираторг», «Агропромкомплектация» реализовали передовые проекты и не уступают западным аналогам. Почему курорты в Сочи могут конкурировать с западными? Потому что в Европе уже все старенькое, немножко все обветшало. Когда все новое — это совсем другое ощущение. Новые современные отели, канатные дороги, все оборудовано по последнему слову техники.

— Вы катаетесь на лыжах?

— Нечасто, но катаюсь… Нужно всю страну поднять. Нам нужны сотни новых предприятий, и сейчас их надо поддерживать, они поменяют лицо АПК, сделают его современным и конкурентным, а главное, их продукция будет востребована как в России, так и за рубежом. Другие страны десятилетиями инвестировали в АПК.

О конкуренции, Белоруссии и ЕврАзЭС

— Компании просят вашей помощи в освоении новых рынков?

— Конечно, мы должны сопровождать эти проекты и открывать новые рынки сбыта. Это очень большая работа и Россельхознадзора, и бизнеса, и министерства, и правительства в целом.

— Насколько емким для России может быть рынок сбыта в СНГ? Белоруссия нам серьезный конкурент?

— Все страны, производящие сельхозпродукцию, я рассматриваю как наших конкурентов.

— А ЕврАзЭС?

— Я с уважением отношусь к ЕврАзЭС, союз дает много преимуществ, но в части сельского хозяйства Россия — это главный рынок сбыта. Торговый баланс отрицательный по сельхозпродукции: завозим больше, чем продаем. Есть проблемы с изменениями техрегламентов. Допустим, по пальмовому маслу мы хотим, чтобы на этикетке сливочного масла большими буквами было написано: «В составе присутствует заменитель молочного жира». Это хорошо для потребителей. Тем самым будем отбивать желание разбавлять молоко «пальмой». Но мы на протяжении года не можем согласовать новый техрегламент, а раньше мы это могли быстро согласовать внутри страны.

— А нужно ли со всеми считаться? Мы все время возвращаемся к изоляционистской повестке дня, которая преобладает, например, у Трампа и в некоторых странах. Великобритания хочет иметь двусторонние отношения со всеми странами.

— Такая позиция будет набирать популярность. Нам надо отстаивать свои права, когда мы говорим о ВТО. С решительностью нашего президента, я думаю, мы многие позиции решим, отобьем и вернем потерянное. В отношении ЕврАзЭС нужно открыть глаза. Все нам пытаются что-то продать, потому что у нас самый большой рынок сбыта и высокая покупательская способность. А мы свой рынок делим: сами не можем принимать решения, надо со всеми согласовать. А у каждого свои интересы. Мы начинаем размениваться, делать уступки. А зачем это нужно? Мы теряем позиции по большому счету. Сельское хозяйство нужно защищать. И, наверное, следует жестче прописать некоторые правила.

О зависимости от зарубежных рынков

— Наше сельское хозяйство сильно зависит от зарубежных рынков, что повышает уязвимость отрасли.

— Это касается биржевых товаров, в первую очередь зерна. Мы часть мировой экономики. Да и технологическое развитие сельского хозяйства пока опирается на достижения зарубежной науки. По целому ряду позиций доля импортных семян составляет от 20% до 80%. В животноводстве с каждым годом импорт племенной продукции сокращается, но здесь тоже нужна серьезная работа.

— Зависимость от импортного оборудования велика?

— Сельское хозяйство — это локомотив для импортозамещения в смежных отраслях. Сейчас мы покупаем импортное оборудование, миллиарды тратим. Вот стали военно-промышленный комплекс возрождать, сколько появилось рабочих мест, энтузиастов, наука заработала, заводы стали восстанавливаться. Разве это плохо? И сельское хозяйство тоже дает огромный стимул для развития.

— Видите ли вы сейчас интерес среди иностранных инвесторов к российскому сельскому хозяйству?

— Несомненно. Иностранные компании, которые приходят на российский рынок и инвестируют в сельское хозяйство, регистрируют предприятия на территории России и работают на обычных условиях. Мы таким проектам оказываем поддержку. Господдержка оказывается порядка 30 проектам с участием иностранного капитала с общей суммой кредитов 37 млрд рублей.

— Китайские инвесторы на одном из форумов жаловались, что не могут получить землю на территориях с хорошим климатом, например в Краснодарском крае.

— Это вопрос цены. У нас рыночная система, если инвестор готов платить адекватные деньги, он всегда найдет нужные земельные ресурсы. К тому же у нас сохраняется значительный объем земли, которую необходимо вернуть в оборот, — порядка 10 млн га брошенных земель. Они были задействованы в советское время, потом заросли, превратились в болота.

О спорах с Минфином и поддержке президента

— Вы часто спорите с Минфином, который ратует за снижение господдержки. На 2017 год удалось отстоять расходы?

— В этом году объемы поддержки остались на уровне 2016 года. При этом из Резервного фонда правительства будет выделено дополнительно 13,7 млрд рублей на приобретение новой сельхозтехники. Но этого недостаточно. Надеюсь, что при корректировке бюджета будут выделены дополнительные средства, в первую очередь на новый механизм льготного кредитования. Это очень эффективный инструмент, он пользуется большим спросом.

— Кто вам помогает отстаивать вашу позицию?

— Президент и премьер. Они за сельское хозяйство.

— В сельском хозяйстве много форс-мажорных рисков, связанных с погодой. От них же невозможно защититься.

— Снизить их могут только технологии, развитие мелиорации, использование качественных семян. Во всем мире развита система страховой защиты. Потенциал для роста сельхозстрахования в России просто огромен.

— Вы прогнозировали хороший урожай по зерну в этом году. На чем основаны прогнозы?

— В этом году зима была хорошая, приличный снежный покров даже на юге, более 96% посевов озимых культур в хорошем состоянии, поэтому и прогнозы на предстоящий урожай оптимистичные. Хотя давать оценки рано, мы не знаем, что будет происходить весной, будут ли дожди. Весенние морозы часто случаются. Непрогнозируемых факторов много.

О чипировании животных

— Ваше предложение по чипированию животных критикуют многие.

— Идея чиповать животных была одобрена правительством еще в 2012 году. Это распространенная мировая практика. Она позволяет следить за здоровьем стада, предупреждать эпидемии. Когда от вируса погибают тысячи животных, это удар по экономике, люди лишаются работы, уничтожается все, что было создано таким трудом.

К тому же это возвращает нас к вопросу развития экспорта, соответствия международным стандартам. Китай является заветной мечтой для российских производителей мяса, а там высокие требования по ветеринарной безопасности и многоступенчатая система допуска. Китай еще 10 лет назад установил ограничения по африканской чуме свиней , в России этот вирус — настоящий бич для производителей свинины. В 2016 году мы потеряли от него более 1,5 млрд рублей — в 16 раз больше, чем в 2015 году, погибло полмиллиона голов скота.

У нас в стране поголовье свиней достигло 22 млн, в Китае — порядка 700 млн. Представляете, какая плотность животных, и, если грянет любой вирус, там все сгорит. Это страшно. Поэтому они оберегают свой рынок, и мы тоже должны повышать безопасность производства, предупреждать распространение болезней.

— Домашних животных тоже следует снабдить чипами?

— Кошки и собаки чипируются уже давно. Это регистрация и учет истории животного: его прививок, заболеваний, родословной. Многие так находят потерявшихся питомцев, меньше заморочек с перевозкой. Вся необходимая информация уже записана в базе.

О вине и еде

— Где нужно есть в Москве и что следует пить? Вы, министр сельского хозяйства, наверняка должны знать.

— (Пауза. Задумался) Все зависит от настроения и компании. Недавно был в Erwin. Вкусная еда. Вообще с удовольствием отмечаю, что в ресторанах продукты в большинстве своем отечественного производства. Это здорово. Помню, меня друзья спрашивали: «Как мы будем жить без стейка?» Прошло два года, и мы уже забыли, что такое новозеландский и аргентинский стейк, а наш стейк не хуже. Раньше рестораны закупали продукты за валюту, потому и на выходе блюда были дороже. Сейчас этот сегмент «приземляется», и рестораны Новикова в том числе.

— Вы любите вино?

— Да. У меня даже есть коллекция вин. Я собираю ее около 15 лет. Все время дарят на день рождения… Вино — это уникальная вещь. Когда пьешь вино, которому 20-30 лет, в его вкусе отражается все — и труд человека, и количество солнечных дней, осадков, состав почвы, и удачный или неудачный год.

— Сейчас мода на российские вина и на приемах в Кремле?

— И это правильно. Во всем мире национальные вина — это предмет гордости и бренд страны. Еще работая в Краснодарском крае, я много говорил о том, что надо переходить на отечественные продукты. Попробуйте в Италии зайти в хороший ресторан и заказать бутылку французского. На вас странно посмотрят.

— Виноделы сейчас выступают за снятие запрета на рекламу вина, но есть много противников.

— В большинстве европейских стран реклама вина разрешена, его потребление — часть гастрономической культуры. Статистика показывает, что уровень алкоголизма ниже в странах, где пьют преимущественно некрепкие алкогольные напитки. Вы кушаете и запиваете маленькими глотками вина, наслаждаясь вкусом напитка. А водку выпивают и начинают заедать, чтобы забыть этот ужас.

— А что вы едите?

— Я ем самые обычные продукты...

— Капусту?

— Соленую капусту ем с удовольствием (смеется). Кризис что еще сделал? Появились среднего уровня кафе, рестораны стали заполняться качественной едой отечественного производства: это и мясо, и овощи, и всевозможная выпечка, хлеб. Вино опять же.

Россия > Агропром > forbes.ru, 19 апреля 2017 > № 2145231 Александр Ткачев


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 7 апреля 2017 > № 2134976 Дмитрий Медведев, Александр Ткачев

Расширенная коллегия Министерства сельского хозяйства.

Об основных результатах деятельности Минсельхоза в 2016 году и задачах на 2017 год.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Я впервые участвую в заседании коллегии вашего министерства. Руководство Правительства министерство посещениями в этом плане не баловало. Для чего я это сделал? Хочу прямо сказать: для того чтобы лишний раз подчеркнуть внимание к сельскому хозяйству со стороны государства.

Аграрный сектор у нас действительно очень стабильно развивается. Можно прямо сказать, хорошо развивается. Только в прошлом году рост производства сельхозпродукции составил более 4%.

У нас есть все возможности, чтобы не только сохранить, но и увеличить набранные темпы роста. Сельское хозяйство за последние годы продемонстрировало очень хорошее развитие и, что скрывать, получило беспрецедентные объёмы государственной поддержки, которые никогда в современной истории Российской Федерации аграрному сектору не оказывались. Только в 2016 году на реализацию госпрограммы мы направили 223 млрд рублей. Средства немаленькие. От каждого вложенного рубля мы, конечно, ждём результатов. В чём эти результаты? Это богатый выбор качественных и разумных по цене продуктов, высокие доходы от экспортных поставок, что тоже очень важно, и третье направление – человеческое: важно, чтобы люди на селе жили не хуже, чем в городе.

Мы реально способны достичь этих целей, так как уже добились за последнее время превращения очень сложной, как раньше было принято говорить, убыточной отрасли в перспективную. Посещение новых объектов, предприятий всегда доставляет мне и моим коллегам особое удовольствие. Совсем недавно мы вместе посещали предприятие «Тамбовский бекон». Просто привожу его как пример вложения новых инвестиций, которых в аграрном секторе в настоящий момент много, причём это крупные инвестиции. Развитие происходит и в фермерских хозяйствах, и по другим направлениям.

Чуть подробнее об итогах года. Мы заметно продвинулись в реализации каждой из основных целей госпрограммы развития сельского хозяйства. Во-первых, мы укрепили продовольственную безопасность нашей страны за последнее время, причём очень существенно. Обеспечиваем себя и зерном, и картофелем, и сахаром, и растительным маслом, и мясом. Это пять из восьми показателей Доктрины продовольственной безопасности. По итогам прошлого года эта обеспеченность стала ещё выше. Цифры приводить не буду, Александр Николаевич (А.Ткачёв), наверное, ещё скажет. Но это уже очень часто существенно выше, чем те позиции, которые зафиксированы в Доктрине продовольственной безопасности. Конечно, это произошло в том числе за счёт рекордных урожаев зерновых, кукурузы, сои, подсолнечника, сахарной свёклы.

Заметно выросло производство овощей и фруктов. Есть положительная динамика по производству мяса, причём она в ряде случаев весьма положительная, хотя в основном за счёт производства мяса птицы и свинины.

Что касается оставшихся трёх показателей доктрины, то здесь тоже есть движение вперёд. Почти достигнуто пороговое значение по рыбе. Мы увеличили производство соли. По молоку пока ситуация менее благоприятная, мы остаёмся на уровне 2015 года.

По большинству показателей Доктрина продовольственной безопасности выполнена. Именно поэтому в прошлом году шла активная работа над её корректировкой. Когда я встречался с руководителями и хозяевами аграрных предприятий в Тамбове, говорили о корректировке этой программы, чтобы она была более современной, ориентированной и на внутренние цели, и на потребности экспорта. Есть предложения добавить несколько новых целевых показателей. Речь идёт о введении показателей по производству овощей и бахчевых культур, фруктов и ягод. Документ пока в стадии проработки. Надо всё просчитать, чтобы окончательно понять, в каком виде его утверждать.

Считаю, что мы набрали очень приличный темп по импортозамещению на продовольственном рынке. Сегодня мы не только себя кормим, но и экспорт увеличиваем, учимся на этом зарабатывать. Напомню, что в прошлом году выручили порядка 17 млрд долларов.

Ещё одну вещь хочу сказать. Ограничения по ввозу импортной продукции, сырья и продовольствия в Россию сохраняются, так что мы работаем абсолютно спокойно. Наши партнёры не прилагают никаких усилий для того, чтобы мы свою позицию поменяли. Давайте не будем их разочаровывать, нам от этого только лучше.

Также вполне успешно развиваем сотрудничество с Евразийским союзом. Эти вопросы мы недавно в Бишкеке обсуждали. Это огромный рынок, где мы можем присутствовать. И их продукты, продовольствие на нашем рынке появляются. Так что наш общий рынок будем развивать.

Во-вторых, мы стараемся сделать наше сельское хозяйство более конкурентоспособным – и за рубежом, и на внутреннем рынке. Один из наиболее эффективных путей в этом направлении – развитие малого и среднего агробизнеса, тем более что значительная часть российской сельхозпродукции производится в фермерских хозяйствах, в личных хозяйствах. Однако большинство из них, конечно, работает на технике, которую давно пора обновить, работает по старым технологиям. Хозяйства страдают от нехватки средств. Поэтому в госпрограмму включены и меры по поддержке малых форм хозяйствования. В прошлом году на эти цели направлялось более 10 млрд рублей. Действует система поддержки, причём суммы грантов постоянно увеличиваются. Для начинающих фермеров в 2016 году средний размер гранта, напомню, вырос более чем на 10%. Гранты для владельцев семейных животноводческих ферм увеличились в среднем на 20%.

Эта система поддержки позволила обновить свою материально-техническую базу 164 сельскохозяйственным потребительским кооперативам. Мы им будем помогать и дальше. По итогам форума в Сочи я дал поручение проработать вопрос о программе поддержки сельскохозяйственной и потребительской кооперации.

И конечно, всем, кто работает на земле, всегда нужна сама земля – основное средство производства. За последние пять лет фермеры оформили в собственность более полумиллиона гектаров, точнее 663 тыс. Спрос на участки, пригодные для сельского хозяйства, сохраняется. Поэтому в прошлом году был принят закон, который упрощает возврат земель сельхозназначения в оборот.

В-третьих, мы работаем для того, чтобы упростить аграриям доступ к деньгам, чтобы можно было и взять короткий кредит на сезонные работы, и сделать долгосрочные инвестиции, обновить технику, естественно, приобретать горючее. Всё это не должно быть проблемой для тех, кто работает на земле. Для этого мы субсидируем краткосрочные и инвестиционные кредиты. Мы частично компенсируем расходы на модернизацию объектов АПК, мы помогали и помогаем с уплатой страховой премии. Всего в регионы из федерального бюджета на эти цели поступило более 150 млрд рублей.

В прошлом году наши сельхозпроизводители взяли кредитов на 1,5 трлн рублей. Это практически на треть больше, чем в 2015 году. В основном это краткосрочные кредиты на пополнение оборотных средств. Но есть потребность и в более долгосрочных вложениях. В прошлом году в отрасли отмечен рост инвестиций на 10% по сравнению с предыдущим годом. По ряду направлений субсидирования мы видим неплохой результат. Если взять обновление сельхозтехники, её производство в нашей стране выросло более чем в полтора раза (это совместный результат Минсельхоза и Минпрома) – на 58%. Аграрии стали покупать наши машины, причём делают это осознанно. Не только чтобы своим, что называется, помочь, а потому, что эти машины реально стали высокого уровня. Правда, и это надо признать, ещё много техники находится в эксплуатации более 10 лет. Её нужно менять. Поэтому поддержка сельхозмашиностроению будет оказана и в этом году, а стало быть, техника будет более доступной.

И в-четвёртых, все меры, о которых я говорил, не только развивают агропромышленный комплекс, но и меняют, самое главное, жизнь людей, которые работают на селе. Достаточно эффективно продолжает действовать программа, которая обеспечивает устойчивое развитие сельских территорий. Чтобы люди не уезжали из сельской местности, мы строим и приобретаем жильё. Эта программа продолжается уже достаточно долго, она рассчитана на период до 2020 года. В прошлом году более полумиллиона квадратных метров было построено – 609 тыс. Среди тех, кто въехал в новые дома, более двух третей – это молодые специалисты, что, конечно, особенно ценно для села.

Но одного жилья мало, это очевидно. Нужно продолжить работу, которую мы последние 10–11 лет ведём, по газификации сельскохозяйственных территорий, и в этом смысле добились многого. Но эта работа должна быть продолжена. Строим водопроводы, строим дороги. В прошлом году на селе появилось около 500 км новых автодорог. Хотя темпы могут быть больше. Всё зависит от финансирования.

И конечно, строим школы. Здесь отдельная программа, и эта программа касается не только города, но и в значительной мере сельских территорий. Строим спортплощадки (отдельное направление), ремонтируем дома культуры, строим новые дома культуры (новая программа по линии Минкульта принята), открываем фельдшерско-акушерские пункты.

Нужно сделать всё, чтобы создать на селе нормальные условия жизни, поэтому развитие сельских территорий должно быть для нас в приоритете.

Коллеги, я неделю назад утвердил новую редакцию государственной программы. Особое внимание в ней уделяется таким направлениям, как техническая и технологическая модернизация отрасли, стимулирование инвестиций в агропромышленный комплекс.

Чтобы нашу сельхозпродукцию лучше покупали за рубежом, она должна соответствовать стандартам качества. Решать эту задачу, как и в целом задачу продвижения на внешние рынки, мы будем в рамках реализации приоритетного проекта по увеличению экспорта продукции агропромышленного комплекса.

Мы изменили правила предоставления субсидий, сделали их более гибкими. Ввели с 2017 года так называемую единую, или, как иногда говорят, консолидированную, субсидию. Теперь регионы сами должны решать, какие направления сельского хозяйства они будут поддерживать.

И вот ещё что хотел сказать. Появились комментарии о каких-то будущих урезаниях денег на программу развития сельского хозяйства. Что хотел бы заметить? Опубликованные цифры, которые в программе есть, на период 2018–2020 годов, по сути, носят ориентировочный характер и, скажем прямо, в значительной мере направлены на балансировку бюджета. Мы и раньше утверждали цифры меньшие, а доводили больше, как в этом году, как в прошлом году, как в позапрошлом году. Я лично принимал решение о сохранении финансирования сельского хозяйства на 2017 год практически в прежних объёмах. Тем более мы по ряду позиций к этому вопросу ещё вернёмся. По сути, это наша защищённая статья. Так будем делать и впредь, на период 2018–2020 годов. Хочу, чтобы вы от меня это услышали.

Уверен, что и по итогам 2017 года наше сельское хозяйство покажет движение по всем направлениям, наши труженики села покажут самые высокие результаты.

А.Ткачёв: Сегодня Председатель Правительства впервые принимает участие в работе нашей коллегии. У нас есть уникальная возможность выразить благодарность за поддержку, которую Правительство оказывает аграриям, несмотря на общее сокращение расходов федерального бюджета.

В результате по многим позициям мы достигли рекордных показателей. В растениеводстве рост составил почти 8%, собран рекордный урожай зерновых – свыше 120 млн т. Россия вернула себе статус ведущей зерновой державы, стала мировым лидером по экспорту пшеницы.

За счёт ввода новых, современных теплиц сбор тепличных овощей увеличился на 15%. Выросли площади закладки новых садов и виноградников. Сохранился рост в производстве животноводческой продукции, во многом за счёт успехов в свиноводстве и птицеводстве. Рост также наблюдается в пищевой и перерабатывающей промышленности, которая занимает одно из ведущих мест в структуре промышленного производства России с долей 15% и объединяет более 30 самостоятельных отраслей. Многие из них, например масложировая, сахарная, кондитерская, мясоперерабатывающая, демонстрируют серьёзный экспортный потенциал.

Сегодня в соответствии с Доктриной продовольственной безопасности Россия не только полностью закрывает потребности внутреннего рынка по ряду направлений, но и активно поставляет свою продукцию на внешние рынки. Важный показатель, где пока не удаётся увеличить долю отечественной продукции, – молоко. По итогам года обеспеченность на уровне 82%. Доктрина предполагает 85% и выше. Важно продолжить стимулировать производство молока и говядины, тепличных овощей, а также закладку новых садов, поскольку здесь мы всё ещё зависим от импорта.

Благодаря поддержке Правительством этих приоритетных точек роста инвесторы всё чаще проявляют интерес к молочному и мясному скотоводству, овощеводству и садоводству, несмотря на длительный срок окупаемости вложений. По итогам прошлого года сохранился рост инвестиционной активности: на один рубль господдержки привлекалось до семи рублей инвестиций. Это говорит о том, что экономические рычаги, стимулирующие развитие отрасли, работают эффективно.

Мы также фиксируем существенный рост кредитования отрасли. Дмитрий Анатольевич привёл цифры по объёму выданных кредитов. Отмечу, что у Россельхозбанка как основного института развития отрасли темпы ещё выше. Объёмы кредитования банком сельского хозяйства выросли в 1,6 раза – до 1 трлн рублей, в том числе выдано в 1,5 раза больше инвестиционных кредитов (на сумму 261 млрд рублей) и на треть больше кредитов на сезонные полевые работы (260 млрд рублей). На втором месте по активности – Сбербанк. Он тоже достаточно активно работает на рынке и осваивает новые горизонты. Мы бы хотели, чтобы эти два фундаментальных, основополагающих банка ещё активнее работали в сельхозсекторе.

Рост инвестиционной активности позволяет обновлять и создавать новые мощности, что повышает производительность труда и создаёт на селе новые рабочие места. Растёт заработная плата в сельском хозяйстве – плюс 12% по итогам года (в среднем по стране – до 24 тыс. рублей).

Господдержка позволяет сохранять на приемлемом уровне рентабельность производства. Растёт число прибыльных хозяйств. Уже практически в каждом субъекте Федерации число прибыльных, вышедших из банкротства и состоявшихся предприятий превышает 80%, хотя пять лет назад цифры были 50–60%. То есть серьёзные, позитивные перемены.

Наиболее динамично развивающимся сектором аграрной экономики остаются фермерские хозяйства. Рост производства превысил 14% в 2016 году. Для сравнения: в сельхозорганизациях рост составил 8%. Да, база была ниже, и, конечно, рост более выразительный, тем не менее с каждым годом вклад фермеров в общий каравай стабильно растёт. На сегодняшний день на их долю приходится более 12% от общего объёма сельхозпроизводства.

Крупные комплексы являются локомотивом развития сельских территорий, поскольку там, где они создаются, проводятся дороги, свет, газ и другая инфраструктура. Но наряду с ними фермеры могут стать средним классом на селе и фундаментом отрасли. Именно поэтому поддержка фермеров является приоритетным направлением работы министерства, и в новом механизме льготного кредитования мы зафиксировали 20-процентную квоту для малых форм хозяйствования.

Второй год реализуются меры по поддержке кооперации на селе. В 2016 году Правительство удвоило объёмы финансирования по этому направлению, что позволило в два раза увеличить число кооперативов, получивших грантовую поддержку. Благодаря такой поддержке государства кооперативное движение постоянно расширяется.

По итогам сельскохозяйственной переписи, проведённой в 2016 году, за последние 10 лет площадь земель, используемых фермерами, выросла более чем на 40%.

Чтобы стимулировать целевое использование сельхозземель, в прошлом году был принят федеральный закон, который усовершенствовал процедуру изъятия земель. И мы сразу увидели позитивную динамику. По итогам года Россельхознадзор передал материалы для запуска процедуры изъятия земель у недобросовестных собственников на площади 34 тыс. га – это в два раза больше, чем в 2015 году. Суды приняли решения об изъятии 10 тыс. га таких земель – это в четыре раза больше, чем годом ранее. В то же время это только начало пути.

Прошу регионы активизировать работу по вовлечению в оборот пустующих земель. Потенциал здесь неисчерпаемый. Мы можем вернуть в оборот до 10 млн га сельхозземель, а значит, получить больший урожай, в том числе кормовых культур и овощей.

Со своей стороны мы продолжим работу над совершенствованием земельного законодательства, чтобы максимально учесть интересы аграриев и передать землю в руки эффективных собственников.

Не менее важным фактором увеличения объёмов производства является повышение урожайности за счёт мелиорации. Долгие годы мелиоративные системы недофинансировались. На сегодняшний день доля мелиорированных земель в России достигает 6% от площади пашни. Для сравнения: в Соединённых Штатах Америки – 40%, в Китае – 55%, в Германии – 45%. В этом году впервые за всю историю финансирование программы развития мелиорации сельхозземель увеличено в 1,5 раза. Это позволит ввести в эксплуатацию дополнительно почти 100 тыс. га мелиорируемых земель.

Регионы активно включились в реализацию программы. В засушливых территориях – Республике Крым, Волгоградской, Саратовской областях, Ставропольском крае, Калмыкии и ряде других – за счёт полива урожайность возрастает в два раза по зерновым, кукурузе, масличным, а также овощам.

Для Центрального Нечерноземья, где земли заболочены, мы предусмотрели поддержку на внесение мелиорантов, понижающих кислотность почв. Специалисты считают Нечерноземье зоной гарантированного урожая даже в самые засушливые годы. Наша задача – за счёт раскисления почв и внесения минеральных удобрений сделать эти земли плодородными. Это наш резерв.

Ещё одним направлением нашей работы является развитие отечественной селекции и генетики. Здесь мы активно взаимодействуем с Федеральным агентством научных организаций, в том числе в рамках исполнения указа Президента России.

В животноводстве ситуация несколько лучше, чем в растениеводстве, где высока зависимость от импортных семян. Напомню, что доля импортных семян сахарной свёклы – 80%, семян кукурузы – 44%, семян подсолнечника – 53%. По семенам овощей и картофеля эта зависимость достигает 50%. Племенное поголовье свиней и мясного скота имеется в необходимом количестве для нормального развития.

В молочном скотоводстве мы продолжаем закупать за рубежом порядка трети от общего объёма племенного молодняка. Но тенденции позитивные. За последние четыре года импорт молочного скота сократился на 40%.

В птицеводстве зависимость от импортного племенного материала достигает 80–90%. Ежегодно мы закупаем 7 млн суточных цыплят и 830 млн инкубационных яиц. Перед селекционерами стоит задача создания отечественных пород высокопродуктивной птицы. Для стимулирования работы в этом направлении мы субсидируем строительство селекционных центров. Первые 10 селекционно-семеноводческих центров и 4 селекционно-генетических центра уже получили поддержку. Это позволит к 2020 году снизить поставки импортных семян почти в два раза: семян сахарной свёклы – до 50%, кукурузы и подсолнечника – до 30% и картофеля – до 40%. К 2020 году мы планируем полностью обеспечить потребности внутреннего рынка в молочном скоте, а к 2025 году снизить долю использования импортного племенного материала в птицеводстве до 60%.

За производственными показателями важно не забывать и о социальной составляющей. Важнейшим является вопрос подготовки кадров. Сегодня у аграриев появилась возможность использовать новейшие технические достижения, такие как роботизированные теплицы и фермы, беспилотники и многое другое. Поэтому перед аграрным образованием стоит задача подготовки специалистов, способных работать в новом, высокотехнологичном сельском хозяйстве. В этом году мы планируем представить на обсуждение проект программы кадрового обеспечения отрасли.

Повышать условия жизни на селе призвана программа устойчивого развития сельских территорий. На её реализацию в прошлом году было направлено почти 13 млрд рублей. В текущем году на эти цели предусмотрено 15 млрд. В полтора раза увеличено финансирование строительства дорог в сельской местности.

Несколько слов о рыбном хозяйстве. На сегодняшний день мы отмечаем рекордные показатели не только в сельском хозяйстве, но и в рыбохозяйственном комплексе, который является неотъемлемой составляющей продовольственной безопасности нашей страны. Вылов рыбы и других водных биоресурсов в 2016 году вырос на 6% и достиг почти 5 млн т. Импорт рыбной продукции в Россию снизился на 10%. Экспорт рыбы, напротив, вырос на 10%. В отрасль приходят инвестиции, растёт рентабельность и число прибыльных организаций. Растут также зарплаты работников отрасли. Итоги прошедшего года мы подробно обсудили на коллегии Росрыболовства 30 марта.

Немало сделано и в нормативно-правовом регулировании рыбной отрасли. Внесены изменения в отношении развития прибрежного рыболовства, обновления рыбопромыслового флота и развития рыбопереработки и аквакультуры. Мы предлагаем также распространить льготное кредитование по ставке не более 5% на аквакультуру. Речь идёт о краткосрочных кредитах на приобретение кормов и посадочного материала. В этом году важно оперативно запустить новый механизм распределения инвестиционных квот и своевременно провести отбор заявок. Это масштабное преобразование для отрасли.

Говоря об итогах работы в 2016 году, по ряду направлений я озвучил планы и задачи на 2017 год. Хочу подчеркнуть, что наша главная цель – сохранить позитивную динамику, которую отрасль демонстрирует все последние годы, повысить конкурентоспособность отечественной продукции. Это важно, как в случае снятия санкций, так и для освоения внешних рынков. Российский АПК переживает трансформацию: если раньше мы говорили об импортозамещении, то теперь настало время делать упор на увеличение экспорта. По итогам года объём продовольственного импорта снизился на 6% – до 25 млрд долларов, тогда как экспорт вырос на 5% – до 17 млрд долларов. Импорт в нашу страну по-прежнему достаточно высок – 25 млрд долларов. Но пять лет назад это была цифра за 40 млрд. Мы неуклонно снижаемся. Тем не менее мы должны активно заниматься экспортом.

Удалось сократить поставки импортной мясной продукции, овощей и картофеля, обеспечить рост экспортных поставок свинины, мяса птицы, пшеницы, кукурузы, растительных масел, сахара. Перед нами стоит ряд задач по дальнейшему продвижению продовольственного экспорта. Это работа и для Россельхознадзора – по снятию барьеров на пути российской продукции, и для министерства – по поддержке в её продвижении, в том числе на зарубежных выставках. И самим аграриям потребуется перестроить свои бизнес-процессы, для того чтобы соответствовать требованиям мирового рынка. Конечно, надо всем вместе решить главную задачу – победить АЧС (африканская чума свиней), потому что потери, которые мы сегодня имеем по стране, невероятно высоки. За 10 лет мы потеряли порядка миллиона поголовья свиней. Убытки исчисляются десятками миллиардов рублей. Конечно, это недопустимо. Об этом мы подробно говорили в Тамбове на встрече с животноводами.

Для повышения конкурентоспособности отрасли мы совершенствуем меры господдержки. По поручению Правительства с 1 января консолидированы меры господдержки. Теперь регионы могут сами оперативно распределять средства и направлять их в региональные точки роста.

В 2017 году на мероприятия в рамках единой субсидии предусмотрено 36 млрд рублей. Дефицит средств на 2017 год не позволил учесть дополнительную потребность в средствах на закладку садов и поддержку фермеров для сохранения набранных темпов. А эти меры поддержки пользуются повышенным спросом в регионах. В очереди на получение грантов стоят порядка 7 тыс. фермерских хозяйств и сотни кооперативов. Дополнительная потребность на гранты малым формам составляет более 12 млрд рублей, если мы хотим удовлетворить весь спрос.

Дмитрий Анатольевич, знаю, что Вы всегда поддерживаете село не на словах, а на деле. Вы говорили, что при увеличении доходной части бюджета – в течение года или во второй части – эти доходы могут быть выделены как дополнительные, чтобы поддержать аграрный сектор. В случае корректировки бюджета в 2017 году просим предусмотреть возможность выделения дополнительных 10 млрд на единую субсидию, для того чтобы регионы могли по позициям, о которых я говорил выше, чётко выполнять свои обязанности.

В этом году заработало льготное кредитование по ставке не более 5%. Упростились и условия для заёмщиков. В программе участвует более 25 банков. Сейчас рассматриваем возможность снижения требований к размеру уставного капитала банка с 20 млрд до 10 млрд рублей, что расширит круг ещё на 30 аккредитованных банков. Конкуренция среди банков привела к снижению ставки до 2–3%, не выше 5%. Это стало возможным благодаря этим подходам.

Регионы самостоятельно определяют объёмы кредитования по приоритетным направлениям и могут перераспределять средства между отраслями.

Конечно, есть ещё определённые нарекания, как и всегда бывает с нововведениями. Их необходимо в течение года устранить. Но уже понятно, что новая модель – это существенный шаг вперёд.

Чтобы расширить число получателей льготных кредитов, мы предлагаем регионам не только определять лимит по направлениям, но и устанавливать на уровне региона максимальный размер кредита на одно предприятие. Такое ограничение верхней границы позволит снизить объём льготного кредитования на одно предприятие и предоставить субсидии большему количеству заёмщиков.

Льготные кредиты оказались настолько востребованными, что предусмотренные средства уже практически полностью освоены. Чтобы обеспечить краткосрочными кредитами осенние полевые работы, вторую часть года, чтобы провести удачно и своевременно уборочную кампанию, нам необходимо в том числе, если будут дополнительные доходы, 9 млрд рублей. Именно для коротких льготных кредитов и, о чём мы говорили, для инвестиционных кредитов, для наших инвестпроектов, которых мы закладываем уже в этом году десятки, а может быть, по окончании года мы перейдём на сотни – во всех отраслях: это глубокая переработка, это новые технологии, это новые предприятия, которые будут украшать нашу страну и, естественно, создавать новый, конкурентоспособный продукт. Понятно, что 6 млрд, которые сегодня есть, все расходованы. Хотелось бы, чтобы все заявки на инвесткредиты были удовлетворены именно по ставке 5%. И на это нужно ни много ни мало тоже дополнительно порядка 10 млрд рублей.

Дефицит средств повлечёт за собой отказ инвесторов от реализации новых аграрных проектов в текущем году. А с учётом инерции отрасли в 2019–2020 годах мы можем столкнуться с сокращением производства.

И последнее направление, которое я хотел бы сегодня затронуть, – техническое перевооружение. В последние годы Правительство оказывает беспрецедентную поддержку сельхозмашиностроению. Именно на Кировском заводе в Санкт-Петербурге Дмитрий Анатольевич принял такое политическое решение. Уже практически бюджет был свёрстан, и мы получили 10 млрд. И конечно, невероятный эффект, мы с Денисом Валентиновичем Мантуровым даже не предполагали, что настолько активно могут заработать заводы, настолько наша продукция будет конкурентоспособной и селяне по-настоящему обратят внимание на наше российское сельхозмашиностроение. Скажу честно, казалось, что его уже нет, что оно разрушено и никогда не поднимется. Вы уже говорили об этом: мы приобрели за один год 17 тыс. единиц новой отечественной техники – это в два раза больше, чем годом ранее. Однако темпы выбытия сельхозмашин (Вы тоже об этом сказали), конечно, выше.

Например, за последние четыре года парк техники сократился на 25 тыс. тракторов, то есть выбыло 75 тыс. тракторов, а купили новых 50 тыс. То же с зерноуборочными комбайнами – выбыло 30 тыс., а приобрели 22 тыс. Тем не менее, если мы будем наращивать и объём поддержки, и чёткую синхронную работу сельхозпроизводителей и заводов, мы выйдем в ноль и дальше уже будем, наверное, прибавлять.

Чтобы ускорить техническое перевооружение, необходимо увеличить темпы приобретения техники в лизинг. Этот инструмент пользуется популярностью у малого бизнеса. 89% в структуре поставок «Росагролизинга» приходится на фермеров. Потребности аграриев в услугах «Росагролизинга» в два раза превышают возможности компании. На очередном съезде фермеров, который был в феврале, фермеры активно озвучивали предложения по увеличению объёмов финансирования лизинга. Минсельхоз считает целесообразным докапитализировать «Росагролизинг» от 5 до 7 млрд рублей в случае появления дополнительных доходов бюджета. Это серьёзные инструменты для сельхозтоваропроизводителей (тем более без залоговой схемы), они пользуются большой популярностью у наших селян – и у больших, и у малых форм.

Таким образом, суммируя четыре названных направления, общий объём поддержки сельского хозяйства необходимо увеличить дополнительно на 36 млрд рублей.

Дмитрий Анатольевич, аграрии благодарны Вам за всё то, что уже сделано для отрасли. Понимаем, что ситуация с финансами сейчас непростая. И понимаем, что это возможно только из дополнительных доходов бюджета, если всё в стране будет нормально – и политическая, и экономическая стабильность, экономический рост.

С Минфином у нас выстроились конструктивные отношения, и я знаю, что Вы разделяете позицию о приоритетной поддержке сельского хозяйства и знаете, как нужны сейчас эти средства на развитие реального сектора.

Cегодня мы за счёт тех инструментов поддержки, которые предусмотрены Правительством, запустили десятки важнейших инвестпроектов в АПК. Если мы действительно хотим стать ведущей аграрной державой, нельзя останавливаться на достигнутом, надо двигаться вперёд. Дополнительная поддержка позволит успешно провести уборочную кампанию, увеличить число реализованных инвестпроектов, а также ускорить перевооружение наших аграриев мощной, современной сельхозтехникой. К 2020 году это даст возможность существенно повысить производство мяса, молока, овощей и фруктов, а также увеличить на 25% количество высокопроизводительных рабочих мест по стране и на 20% поднять налоговые поступления в региональные бюджеты.

Д.Медведев: Александр Николаевич озвучил планы. Действительно, они выдающиеся. Некоторые предложения и просьбы тоже озвучил.

Могу лишь ещё раз констатировать, что сельское хозяйство действительно является нашей приоритетной отраслью и защищённой статьёй бюджета. Поэтому все те предложения, которые в настоящий момент существуют, мы самым внимательным образом вместе с Минсельхозом, вместе с Минэкономразвития, вместе с Минфином, конечно, будем анализировать.

А теперь я предлагаю вручить награды нашим выдающимся аграриям.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 7 апреля 2017 > № 2134976 Дмитрий Медведев, Александр Ткачев


Турция. Бангладеш. Нигерия. Ближний Восток. РФ > Агропром. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 30 марта 2017 > № 2512038 Александр Ткачев

ТУРЦИЯ СЕЕТ ЗЕРНО РАЗДОРА

Наше зерно, кукуруза, горох, подсолнечное масло теперь не смогут легко попадать на турецкий рынок.

Власти этой страны заморозили ввоз этих продуктов из России. Продуктовые войны с Анкарой обойдутся Москве минимум в 670 млн долларов.

Российским экспортерам теперь придется ломать голову, что делать с предназначавшимися для Турции 1 млн тонн пшеницы, 400-700 тыс. тонн кукурузы, 100-200 тыс. тонн подсолнечного шрота и 250-350 тыс. тонн подсолнечного масла.

Проблемы возникли после того, как правительство РФ огласило расширенный перечень разрешенной к продаже в России турецкой сельхозпродукции. Напомним, что ее ввоз был запрещен после инцидента в небе Сирии с российским Су-24.

После официальных извинений турецкой стороны в октябре прошлого года Россия сначала сняла запрет на импорт апельсинов, мандаринов, абрикосов, персиков и слив. А 9 марта этого года отменила ограничения и на поставки лука, цветной капусты, капусты брокколи, соли, жевательной резинки и гвоздик. Но этого Анкаре показалось мало.

Она рассчитывала, что в список разрешенных попадут также помидоры, огурцы, яблоки и груши, но Минсельхоз России объяснил, что в последние годы наши аграрии с производством этих продуктов справляются сами.

И тогда Турция решила показать, что у нее тоже есть рычаги влияния. С 15 марта она исключила Россию из числа стран, имеющих право на беспошлинный импорт ряда сельхозтоваров, и ввела повышенную пошлину в 130%. Прилетевшая с Босфора новость сделала российские зерновые и масла неконкурентоспособными.

В Союзе экспортеров Стамбула заявили, что введенные ограничения будут действовать до тех пор, пока Россия полностью не снимет запрет на импорт турецких продуктов.

Россия делает вид, что потеря одного из постоянных покупателей зерновых и масленичных культур некритическая. Глава Минсельхоза Александр Ткачев заверил, что страна хоть и потеряла второго по величине импортера пшеницы (больше Турции ее покупает только Египет), но замена ему найдется быстро. Мол, есть еще страны Африки, Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии.

Действительно, в тройку крупных импортеров сейчас входит Бангладеш, наращивает импорт по зерну и Нигерия. Но, по данным «Совэкона», Северная Африка, Ближний и Средний Восток с марта начинают свертывать закупки импортной пшеницы в преддверии поступления нового урожая, а Бангладеш сокращает импорт третий месяц подряд. Даже от Вьетнама и Таиланда, до декабря закупавших у нас пшеницу, заявок пока нет.

«Хотя основной объем российского экспорта в Турцию уже состоялся, потеря крупного импортера негативно отразится на объемах всего российского экспорта сельхозпродукции, - считает директор департамента социальных и маркетинговых исследований Центра политической конъюнктуры Алексей Харь. - Возможные потери России из-за введения Турцией высоких пошлин в декабрьских ценах могут составить по пшенице 527 млн долларов, а по кукурузе 150 млн долларов».

Елена Хакимова

Турция. Бангладеш. Нигерия. Ближний Восток. РФ > Агропром. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 30 марта 2017 > № 2512038 Александр Ткачев


Россия > Агропром > agronews.ru, 15 марта 2017 > № 2104609 Александр Ткачев

Александр Ткачев выступил на заседании фракции «Единая Россия» по вопросам развития АПК.

14 марта министр сельского хозяйства Российской Федерации Александр Ткачев выступил на заседании фракции «Единая Россия» по вопросам развития сельского хозяйства и проведения весенних полевых работ.

Уходящий 2016 год стал для российского сельского хозяйства годом рекордов. Рост сельхозпроизводства достиг почти 5% — это очень хороший показатель, особенно учитывая стагнацию в экономике. Российский АПК превратился в один из драйверов роста экономики. Это говорит о том, что экономические рычаги, стимулирующие развитие отрасли, отработаны и эффективны.

В 2016 году по многим позициям мы получили рекордные результаты. Собран рекордный урожай зерновых – свыше 120 млн тонн, такого урожая у нас не было почти 40 лет. Россия вернула себе статус ведущей зерновой державы, стала мировым лидером по экспорту пшеницы. Уходящий год принес рекордный урожай пшеницы и кукурузы. Высоки показатели по сборам овощей и фруктов, сахарной свёклы, масличных культур, подсолнечника и сои. Сохраняется положительная динамика в производстве животноводческой и рыбной продукции.

Наши главные задачи – повышение эффективности мер господдержки, обеспечение сельхозпроизводителей и фермеров доступными кредитами, техническое перевооружение, вовлечение в оборот сельхозземель, развитие сельских территорий и повышение качества жизни на селе, развитие мелиорации, селекции и генетики, сельхозкооперации.

Ряд приоритетных для отрасли задач мы обсуждали с вами в декабре в рамках правительственного часа. Тогда мы говорили о необходимости внедрить новый механизм льготного кредитования, консолидировать субсидии и других важных задачах. Коротко остановлюсь на некоторых из них.

Как и планировалось, с 1 января произошла консолидация мер поддержки. Теперь регионы могут сами оперативно распределять средства. Это повысит эффективность бюджетной поддержки. В 2017 году на мероприятия в рамках единой субсидии предусмотрено 36 млрд рублей.

Минсельхоз подготовил всю необходимую нормативную базу, распределены все средства на поддержку сельского хозяйства. В январе-феврале мы находились в постоянном взаимодействии с субъектами, чтобы региональные власти привели в соответствие внутренние нормативные документы, зафиксировали объемы финансирования в региональных бюджетах.

Знаю, что ряд регионов отмечает снижение объемов поддержки. В 2016 году на аналогичные меры поддержки было направлено порядка 45 млрд рублей, а в этом году 36 млрд рублей.

Дефицит средств в проекте бюджета на 2017 год не позволил учесть дополнительную потребность в средствах на закладку садов для сохранения набранных темпов.

В единую субсидию погружена грантовая поддержка фермеров и сельхозкооперации. Эти меры поддержки тоже пользуются повышенным спросом в регионах. В очереди на получение грантов стоят порядка 7 тыс. фермерских хозяйств и сотни кооперативов. Дополнительная потребность на гранты малым формам составляет 12,5 млрд рублей. Пока на гранты предусмотрено направить 8 млрд рублей из федерального бюджета — более 20% единой субсидии.

Считаю, что при корректировке бюджета 2017 года необходимо предусмотреть возможность выделения дополнительных средств на единую субсидию хотя бы в объеме 10 млрд рублей.

Заработал новый инструмент льготного кредитования. Объем выданных краткосрочных кредитов на проведение сезонных полевых работ вырос в 2 раза и превысил 56 млрд рублей. Россельхозбанк выдал кредитов на сумму 51 млрд рублей, рост в два раза, Сбербанк России – на 5 млрд рублей (рост на 8%).

Такой рост объясняется спросом на льготные кредиты. Заключены соглашения с 10 системообразующими банками, отобраны еще 15 региональных банков. Сейчас мы рассматриваем возможность снижения требований к размеру уставного капитала банков с 20 до 10 млрд рублей, что позволит расширить круг банков, работающих по системе льготного кредитования и привлечь еще порядка 30 банков. Кстати уже сейчас конкуренция среди банков в ряде случаев привела к снижению ставки по льготным кредитам по 2 — 3%, но не выше 5% в целом по стране.

Выбор приоритетных направлений кредитования остается за регионами.

На льготные кредиты в бюджете предусмотрено 21 млрд рублей, из них на субсидирование инвестиционных льготных кредитов – 6 млрд рублей, краткосрочных льготных кредитов – 15 млрд рублей, это на 3 млрд руб. больше, чем в прошлом году. По инвестиционным кредитам мы сохраняем субсидии по переходящим кредитам в размере 58,8 млрд рублей.

Учитывая, что фермеры вносят немалый вклад в производство сельхозпродукции, напомню, на их долю приходится 12% от общего объема сельхозпроизводства. Мы зафиксировали в правилах, что 20% общего объема льготных кредитов в каждом регионе будет направлено малым формам хозяйствования. Это 4 млрд рублей, обратите внимание, что это в 2 раза больше объема субсидий, направленного в прошлом году на поддержку кредитования фермеров.

Общий объем субсидий по коротким кредитам позволит просубсидировать кредитные договора на сумму порядка 200 млрд рублей, как и в прошлом году. Показательны цифры. В 2016 г. сельхозпроизводители оформили краткосрочные кредиты на 800 млрд рублей, просубсидированы только кредиты на 200 млрд рублей. То есть только каждый четвертый кредит получил возмещение, господдержку.

Для понимания в 2016 году не было отобрано и ни одного нового инвестиционного проекта. По краткосрочным кредитам представлены к возмещению документы на 24 млрд рублей субсидий, по инвестиционным — еще на 26 млрд рублей. Итого в общей сложности дефицит средств за 2016 год – 50 млрд рублей по всей стране.

В этом смысле новый механизм честнее и прозрачнее. Если раньше сельхозпроизводитель брал кредит по коммерческой ставке, а потом ждал годами возмещения от властей, то теперь он заранее понимает условия кредита.

Предусмотренных в бюджете средств хватит лишь до середины года, а в особенно активных регионах средства закончатся уже в апреле.

Чтобы обеспечить льготными краткосрочными кредитами осенние полевые работы необходимы дополнительные средства в объеме 9 млрд рублей. Для сохранения роста производства, важно продолжить реализацию новых инвестиционных проектов, на эти цели нужно предусмотреть еще 10 млрд рублей. Напомню, что по этой статье в большом объеме идет приобретение сельхозтехники в кредит.

Важно также упростить условия получения кредита. Банки должны разработать новый продукт – кредит под залог будущего урожая.

Минсельхоз России вместе с депутатами Госдумы работает над совершенствованием земельного законодательства, чтобы максимально отражать интересы аграриев в сфере использования сельхозземель.

Надо упростить использование земли в качестве залогового обеспечения кредита. Сейчас сельхозземли относятся к категории обеспечения с низким уровнем ликвидности. Регионам надо провести системную работу по кадастрированию земель сельхозназначения, чтобы земля стала еще более ликвидным активом. Считаю необходимым создать рабочую группу, в которую бы вошли представители фракции, Минсельхоза России, заинтересованных ведомств и определена дорожная карта по корректировке законодательства в этом направлении.

Приоритетной для нас является задача по вводу в оборот сельхозземель. Площадь неиспользуемых сельхозземель порядка 40 млн га, 10% от общей площади сельхозземель – 383 млн га, пригодны для ввода в оборот 10 млн га. В этом году мы фиксируем рост площади обрабатываемых сельхозземель – впервые за 15 лет вся посевная площадь в России превысит планку в 80 млн га. Мы прибавили 523 тыс. га, 2016 г. – 79,5 млн га.

С первых дней года мы внимательно отслеживаем ситуацию с подготовкой к весенним полевым работам. Сейчас важно обеспечить нормальный старт посевной. По данным регионов в целом по стране хозяйства обеспечены семенами, удобрениями, горюче-смазочными материалами, техникой. Обеспеченность основными ресурсами находится на уровне чуть выше прошлого года.

В прошлом году внедрены механизмы сдерживания роста цен на минеральные удобрения. Цены на основные виды удобрений — аммиачную селитру, аммофос по сравнению с ценами февраля прошлого года ниже примерно на 10 — 20%. Это позволит активнее использовать удобрения во время посевной.

Ведем работу по повышению урожайности также за счет развития мелиорации.

В этом году финансирование по федеральной целевой программе развития мелиорации сельхозземель увеличено до 11,3 млрд рублей, в 2016 году — 7,6 млрд рублей. В 2 раза увеличены субсидии на возмещение затрат сельхозпроизводителей, которые проводят различные мелиоративные работы. Это позволит увеличить уровень возмещения затрат сельхозпроизводителей, а также площади обрабатываемых мелиорированных сельхозземель. Растет популярность программы – на 20% увеличилось число регионов, реализующих свои программы: средства будут направлены 63 регионам, в том числе для Центрального Нечерноземья предусмотрено оказание поддержки на внесение мелиорантов, понижающих кислотность почв.

Кстати для регионов Нечерноземья мы предусмотрели повышающий коэффициент 1,2 по единой региональной субсидии, а по несвязанной поддержке предусмотрен коэффициент 1,7.

Готовность техники к посевной — на уровне прошлогодней. На сегодняшний день в сельском хозяйстве эксплуатируется более 450 тыс. тракторов, из них 60% уже более 10 лет.

В 2016 году на поддержку сельхозмашиностроения направлено более 11 млрд рублей, в 2 раза больше, чем годом ранее. Это позволило приобрести более 17 тыс. единиц техники.

В текущем году в соответствии с поручением премьера Дмитрия Медведева и благодаря поддержке партии «Единая Россия» продолжим субсидировать приобретение новой сельхозтехники. На эти цели предусмотрено 13,7 млрд рублей из резервного фонда Правительства.

Однако темпы выбытия сельхозтехники все еще в

1,5 — 2 раза выше, чем темпы приобретения новой техники. За последние 4 года даже с учетом приобретения новой техники парк тракторов сократился на 25 тыс. тракторов, то есть выбыло 75 тыс. тракторов, приобретено 50 тыс. тракторов. На 8 тыс. зерноуборочных комбайнов, выбыло 30 тыс. ед., приобретено 22 тыс. единиц и 4 тыс. кормоуборочных комбайнов, выбыло 7 тыс. единиц, приобретено 3 тыс. единиц.

Чтобы ускорить обновление парка техники, необходимо подключить к более активной работе Росагролизинг. Компания отдает приоритет работе с малым бизнесом (89% в структуре поставок), понимает подходы к развитию кооперации на селе и имеет успешный опыт финансирования проектов по созданию машинно-технологических станций, установке модульных молочных цехов, строительству элеваторных комплексов.

За последние 15 лет Росагролизингом поставлено малым формам хозяйствования 52 тыс. единиц сельхозтехники, 368 тыс. голов племенных животных и оборудовано 776 тыс. скотомест.

В настоящее время потребность отрасли в услугах Росагролизинга в 2 раза превышает возможности компании, о чем говорили в том числе фермеры на съезде АККОР в феврале. Минсельхоз России считает целесообразным докапитализировать Росагролизинг в объеме 7 млрд рублей.

Таким образом, суммируя 4 направления, общий объем поддержки сельского хозяйства необходимо увеличить в текущем дополнительно на 36 млрд рублей и довести объем господдержки до 250 млрд рублей, в том числе:

— 9 млрд руб. на льготное краткосрочное кредитование;

— 10 млрд руб. на льготное инвестиционное кредитование;

— 10 млрд руб. на единую субсидию;

— 7 млрд руб. на докапитализацию Росагролизинга.

Дополнительная поддержка позволит успешно провести уборочную кампанию, увеличить число реализованных инвестиционных проектов, а также ускорить перевооружение наших аграриев мощной современной сельхозтехникой.

Безусловно, комплексное развитие сельхозпроизводства и села невозможно без решения социальных вопросов и подготовки квалифицированных кадров.

На сегодняшний день на селе проживает около 38 млн человек. Это уклад жизни для четверти населения страны. Повышать условия жизни на селе призвана программа устойчивого развития сельских территорий. Регионам выделяются средства на газификацию и водопровод, строительство школ, фельдшерско-акушерских пунктов, спортивных сооружений, а также на приобретения жилья, в том числе для молодых семей и специалистов.

В этом году на реализацию Программы выделено более 15 млрд рублей.

В 1,5 раза увеличено финансирование на строительство дорог в сельской местности — до 8,3 млрд рублей. На сегодняшний день в трети сельских населенных пунктов нет асфальтированных дорог. И исправить эту ситуацию — чрезвычайно актуальная задача. Ничто так не меняет жизнь на селе, как дороги.

Реализуемая программа позволяет привлечь инвесторов в развивающиеся территории и стимулирует инвестиционную активность. Однако за все годы реализации программы охвачено лишь 10% от общего числа сельских поселений по всей стране. Ограниченные объемы финансирования не позволяют оказать поддержку всем желающим. По сути из поступающих в Минсельхоз заявок от регионов мы можем удовлетворить только каждую десятую.

Приведу пример, Волгоградской области требуется 210 млн рублей на завершение строительства школы, при этом области предусмотрены всего лишь17 млн рублей, поскольку весь объем предусмотренный на школы по всей России – 392 млн рублей, это в 4 раза меньше потребности — 1,5 млрд рублей.

Или другой пример, Смоленской области не хватает средств федерального бюджета для реализации проектов газификации. В 2017 году выделено всего 20 млн рублей при потребности в 66 млн рублей и общем лимите 820 млн рублей. Уровень газификации сельских населенных пунктов области в 1,5 раза ниже, чем в целом по стране — 37%.

Кооперация с сельхозпроизводителями нужна и в вопросе подготовки кадров. Перед аграрными вузами страны стоит задача подготовки специалистов, способных работать в новом высокотехнологичном сельском хозяйстве.

Здесь мы сталкиваемся с ежегодным снижением финансирования, которое и привело к системным проблемам кадрового, материально-технического обеспечения вузов.

В 2017 году на финансовое обеспечение аграрных вузов предусмотрено 13,3 млрд рублей, что на 10% меньше, чем годом ранее и на 20% меньше от общей потребности, нам необходимо 17 млрд рублей.

Сегодня расходы государства на 1 студента в аграрном вузе в 2 раза ниже, чем на такого же студента в вузе, подведомственном Минобрнауки. Наш студент обходится в среднем в 100 тыс. рублей государству, а минобровский – в 200 тыс. руб.

Важно выровнять условия финансирования отраслевых вузов до среднероссийских показателей, повысить качество образования. От этого выиграет как бизнес, который получит квалифицированных специалистов и доступ к новейшим достижениям аграрной науки, так и сельская молодежь, которая получит возможности для развития в родном селе.

Минсельхоз ведет активную работу вместе с Минобразования и Рособрнадзором по совершенствованию образовательной программы в наших вузах.

Понимаю, что краеугольным камнем наших дискуссий, как и раньше остается ограниченность средств. Это основная проблема, из которой следуют остальные.

Надеюсь, что при увеличении доходов федерального бюджета и выделении дополнительных средств, нам удастся ускорить решение тех актуальных для отрасли задач, о которых я говорил.

Россия > Агропром > agronews.ru, 15 марта 2017 > № 2104609 Александр Ткачев


Россия. СФО > Агропром > oilworld.ru, 6 марта 2017 > № 2095888 Александр Ткачев

Высокие валовые сборы зерна не должны никого пугать - Ткачев

Высокие валовые сборы зерна не должны никого пугать, поскольку «каждая страна в мире мечтает иметь большой урожай». Такое мнение 3 марта высказал журналистам в Новосибирске глава Минсельхоза РФ Александр Ткачев.

«Это то, чем мы должны активно заниматься. Если мы получили 119 млн. тонн, то Китай - 500 млн. тонн зерна. 119 млн. – это успех, но, тем не менее, на мировом рынке зерна те страны, которые формируют цену, давят на рынок, не собираются сдавать позиции и активно занимаются экспортом», - сказал министр.

Также А.Ткачев отметил, что в настоящее время порядка 27 млн. тонн зерна закупают страны Азиатско-Тихоокеанского региона, но они закупают это зерно не у России, и решение этой проблемы то, что «нас интересует больше всего».

«Мы пока тяжело осваиваем эти рынки, но, уверен, что это нам по плечу. Для нас является ограничением вопросы инфраструктуры, нам нужны новые порты, транспортные магистрали. В Забайкалье строится серьезный терминал, который порядка 8 млн. тонн зерна будет пропускать. В порту Зарубино Приморского края строится терминал на 5 млн. тонн зерна. Мы должны поступательно двигаться в этом направлении», - подчеркнул глава Минсельхоза.

Россия. СФО > Агропром > oilworld.ru, 6 марта 2017 > № 2095888 Александр Ткачев


Россия > Агропром > zol.ru, 3 марта 2017 > № 2094557 Александр Ткачев

Министр Ткачёв об "удивительном сыре, хлебе" и других проблемах продовольственной безопасности

Тему продуктовой безопасности, качества хлеба в Москве, а также итоги программы импортозамещения министр сельского хозяйства Александр Ткачев обсудил в беседе с обозревателем «Коммерсантъ FM» Дмитрием Дризе в ходе инвестиционного форума в Сочи.

— Давайте поговорим о программе импортозамещения, разговоры о санкциях и об их возможной отмене не прекращаются. Например, производители говорят, пишут письма президенту, просят сделать их бессрочными. Насколько успешной можно считать программу импортозамещения? На какой она стадии находится?

— Мы можем приводить десятки примеров того, что она успешна. Самый главный, очевидный факт: еще три года назад — не пять, не десять — полка в обычном российском магазин или большом гипермаркете, в торговых сетях принадлежала на 60-70% импортным товаропроизводителям. Это очевидный факт, и я думаю, что все, наверное, помнят это. Сегодня ситуация в корне поменялась: мы на 90%, даже больше, имеем полку, заполненную отечественными продуктами питания с разных территорий, из разных уголков. Это чудо произошло лишь потому, что мы нарастили объемы производства и заместили этот импорт.

Посмотреть еще раз

Отмена

— Насколько удалось увеличить объемы производства отечественной продукции за последний год?

— В денежном выражении мы прибавили порядка 40-50%. Если в объемах производства, то по таким направлениям, как мясо свинины, мясо птицы мы закрыли позицию. Хотя вы помните — «окорочка Буша» и все это было в большом дефиците, мы зависели от Европы, Америки, Австралии, Канады.

— Но вот с производством говядины есть проблема.

— Мы закрыли позиции по зерну, по растительному маслу, по многим крупам, по муке, по сахару, по картофелю. Мы прибавили значительно по овощам, мы серьезно наращиваем производство фруктов в собственной стране. По молоку у нас есть стратегия развития —мы имеем дефицит молока в стране.

— Где еще остались проблемы?

— Говядина, молоко, овощи, фрукты — вот четыре направления. Есть государственная программа поддержки этих отраслей. Я уверен, через пять-семь лет мы решим и эти проблемы.

— Есть мнение, что качество нашей продукции падает, особенно в последнее время, потому что не хватает ингредиентов, возможно, импортных, кроме того, надо сдерживать цены, чтобы они не росли…

— Ничего подобного. Конечно, в семье не без урода. У нас есть определенные сегменты с проблемами, но…

— Допустим, сыр дешевый — его есть теперь невозможно.

— Почему? Слушайте, давайте в магазин вместе пойдем, посмотрим!

— Я хожу в магазин.

— Я тоже хожу. Подавляющее большинство сыров удивительного качества. Есть же более высокие сегменты.

— Еще одна проблема — качество хлеба. Особенно в Москве ужасное качество хлеба, это я могу вам как потребитель сказать.

— Я тоже ем не американский хлеб, как вы понимаете, а, естественно, отечественный.

— Некоторые эксперты объясняют ситуацию тем, что отрасль увлекается экспортом зерна, а отечественному потребителю и покупателю не остается.

— Нет такой проблемы. Мы муку делаем примерно из 10 млн тонн зерна, всего 10 млн тонн идет на продовольственные цели. А в стране, как вы помните, урожай 115 млн. И в основном это четвертый класс, 70% — это четвертый класс, экспортная позиция. А муку, то есть хлеб, мы делаем из зерна третьего класса на 70%. Поэтому цифры сами за себя говорят, у нас нет дефицита. Продовольственная пшеница достаточно высокого качества, и хлебобулочная промышленность работает достаточно ритмично, у нас есть хлеб разного вида, большой выбор. Если вам не нравится, допустим, одна разновидность хлеба, условно, какое-то наименование, так поменяйте позицию — покупайте другой хлеб.

— Я пробовал. В Москве очень плохой хлеб.

— Я с вами не согласен ни в коем случае. Обычный российский хлеб.

— Вы считаете как министр, что проблемы такой нет?

— В таком масштабе, о котором вы говорите, нет. Я еще раз говорю: в семье не без урода, бывает отдельная партия, бывают отдельные производители. Но в массе своей хлеб достаточно приличного качества.

— И по всем продуктам качество на уровне? Министерство это контролирует?

— Роспотребнадзор контролирует, это не министерская функция. Тем не менее, мы тоже ситуацию мониторим, отслеживаем.

— Вы меня поправьте, если я не прав, но сейчас складывается такая ситуация, что главенствуют в сельском хозяйстве в основном крупные компании, крупные корпорации, а вот фермер-частник, условный пахарь как бы вытесняется. Есть ли такая проблема? Какие тенденции в сельском хозяйстве — тренд все-таки на укрупнение бизнеса или можно пробиться фермеру-частнику?

— Доля ВВП фермера в сельском хозяйстве 12%. Ее нельзя недооценивать.

— Это много или мало?

— Но нельзя и переоценивать. Конечно, мы только в начале пути. Фермеры производят чуть больше 10%, а 90% производят средние и крупные холдинги, компании, предприятия. Мы что, искусственно будем загонять всех фермеров, да? У нас в начале 90-х так было, собственно, ничего хорошего в этом не было. Я думаю, что структура будущего промышленного бизнеса в России будет примерно такой: 60% — крупные компании, средние компании, а 40% — фермеры. У нас растут объемы фермерского движения, растет количество фермеров, но и качество улучшается, очень неплохо работают кооперации. Фермеры тоже объединяются, чтобы быть более рентабельными, более конкурентными и так далее. Мы недавно проводили съезд фермеров — много было вопросов, много проблем. Но мы их решаем, мы держим руку на пульсе, мы понимаем и слышим фермеров. Целые программы поддержки — это и гранты, и льготное кредитование, и так далее. Мы считаем, что фермерство — это будущее России.

— Но запрос есть? Люди идут в фермеры?

— Конечно, идут.

— «Дальневосточный гектар» как-то стимулирует это направление к развитию?

— Это только начало новой программы, это немного другое. Это больше похоже на личные какие-то подсобные хозяйства, небольшие земельные угодья для того, чтобы человек, наверное, прежде всего, кормил свою семью или строил дом. Фермер — это и 20 га, и 100 га, и 1000 га у нас в стране. Есть крупные фермеры. То есть это несколько другая категория людей и бизнеса.

— Вы же были инициатором уничтожения, как известно, санкционной продукции, которую возят через границу контрабандой. Вам не кажется, поторопились с такими радикальными мерами, что можно было как-то иначе распорядиться этими продуктами?

— Ничего подобного.

— Многие считают, что жалко уничтожать еду.

— Не жалко уничтожать некачественную продукцию.

— Думаете, она некачественная?

— Думаю, да. Кроме того, мы должны жестко пресекать деятельность тех, кто занимается контрабандой, как еще? Тут должна еще и уголовная ответственность быть. Вы попробуйте в мире, в любой цивилизованной стране европейской или в Америке завести продукт и некачественный, и, условно, в обход закона. Вам закроют предприятия, оштрафуют, будет уголовная ответственность, вот и все.

— Если так случится, что завтра санкции отменят, к этому готова наша промышленность?

— Готова.

Россия > Агропром > zol.ru, 3 марта 2017 > № 2094557 Александр Ткачев


Россия > Агропром > oilworld.ru, 3 марта 2017 > № 2092951 Александр Ткачев

Александр Ткачев выступил на заседании Правительства РФ по вопросу проведения в 2017 году сезонных полевых работ

Министр сельского хозяйства Российской Федерации Александр Ткачев принял участие в заседании Правительства РФ, проходившем под председательством Премьер-министра Дмитрия Медведева.

Дмитрий Медведев заявил, что российские аграрии обеспечены необходимой материально-технической базой для успешного проведения весенних полевых работ на уровне прошлого года.

Он добавил, что в этом году запущен новый механизм кредитования аграриев, что позволяет им брать кредиты по ставке не более 5%. Отмечено, что пока ресурсов для проведения весенних полевых работ достаточно, но Правительство РФ готово рассмотреть возможность увеличения поддержки для осенних сезонных работ.

С этого года также действует единая субсидия для регионов, которая позволит им удобнее планировать свои программы по развитию АПК, сохранен механизм несвязанной поддержки для регионов с непростыми климатическими условиями.

Далее следует доклад Александра Ткачева по вопросу проведения в 2017 году сезонных полевых работ:

С первых дней года мы внимательно отслеживаем ситуацию с подготовкой к весенним полевым работам. Сейчас важно обеспечить нормальный старт посевной. В этом году мы намерены сохранить и приумножить те успехи, которые были достигнуты. Продолжаем увеличивать площади обрабатываемых сельхозземель. Впервые за 15 лет вся посевная площадь в России превысит планку в 80 млн гектаров – это плюс 523 тыс., то есть полмиллиона гектаров дополнительно мы задействуем в севообороте, а значит, у нас есть резервы для увеличения объёмов производства зерна.

Задача по вводу в оборот сельхозземель является приоритетной для нас на ближайшее будущее. Под озимые у нас занято 17,5 млн гектаров – на 300 тыс. гектаров больше, чем годом ранее. Пшеница занимает более 85% в структуре площадей под озимыми. Мы следим за состоянием посевов, они нормально перенесли сильные морозы, в начале года помог хороший снежный покров.

На юге страны, в Южном и Северо-Кавказском федеральных округах, уже началась подкормка озимых. Ожидаем, что яровые культуры будут засеяны на площади 52 млн гектаров. Увеличатся площади посевов под кукурузу, рис, сою, лён, сахарную свеклу.

В прошлом году мы собрали рекордный урожай – свыше 119 млн т. Это даёт нам возможность полностью обеспечить потребности внутреннего рынка, сохранить мировое лидерство по экспорту пшеницы и развивать экспорт других сельхозкультур.

С начала сезона мы уже экспортировали свыше 24 млн т зерна. По итогам сельхозгода ожидаем, что экспорт зерновых достигнет 37 млн т – это плюс 7% по сравнению с прошлым годом. В отличие от предыдущих сезонов, когда бóльшая часть урожая вывозилась осенью, а весной экспорт практически прекращался, в этом году есть возможность равномерно распределить вывоз зерна.

Такая торговая политика характерна для наших западных конкурентов – Соединённых Штатов и Канады, и то, что российские аграрии также начали её придерживаться, говорит о том, что наше сельское хозяйство становится устойчивой, эффективной отраслью, в которой производители могут себе позволить подождать с продажей урожая для получения лучшей цены. Раньше же урожай продавали прямо в поле, во время уборки, чтобы успеть рассчитаться с кредиторами.

Хороший экспортный потенциал мы наблюдаем не только в зерновых, которые являются нашей традиционной экспортной статьёй, но и в переработке. По предварительным данным, экспорт подсолнечного масла вырос на 28% по итогам года и достиг 1,8 млн т. Масложировая отрасль является лидером и единственным представителем АПК в несырьевом экспорте. Общий объём экспорта растительных масел достигает почти 2 млрд долларов.

С начала сезона на экспорт вывезено почти 100 тыс. т сахара – в 10 раз больше, чем за весь сезон 2015–2016 годов. Мы оцениваем наш экспортный потенциал в размере более 200 тыс. т сахара. Такие возможности открылись благодаря рекордному урожаю сахарной свёклы. Мы собрали более 48 млн т и вышли на первое место в мире по производству свекловичного сахара, опередив по этому показателю Францию, Соединённые Штаты, Германию.

Мы продаём не только сахар, но и продукцию из него. Экспорт кондитерских изделий в прошлом году принёс стране почти 1 млрд долларов. В целом по итогам прошлого года экспорт сельхозпродукции и продовольствия вырос на 4% и составил 17 млрд долларов. Мы уверенно движемся к цели по превращению России в нетто-экспортёра продовольствия, и в ближайшие годы Россия может поставлять за рубеж больше сельхозпродукции, чем закупать. В последние 20 лет сельскохозяйственный импорт преобладал над экспортом, но мы видим динамику последних трёх лет: импорт сокращается, а экспорт растёт.

Увеличение экспортных поставок даёт производителям необходимые финансовые ресурсы для проведения посевной. По данным регионов, в целом по стране хозяйства обеспечены семенами, удобрениями, ГСМ, техникой. Обеспеченность основными ресурсами находится на уровне выше прошлого года. Минсельхоз совместно с Минпромторгом и Российской ассоциацией производителей удобрений разработал и внедрил механизм сдерживания роста цен на минеральные удобрения.

Принятые меры позволили в феврале снизить цены на основные виды удобрений по сравнению с ценами февраля прошлого года примерно на 10–20%. Это позволит аграриям активнее использовать удобрения во время весенних полевых работ.

Запасы дизельного топлива превышают прошлогодние на 8%, запасы бензина – на 12. В сравнении с аналогичным периодом прошлого года цены на дизель и бензин выросли примерно на 10%. Готовность техники к посевной находится на прошлогоднем уровне, рост объёмов приобретения новой сельхозтехники компенсирует выбытие старой. На сегодняшний день в сельском хозяйстве эксплуатируется более 450 тыс. тракторов, из них 60% эксплуатируется уже более 10 лет.

Государство уделяет этому вопросу особое внимание. Каждый год увеличиваются объёмы господдержки сельхозмашиностроения. В 2016 году на эти цели было направлено 11 млрд – в два раза больше, чем годом ранее. Это позволило приобрести 17 тыс. единиц техники. Это, конечно, огромное завоевание и сельхозмашиностроителей, и сельхозтоваропроизводителей.

В текущем году в соответствии с Вашим поручением, Дмитрий Анатольевич, мы продолжим субсидировать приобретение новой сельхозтехники. Мы это делаем очень активно вместе с Министерством промышленности и торговли. Сумма 13,7 млрд рублей из средств резервного фонда Правительством выделена. Мы надеемся, что будет уже не 17 тыс. единиц новой техники, а более 20 тыс.

Для проведения сезонных полевых работ ежегодно привлекается значительный объём кредитных ресурсов, которые являются основным инструментом пополнения оборотных средств сельхозтоваропроизводителей. Объём выданных краткосрочных кредитов на проведение сезонных полевых работ вырос в два раза и превысил 40 млрд рублей. Россельхозбанк выдал кредиты на сумму 37 млрд рублей – рост практически в два раза, Сбербанк России – на 3 млрд рублей. Такой рост спроса на кредиты объясняется запуском нового механизма льготного кредитования по ставке не более 5%, причём конкуренция среди банков в ряде случаев привела к снижению ставки, как мы и предполагали, по льготным кредитам до 2–3%. Минсельхозом заключены соглашения с 10 системообразующими банками, также мы включили в этот процесс и региональные банки – 15 из них будут участвовать в этом в субъектах Российской Федерации, то есть на местах.

На 22 февраля Минсельхоз включил 1420 заёмщиков в реестр на получение льготного кредита на общую сумму свыше 134 млрд рублей. Краткосрочные кредиты в сфере растениеводства планируют получить более 640 заёмщиков на сумму свыше 38 млрд.

Повышенный спрос на такие кредиты говорит о том, что этот инструмент работает эффективно, это прорыв, такого ещё не было. Главное, что снизилась нагрузка на бизнес. Сельхозтоваропроизводители приходят напрямую в банк, получают льготный кредит, и не надо ждать возмещения процентов, как это было раньше. При этом приоритетные для кредитования направления определяют региональные власти. Это прозрачный, удобный механизм и уникальные условия господдержки, которыми сейчас хотят воспользоваться все.

На льготные кредиты в бюджете предусмотрено 21,5 млрд рублей. При этом мы зафиксировали в правилах, что 20% этих средств будет направлено на льготные кредиты для малых формам хозяйствования, то есть непосредственно КФХ – фермерских хозяйств. Недавно был съезд фермеров, и, естественно, наши коллеги очень активно поддержали эту меру поддержки.

Хочу сказать, что этот 21 млрд мы, естественно, взяли за счёт общих внутренних резервов бюджета. Мы сократили несвязанную поддержку в восьми субъектах Федерации, где рентабельность производства зерна, отдача от земли наиболее высокая. Таким образом, мы 21 млрд аккумулировали и направили на приоритетные вещи – льготное кредитование и инвестиционное кредитование.

Напомню, что на текущий момент на субсидирование краткосрочных льготных кредитов предусмотрено 11,5 млрд. Таким образом, мы сможем просубсидировать кредитные договора на сумму порядка 200 млрд рублей.

Хочу напомнить, что рынок коротких кредитов, если сравнить с прошлым годом, – порядка 800 млрд., то есть, получается, что только порядка 25% идёт на обеспечение крестьян льготными кредитами. Конечно, если делать это на 100%, то эту сумму надо увеличивать в два, а может быть, и в три раза.

Очень важны меры поддержки по инвесткредитам, потому что нам нужно перестраивать нашу пищевую промышленность, аграрную промышленность, заниматься глубокой переработкой. Мы по-прежнему по многим направлениям неконкурентоспособны в этом смысле, и, безусловно, если отменят санкции, мы будем проигрывать на старых предприятиях, немодернизированных. А льготные кредиты позволяют привлекать сотни предприятий, бизнесов в десятках регионов, что, собственно, и происходит, эти процессы идут очень активно.

Ещё одним нововведением господдержки отрасли является появление единой субсидии. Теперь регионы могут сами оперативно распределять средства. Это повысит эффективность бюджетной поддержки. В 2017 году на эти мероприятия в рамках единой субсидии предусмотрено 36 млрд рублей.

Что касается распределения средств. В регионы направлено 136 млрд рублей – в три раза больше, чем на аналогичную дату прошлого года. Уверен, что в результате совместной работы мы успешно проведём весенний сев, что позволит в текущем году при благоприятных погодных условиях собрать не менее 107 млн т зерна, как это предусмотрено госпрограммой.

Россия > Агропром > oilworld.ru, 3 марта 2017 > № 2092951 Александр Ткачев


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 2 марта 2017 > № 2092093 Дмитрий Медведев, Александр Ткачев

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – о подготовке к проведению в 2017 году сезонных полевых работ.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Начнём с рассмотрения вопроса, связанного с сезонными полевыми работами.

Я напомню, как мы закончили прошлый год. Результаты были действительно очень достойные, собран рекордный урожай зерновых – чуть более 119 млн т. Результат, конечно, выдающийся.

Прогнозы на предстоящий урожай также весьма неплохие. По информации Минсельхоза, более 96% посевов озимых культур в хорошем состоянии. И мы можем ожидать приличных результатов не только по зерновым, но и по другим культурам.

Что касается материально-технического обеспечения посевной кампании, то ситуация неплохая, не хуже прошлогодней, а может быть, даже лучше по отдельным позициям. Семенами зерновых культур, сельхозтехникой, удобрениями, топливом аграрии в целом обеспечены.

Уровень технической оснащённости сельхозпроизводителей достаточный, но требует всё же дальнейшего существенного улучшения. Только в рамках предоставления субсидий производителям сельхозтехники в прошлом году аграрии смогли приобрести более 17 тыс. единиц, то есть переоснащение идёт довольно ударными темпами, если сравнить с тем, что происходило, например, 5–10 лет назад. И поскольку мы сохранили эту меру поддержки, выделяем даже больше средств – 13,7 млрд рублей на эти позиции, у аграриев есть возможность и дальше покупать новые машины и оборудование, что, естественно, очень важно.

Ещё один важный фактор для посевной – это доступность кредитов, особенно краткосрочных. Мы запустили механизм льготного кредитования для аграриев, который позволяет им брать кредиты по ставке не более 5%, о чём говорили в прошлом году. Такого рода обещание аграриям давалось, я давал поручение. Пока ресурсов достаточно для проведения весенних полевых работ, но мы рассмотрим возможность увеличения программы для осенних сезонных работ.

Также с этого года мы объединили субсидии, чтобы регионам было удобнее планировать свои программы по развитию агропромышленного комплекса, и, конечно, сохранили механизм несвязанной поддержки, благодаря которому поддерживаем сельское хозяйство в регионах с непростыми климатическими условиями.

Такова общая ситуация. Более подробно доложит Министр сельского хозяйства. Послушаем мы и сообщение губернатора Волгоградской области Андрея Ивановича Бочарова о том, как дела у них обстоят, – как пример ситуации, как складывается работа по сезонным полевым работам в 2017 году.

Ещё один вопрос касается защиты авторских и смежных прав. Тема, действительно, очень важная. Мы рассматриваем вопросы управления такими правами на так называемой коллективной основе. Его осуществляют специальные коммерческие организации, но, как показывает опыт, в том числе весьма негативный, этот институт требует гораздо большего внимания и контроля со стороны общества.

В этом контексте предлагается дополнить часть 4 Гражданского кодекса рядом положений. Прежде всего предусматривается обязанность проводить аудит таким организациям, размещать саму информацию на официальном сайте, и ответственность за это установлена – чтобы было понятно, что с деньгами происходит, чтобы это не приводило к тому, что деньги неизвестно куда уходят у организаций, которые такими правами управляют.

Кроме того, создаются наблюдательные советы, которые должны контролировать ситуацию. Они включают и исполнительную власть, и правообладателей, и творческие союзы и так далее.

Предполагается, что предельный размер средств, которые эти организации тратят на покрытие собственных расходов, стандарт раскрытия такой информации будут утверждаться Правительством.

Это норма национального законодательства, но мы полагаем, что аналогичные правила нужно будет урегулировать и на уровне Евразийского экономического союза.

Кстати, на следующей неделе, уже во вторник, я буду принимать участие в заседании Евразийского межправсовета в Бишкеке. Только что Президент там был. И мы совместно с коллегами – премьерами пяти государств обсудим вопросы интеграции. Этих вопросов накопилось достаточное количество. Естественно, обсудим в предельно откровенном ключе, посмотрим, как нам дальше интеграцию развивать.

Давайте поговорим о сезонных полевых работах.

Александр Николаевич (обращаясь к А.Ткачёву), пожалуйста.

А.Ткачёв: С первых дней года мы внимательно отслеживаем ситуацию с подготовкой к весенним полевым работам. Сейчас важно обеспечить нормальный старт посевной. В этом году мы намерены сохранить и приумножить те успехи, которые были достигнуты. Продолжаем увеличивать площади обрабатываемых сельхозземель. Впервые за 15 лет вся посевная площадь в России превысит планку в 80 млн гектаров – это плюс 523 тыс., то есть полмиллиона гектаров дополнительно мы задействуем в севообороте, а значит, у нас есть резервы для увеличения объёмов производства зерна.

Задача по вводу в оборот сельхозземель является приоритетной для нас на ближайшее будущее. Под озимые у нас занято 17,5 млн гектаров – на 300 тыс. гектаров больше, чем годом ранее. Пшеница занимает более 85% в структуре площадей под озимыми. Мы следим за состоянием посевов, они нормально перенесли сильные морозы, в начале года помог хороший снежный покров.

На юге страны, в Южном и Северо-Кавказском федеральных округах, уже началась подкормка озимых. Ожидаем, что яровые культуры будут засеяны на площади 52 млн гектаров. Увеличатся площади посевов под кукурузу, рис, сою, лён, сахарную свеклу.

В прошлом году мы собрали рекордный урожай – свыше 119 млн т. Это даёт нам возможность полностью обеспечить потребности внутреннего рынка, сохранить мировое лидерство по экспорту пшеницы и развивать экспорт других сельхозкультур.

С начала сезона мы уже экспортировали свыше 24 млн т зерна. По итогам сельхозгода ожидаем, что экспорт зерновых достигнет 37 млн т – это плюс 7% по сравнению с прошлым годом. В отличие от предыдущих сезонов, когда бóльшая часть урожая вывозилась осенью, а весной экспорт практически прекращался, в этом году есть возможность равномерно распределить вывоз зерна.

Такая торговая политика характерна для наших западных конкурентов – Соединённых Штатов и Канады, и то, что российские аграрии также начали её придерживаться, говорит о том, что наше сельское хозяйство становится устойчивой, эффективной отраслью, в которой производители могут себе позволить подождать с продажей урожая для получения лучшей цены. Раньше же урожай продавали прямо в поле, во время уборки, чтобы успеть рассчитаться с кредиторами.

Хороший экспортный потенциал мы наблюдаем не только в зерновых, которые являются нашей традиционной экспортной статьёй, но и в переработке. По предварительным данным, экспорт подсолнечного масла вырос на 28% по итогам года и достиг 1,8 млн т. Масложировая отрасль является лидером и единственным представителем АПК в несырьевом экспорте. Общий объём экспорта растительных масел достигает почти 2 млрд долларов.

С начала сезона на экспорт вывезено почти 100 тыс. т сахара – в 10 раз больше, чем за весь сезон 2015–2016 годов. Мы оцениваем наш экспортный потенциал в размере более 200 тыс. т сахара. Такие возможности открылись благодаря рекордному урожаю сахарной свёклы. Мы собрали более 48 млн т и вышли на первое место в мире по производству свекловичного сахара, опередив по этому показателю Францию, Соединённые Штаты, Германию.

Мы продаём не только сахар, но и продукцию из него. Экспорт кондитерских изделий в прошлом году принёс стране почти 1 млрд долларов. В целом по итогам прошлого года экспорт сельхозпродукции и продовольствия вырос на 4% и составил 17 млрд долларов. Мы уверенно движемся к цели по превращению России в нетто-экспортёра продовольствия, и в ближайшие годы Россия может поставлять за рубеж больше сельхозпродукции, чем закупать. В последние 20 лет сельскохозяйственный импорт преобладал над экспортом, но мы видим динамику последних трёх лет: импорт сокращается, а экспорт растёт.

Увеличение экспортных поставок даёт производителям необходимые финансовые ресурсы для проведения посевной. По данным регионов, в целом по стране хозяйства обеспечены семенами, удобрениями, ГСМ, техникой. Обеспеченность основными ресурсами находится на уровне выше прошлого года. Минсельхоз совместно с Минпромторгом и Российской ассоциацией производителей удобрений разработал и внедрил механизм сдерживания роста цен на минеральные удобрения.

Принятые меры позволили в феврале снизить цены на основные виды удобрений по сравнению с ценами февраля прошлого года примерно на 10–20%. Это позволит аграриям активнее использовать удобрения во время весенних полевых работ.

Запасы дизельного топлива превышают прошлогодние на 8%, запасы бензина – на 12. В сравнении с аналогичным периодом прошлого года цены на дизель и бензин выросли примерно на 10%. Готовность техники к посевной находится на прошлогоднем уровне, рост объёмов приобретения новой сельхозтехники компенсирует выбытие старой. На сегодняшний день в сельском хозяйстве эксплуатируется более 450 тыс. тракторов, из них 60% эксплуатируется уже более 10 лет.

Государство уделяет этому вопросу особое внимание. Каждый год увеличиваются объёмы господдержки сельхозмашиностроения. В 2016 году на эти цели было направлено 11 млрд – в два раза больше, чем годом ранее. Это позволило приобрести 17 тыс. единиц техники. Это, конечно, огромное завоевание и сельхозмашиностроителей, и сельхозтоваропроизводителей.

В текущем году в соответствии с Вашим поручением, Дмитрий Анатольевич, мы продолжим субсидировать приобретение новой сельхозтехники. Мы это делаем очень активно вместе с Министерством промышленности и торговли. Сумма 13,7 млрд рублей из средств резервного фонда Правительством выделена. Мы надеемся, что будет уже не 17 тыс. единиц новой техники, а более 20 тыс.

Для проведения сезонных полевых работ ежегодно привлекается значительный объём кредитных ресурсов, которые являются основным инструментом пополнения оборотных средств сельхозтоваропроизводителей. Объём выданных краткосрочных кредитов на проведение сезонных полевых работ вырос в два раза и превысил 40 млрд рублей. Россельхозбанк выдал кредиты на сумму 37 млрд рублей – рост практически в два раза, Сбербанк России – на 3 млрд рублей. Такой рост спроса на кредиты объясняется запуском нового механизма льготного кредитования по ставке не более 5%, причём конкуренция среди банков в ряде случаев привела к снижению ставки, как мы и предполагали, по льготным кредитам до 2–3%. Минсельхозом заключены соглашения с 10 системообразующими банками, также мы включили в этот процесс и региональные банки – 15 из них будут участвовать в этом в субъектах Российской Федерации, то есть на местах.

На 22 февраля Минсельхоз включил 1420 заёмщиков в реестр на получение льготного кредита на общую сумму свыше 134 млрд рублей. Краткосрочные кредиты в сфере растениеводства планируют получить более 640 заёмщиков на сумму свыше 38 млрд.

Повышенный спрос на такие кредиты говорит о том, что этот инструмент работает эффективно, это прорыв, такого ещё не было. Главное, что снизилась нагрузка на бизнес. Сельхозтоваропроизводители приходят напрямую в банк, получают льготный кредит, и не надо ждать возмещения процентов, как это было раньше. При этом приоритетные для кредитования направления определяют региональные власти. Это прозрачный, удобный механизм и уникальные условия господдержки, которыми сейчас хотят воспользоваться все.

На льготные кредиты в бюджете предусмотрено 21,5 млрд рублей. При этом мы зафиксировали в правилах, что 20% этих средств будет направлено на льготные кредиты для малых формам хозяйствования, то есть непосредственно КФХ – фермерских хозяйств. Недавно был съезд фермеров, и, естественно, наши коллеги очень активно поддержали эту меру поддержки.

Хочу сказать, что этот 21 млрд мы, естественно, взяли за счёт общих внутренних резервов бюджета. Мы сократили несвязанную поддержку в восьми субъектах Федерации, где рентабельность производства зерна, отдача от земли наиболее высокая. Таким образом, мы 21 млрд аккумулировали и направили на приоритетные вещи – льготное кредитование и инвестиционное кредитование.

Напомню, что на текущий момент на субсидирование краткосрочных льготных кредитов предусмотрено 11,5 млрд. Таким образом, мы сможем просубсидировать кредитные договора на сумму порядка 200 млрд рублей.

Хочу напомнить, что рынок коротких кредитов, если сравнить с прошлым годом, – порядка 800 млрд., то есть, получается, что только порядка 25% идёт на обеспечение крестьян льготными кредитами. Конечно, если делать это на 100%, то эту сумму надо увеличивать в два, а может быть, и в три раза.

Очень важны меры поддержки по инвесткредитам, потому что нам нужно перестраивать нашу пищевую промышленность, аграрную промышленность, заниматься глубокой переработкой. Мы по-прежнему по многим направлениям неконкурентоспособны в этом смысле, и, безусловно, если отменят санкции, мы будем проигрывать на старых предприятиях, немодернизированных. А льготные кредиты позволяют привлекать сотни предприятий, бизнесов в десятках регионов, что, собственно, и происходит, эти процессы идут очень активно.

Ещё одним нововведением господдержки отрасли является появление единой субсидии. Теперь регионы могут сами оперативно распределять средства. Это повысит эффективность бюджетной поддержки. В 2017 году на эти мероприятия в рамках единой субсидии предусмотрено 36 млрд рублей.

Что касается распределения средств. В регионы направлено 136 млрд рублей – в три раза больше, чем на аналогичную дату прошлого года. Уверен, что в результате совместной работы мы успешно проведём весенний сев, что позволит в текущем году при благоприятных погодных условиях собрать не менее 107 млн т зерна, как это предусмотрено госпрограммой.

Д.Медведев: Александр Николаевич сразу напугал: если отменят санкции… Их никто не отменит. Бояться не надо, никто санкции не отменит. Как я уже сказал недавно, наши партнёры принимают все решения для того, чтобы эти санкции носили постоянно действующий характер, кодифицируют их в законодательстве. Это создаёт очень неплохие условия для развития сельского хозяйства.

Теперь послушаем Андрея Ивановича Бочарова, как обстоят дела у него в регионе.

А.Бочаров: В Волгоградской области подготовка к сезонным полевым работам проходит в плановом режиме. Выполнен комплекс необходимых организационных и агротехнических мероприятий, создан и функционирует областной штаб. Запасы семян, удобрений, ГСМ достаточны для начала посевных работ. Сельхозтехника готовится в плановом режиме.

Волгоградская область находится в пяти природно-климатических зонах – от чернозёмов до полупустынь и частично пустынь. Стратегическое значение для нас имеет мелиорация и обводнение территорий: это важно не только для получения дополнительных объёмов высококачественной продукции, но прежде всего для создания более благоприятных условий жизни и деятельности людей, проживающих в сложных климатических условиях, – это порядка 400 тыс. человек.

Я воспользуюсь случаем и выскажу слова благодарности от всех нас, жителей Волгоградской области, тех, кто проживает на таких территориях. В результате засухи 2015 года мы получили достаточно серьёзный ущерб. И мы благодарим Правительство за принятое решение, которое компенсировало часть потерь наших сельхозтоваропроизводителей, что позволило нам провести успешно 2016 год и подготовиться к 2017 году.

Учитывая высокую значимость мелиорации, прошу сохранить финансирование региона в объёмах 2017 года по вопросам мелиорации на ближайшие пять лет. Это позволит нам и создать дополнительные рабочие места, и обеспечить нормальные условия жизни жителям территорий со сложными климатическими условиями. Ежегодный объём финансирования составляет порядка 500 млн рублей.

Второй момент. Сельхозтоваропроизводители высоко оценивают решение по вопросам льготного кредитования. Для Волгоградской области и, я думаю, для других регионов примерно с такими же климатическими зонами во время осеннего сева (а это 75% будущего урожая) это очень важно. Поэтому просим для этих целей рассмотреть возможность выделения дополнительных средств этого вида господдержки в объёмах тех же самых, весенних. Это составляет порядка 600 млн рублей.

Волгоградская область готова к проведению весенних полевых работ.

Д.Медведев: Чтобы была картинка того, что происходит, и я несколько слов сказал, и министр доложил, и руководитель региона.

Пожалуйста, коллеги, какие будут соображения?

У нас есть проект протокольного решения о том, что делать с учётом той картины, которая складывается. Она в целом достаточно неплохая, и тем не менее.

Э.Набиуллина: Я хотела бы поднять вопрос отбора банков для участия в этой программе. Анализ ситуации в регионах показывает, что многие банки, которые традиционно кредитовали сельхозпредприятия, особенно малые предприятия, не включены в эту программу. Это приводит к неравным условиям конкуренции, а также ведёт к снижению доступа сельхозпроизводителей, особенно малых, к банковским услугам.

На наш взгляд, было бы целесообразно расширить количество банков, участвующих в этой программе, потому что не только размер капитала является показателем финансовой надёжности банков. Сейчас существует отсечка по капиталу – 20 млрд рублей. Мы предлагали механизм и предлагаем его сейчас: включать в эту программу те банки, которые дают право Центральному банку раскрывать надзорную информацию о своём финансовом положении соответствующему органу, предоставляющему либо субсидии, либо деньги. Мне кажется, этот механизм позволил бы банкам, которые чувствуют себя надёжными, здоровыми, не боятся раскрывать такую информацию, и расширил в целом механизмы доведения денег до сельхозпроизводителей.

Д.Медведев: Важное замечание. Пожалуйста, какие будут ещё комментарии?

А.Дворкович: Я хочу подчеркнуть две вещи.

Первое. Механизмы, о которых сегодня было доложено, новые. Мы перешли на эту систему поддержки только в этом году. Мы, действительно, снизили потребность в оборотном капитале для сельхозтоваропроизводителей путём перевода субсидирования на банки без промежуточного звена в виде субъектов Российской Федерации, и в этом смысле, конечно, это плюс. Но эта система, как любая новая система, требует постоянного контроля, мониторинга, обратной связи, которую мы получаем из регионов сегодня (спасибо огромное за это, мы будем продолжать это делать в ближайшие месяцы), и корректировки уже на уровне решений ведомств и Правительства.

Я поддерживаю то, что сказала Эльвира Сахипзадовна по поводу расширения перечня банков. Мы в ближайшее время эту работу вместе проведём. Действительно, все банки, которые по определённым критериям считаются надёжными, должны участвовать в этом механизме, в этой работе. Это повысит доступность кредитования и улучшит конкурентные условия. Уже сегодня банки конкурируют, это хорошо. Они уже предоставляют условия лучше, чем прежде, но здесь можно идти вперёд.

Также очень важно сочетать этот механизм поддержки с единой субсидией, которая сегодня даётся регионам, и с несвязанной поддержкой, которая есть в рамках госпрограммы и закона о бюджете. Новая структура государственной поддержки должна быть окончательно выверена. Очень важно – как будут сочетаться эти три механизма. Мы тоже эту работу в этом году проведём.

И наконец, что касается сельхозтехники. Вы сказали в своём выступлении, что ситуация находится на минимально необходимом уровне. Но нам ещё нужно в ближайшие годы обновить примерно 50% парка сельскохозяйственной техники. Это очень серьёзная задача. Пока у нас нет достаточных ресурсов для её решения, но по мере увеличения доходности самих сельхозпроизводителей и улучшения ситуации с бюджетом при экономическом росте, надеюсь, у нас такие возможности появятся.

Д.Медведев: Давайте эту информацию примем к сведению.

Что касается более представительного отбора банков для участия в программе, я считаю, это абсолютно правильно, потому что аграрный бизнес так и устроен, что он очень близок к земле, что называется, к конкретным регионам. И чем больше будет таких банков, тем лучше, тем более если такую инициативу поддерживает сам Центральный банк, потому что Центральный банк внимательно следит за состоянием банков. И это важно, имея в виду возможности более полноценного доведения всякого рода финансовой поддержки до сельхозпроизводителей в самых разных частях нашей страны. Несмотря на крупнейшие банки, в целом ряде случаев удобно пользоваться и услугами региональных банков, если они надёжны, если они должным образом раскрывают информацию, о которой было сказано. Давайте это отметим и примем решение.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 2 марта 2017 > № 2092093 Дмитрий Медведев, Александр Ткачев


Россия > Агропром > mirnov.ru, 23 февраля 2017 > № 2512179 Александр Ткачев

РОССИЯНАМ ДОСТАЕТСЯ ЛИШЬ КОРМОВАЯ ПШЕНИЦА

Многие читатели наверняка согласятся, что купить хороший белый хлеб в последнее время стало настоящей проблемой. И это неудивительно - в России не хватает качественной пшеницы.

Этой теме было посвящено совещание, прошедшее на прошлой неделе в Совете Федерации. Его участники напомнили, что в минувшем году в стране был собран рекордный урожай пшеницы - 73,3 млн тонн. Однако в нем наблюдался перекос. Если пять лет назад половина урожая приходилась на пшеницу 3-го класса, то в 2016-м - всего 24,5% (17 млн тонн). Доля пшеницы 4-го и 5-го (фуражного) классов, наоборот, увеличилась и составила 54 млн тонн.

Тут необходимо пояснение: классы пшеницы определяются количеством клейковины - растительного белка, создающего «каркас» будущего хлеба. Воздушность, упругость и прочие качества хлеба определяются в первую очередь клейковиной.

В пшенице 1-го класса ее доля 32%, 2-го - 28%, 3-го - 23%, 4-го - 18%. 1, 2 и 3-й классы пшеницы - это ценная, сильная пшеница, идеально подходящая для выпечки хлеба. Но, увы, в прошлом году, по словам директора Центра оценки качества зерна и продуктов его переработки Юлии Королевой, Россия впервые не произвела ни одной тонны пшеницы 2-го класса.

«По данным Росстата и некоторых экспертов хлебопекарного рынка, несмотря на растущие показатели производства зерна, для производства хлеба в самом массовом сегменте используется зерно плохого качества», - говорится в рабочих материалах к совещанию в СФ.

Качество хлеба в стране «деградирует на глазах», признают и в Россельхознадзоре. Там это связывают, в частности, с ликвидацией единой системы контроля качества в виде Государственной хлебной инспекции. Эксперты же в качестве основной причины снижения качества отечественной пшеницы называют отсутствие механизмов, которые стимулировали бы аграриев выращивать сильное зерно.

Недавно глава Минсельхоза России Александр Ткачев сетовал по поводу укрепления рубля. Мол, оно для российской экономики чревато серьезными проблемами. Конечно, сильный рубль невыгоден отечественным экспортерам, в том числе и пшеницы, которая ныне поставляется в 92 страны. Причем за кордон, за валюту, уходит пшеничка получше, ту же, что похуже, оставляют отечественному потребителю. Дескать, ничего, ему и кормовая сгодится. Он, отечественный, качеством не избалован.

Борис Невис

Россия > Агропром > mirnov.ru, 23 февраля 2017 > № 2512179 Александр Ткачев


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 2 февраля 2017 > № 2061638 Александр Ткачев

Комментарий. Александр Ткачев: мы еще год-два продержим эмбарго, чтобы не разрушить собственный рынок.

На ВДНХ работает XXII Международная специализированная торгово-промышленная выставка «MVC: Зерно-Комбикорма-Ветеринария-2017». В рамках выставки 1 февраля прошло Всероссийское агрономическое совещание, на котором выступил министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев.

Чтобы обсудить итоги работы отрасли растениеводства в прошлом году и подготовку к проведению сезонных полевых сельскохозяйственных работ в 2017 году на совещание собрались более 700 агрономов из всех регионов России.

2016 год министр назвал годом больших свершений в российском агропромышленном комплексе. Рост сельхозпроизводства в 2016 году превысил 4%. Александр Ткачев отметил: «Мы должны сохранить высокую планку прошлого года, эффективно используя средства господдержки, чтобы аграрии получили максимальную отдачу».

В прошедшем году получены рекордные показатели по урожаю пшеницы, кукурузы, гречихи, подсолнечника, сои, овощей и фруктов. Особое внимание Александр Ткачев обратил на рекордный урожай сахарной свеклы – в прошлом году он составил порядка 50 млн тонн. По этому показателю Россия вышла на первое место в мире, опередив Францию, США и Германию. «Это позволит нам произвести порядка 6 млн тонн сахара, тем самым не только полностью обеспечить внутренний рынок, но и увеличить экспорт, превысив отметку 200 тыс. тонн в год», — добавил министр.

Глава ведомства рекомендовал отраслевому союзу и всем участникам рынка активнее включиться в работу по доступу этой продукции на рынки стран ближнего и дальнего зарубежья, чтобы продать все излишки сахара, которые составляют порядка 700 тыс. тонн. «С нашей стороны мы окажем всю необходимую поддержку в рамках своей компетенции по открытию традиционных рынков сбыта в странах Центральной Азии», — сказал он.

Отмечены положительные изменения в производстве животноводческой продукции – в 2016 году производство скота и птицы в хозяйствах всех категорий составило 14 млн тонн в живом весе. Необходимо, считает министр, активнее развивать молочную отрасль. «Для перехода к полному самообеспечению молоком нам нужно увеличить его производство до 5-7 млн тонн», — заявил Александр Ткачев. В настоящий момент удается только сохранять достигнутые темпы роста производства молока в сельхозорганизациях и фермерских хозяйствах – на уровне 3%.

Министр сообщил, что в 2017 году на поддержку сельского хозяйства предусмотрено 215,8 млрд рублей из федерального бюджета, еще 13,7 млрд рублей планируется выделить на поддержку сельхозмашиностроения.

Говоря о запуске механизма льготного кредитования, он отметил, что на данный момент Минсельхоз России заключил соглашения о совместной реализации программы уже с 8 банками, которые в ближайшее время будут готовы выдать первые средства по новому порядку.

В 2017 году продолжится активная работа по развитию прикладной науки в сельском хозяйстве, селекции, генетики. «Очень важно наладить взаимодействие бизнеса и государства в этом вопросе. Во всем мире производство семян и племенных животных – это выгодный бизнес, по уровню прибыли превосходящий товарное производство», — считает Александр Ткачев. При этом уже сегодня большую часть программы создания и производства отечественных семян свеклы готов профинансировать бизнес. Достигнута также договоренность и в вопросе создания российских сортов картофеля.

Особое внимание глава Минсельхоза России уделил эпизоотической ситуации и ветеринарии. «Необходимо обеспечить в каждом регионе неукоснительное соблюдение всех мероприятий, направленных на контроль за фитосанитарной и ветеринарной обстановкой», — заявил он.

Минсельхоз России подготовил План действий по борьбе с АЧС, а также ряд законопроектов об усилении ветеринарного контроля. Первоочередная мера, которую надо реализовать, это ввести систему объективного, контролируемого органами местного самоуправления и госветслужбой региона учета свиного поголовья. Особенно важно, считает министр, обеспечить условия безопасного содержания свиней в личных подсобных хозяйствах, что на сегодняшний день практически отсутствует.

Александр Ткачев надеется на сохранение продовольственного эмбарго в течение ближайшего года или двух: «Я очень надеюсь, что и санкции сегодня тоже способствуют (развитию), естественно, еще год–два продержимся в этой системе координат. Но, конечно, эмбарго тоже не будет бесконечно, и нам надо серьезно готовиться». Ткачев подчеркнул, что даже после снятия санкций Россия не будет открывать рынки «одновременно и быстро». «Будем выходить точечно, системно, избирательно, для того, чтобы ни в коем случае не разрушить свой рынок», — добавил он.

Глава ведомства заявил, что первоочередной задачей сейчас является подготовка к весеннему севу. Продолжается последовательное увеличение площади обрабатываемых сельскохозяйственных земель. В 2017 году планируется засеять более 80 млн гектаров площадей.

«Озимые нормально перенесли морозы, был хороший снежный покров. У нас нет серьезных опасений по поводу озимых, и год может быть достаточно урожайным», — заявил Ткачев.

Министр вручил ведомственные награды лучшим работникам отрасли.

Россия в этом сельхозгоду (июль 2016- июнь 2017 гг.) экспортирует 37,5 млн тонн зерна, сообщил директор департамента растениеводствах Минсельхоза Петр Чекмарев на Всероссийском агрономическом совещании. В прошлом сельхозгоду экспорт составил 33,9 млн тонн зерна. Таким образом, в этом сельхозгоду рост экспорта зерна составит 10,6%.

По словам главного агронома страны, российское зерно поставляется более чем в 100 стран мира. Но при этом аграриям необходимо особое внимание уделять качеству зерна, отметил он. В прошлом году пшеница 3-го класса в общем сборе зерна составила всего 24%, пшеница 4-го класса — 28%, фуражная пшеница 5-го класса — 48%. «Это не то зерно, с которым мы должны идти на мировой рынок, с таким зерном нас никто не ждёт», — сказал он.

«У нас появился большой рост продукции сахаропереработки – за прошлый год 595 тысяч экспортировано сахара, надеемся, в этом году мы ещё больше его продадим, есть возможность 600-700 тысяч тонн его реализовать за пределы Российской Федерации», – уточнил глава департамента МСХ.

Гендиректор ООО «Икар» Дмитрий Рылько приземлил: «При прочих равных, до конца 2016/2017 годов и в 2017/2018 годах мировые цены на зерно и масличные останутся на низких уровнях…Нужны «события» (погода, курсы валют, политика), чтобы двинуть их вверх…

На рынке сахара также возможно снижение с текущих высоких уровней…

Российским аграриям пока помогает низкий курс рубля, но рублевая рентабельность постепенно снижается с рекордно высоких уровней последних двух сезонов».

«Кто вперед заявился – тому и тапки»

На совещании автор строк взял интервью у директора департамента АПК Ярославской области Александра Кошлакова и его заместителя Сергея Камышенцева.

– Урожаи во многом зависят от климатических условий. Агрономы в одном регионе живут припеваючи, в другом — мучаются. На днях Правительство России утвердило перечень из 29 регионов, территории которых относятся к неблагоприятным для производства сельскохозяйственной продукции. В каких условиях работают аграрии Ярославской области?

– У нас классически работа в зоне рискованного земледелия, – ответил С. Камышенцев. – До июня случаются заморозки и даже возможен снег. Почвы малоплодородные, дерново-подзолистые с небольшой мощностью плодородного слоя 12-22 см, до 2% гумуса…Тем не менее, научились доводить кукурузу до зерна. Есть уже опыт производства сои на зерно. Сельхозпредприятия получают 60 т картофеля с га…

Но почему-то Ярославскую область не внесли в этот перечень, хотя мы находимся севернее Ивановской области, вошедшей в него. Правда, по несвязанной поддержке у нас есть повышающий коэффициент 1,2.

– А большая у вас погектарка?

– В среднем 500 рублей. Но все очень дифференцированно, в зависимости от урожайности: как потопал – так и полопал. Маленький урожай – меньше несвязанная поддержка. Минсельхоз активно подталкивает нас оперативно выдавать «несвязку». Мы стремимся к 15 марта направить средства производителям для приобретения ГСМ, ремонта техники к посевной.

– Мы будем поощрять за ввод новых земель, – вступил в разговор А. Кошлаков.

– Ваше отношение к единой субсидии, вводимой в этом году?

– Все сделано для удобства бизнеса, КФХ избавляются от рутинной бумажной работы.

– А вот фермеры опасаются, что местная власть будет субсидировать их по остаточному принципу.

– Существует реестр. Любой фермер претендует на субсидию после своей заявки – попадает в календарь получения субсидии. Там фильтруют не по юридической форме. Условно, кто вперед заявился – «тому и тапки», – ответил Камышенцев.

– Много говорят о 5-процентном льготном кредите…

– Это удобная форма, здесь органы исполнительной власти субъектов РФ исключены из финансовых потоков, – заметил директор департамента. – Все зависит от банков, как они оперативно будут реагировать на заявки самих заемщиков. Сейчас между банками возникает небольшая конкуренция и борьба за клиента, то есть банкиры будут оперативно соображать и подходить к нуждам сельхозпроизводителей.

Сейчас мы формируем реестр – на сегодня те банки, которые есть в регионе, попали в этот пул. С отобранными банками заключаем соглашения. В основном мы работаем с Россельхозбанком, Сбербанком. ВТБ активизировался. Но поживем-увидим. Думаю, результаты этого года покажут объем короткого кредитования на весенне-полевые работы и самое главное – инвестиционные.

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 2 февраля 2017 > № 2061638 Александр Ткачев


Россия > Агропром > kremlin.ru, 24 января 2017 > № 2048513 Александр Ткачев

Рабочая встреча с Министром сельского хозяйства Александром Ткачёвым.

Глава Минсельхоза информировал Президента о запуске нового механизма льготного кредитования предприятий агропромышленного комплекса, а также о ситуации в отрасли.

В.Путин: Добрый день!

Александр Николаевич, о результатах работы селян мы говорим в последнее время часто и с удовольствием. Есть повод их поздравить с результатами. Не все эти результаты ещё обобщены за прошедший год, но уже за 11 месяцев можно констатировать, что рост более 4 процентов.

А.Ткачёв: Да, более 4 процентов. Спасибо большое за то, что Вы отмечаете и всегда отмечали в течение года. Мы очень ценим, потому что государственная поддержка беспрецедентная. Мы действительно давно этого ждали: преференции практически по всем направлениям – и, как следствие, рост более 4 процентов, и урожай рекордный за всю историю Российской Федерации и Советского Союза – 119 миллионов тонн. Это, конечно, большая победа.

Это прежде всего доходы селян, крестьян, которые, безусловно, реализуются в новые проекты и в подъём уровня жизни, и, конечно, в новые технологии, производство и так далее. Поэтому ещё раз огромное спасибо.

В.Путин: И вопросы кредитования Вы хотели обсудить.

А.Ткачёв: Да. Ваше поручение выполнено: с нового года мы запустили новый проект льготного кредитования, это тоже беспрецедентно. Кредиты, инвестиционные и короткие, не могут превышать 5 процентов. Ниже – можно, то есть один процент, два, три, пять [процентов] максимум. Конечно, это даст серьёзный толчок строительству новых проектов в агропромышленном комплексе, перерабатывающем – новых молочных [ферм], свинокомплексов. Это кардинально изменит нашу страну в смысле сельского хозяйства.

В.Путин: Объём какой?

А.Ткачёв: Объём порядка 23 миллиардов рублей. Хочу проинформировать, что «Россельхозбанк» уже начал [эту работу], первый подготовился. Естественно, мы рассчитываем и на другие банки, которые активно примут участие.

Такого не было никогда – таких дешёвых, длинных и доступных кредитов. Мы убираем всю бюрократию. Это даст серьёзный толчок, мощный прорыв в области строительства, привлечения инвестиций и, конечно, создания новых проектов.

В.Путин: Как будете отбирать?

А.Ткачёв: Отбор проводится на уровне банков. Естественно, мы (Минсельхоз) определяем приоритеты, какие отрасли должны поддерживаться. И конечно, те проекты, которые будут обеспечены, проекты с возвратными средствами, которые будут интересными, конкурентоспособными, технологичными, будут иметь поддержку в первую очередь.

В.Путин: Экономическая обоснованность всегда, конечно, должна присутствовать, но бюрократия должна быть минимизирована.

А.Ткачёв: Поверьте, Владимир Владимирович, я сам из региона и знаю, что это такое, – мы минимизируем. И, самое главное, один из важных моментов – мы экономим региональные деньги. Теперь субсидировать эти кредиты из региональных бюджетов не нужно. Раньше достаточно крупные суммы субъекты Российской Федерации отвлекали на субсидирование кредитов, которые выдавали банки. Теперь будет только федеральная часть, а значит, регионалы могут использовать эти средства на другие нужды, в том числе и сельское хозяйство.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Агропром > kremlin.ru, 24 января 2017 > № 2048513 Александр Ткачев


Россия > Агропром > agronews.ru, 28 декабря 2016 > № 2019662 Александр Ткачев

Инвестиции в будущее.

Министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев — о том, почему государство должно поддерживать агросектор, пишут «Известия».

В конце года по традиции принято подводить итоги, делать выводы, строить планы на будущий год, а то и на перспективу, если, конечно, в уходящем году удалось сделать серьезные на то заделы. Приятно, что российский АПК завершает год с очень хорошими результатами. Нам удалось не только сохранить, но и увеличить объем роста производства — до 4% (до этого рост был на уровне 3%). И это в непростые для нашей экономики годы. За счет чего? Во многом благодаря тому, что сельхозпроизводители смогли воспользоваться введением ограничений на импорт продовольствия из ряда стран и вовремя занять освободившуюся нишу. А также за счет действующих мер господдержки начали свое дело или расширили уже работающее производство.

Есть скептики, которые сомневаются в эффективности больших бюджетных вливаний именно в аграрную отрасль. Дескать, цены не снижаются, импорт остается. Но сельское хозяйство во всем мире — дотационная отрасль, которая, как ни одна другая, нуждается в поддержке государства. И Япония, и США, и Европа — все субсидируют агропром. Это как родители с детства вкладывают в своего ребенка — стараются дать хорошее образование, раскрыть и поддержать его талант, так и в нашем случае. Мы поддерживаем сельское хозяйство и спустя время видим результаты. Да, не всегда сразу, иногда спустя 3–5 лет, а для отдельных отраслей, таких как молочное скотоводство, садоводство, виноградарство, нужно гораздо больше времени на развитие.

Два года назад, когда в 2014 году Россия приостановила ввоз отдельных продуктов из некоторых государств, мы значительно расширили возможности для наших производителей. Создали хороший задел для развития из сотен инвестпроектов в десятках регионов страны. Инвесторы заинтересовались тепличным овощеводством, закладкой садов и виноградников, животноводством. Просубсидировано свыше 500 инвестиционных проектов почти на 300 млрд рублей. А результаты по производству сегодня говорят сами за себя.

Сокращается импорт, растет самообеспеченность, впервые за долгие годы удалось закрыть потребности внутреннего рынка в мясной продукции за счет отечественного производства. Хочу напомнить, что в 2005 году импорт продовольствия составлял более 60% потребления. Прошло 10 лет, и мы практически полностью обеспечиваем себя по основным продуктам питания.

В этом году впервые за 40 лет собрано более 119 млн т зерна. Все это поднимает доходы и международный престиж России, отвоевавшей позиции лидера по экспорту пшеницы на мировой арене. Мы видим, что помимо зерновой и мясной отраслей развиваются и другие направления.

Растет производство тепличных овощей. За четыре года сборы выросли в полтора раза, а импорт сократился на 40%. Опережаем показатели прошлого года по урожаю фруктов, сборам кукурузы, сахарной свеклы, подсолнечника.

Другое важное направление — техническое перевооружение отрасли. В этом году 10 млрд рублей направлено на поддержку отечественного сельхозмашиностроения. Результат — наши фермеры приобрели в два раза больше тракторов, комбайнов и другой сельхозтехники, чем в прошлом году.

Теперь о ценах. Рост производства сдерживает скачки цен. Вот данные Росстата — годовое увеличение цен на продовольствие в ноябре составило 5%, а непродовольственные товары подорожали на 7%.

Господдержка дает эффект не только в плане увеличения объемов производства, это еще и решение социальных вопросов — повышения занятости на селе, доходов населения, качества жизни и развития сельских территорий.

В этом году после серьезных обсуждений удалось более чем на 10 млрд рублей увеличить финансирование отрасли на будущий год по сравнению с теми объемами, которые предлагалось утвердить ранее. В результате общий объем господдержки отрасли составит 215,9 млрд рублей. Конечно, будет нелегко решить все вопросы, стоящие перед отраслью, но мы намерены добиться большей отдачи за счет повышения эффективности господдержки и применения новых подходов.

К примеру, начинает действовать новый механизм льготного кредитования, который предполагает, что сельхозпроизводители смогут с нового года получить кредит под 5% годовых. Раньше субсидии выделялись уже после получения кредита, иногда с опозданием в несколько месяцев. Все это время аграрии вынуждены были обслуживать кредит на общих условиях. Теперь государство будет перечислять субсидии напрямую банкам, а фермеры будут получать кредит уже с льготной ставкой. Это даст им возможность активнее инвестировать в развитие. На эти цели в федеральном бюджете предусмотрено более 21 млрд рублей.

Другое нововведение — консолидация субсидий. Многие субсидии, которые раньше распределялись на федеральном уровне и утверждались правительством, перейдут в так называемую «единую региональную субсидию».

Регионы смогут оперативно распределять средства, а не ждать корректировки федерального бюджета. Это то, о чем большинство территорий неоднократно просили.

Каждый регион, за исключением неблагоприятных для развития сельского хозяйства северных территорий, должен стремиться к тому, чтобы обеспечивать себя самостоятельно основными видами сельхозпродукции. Нас кормит сельское хозяйство, и нам нужно вкладывать в его развитие. Кроме того, нельзя ориентироваться только на внутренний рынок. По многим видам продукции уже произошло его насыщение, поэтому важнейшим направлением становится развитие экспорта сельскохозяйственной продукции и продуктов питания. Российский АПК может стать локомотивом экспортного роста страны. И тогда через десяток лет мы не узнаем страну. Россия превратится в одного из крупнейших поставщиков продуктов питания, зарабатывающего десятки миллиардов долларов на продовольственном экспорте.

Россия > Агропром > agronews.ru, 28 декабря 2016 > № 2019662 Александр Ткачев


Россия > Агропром > oilworld.ru, 14 декабря 2016 > № 2004087 Александр Ткачев

Александр Ткачев представил основные положения прогноза научно-технологического развития АПК на период до 2030 года

13 декабря министр сельского хозяйства Российской Федерации Александр Ткачев выступил на заседании Правительственной комиссии по вопросам агропромышленного комплекса и устойчивого развития сельских территорий, которое провел Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев.

Глава Минсельхоза России представил основные положения прогноза научно-технологического развития агропромышленного комплекса Российской Федерации на период до 2030 года.

Прогноз научно-технологического развития агропромышленного комплекса Российской Федерации на период до 2030 года стал результатом серьезной работы, которую проделала команда исследователей совместно с Министерством сельского хозяйства РФ.

В разработке прогноза принимали участие представители ведущих научных организаций, вузов, отраслевых союзов и ассоциаций. На его основе разработаны предложения по корректировке приоритетных направлений науки и технологий в сельском хозяйстве.

Прогноз позволит более качественно подходить к разработке документов стратегического развития в сфере АПК.

Я хотел бы остановиться на сутевых вопросах научно-технологического развития отрасли, которые связаны с развитием селекции и генетики, глубокой переработкой сельскохозяйственного сырья.

Уточню, что такую работу мы ведем в рамках исполнения 350-го Указа Президента Российской Федерации «О мерах по реализации государственной научно-технической политики в интересах развития сельского хозяйства».

Речь идет о разработке и внедрении достижений отечественной науки, которые обеспечат импортозамещение в технологиях, а не только в производстве. Пока технологическое развитие сельского хозяйства опирается на достижения зарубежной науки.

По целому ряду позиций доля импортных семян составляет от 20% до 80%. Например, доля импортных семян сахарной свеклы - 70%, семян кукурузы – 28%, семян подсолнечника – 44%, семян овощей – 23%. По картофелю, эта зависимость достигает 80%.

В животноводстве с каждым годом импорт племенной продукции сокращается. Например, в 2015 году импортировано на 50% меньше молочного рогатого скота по сравнению с 2012 годом, импорт мясного КРС и свиней снизился на 97%. Племенное поголовье свиней имеется в необходимом количестве для нормального развития свиноводства. Это результат работы последних 3-5 лет.

Доля импорта в племенном молодняке молочного скота достигает 27%, в мясном скотоводстве это показатель лучше и составляет всего лишь 8%.

В то же время, высокая зависимость от использования импортного племенного материала остается в птицеводстве. Ежегодно мы закупаем 7 млн суточных цыплят и 830 млн инкубационных яиц.

Минсельхозом ведется работа по подготовке программ, направленных на создание отечественных кроссов птицы, устойчивых к болезням и отличающихся высокой продуктивностью.

В целях развития отечественного семеноводства на протяжении всего срока реализации Госпрограммы предоставляются субсидии на компенсацию части затрат по приобретению элитных семян и поддержка племенного животноводства. Эти меры поддержки стимулируют сельхозпроизводителей активнее использовать семена высших репродукций и племенной материал.

Начиная с 2015 года, реализуется новая мера поддержки - компенсация 20% прямых понесенных затрат на строительство селекционных центров. Первые 10 селекционно-семеноводческих центров и 4 селекционно-генетических центра уже получили поддержку. До 2020 года планируется построить и модернизировать около сотни таких центров, чтобы сформировать отечественной семенной фонд и генофонд сельхозживотных.

Не менее важно развивать селекцию и генетику с точки зрения экспорта. На сегодняшний день мировой рынок оригинальных, элитных и репродуктивных семян зерновых культур составляет 4,5 млрд долларов. На долю России приходится 1,3%. Эксперты прогнозируют рост этого рынка в 1,5 раза к 2030 году.

Не менее важно развитие глубокой переработки сельхозсырья. Россия за последние годы превратилась в крупного производителя и экспортера зерна. По пшенице мы стали крупнейшим мировым экспортером. При этом мы импортируем до 80% модифицированных крахмалов от общего объема потребления в России. Закупаем за рубежом глюкозу, лизин и ряд других кормовых и пищевых добавок на общую сумму порядка 350 млн долларов, а это 22 млрд рублей, что сравнимо с объемом поддержки льготного кредитования в следующем году. Эти доходы могут получать российские производители в случае развития отрасли глубокой переработки зерна в России.

Существует большой потенциал не только для импортозамещения, но и для экспорта продуктов глубокой переработки зерна. Так, мировой рынок аминокислот составляет 35 млрд долларов в год. При этом Россия на данном рынке практически не представлена. Занятие даже 10% рынка аминокислот позволит получать 3,5 млрд долларов в год экспортных доходов.

Основная причина отсутствия такого производства в России - высокий уровень затрат на приобретение зарубежных технологий и строительство таких предприятий.

Необходимо создать комплексную программу, позволяющую стимулировать и использовать отечественные разработки в области глубокой переработки зерна. Для достижения наибольшей эффективности считаю целесообразным включить направление глубокой переработки сельхозпродукции в Национальную технологическую инициативу, разработав «дорожную карту» в рамках направления «Фуднет».

К 2030 году мы должны полностью обеспечивать себя крахмалами и другими продуктами глубокой переработки зерна, а также занимать хотя бы 5% мирового рынка данной продукции.

В области ветеринарии необходимо создать центры научных исследований на базе ведущих институтов и биопредприятий для проведения фундаментальных и прикладных исследований, направленных на разработку лекарственных средств для ветеринарного применения. Это позволит увеличить долю отечественных препаратов, применяемых в ветеринарии, с 40 до 90% к 2025 году.

Завершая, отмечу, что в Прогнозе научно-технологического развития АПК есть два сценария «Локальный рост» и более амбициозный «Глобальный прорыв». Если мы пойдем по второму сценарию, то опережающий рост экспорта позволит поддерживать динамику отрасли на уровне более 3% ежегодно до 2030 года.

Рассчитываем, что наши предложения найдут отражения и в мероприятиях по реализации Стратегии научно-технологического развития России.

Хочу проинформировать, что с учетом представленного прогноза и в рамках работы по 350-му Указу Президента на обсуждение заинтересованным ведомствам направлен проект постановления Правительства «О реализации Федеральной научно-технической программы развития сельского хозяйства на 2017-2025 годы»

Таковы основные положения прогноза научно-технологического развития агропромышленного комплекса России на период до 2030 года. Спасибо за внимание!

Россия > Агропром > oilworld.ru, 14 декабря 2016 > № 2004087 Александр Ткачев


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 13 декабря 2016 > № 2010949 Александр Ткачев

Брифинг Александра Ткачёва по завершении заседанияПравительственной комиссии по вопросам агропромышленного комплекса и устойчивого развития сельских территорий.

Из стенограммы:

Вопрос: Обсуждался ли вопрос о льготном механизме кредитования предприятий АПК. И когда он начнёт работать?

А.Ткачёв: Мы надеемся, что в ближайшее время выйдет Постановление Правительства, в котором будет предусмотрено льготное кредитование (не выше 5%) всего агропромышленного комплекса: это переработка, растениеводство, животноводство. Мы значительно увеличили сумму на эти цели, она будет составлять порядка 21 млрд. Это существенное, кратное увеличение. Это создаст условия для инвестиций, для производства, внедрения и реализации сотен инвестпроектов по всей стране. С 1 января 2017 года, мы надеемся, этот механизм заработает.

Вопрос: Вопрос о законопроекте по молочным интервенциям. Когда он будет готов? Будет ли запущен этот механизм в 2017 году?

А.Ткачёв: Мы на это рассчитываем. Это очень серьёзный инструмент, который будет впервые работать на молочном рынке в нашей стране. Он будет способствовать удержанию цены, особенно в период «большого молока» – летний, весенний периоды. Кроме того, это будет поддерживать рентабельность молочной отрасли, а значит и повышать её привлекательность, что очень важно для наших бизнесменов и инвесторов в эту отрасль.

Вопрос: Сообщалось, что молочные интервенции могут начаться в мае. Этот срок подтверждается?

А.Ткачёв: Мы к этому стремимся, но это может быть и май, и июнь, и июль – в разных регионах по-разному. Но в 2017 году эта мера поддержки будет реализована. Рассчитываем, что законопроект будет принят в начале следующего года.

Вопрос: Можно уточнить прогноз по экспорту зерна в этом сельхозгоду?

А.Ткачёв: Это зависит от многих факторов. Прежде всего, насколько будет хороший урожай в 2017 году, какие у нас будут запасы, переходной объём зерна и так далее. Поэтому точно сказать, что это будет 35 или 37 млн т, не представляется возможным. Но цифра 35–40 отражает самое главное – объёмы экспорта. Они увеличиваются. Объёмы производства зерна в нашей стране растут, значит, излишки мы продаём на экспорт. На этом зарабатывает валюту и страна, и сельхозтоваропроизводители. Это выгодно всем.

Сегодня на совещании был разговор о том, что необходимо заниматься глубокой переработкой зерна. Мы должны выходить на другой передел, другой уровень глубокой переработки. Это должно быть не только зерно, но и мука, лизин, аминокислоты – всё то, что мы закупаем, тратя огромные средства. Речь идёт о повышении качества комбикормов, а значит, и продуктивности нашего животноводческого комплекса. Мы над этим будем работать. И, я надеюсь, нам удастся вместе с учёными, органами власти, бизнесом создать этот кластер.

Вопрос: Сегодня обсуждались вопросы развития аквакультуры. Расскажите, что обсуждали, может быть, есть какие-то решения?

А.Ткачёв: Развитие аквакультуры, производство рыбы – это наша серьёзная перспектива. У нас есть огромные возможности, огромная прибрежная зона, реки, озёра, искусственные водоёмы, где можно заниматься этим производством, этим бизнесом. Если посмотреть на развитые страны Европы, да и последний опыт Китая показывает, что эти объёмы можно увеличивать в разы. Мы ставим задачу – к 2020 году в два раза увеличить объём финансирования поддержки аквакультуры и, конечно, производства. Выйти на уровень примерно 300–400 тыс. т в год. Это будет востребовано в нашей стране. Уверен, мы сформируем культуру потребления этой рыбы, как и в развитых странах. Думаю, что это правильное решение, бизнес услышит этот сигнал и будет инвестировать в эту отрасль.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 13 декабря 2016 > № 2010949 Александр Ткачев


Азербайджан. Россия > Агропром > agronews.ru, 9 декабря 2016 > № 2000557 Александр Ткачев

Ткачев: «В России любят азербайджанскую продукцию, ей доверяют и на нее рассчитывают».

Азербайджан и Россия имеют давние тесные связи в сельскохозяйственной сфере. В советское время, в 90-е годы, сегодня из Азербайджана в Россию поставлялись и поставляются высококачественные овощи и фрукты, известные своим неповторимым, «живым» вкусом. В эксклюзивном интервью «Москва-Баку» министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев рассказал, как сегодня продвигается сотрудничество России и Азербайджана в агропромышленном секторе, в какие регионы России ведутся поставки продукции из Азербайджана.

– Александр Николаевич, Азербайджан – Республика с богатым сельскохозяйственным и агропромышленным потенциалом. Этому, к примеру, способствует расположение Азербайджана в 9 климатических зонах из 11 существующих, что благоприятно сказывается на производстве разнообразной продукции. Азербайджан для России – перспективный партнер в агропромышленном секторе. Как Вы оцениваете сегодняшний уровень сотрудничества между нашими странами в этом направлении?

– Сегодня Азербайджан занимает достойное место на международной арене, это многие отмечают. На Азербайджан ориентируются, перенимают его опыт. Наша страна, к примеру, изучает опыт республики в области промышленного производства, нефтедобычи, развития сельского хозяйства. Сотрудничество в аграрной сфере для нас является одним из главных направлений двустороннего взаимодействия.

В России любят азербайджанскую продукцию, ей доверяют и на нее рассчитывают. Благодаря хорошему климату Азербайджан славится фруктами и овощами высокого качества. А о вкусе азербайджанских помидоров и огурцов ходят легенды.

Как мы знаем, сегодня Азербайджан уделяет особое внимание развитию сектора экономики, не связанного с нефтедобычей, прежде всего, сельскому хозяйству. И у наших стран большие перспективы для развития отношений в этом направлении.

Чуть больше месяца назад в Баку прошел VII Азербайджано-российский межрегиональный форум, на котором, в том числе, обсуждали основные направления расширения сотрудничества в аграрной сфере, изучали обмен опытом в сельскохозяйственном секторе между Россией и Азербайджаном.

Сегодня торговые отношения между нашими странами показывают хорошие результаты. Так, по итогам 10-ти месяцев 2016 года товарооборот сельскохозяйственной продукции между Россией и Азербайджаном составил 610 млн долларов. По данным на октябрь текущего года, импорт России из Азербайджана составил 217 млн долларов, что практически на четверть больше, чем за аналогичный период прошлого года. Это произошло за счет роста объемов поставок плодоовощной продукции. Если говорить в количественном выражении, то, например, поставки томатов из Азербайджана увеличились в 1,5 раза, моркови, репы и свеклы — более чем в 2 раза, огурцов – в 2,6 раза, винограда – в 2,7 раза, яблок и груш – более чем в 1,5 раза.

Кроме этого, мы закупаем азербайджанскую продукцию животного происхождения. Сегодня 17 республиканских предприятий имеют право экспортировать на территорию Российской Федерации. Это молоко и молочная продукция, мясо птицы, готовые мясные продукты, а также рыба и морепродукты.

Мы со своей стороны поставляем в Азербайджан зерновые культуры, табачные изделия, шоколад, кондитерские изделия и алкогольные напитки. Между тем, в последнее время экспорт перечисленных товаров сократился – с января по октябрь по сравнению с этим же периодом прошлого года на 26% до 393 млн долларов. Однако, выросли объемы поставок картофеля, лука, подсолнечного масла. …

Азербайджан. Россия > Агропром > agronews.ru, 9 декабря 2016 > № 2000557 Александр Ткачев


Россия > Агропром > agronews.ru, 6 октября 2016 > № 1924207 Александр Ткачев

Ткачев: «К 2030 году в России прогнозируется стабильное производство зерна в объеме 130 млн тонн».

Впервые за 25 лет, по предварительной оценке, будет собрано не менее 113 млн тонн зерна. И это, по словам министра сельского хозяйства РФ Александра Ткачева, не предел. При сохранении господдержки отрасли и высокой урожайности в России к 2030 году намерены стабильно получать 130 млн тонн зерна, из которых до 50 млн тонн можно будет направлять на экспорт. Какие отрасли АПК уже включены в работу на внешнем рынке и какая сельхозпродукция может в перспективе заменить российскую нефть, Александр Ткачев рассказал «Вестнику АПК».

— Александр Николаевич, урожаем нынешнего года вы довольны? Благоприятные погодные условия, которые были во время формирования урожая в некоторых регионах, — это лишь часть успеха, а благодаря чему еще аграрии показали столь высокие результаты?

— Урожаем нынешнего года могут гордиться все наши аграрии. Мы планируем собрать порядка 113-116 млн тонн зерна — рекордный за последние 25 лет урожай. Сопоставимый уровень наблюдался в 1990 году, когда было собрано 116,7 млн тонн зерна. В этом году будет значительно превышен уровень прошлого года по пшенице и по масличным культурам. Конечно, погода нам благоприятствовала — это важное, но далеко не единственное условие успеха. Такие выдающиеся результаты стали возможны благодаря своевременной господдержке. Все — и региональные власти, и сельхозпроизводители, и федеральный центр — действовали грамотно, четко, слаженно. Была проведена качественная подготовка к посевной. Обмолот мы также ведем сегодня с опережением более чем на 13% к прошлому году. И уже сейчас аграрии приступили к закладке фундамента урожая будущего года: засеяно 60%, или 10 млн гектаров прогнозной площади озимых. Сельхозпроизводители обеспечены всеми необходимыми ресурсами для проведения осенних полевых работ.

— Можно ли дальше наращивать объемы продукции растениеводства, например, благодаря масштабному движению по возвращению в оборот неиспользуемых сельхозземель и восстановлению орошаемых земель?

— Площадь неиспользуемой пашни в нашей стране составляет 19,7 млн гектаров, в том числе пашни, пригодной для введения в сельскохозяйственный оборот, — 11,8 млн гектаров. Если занять эти площади зерновыми культурами, российский каравай потяжелеет примерно на 26 млн тонн. В прошлом году мы вернули в оборот 950 тыс. гектаров, примерно столько же вводится в нынешнем году. Это требует значительных материальных вложений, поэтому своевременно была предусмотрена господдержка, при которой субсидии предоставляются на один гектар посевной площади. Соответственно, чем больше у сельхозпроизводителя посевных площадей, тем больше он получает финансовых средств. Мы надеемся, что это поможет стимулировать возвращение в оборот неиспользуемых сельхозземель.

— Насколько вообще проблема нерационального использования сельхозугодий актуальна для России?

— Проблема действительно актуальна и касается не только введения земель в оборот, но и рационального их использования. Например, сельхозпроизводители пока мало заботятся о повышении плодородия земель. Мы должны в корне изменить подходы к использованию минеральных удобрений. В нашей стране производится в среднем от 18 до 20 млн тонн удобрений, а внутри страны применяется лишь 15%, то есть 2,5 млн тонн. Сегодня более половины посевных площадей у нас засеваются вообще без внесения минеральных удобрений. В среднем по России на один гектар вносится 33 кг в действующем веществе, а надо вносить как минимум в 3 раза больше. Увеличение объема вносимых минеральных удобрений — это существенный резерв повышения урожайности, еще одна точка роста, потенциал которой не используется пока даже наполовину.

— В этом сельхозгоду Россия экспортировала почти 34 млн тонн зерна, в том числе 24,6 млн тонн пшеницы. Мы стали мировыми лидерами по экспорту пшеницы, опередив Канаду и США. Учитывая нынешний богатый урожай, можно говорить о том, что объемы экспорта будут расти? Необходимо ли нам вообще увеличивать экспорт пшеницы?

— Экспорт зерна и продовольствия в целом в условиях курса на расширение ассортимента выпускаемой продукции и переориентацию рынков сбыта, на повышение эффективности производства и получение экономической выгоды наравне с энергетикой должен стать фундаментом нашей экономики. Зерно — это наш базовый экспортный товар, на который приходится две трети экспорта сельхозпродукции. Россия может торговать не только нефтью, но и стать ведущей мировой аграрной державой. По объему экспорта российского зерна за последние 10 лет мы достаточно преуспели: экспорт увеличился в 3 раза и превысил 34 млн тонн. Мы не собираемся отступать от намеченного курса и планируем закрепиться на позиции мирового лидера по экспорту пшеницы. В этом сельхозгоду экспорт зерновых увеличится примерно на 20% — до 40 млн тонн зерна, в том числе экспорт пшеницы — до 30 млн тонн, в прошлом году было экспортировано почти 34 млн тонн зерна.

Будем расширять географию поставок. Наряду с традиционными рынками, а это Ближний Восток и Северная Африка, ожидаем увеличения экспорта в Китай, азиатские страны, Африку, а также в Латинскую Америку. В перспективе, по прогнозам, к 2030 году страна по производству зерна может выйти на результат 130 млн тонн. Это позволит поставлять на внешние рынки не менее 48,5 млн тонн. В то же время повышение урожайности, введение дополнительных площадей в оборот и ряд других условий могут обеспечить к 2030 году производство зерна до 170 млн тонн, в этом случае экспорт составит до 64 млн тонн.

— На какие преференции со стороны государства могут сегодня рассчитывать компании-экспортеры?

— В настоящее время принято решение обнулить экспортную пошлину на пшеницу на ближайшие два года. Мы рассчитываем, что это даст зерновому рынку дополнительные стимулы для развития и большую предсказуемость, в том числе будут исключены риски потерь от колебаний валютных курсов. Такая мера поддержит в том числе и экспортеров, число заключаемых контрактов вырастет.

— Очевидно, что зерном мы без проблем обеспечиваем не только себя, но и целый ряд стран. А в каких отраслях АПК можно проследить такие же положительные тенденции? Выступая на совещании у президента РФ по вопросам развития сельского хозяйства Центрального Нечерноземья, вы отметили, что за последние два года импорт продовольствия в России сократился почти на 40%, с 43 млрд руб. до 26 млрд руб. Какой продукции мы стали ввозить меньше?

— Действительно, в прошлом году мы импортировали продовольственных товаров и сырья для их производства на сумму 26,6 млрд долларов США — почти на 40% меньше, чем, например, в 2013 году.

Приостановив ввоз в страну отдельных наименований продовольствия из других государств, мы значительно расширили возможности для наших аграриев. Благодаря господдержке был создан хороший задел для развития отрасли из сотен инвестпроектов. Инвесторы заинтересовались тепличным овощеводством, закладкой садов и виноградников, животноводством. Это позволило нам полностью закрыть потребности по основным видам продукции — картофелю, мясу, сахару, овощам. В I полугодии 2016 года индекс производства сельскохозяйственной продукции составил 102,6%, или 1,6 трлн руб. в фактических ценах.

В результате мы смогли существенно снизить объемы импортных поставок свежемороженого мяса крупного рогатого скота, свинины, мяса птицы, свежей и мороженой рыбы, сыров и творога, сливочного масла, овощей и фруктов. За I полугодие импорт продовольственных товаров и сырья составил 10 млрд долларов — почти на 10% меньше, чем в прошлом году.

— Какая продукция сельского хозяйства, кроме зерна, идет на экспорт в 2016 году? Намерен ли российский АПК расширить список позиций для внешних рынков?

— За 7 месяцев текущего года экспорт Россией сельхозпродукции и продовольствия достиг 8 млрд долларов, что на 3% выше показателя прошлого года. В 1,5 раза выросли поставки пшеницы, в 5 раз — свинины, в 2,5 раза — мяса птицы.

На нашу страну приходится более 3% мирового производства всех видов мяса: в 2015 году в мире производилось около 315 млн тонн мяса, в России — 10 млн тонн. Доля нашей страны в мировой торговле мясом составляет менее 0,5%. Глобальный спрос на мясо будет продолжать расти, и наша страна должна занять на этом рынке свою нишу. Ключевым рынком как для России, так и для мира в целом будет КНР. Минсельхоз РФ разработал программу поддержки экспорта российского продовольствия. В ней мы предусмотрели целый ряд мер системного и организационного характера, которые должны стимулировать развитие экспортного потенциала. Нам очень важно, чтобы эта программа была утверждена и начала работать уже с 2017 года.

Справка

Основной экспорт России в 2015 году приходился на такие страны, как Турция, доля которой в общем объеме экспорта России составила 10,8%, Китай — 8,4%, Республика Корея — 7%, Египет — 4,7%, Азербайджан — 4%, Украина — 3,4%, Иран — 2,9%, Нидерланды — 2,8%, Армения — 2%, Узбекистан — 1,6%, Киргизия — 1,2%, Норвегия — 1,1%, Нигерия — 1,1%.

Россия > Агропром > agronews.ru, 6 октября 2016 > № 1924207 Александр Ткачев


Россия > Агропром > kremlin.ru, 27 сентября 2016 > № 1917824 Александр Ткачев

Рабочая встреча с главой Минсельхоза Александром Ткачёвым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Министром сельского хозяйства Александром Ткачёвым. Глава Минсельхоза информировал Президента о планируемом объёме урожая зерновых и экспортном потенциале отечественного агропромышленного комплекса.

В.Путин: Александр Николаевич, уборочная кампания постепенно, но всё–таки движется к завершению. Как в таких случаях говорят, каковы виды на урожай, как Вы прогнозируете результат этого года?

А.Ткачёв: Виды очень приличные, как никогда. На самом деле мы имеем уникальную возможность получить выдающийся урожай за последние 25 лет: от 110–115 миллионов тонн (потому что мы убрали только 80 процентов площадей). Конечно, может быть, в 1990 году Россия получала подобный урожай, но там было несколько факторов: площадь посевных площадей была на десять миллионов гектаров больше. А за счёт урожайности, за счёт культуры земледелия, за счёт интенсивных технологий [земледелия] мы сегодня уже имеем среднюю урожайность 24 центнера [с гектара] – тогда было пятнадцать, десять центнеров и так далее. Поэтому те вложения, которые сегодня осуществляются государством…

В.Путин: Урожайность почти в два раза стала выше.

А.Ткачёв: Да, почти в два раза. Были года, условно 1950–60-е, когда у нас урожайность была семь–восемь центнеров по всей стране – начиная с юга и заканчивая Дальним Востоком.

Поэтому благодаря беспрецедентной поддержке государства, не побоюсь этого слова – самоотверженной работе коллектива агропромышленного комплекса: механизаторов, учёных, специалистов (да и климатические условия были достаточно благоприятные в этом году) – всё–таки такой хлеб мы можем получать в России.

Но хочу сказать, что такого урожая бояться не надо. Если брать мировую практику, в целом зерновой баланс строится следующим образом: благополучные страны – тонна на одного человека, то есть, по этим расчётам, нам нужно порядка 150 миллионов; у нас сегодня будет 115–116, а значит, нам есть куда расти.

И если мы будем так развиваться дальше, а есть абсолютно все предпосылки для того, чтобы урожайность росла, мы осваивали новые площади, возвращали утерянные, которые заросли сегодня деревьями или превратились в пустыни, за счёт мелиорации, других технологий, то через десять, максимум 15 лет мы сможем получить эти 150 миллионов тонн, накормить свою страну и продать на экспорт львиную долю урожая.

В.Путин: Экспортный потенциал у нас растёт?

А.Ткачёв: Да, Владимир Владимирович. За последние пять–семь лет мы практически на 30–40 процентов увеличили экспорт. Мы осваиваем новые страны, не только Персидский залив, но и Северная Африка, и азиатско-тихоокеанские страны. И, действительно, у нас там хороший удельный вес, мы там уже присутствуем и будем дальше это развивать.

В.Путин: Александр Николаевич, здесь нам нужно учитывать несколько факторов, Вы их хорошо знаете.

Во–первых, мы при организации экспорта должны иметь в виду обеспечение прежде всего собственных интересов, собственных внутренних рынков: это и для кормов, и для продовольственного обеспечения хлебом населения. При всём растущем экспорте всё–таки задача обеспечения самой России – это задача номер один. Это первое.

Второе – конъюнктура. Вы знаете, как она сейчас складывается на мировых рынках: цена на зерно несколько снизилась, это нужно иметь в виду и, может быть, не спешить с тем, чтобы выбрасывать на рынок дополнительные объёмы, а, наоборот, работать на сельхозпроизводителя для удержания нужного уровня цен.

Насколько я понимаю и вижу по документам, у нас растёт экспортный потенциал не только зерновых, но и товаров животноводства: это и свинина, и мясо птицы. Насколько там Вы видите позитивные перемены?

А.Ткачёв: Если позволите, по первой части. Безусловно, задача Минсельхоза – этот баланс соблюдать. Мы чётко следим за этим, и, я Вас уверяю, мы прежде всего,= закрываем свои потребности на кормопроизводство и на продовольственные цели. И только излишки, подчёркиваю – излишки, мы направляем на экспорт, это безусловно, это даже не обсуждается. Экспорт даёт нам приток денег, это валюта, от этого, в общем–то, богатеют наши сельхозпроизводители, это их доходы.

Что касается не только зерновой группы, Вы абсолютно правы, с у нас растёт экспорт животноводческой продукции: свинина – только за последние пять месяцев этого года мы увеличили её экспорт в три раза, сегодня объём порядка десяти миллионов долларов, это только начало.

Практически мы [Россия] на этом рынке впервые. Мы всегда, Вы лучше меня знаете, закупали огромные [объёмы]: начиная с «окорочков Буша» – и свинину, и говядину, и молочные изделия. По птице мы увеличили экспорт в три с половиной раза, объём экспорта – порядка 25 миллионов долларов.

Уверен, что эти цифры будут сотни миллионов долларов. Конечно, надо наращивать. Зерно – из того, что можно продавать на экспорт: мы должны производить из него комбикорма, пропускать через животноводство – и продавать [готовую продукцию], на этом зарабатывать.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Агропром > kremlin.ru, 27 сентября 2016 > № 1917824 Александр Ткачев


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 2 сентября 2016 > № 1887125 Дмитрий Медведев, Александр Ткачев

О ходе проведения в 2016 году сезонных полевых работ.

Селекторное совещание.

Из стенограммы:

Д.Медведев: У нас сегодня выездной видеоселектор, посвящённый сезонным полевым работам.

Сначала несколько цифр по текущей ситуации. По данным на 31 августа текущего года, урожай убран практически с 70% посевов, намолочено 91,7 млн т зерна, в том числе пшеницы – приблизительно 63,5 млн т. Темпы уборки и средняя урожайность очень неплохие, превышают прошлогодние показатели, хотя они тоже были не самые худшие. Если погода будет благоприятной, то мы можем получить очень приличный, можно сказать, высокий урожай.

Ситуация такова, что мы на сегодня не только полностью закрываем собственные потребности в зерне, но можем и дополнительно зарабатывать на нём. Сегодня российская пшеница экспортируется во многие страны мира. Учитывая размеры нашей пашни, мы просто обязаны сделать аграрный экспорт стабильной статьёй доходов. Причём мы можем продавать за границу не только пшеницу, но и некоторые другие культуры. В частности, и по подсолнечнику мы тоже практически закрываем потребности внутреннего рынка, можем уже думать о поставках на внешние рынки подсолнечного масла. На Дальнем Востоке серьёзно увеличилось производство сои, которая в настоящий момент уже экспортируется в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Экспортный потенциал высокий, и им нужно правильным образом распорядиться, естественно, не забывая о внутреннем рынке. Увеличение производства и увеличение урожайности в растениеводстве также должно стимулировать развитие животноводства, создание новых мощностей в животноводческом комплексе.

Здесь важно правильным образом настроить систему регулирования зернового рынка. Эта система должна защищать производителей от рисков, в том числе рисков сезонного колебания цен. У нас уже применяются такие инструменты, как государственные интервенции (закупочные и товарные), а также экспортная пошлина. Но нужно дополнительно простимулировать и экспортные возможности с учётом текущей ситуации. Хочу ещё раз напомнить, мы приняли решение обнулить экспортную пошлину на пшеницу на ближайшие два года. В результате зерновой рынок получит дополнительный стимул для развития и бо?льшую предсказуемость, в том числе будут исключены риски потерь от колебаний валютных курсов. Рассчитываю на то, что эта мера сможет поддержать в том числе и экспортёров, и число заключаемых контрактов вырастет.

В целях стабилизации цен на внутреннем рынке Минсельхоз по моему поручению уже приступил к закупочным интервенциям. Первые торги были проведены в Крыму. Государство также планирует закупить зерно у производителей из тех регионов, где большие запасы зерна, а цены на него достаточно сильно просели. Речь идёт о Приволжском округе, об Уральском, Сибирском федеральных округах. Будем надеяться, что это сможет обеспечить более справедливую цену на зерно. Аграрии смогут, соответственно, получить дополнительные деньги, закупить всё необходимое к посевной, так что эта практика будет продолжена.

У нас также увеличивается производство овощей – как в открытом грунте, так и в теплицах. Мы находимся в Астраханской области, где овощеводство – один из самых развитых сегментов. Только что побывали в одном из хозяйств, была встреча с предпринимателями, руководителями небольших предприятиятий, которые занимаются прежде всего овощеводством, аквакультурой, некоторыми другими видами аграрного дела. Но овощи нужно не только собрать, но и хранить, упаковывать, перевозить, доставлять до прилавка, и чтобы это не очень сильно сказалось на цене продукции. Ситуация достаточно разная. Мы сейчас зашли в магазин, не так много местной продукции на прилавках. Продукция из других регионов приходит, что само по себе неплохо, но нужно создавать условия, для того чтобы и местные производители могли продавать свою продукцию. Необходимо также, чтобы эта продукция доходила до наших крупных мегаполисов, до центра страны, до Москвы, до Петербурга – это тоже отдельная задача. Ещё совсем недавно на рынке доминировала иностранная продукция. Сейчас ситуация поменялась, нужно это ценить. Нам важно продолжить курс на замещение избыточного импорта.

Только что разговаривал с аграриями, они просили повременить с отменой ограничений на импорт сельхозпродукции. У нас все решения приняты, ограничения сохраняются. Это мера по защите рынка, в то же время это контрсанкционная мера. Но самое главное, что мы надеемся: это действительно поможет нашим аграриям выращивать хорошие урожаи, поставлять свою продукцию в магазины, чтобы она продавалось по разумным ценам, чтобы наши люди были довольны. Вот главная цель такого рода решений.

В этом году также планируется ввести в строй и модернизировать почти 200 га теплиц. Эта мера также направлена на то, чтобы на прилавках появилось больше российских овощей.

Уверен, что практически любой руководитель региона сможет рассказать об успехах в сельском хозяйстве, они сейчас есть у всех – это не фигура речи, это именно так. Куда бы я ни приезжал, везде сельское хозяйство развивается – и на севере, и в центре страны, и на юге, и на западе, и на востоке. Сельское хозяйство, аграрный сектор в настоящий период – это один из немногих стабильно растущих сегментов российской экономики. И в этом году этот сектор, эта отрасль покажет рост, в отличие от целого ряда других отраслей, где есть проблемы. Это нужно ценить и всячески стимулировать. Мы прекрасно понимаем, что за этими результатами, за этими цифрами – напряжённый труд миллионов аграриев по всей стране.

Сегодня мы поговорим и о некоторых проблемах, которые существуют. Одна из самых сложных проблем, о которой мы сегодня также говорили на встрече с аграриями, – это семена. У нас сохраняется чрезмерная зависимость от импорта по семенам, особенно при выращивании сахарной свёклы, кукурузы, подсолнечника, целого ряда овощей. Инструментами поддержки предусмотрен опережающий рост семеноводства. Субсидии в целях поддержки элитного семеноводства должны быть направлены на возмещение затрат (до 20% затрат) на модернизацию селекционно-семеноводческих центров. Это исключительно важно. Это вопрос государственной безопасности в полном смысле этого слова. Нужно обязательно этим заниматься – и науке, и бизнесу.

Ещё одна тема – современная техника. У нас с 2013 года работает программа субсидирования российской сельхозтехники. В этом году на неё выделено 10 млрд рублей. За счёт субсидий сельхозпроизводители закупают новые комбайны, новые тракторы по более доступным ценам. В целом программа весьма востребована, и мы надеемся сохранить существующий уровень поддержки.

Кредиты – тоже важнейший вопрос. Надо обеспечить бесперебойное финансирование уборочных работ, своевременное доведение до сельхозпроизводителей средств господдержки. Эта задача является актуальной, я и в этом году неоднократно на это ориентировал коллег по Правительству. Необходимо быстрее принимать решения, чтобы из Москвы эти деньги быстрее перечислялись в регионы, чтобы они в регионах не оседали где-то на бюджетных счетах, чтобы быстрее доходили до сельхозпроизводителей. Прошу за этим сохранять максимально тщательный контроль.

По мере возможности будем уделять приоритетное внимание и другим вопросам. Рассмотрим это в ближайшее время на заседании комиссии по развитию сельского хозяйства. Это и вопросы удобрений, топлива, и, естественно, того, как проходит сев озимых культур под урожай будущего года, как обстоят дела с софинансированием обязательств в рамках государственной программы сельского хозяйства.

Давайте прежде всего сконцентрируемся на текущем состоянии сезонных полевых работ, но с теми основными нюансами, о которых я сказал.

А.Ткачёв: Вы абсолютно правильно отметили, что Минсельхоз, как и Правительство, ставит вопросы перед регионами о том, чтобы вопросы самообеспечения были в компетенции и ответственности, прежде всего продуктами питания, регионов. Это, на мой взгляд, и политически очень важно. Я знаю, что многие регионы, не говоря уже о юге, работают над этим, и сделано немало, есть огромный потенциал. И должен сказать, что в Астраханской области, может быть, только по свинине и отчасти по птице они не закрывают на 100%, но резерв есть. Я уверен, что в течение одного-двух лет максимум Астраханская область выйдет на уровень самообеспечения. Но подчёркиваю, это, на мой взгляд, задача престижа. Каждый регион своими продуктами – свинина, говядина, молоко, овощи закрытого грунта – должен кормить собственный народ. Остальное всё на экспорт, потому что экспорт в ближайшие пять лет станет основной статьёй дохода для аграриев всей страны, нам есть, куда продавать. И сегодня мы активно при Вашей поддержке этим занимаемся.

Что касается текущего дня уборочной кампании, подведения итогов, то, конечно, благодаря достаточно благоприятным погодным условиям мы подошли к хорошим заделам уборки. У нас достойные показатели по целому ряду направлений. Как Вы уже отметили, по прогнозам, если погода и дальше будет благоволить, ожидаемый рекордный урожай зерна – не менее 110 млн т. При сохранении благоприятных погодных условий урожай зерновых может возрасти и достичь (я, конечно, с осторожностью говорю, но тем не менее) от 113 до 116 млн т. Мы уже перевалили за половину, остался месяц-полтора. И всё-таки очень надеемся, что это будет рекорд практически за всю новую историю.

Д.Медведев: Это тогда будет абсолютный рекорд.

А.Ткачёв: Но хочу сказать, что Россия в 1990 году собирала 116 млн т зерна, уже эту цифру преодолевала. За 26 лет мы, к сожалению, должны констатировать, посевные площади, занятые под зерновые, сократились на 20%, и у нас выбыло более 13 млн га. Но урожайность была порядка 12–15, а сегодня 24 центнера с га. Но самый выдающийся урожай, это для истории, был в 1978 году – 127 млн т, 17 центнеров с га. И это опять же благодаря объёмам пашни.

Д.Медведев: Сохраняется задача восстановления объёмов пашни.

А.Ткачёв: Я сейчас буду об этом говорить в том числе. О чём это говорит? Мы на правильном пути, безусловно. Мы поднимаем объёмы зерна за счёт урожайности, за счёт технологий, интенсивных технологий прежде всего. Получаемая господдержка даёт возможность аграриям добиваться рекордных показателей на меньших посевных площадях за счёт повышения урожайности.

Мы прекрасно понимаем, что нам нужно идти дальше и менять на 2017 год правила распределения погектарной поддержи так, чтобы каждый потраченный рубль попадал в десятку и приносил максимальную отдачу. И здесь две составляющие.

Первая – надо стимулировать внесение минеральных удобрений. Прежде всего хочу напомнить, что половина страны сеет вообще без удобрений и получает 10–12 центнеров, рентабельность там от 10%, и вроде бы как неплохо. Но тем не менее мы прекрасно понимаем, что потенциал у каждого региона, до Дальнего Востока, гораздо выше. Я уверен, что если мы начнём заниматься предметно этим вопросом, для многих земель впервые, если будут внесены удобрения, конечно, земля наша благодатная отреагирует сразу. Я в этом убеждён, в течение пяти-семи, максимум 10 лет мы можем поднять нашу среднюю урожайность с 24 до 30 центнеров с га.

Конечно, с одной стороны, мы должны, как я уже сказал, стимулировать внесение удобрений, то есть из погектарной поддержки доплачивать тем, кто занимается предметно плодородием почвы и сеет с удобрениями, тем самым поднимая урожайность, и стимулировать, с другой стороны, возврат в оборот, как Вы сказали, неиспользованных земель. Вот эти 10 млн в течение 10 лет мы можем монотонно год за годом возвращать. Там, Вы знаете, уже кусты, уже деревья. Работы много. Но мы будем стимулировать, финансировать и субсидировать эти работы. Мы впервые этим будем заниматься в современной России, и я уверен, что аграрии воспримут это как большой стимул. Эти земли, конечно, нужны всем – это их доходы, это их результат труда и так далее.

За счёт введения повышающих коэффициентов акцент при распределении связанной поддержки должен быть смещён также в пользу регионов с непростыми природно-климатическими условиями. У нас, плохо или хорошо, наверное, не очень, но погектарная поддержка на юге была выше, чем в Сибири. То есть мы исходили из критериев, что большое плодородие, вроде бы 60 центнеров с гектара, надо ещё больше. Но с другой стороны, мы прекрасно понимаем, что денег в большей степени не хватает тем территориям, у которых рентабельность ниже на земле, условия климатические хуже, поэтому мы переворачиваем эту систему поддержки.

Я уверен, если мы пойдём по этому пути, плюс будем доплачивать за удобрения, плюс за ввод новых земель, то, я Вас уверяю (мы подключили экспертное сообщество), если до 2030 года эта работа будет проводиться, можно получить 170 млн т зерна. Я хочу напомнить, что Китай производит 507 млн, Соединённые Штаты Америки – 428. Мы говорим: 116. Да, у нас седьмая позиция, но понятно, что зерно – это очень высокодоходная часть аграриев, мы умеем заниматься производством зерна. Конечно, чем больше мы будем продавать на экспорт и внутри страны, естественно, от этого мы будем только богаче. Мы посчитали, что дополнительные доходы от экспорта, если продавать порядка 60 млн на экспорт, составят 11 млрд долларов.

Такие подходы по корректировке несвязанной поддержки, я уверен, одобряет большинство регионов. Мы планируем согласовать наши предложения с регионами и заинтересованными ведомствами, до конца года представить их в Правительство.

На сегодняшний день уборочная кампания приближается к завершающей стадии, почти 70% площадей уже убрано, собрано свыше 92 млн т зерна, почти на треть больше, чем годом ранее. Урожайность выше на 7%. Планируется собрать рекордный урожай пшеницы, сахарной свёклы, сои, у нас здесь большой потенциал.

Уборка масличных культур, подсолнечника, сои, льна, тоже находится в активной фазе. По прогнозам, удастся собрать до 15 млн т масла семян. Рассчитываем, что снова побьём рекорд по сбору сои. Позавчера я в этом лично убедился в ходе рабочей поездки в Амурскую область, Хабаровский край, где мы проводили Всероссийский день сои. В Приамурье сосредоточено 40% всех посевов сои по стране, мы производим порядка 3 млн т. Хочу напомнить, 2 млн т закупаем в Бразилии, Парагвае. Должен сказать, что это, к сожалению, генно-модифицированная соя, которую мы должны, конечно, компенсировать, восполнить своей, экологически чистой, нормальной. Для этого есть потенциал. Кстати, рентабельность сои – больше 60%, то есть достаточно высокая, почти как зерна. Я имею в виду в лучших территориях.

Всё это формирует высокий экспортный потенциал зерновых и растительных масел. Планируем сохранить наступательную стратегию на мировые рынки сбыта в этом году и закрепиться на позиции крупнейшего экспортёра пшеницы. В 2016–2017 годах планируем экспортировать до 40 млн т зерна, в том числе до 30 млн т пшеницы.

Введение ограничений на ввоз в Россию овощей оказало положительное влияние на развитие овощеводства. Производство тепличных овощей в сельхозпредприятиях, по прогнозам, вырастет на 25% и достигнет по итогам года 800 тыс. т. А нам нужно, чтобы закрыть дефицит, 2 млн, то есть ещё чуть больше 1 млн т нужно произвести. Мы продолжаем их закупать, это десятки миллиардов рублей. В целом планируется собрать 16,5 млн т овощей, 31 млн т картофеля.

Вы правильно сказали, что мы сегодня закладываем 200 га теплиц, но чтобы выполнить задачу, которую Вы ставите вместе с Президентом, – за 5 лет обеспечить себя овощами, – нам нужно 300 га. Тогда к 2020 году мы практически произведём тот объём, 1 млн т, который нам необходим.

Сегодня мы уже приступили к закладке фундамента урожая будущего года. Засеяно 17% прогнозной площади озимых. Всеми необходимыми ресурсами для проведения осенних полевых работ сельхозпроизводители обеспечены. Продолжается подготовка семян к озимому севу, запасы превышают прошлогодние. Обеспеченность семенами составляет 95%, из них кондиционных семян – 97%.

За последние два года наметилась тенденция сокращения импорта семян на 15–20% в зависимости от сельхозкультур. Этому способствовало развитие отечественных семенных компаний, увеличение спроса на рынке семян отечественной селекции. Тем не менее по итогам первого полугодия сохраняется высокая зависимость от иностранного селекционного материала: по сахарной свёкле – 76%, по кукурузе – 25%, по подсолнечнику – 38%, по овощам – 23%.

Для развития отечественной селекции предусмотрены субсидии на поддержку элитного семеноводства, а также возмещение 20% прямых понесённых затрат. До 2020 года в регионах планируется ввести в эксплуатацию 87 селекционно-семеноводческих центров, в том числе построить 61 центр и модернизировать ещё 26.

Но, Дмитрий Анатольевич, мы об этом тоже с Вами говорили и будем очень благодарны, если Вы поддержите. Вы чётко сказали, что это продовольственная безопасность, поэтому, чтобы быстрее дело шло и была окупаемость этих центров, мы просим, чтобы всё-таки капексы были не 20, а 40%. Их всего 80 на всю страну, но это скелет, базис, который будет нас сопровождать на десятки лет вперёд.

Предлагаю ФАНО России совместно с Минсельхозом усилить работу по подготовке программ развития селекции и семеноводства наиболее импортозависимых культур до 2030 года и проработать вопрос их финансирования совместно с Минфином.

Запасы минеральных удобрений и топлива выше, чем в прошлом году. Готовность техники в среднем по России остаётся на уровне прошлого года, что позволит завершить сезонные работы в оптимальные сроки. Благодаря поддержке Правительства за последние два года мы существенно увеличили темпы обновления парка сельхозтехники. Если в 2014 году в общем объёме закупок на 40% отечественной сельхозтехники приходилось 60% импортной, то уже в этом году доля закупок отечественной техники выросла на 15%, то есть соотношение 55 на 45 по тракторам и комбайнам. В последующие годы необходимо сохранить достигнутые объёмы субсидирования, чтобы растущие темпы приобретения новых сельхозмашин компенсировали выбытие старой техники. На полях страны работает порядка 600 тыс. тракторов и комбайнов, и у половины из них износ уже более 10 лет.

Что касается ситуации по финансированию отрасли. В этом году на развитие растениеводства мы направили в регионы порядка 62 млрд рублей, из них три четверти, или 77%, уже доведено до сельхозтоваропроизводителей. Это на 7% больше, чем в прошлом году.

Весомой помощью остаётся привлечение кредитов. Динамика кредитования сезонных полевых работ на 20% опережает прошлогоднюю. Банками выдано кредитов на сумму 186 млрд рублей, в том числе лидер Россельхозбанк – 123 млрд, Сбербанк – 63 млрд рублей.

Несколько слов о ситуации на рынке зерна. Мы ведём ежедневный мониторинг. Спасибо, что поддержали наше предложение обнулить экспортную пошлину. Это даст экспортёрам больше определённости, они смогут заключить долгосрочные контракты на поставку зерна, не переживая из-за колебаний курсов валют.

Во избежание резкого падения цен с учётом высокого урожая уже ведётся закупка зерна, как Вы отметили, в интервенционный фонд. Мы начали с Крыма, уже к сентябрю перейдём в центральную часть России. До конца сельхозгода планируем закупить в наш фонд до 2 млн т по предельно минимальным закупочным ценам на зерно, которые Минсельхоз утвердил в марте.

Завершая своё выступление, Дмитрий Анатольевич, хочу напомнить, что 18–19 ноября в Сочи состоится второй Всемирный зерновой форум, организованный по Вашей инициативе. Россия вновь станет мировой ареной для выработки предложений, рекомендаций по дальнейшему развитию зерновой отрасли и обеспечению глобальной продовольственной безопасности. За семь лет, прошедших со дня проведения первого Всемирного зернового форума в Санкт-Петербурге, российский экспорт зерна расширил свою географию с 60 до 100 стран, производство зерна выросло на треть. Россия выходит в четвёрку лидирующих стран по производству и экспорту зерновых. Эти факты свидетельствуют о возрастающей роли России в числе ключевых игроков на глобальном рынке зерна, усилении её влияния на мировую агропромышленную, агропродовольственную политику.

Пользуясь случаем, хочу пригласить всех принять участие в работе второго Всемирного зернового форума.

А.Жилкин: Дмитрий Анатольевич, хочу от всех сельхозпроизводителей поблагодарить Вас лично, Правительство России за реализацию последовательной политики в развитии агропромышленного комплекса, который обеспечивает продовольственную безопасность страны и реально решает политику импортозамещения. Отмечу, что долгосрочные планы развития отрасли получили существенный импульс, в том числе это контрсанкции, которые ввела наша страна. Освободившиеся на рынке ниши обеспечивают устойчивый повышенный спрос на продукцию.

В региональном АПК начинает складываться система расширенного воспроизводства, увеличивается занятость, растёт количество хозяйств, внедряются новые технологии. Мы активно используем современные методы орошения, добиваемся высокой урожайности за счёт применения научно-обоснованных норм внесения минеральных удобрений. Сегодня в передовых хозяйствах средняя урожайность – 80 тонн с гектара по овощам, до 100 тонн с гектара по луку, и это не предел.

Сегодня Вы, Дмитрий Анатольевич, видели продукцию астраханских аграриев, Вы видели запуск нового завода по переработке томатов, его первую очередь – получение томатной пасты отечественной. В следующем году на этой площадке будут запущены вторая и третья очереди, объём готовой продукции будет доведён до 50 тыс. т томатной пасты.

Все организационные и финансовые вопросы решены. Опираясь на этот факт, мы планируем нарастить объёмы производства сельхозпродукции. Только в этом году объём растениеводческой продукции перешагнет планку 1,5 млн т. Хочу напомнить, что в лучшие советские годы Астраханская область выращивала не более 800 тыс. т.

При этом структура меняется, я не буду всё перечислять, но структура меняется в сторону выращивания тех растений, которые раньше закупались за пределами Российской Федерации. Мы устойчиво по многим видам овощных культур, лука и картофеля вышли на получение двух урожаев с одного поля.

Хочется отметить, что все планы, которые мы ставили на 2016 год, будут выполнены. Но это не означает, что у нас нет проблем или все они преодолены. Ввиду того, что регион расположен в зоне рискованного земледелия, выращивание растениеводческой продукции здесь невозможно без оросительных систем, что отражается на высокой себестоимости сельскохозяйственной продукции. Поэтому в первую очередь хочу поблагодарить Министерство сельского хозяйства и Правительство за оказываемую поддержку в вовлечении в сельскохозяйственный оборот неиспользуемых земель сельхозоборота за счёт мелиорации. В этом году только будет введено 4 тыс. га. В этом году также по линии Минсельхоза был выполнен значительный объём работ, для того чтобы мы могли поднимать и направлять воду в наши полупустынные земли. Мы используем активно систему капельного орошения, на сегодня «под капелькой» находится 50 тыс. га земли. Для того чтобы помочь аграриям, Дмитрий Анатольевич, я Вам докладывал, в особой экономической зоне начинается строительство завода по производству трубок для капельного орошения, в том числе на основе биоразлагаемых технологий. Это российская технология, в апреле следующего года завод будет запущен.

Ещё обеспечение овощной продукцией во внесезонный период. Здесь у нас два направления, и первое – это овощеводство защищённого грунта. У нас ЛПХ достаточно активные, где-то 500 га – это площадь с использованием плёночных укрытий. Но это сверхранняя продукция, то есть они там круглогодично выращивать не могут. Поэтому ту поддержку, которая сегодня присутствует в Минсельхозе, я думаю, надо продолжить, чтобы общую программу, поставленную для круглогодичного выращивания в закрытом грунте, выполнить.

И второе направление – единовременное хранение и логистика. Хочу доложить, что в регионе функционирует 92 овощераспределительных центра, половина из них введена была при поддержке в том числе бюджета в последние пять лет. Объём единовременного хранения составляет 160 тыс. т. Мы планируем довести до 35% объём возможного сохранения для дальнейшей реализации в течение двух-трёх лет.

Всё это, конечно, возможно при достаточно комфортном взаимодействии с Минсельхозом. И я бы хотел повторить своё обращение, Дмитрий Анатольевич, – сегодня при формировании программ поддержки аграрного сектора страны учесть особенности таких регионов, как мы, высокозасушливых: к ним относится часть районов Ростовской области, Волгоградской области и Ставропольского края. Здесь нужны несколько иные коэффициенты, Александр Николаевич (А.Ткачёв) об этом знает. Если такое поручение будет, мы Вам будем благодарны.

А.Карлин: Уборочная кампания в Алтайском крае находится на пике. Сегодня 52% площадей в нашем регионе убрано, намолочено 3 млн т зерна. И у нас есть уверенность, что мы свои обязательства, которые взяли согласно соглашению с Минсельхозом, не только выполним, но и перевыполним примерно на 10–15%. Не менее 5 млн т зерна Алтайский край в этом году стране даст. Это обеспечит устойчивое развитие отрасли и сельского хозяйства на последующие периоды и полностью загрузит самые крупные мощности по мукомольной, комбикормовой, макаронной промышленности в Алтайском крае и крупяные наши производства.

Дмитрий Анатольевич, к уборке мы подготовились достаточно серьёзным образом. На полях сегодня работает только зерноуборочных комбайнов 8,5 тыс. В этом году приобретено крестьянами 170 комбайнов, практически подавляющая часть – это комбайны отечественного производства. Мы использовали механизмы государственной поддержки крестьян согласно известному постановлению №1432. За последние пять лет наши крестьяне приобрели более 1,2 тыс. только зерновых комбайнов.

Это наряду с другими мерами и системной государственной поддержкой сегодня позволяет нашим сельхозтоваропроизводителям, крестьянским (фермерским) хозяйствам, несмотря на погодные аномалии, которые случались и в этом году, в целом вести отрасль устойчиво и демонстрировать положительные экономические результаты деятельности на земле.

Я хотел бы особо доложить по гречихе. Алтайский край в среднем половину объёмов в стране по этой культуре даёт. Доложу, что положение здесь спокойное, стабильное, 560 тыс. га гречихи с хорошей урожайностью мы имеем. Это культура поздней уборки, поэтому убрано пока ещё только 7%, но примерно 85% этих площадей сегодня уже в валках, культура требует раздельной уборки. Мы специально ориентировали крестьян, чтобы они ускорились по этому виду работ, потому что культура имеет потенциальную угрозу терять часть урожая от сильных осенних ветров. То, что крестьяне сделали, гарантирует нам, что выращенное будет собрано и переработано у нас, в Алтайском крае.

Поэтому мы просили бы, чтобы средства массовой информации наше население информировали правильно, чтобы избежать какого-то ажиотажного спроса. Поверьте, нашим крестьянам и зернопереработчикам это не с руки, нам выгоднее работать на устойчивом потребительском рынке, мы в этом заинтересованы.

Крестьяне уже активно работают по обработке почвы, ведут вспашку зяби. Мы уже приступили к посеву озимых. Предполагается, что мы в следующем году будем иметь озимых посевов 185 тыс. га. Это создаст определённую подушку безопасности для наших очень сложных климатических условий.

Мы единственный регион на востоке страны, в Зауралье, который занимается производством сахарной свёклы. Мы в этом году имеем более 23 тыс. га посевов этой технической культуры. К уборке свёклы также приступили. Мы приближаемся к решению задачи самообеспечения нашего региона по сахару. Для нас это принципиально важно, поскольку по всем основным другим продуктам питания мы не только покрываем собственные потребности, но являемся в этом смысле регионом – продовольственным донором и намерены эту миссию выполнять и дальше.

У нас более 0,5 млн га под важной технической культурой – подсолнечником. Мы в прошлом году экспортировали за пределы нашей страны алтайское растительное масло замечательное, экологически качественное в объёме более 80 тыс. т. Виды на урожай неплохие, мы надеемся, что будем достойно присутствовать и на мировых рынках по поставкам этого вида продовольствия.

Я одобряю позицию Александра Николаевича, высказанную сегодня здесь. Мы эти мысли обсуждали у нас, в Алтайском крае, в июле, по корректировке механизмов субсидирования сельского хозяйства, в частности по несвязанной поддержке. Я думаю, принимаемые корректировки позволят этот механизм организовать более эффективно.

Ю.Берг: На сегодня уже убрано 80% посевных площадей, намолочено более 2 млн т зерна, средняя урожайность – 13,1. Валовой сбор зерна в 2016 году сохраняется в пределах 3 млн 200 тыс. т при средней урожайности 11,5, что обеспечит область семенами, фуражом и позволит иметь 2 млн т товарного зерна для реализации. Не сомневаюсь, что главную задачу – завершение уборочной страды, вспашка зяби и пара на площади более 2 млн га и сев озимых культур – область выполнит в срок.

Я поддерживаю все предложения, которые были высказаны моими коллегами Александром Александровичем (А.Жилкиным), Александром Богдановичем (А.Карлиным) по тем госпрограммам, которые есть. Также выражаю благодарность за эти программы. Мы все надеемся, что они и дальше будут работать.

Р.Минниханов: Формирование урожая в этом году в Татарстане прошло в тяжёлых погодных условиях. Сумма положительных температур оказалась на 30% выше, а количество осадков – на 38% ниже среднемноголетних показателей. Но благодаря соблюдению технологий возделывания сельхозкультур, а также системному внедрению инноваций и элементов влагосбережения нам удалось полностью обеспечить потребности республики в сельхозпродукции.

В целом под урожай текущего года нашими хозяйствами направлено свыше 24 млрд рублей, из которых 18 млрд – кредиты.

Что касается уборочной, завершена уборка зерновых и зернобобовых культур на площади 1,5 млн га. Валовой сбор превысил 4 млн т при урожайности 27 центнеров с гектара. Мы приступили к уборке масличных культур – рапса и подсолнечника. В текущем году планируем собрать до 400 тыс. т маслосемян. Сахарной свёклы планируем собрать более 2 млн т, на сегодня накопано свыше 200 тыс. т. Сахарные заводы приступили к приёмке и переработке сырья.

Засуха прошлых лет заставила нас более внимательно отнестись к вопросам мелиорации. В республике восстановлено свыше 30 тыс. га орошаемых земель. Кроме того, овощами начали серьёзно заниматься на приусадебных участках.

Потепление климата в последние годы позволяет нам увеличивать площади кукурузы на зерно. В текущем году они доведены до 100 тыс. га. Планируем намолотить более 400 тыс. т зерна кукурузы. И большие планы на будущее – в ближайшие годы довести валовой сбор по этой культуре до 1 млн т.

В республике продолжается подготовка грубых и сочных кормов. Предстоит прокормить более 1 млн голов крупного рогатого скота. Кормами для высокопродуктивной зимовки республика будет обеспечена в полном объёме.

Началась работа по закладке урожая следующего года. Планируем посеять 600 тыс. га – это более 35% зернового клина. Все площади подготовлены, на сегодня посеяно 480 тыс. га.

Из республиканского бюджета на посевные дела мы дополнительно выделили 1 млрд рублей по статье несвязанной поддержки для проведения осеннего сева. Основная часть этих средств хозяйствами направлена на закупку минеральных удобрений.

По техническому обеспечению активно используется федеральная программа, через «Росагролизинг» приобретено 340 единиц техники на сумму более 1 млрд рублей. По постановлению Правительства Российской Федерации №1432 приобретено 535 единиц техники на сумму 1 млн 230 тыс. рублей. Также из республиканского бюджета три года подряд ежегодно выделяем порядка 2 млрд рублей на возмещение 40% стоимости приобретённой техники. Кроме того, для проведения всего комплекса полевых работ сельхозпроизводителям республики выделено 140 тыс. т дизельного топлива по льготной цене.

Я хотел бы обозначить один вопрос. Перерабатывающие предприятия для закупки сырья привлекают большие суммы краткосрочных кредитов, которые в настоящее время не субсидируются. Это, конечно, отрицательно влияет на обеспечение сырьём переработчиков и на их финансовое положение. Я бы просил рассмотреть возможность возобновления господдержки по данным видам кредитов.

В.Владимиров: Уборку мы практически завершили, осталось немного кукурузы и свёклы. Ожидаем, что урожай Ставропольского края будет чуть более 10 млн т. Это хороший урожай. Достигнуто, конечно, это не только благодаря погодным условиям. За три года мы нарастили в три раза количество удобрений, вносимых на один гектар, – до 180 кг. Мы в два раза увеличили площади посевов высокопродуктивными или репродуктивными семенами, это тоже даёт эффект практически 50%. Сегодня мы гордимся урожаем. Соберём ещё, я думаю, 1 млн т кукурузы, 2 млн т свёклы, ориентируемся на 800 тыс. т картофеля, овощей закрытого грунта будет чуть более 300 тыс. т.

Мы, как и вся Россия, в сельском хозяйстве устойчивы, ежегодно прирастаем на цифры от 4 до 7% по разным видам культур и в целом по производству.

К посевной 2016 года мы готовы полностью: 100% – ГСМ, 100% – удобрения. Спасибо за решение по удобрениям. Сегодня мы видим снижение по цене на удобрения. Применяем новые удобрения, так называемые жидкие удобрения, безводные удобрения, это тоже даёт свой особый эффект.

Разрешите три вопроса.

Первый. Александр Николаевич, спасибо за инициативу о перераспределении несвязанной поддержки. Но хотелось бы дополнить, помимо коэффициентов удобрений, продуктивности, плодородности почв, также наличием животноводства на этой территории. Сегодня мы практически на 30% снизили количество населения, занятого в сельском хозяйстве, только из-за одного: в два раза снизили количество производимой продукции животноводства – это мясо, молоко, субпродукты. Желательно было бы нам такой коэффициент ввести.

Второй вопрос, актуальный и с каждым годом всё более актуальный вопрос на юге России, – это град. Сегодня только Ставропольский край потерял уже 1 млрд рублей. У нас 35 тыс. га посевных площадей выбыло из строя из-за градовых явлений. Сегодня в целом 2,5 млн га находится под противоградовой защитой, но тем не менее необходимо усиливать эту службу, что важно, делать ответственной за свои действия. Я из краевого бюджета сегодня плачу 75 млн рублей за противоградовые мероприятия, но град как падал, так и падает, причём это у нас, в Кабардино-Балкарии, Краснодарском крае. Необходимо усиливать и выводить в отдельную службу.

Д.Медведев: В отдельную службу где?

В.Владимиров: Моё глубокое убеждение, что это должно быть Министерство по чрезвычайным ситуациям. Но здесь, что называется, кто это будет тянуть на себе. Чтобы была ответственность.

И третий вопрос. Дмитрий Анатольевич, спасибо за поддержку, Вы поддержали меня по АПП «Ставрополье». Я бы хотел немножко усилить. Сегодня мы на территории АПП «Ставрополье» планируем детское питание производить, питание для спортсменов, сублимированные продукты. Таких проектов, я уверен, в регионах очень много, именно по переработке сельхозпродукции.

Мы по образу Минпрома видим поддержку на создание инфраструктуры в рамках региональных парков. Если есть такая возможность, сделать целевым решение об обеспечении инфраструктурой объектов сельхозпереработки на территории Российской Федерации тех регионов, которые в этом заинтересованы.

В.Голубев: Вы сказали, что урожай этого года неплохой, и первая часть уборки показала, что он действительно выше прошлого года. И надежды на вторую половину уборки у нас такие же. Мы уже начали активную работу по подготовке урожая будущего года. Планируем посеять не меньше 2,2 млн га озимых. Сегодня хозяйства готовят почву и кондиционный семенной материал, которым, мы уверены, будут обеспечены полностью.

Какие проблемы я бы сегодня хотел выделить, актуальные для Ростовской области? Мне кажется, часть из них коллеги уже обозначали. Для нас актуальным является развитие тепличных комплексов, мы планируем строительство нескольких таких объектов. Это позволит увеличить производство местных овощей закрытого грунта, например, в следующем году на 14 тыс. т. Но в то же время сегодня в области есть мощности для единовременного хранения, они примерно на 148 тыс. т овощей. К сожалению, это только 19% от потребности формирования запасов длительного хранения и ритмичной отгрузки в течение года. Поэтому мы принимаем дополнительные меры по расширению ёмкости хранилищ, планируем в 2016–2017 годах дополнительно ввести мощности на 32 тыс. т.

Отдельная тема – это создание условий для модернизации существующих консервных заводов. В первом полугодии текущего года по сравнению с аналогичным периодом прошлого у нас увеличился выпуск продукции из овощей, но в то же время серьёзно поддержать консервные заводы могло бы субсидирование процентной ставки по кредитам на пополнение оборотных средств для закупки сырья. Думаю, что здесь у нас есть примеры, это аналогия с масложировой отраслью.

Область участвует в федеральной программе, о которой также говорили, Александр Александрович говорил, – это мелиорация, для нас она очень актуальна. В своё время примерно 10% посевных площадей гарантированно обеспечивали 30% урожая Ростовской области. Мы, конечно, добавляем из года в год, за три последних года 12,5 тыс., а в текущем году 6 тыс. га орошаемых земель у нас появится. Но в то же время из-за смены условий финансирования господдержки сегодня реально хватает на возмещение не многим более 20% затрат на строительство оросительных систем и приобретение оросительного оборудования. Поэтому мы предлагаем рассмотреть возможность увеличения суммы возмещения этих затрат.

Следующий вопрос. Речь идёт о науке. Несомненно, что сегодня наука стремится, но в полной мере не обеспечивает введение научно обоснованных систем ведения отраслей селекции сельхозкультур и животных. Предлагается Федеральному агентству научных организаций проработать с регионами и согласовать с органами управления АПК субъектов проведение научно-исследовательских работ на территории конкретных субъектов.

Что беспокоит? Беспокоит рост цен на ГСМ. На 21,8% с начала года выросла цена на бензин марки Аи-92, им заправляется почти 75% автопарка. Поэтому я считаю, что нужны дополнительные меры по остановке роста цен.

И последнее. По-прежнему селяне высказывают мнение о том, что необходимо принятие решений по укреплению финансовой устойчивости сельхозпредприятий. Сегодня в области их кредиторская задолженность к июлю текущего года составляет 97 млрд рублей. Мы уже высказывали это предложение, считаю возможным его повторить: всё-таки рассмотреть вопрос и принять нормативную базу, которая позволит банкам реструктурировать задолженность предприятий АПК на более длительный срок.

С.Собянин: В Москве за последние годы происходит резкое изменение структуры продовольственной группы с точки зрения резкого уменьшения импорта. В 2014 году импортные товары на 28% просели, в этом году в I квартале – ещё на 13%. Все эти товары, естественно, замещаются отечественными товарами. Для примера скажу, что поставки отечественного картофеля составляют 96% от потребности, сахара – 90%, молока и молокопродуктов – 88%, масла растительного – 87%, мяса и мясопродуктов – 83%, рыбы – 70%. Это серьёзная подвижка в силу того, что Москва всегда была городом, который потребляет большой объём импорта. Причём качество этих товаров в своём большинстве соответствует потребительским критериям.

Для развития товаропроводящей сети мы создали агропродовольственный кластер «Фудсити», который заключил соглашения практически со всеми сельхозрегионами и с двумя десятками стран, у которых можно купить товары мелкооптовым покупателям по достаточно сходной цене, с низкими наценками. Кроме того, со всеми регионами заключены соглашения, проводим региональные ярмарки. Почти в каждом районе Москвы созданы фермерские рынки выходного дня, на которые мы записываем фермеров напрямую в электронной форме, что обеспечивает доступ на рынок Москвы, причём места им предоставляем бесплатно.

Какие проблемные вопросы могут возникнуть, на мой взгляд, в связи с обнулением экспортной пошлины? Как я мог понять, не знаю, насколько это правильно, в 2014 году цена на зерно резко выросла, есть опасения, что такие же ценовые колебания могут произойти и в этом году. Хотелось бы минимизировать эти риски.

В.Кондратьев: Первый вопрос касается обеспечения семенами. Я понимаю, что в перспективе, может быть, будет государственно-частное партнёрство по этим селекционно-садоводческим центрам, но это долгосрочная перспектива или краткосрочная?

Сегодня есть наше уважаемое ФАНО, и у нас в крае тоже присутствуют ФГУПы, которые входят в это агентство. И дело в том, что сегодня у нас в крае все 16 сахарных заводов заработали, и сегодня бизнес очень активно заинтересован в сахарной свёкле. И они готовы пойти на это самое государственно-частное партнёрство, 50 на 50 или как мы определим, потому что сегодня это уже для них жизненная необходимость. Причём условия таковы, что им не нужна земля, им не нужно имущество, им нужна только возможность, то есть площадка, остаток научного потенциала, который ещё есть в федеральных государственных унитарных предприятиях, для того чтобы они смогли создать родительские формы семян, в данном случае свёклы. Кроме того, они готовы пойти на то, что эти родительские формы останутся в собственности Российской Федерации. То есть им нужны сами семена.

Д.Медведев: А что нужно от ФАНО?

В.Кондратьев: Поручение, чтобы они не начали сейчас заниматься укреплением. ФАНО сегодня говорит: давайте, к примеру, Гулькевическое федеральное государственное унитарное предприятие присоединим к такому, которое помощнее. Но это всё форма, а содержание не меняется. Поэтому нужно поручение: рассмотреть вопрос о конкретном подходе к государственно-частному партнёрству Гулькевической по крайней мере семеноводческой станции, ну и в целом по ряду федеральных предприятий.

Ещё вопрос о внесении изменений в закон о карантине. У нас сегодня из закона о карантине ушло такое понятие, как «партия семян». На селекционной станции, к примеру, чтобы было понятно, 160 т семян находится. У нас есть фермеры, есть малые и крупные формы, так вот, чтобы приобрести даже мешок семян, необходимо брать карантинный сертификат. А почему нельзя его получить на всю партию и не заморачиваться фермерам, которые должны потом проходить опять целый круг, грубо говоря, на тонну (им больше не нужно) получать карантинный сертификат. То есть ввести, как было раньше, – «партия семян». Они получат карантинный сертификат на 160 т и всё. А потом просто отнимите, если нужно проконтролировать, если свыше 160 т, это уже «левак».

И второй момент немаловажный. Даже если ты покупаешь 300 кг семян (это фермеры), то требуется документ, подтверждающий фитосанитарную обработку складских помещений. Это целый круг вопросов. Конечно, фермер сам себе во вред не сработает, он не будет хранить семена в непригодных условиях. А это опять разрешительные документы, куча справок. Они просто эти вопросы поднимают всегда, потому что для них каждая копейка на счету. Не нужно отрывать их от дел, которые для них приоритетные.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 2 сентября 2016 > № 1887125 Дмитрий Медведев, Александр Ткачев


Россия. ЦФО > Агропром > kremlin.ru, 28 июля 2016 > № 1839869 Владимир Путин, Александр Ткачев

Совещание по развитию сельского хозяйства Центрального Нечерноземья.

Владимир Путин провёл совещание о мерах по развитию сельского хозяйства Центрального Нечерноземья.

Перед началом совещания глава государства ознакомился с продукцией Дмитрогорского мясоперерабатывающего завода.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы сегодня с вами поговорим о мерах по развитию сельскохозяйственного производства Нечернозёмной зоны, нечернозёмных регионов Центральной России.

Сейчас только что с коллегами посмотрели здесь одно хозяйство. Очень хорошее, интересное – я бы сказал, перспективное и так быстро и эффективно развивающееся, что просто это не может не вызывать удовлетворения. Начали здесь совсем недавно, практически десять лет назад; по меркам сельхозпроизводства уже превратились… – когда начали?

Реплика: С 2006 года.

В.Путин: За десять лет получилось хорошее, полноценно и эффективно развивающееся хозяйство.

Напомню, что из 18 регионов Центрального федерального округа 12 относятся к Нечерноземью: это Тверская, Ярославская, Владимирская, Брянская, Калужская, Рязанская, Тульская области, а также Ивановская, Костромская, Московская, Орловская и Смоленская.

Безусловно, в сравнении, например, с Кубанью или Доном условия для земледелия в Центральном Нечерноземье менее благоприятные. Несмотря на это, территория обладает большим потенциалом.

Среди конкурентных преимуществ, мы сейчас только с исполняющим обязанности Губернатора об этом говорили, близость к крупным рынкам сбыта — традиционно хорошее условие для развития животноводства и переработки сельхозпродукции.

И конечно, эти преимущества нужно использовать, повышать эффективность тех направлений сельского хозяйства, которые гарантированно принесут отдачу. Некоторые регионы уже ведут такую работу: программно выделили приоритеты аграрной политики, предусмотрели меры поддержки и привлекли инвесторов, что очень важно, для реализации масштабных проектов. Так, в Брянской, Калужской, Орловской, Смоленской и Тверской областях построили крупные мясо-молочные и тепличные комплексы.

На такие позитивные примеры, конечно, нужно ориентироваться. На одном из этих комплексов мы и находимся. Мы отметили в ходе того, как посещали это хозяйство, что лет десять назад не только здесь, да и по всей стране, наверное, поискать было таких хозяйств. Их практически и не было у нас.

Уверен, есть резерв для роста эффективности АПК для ввода новых производственных мощностей и в других регионах Центрального Нечерноземья. Государство продолжит оказывать вам необходимую поддержку, хочу это отметить. Только в текущем году на мероприятия по развитию сельского хозяйства в Центральной нечернозёмной зоне запланировано направить 23 миллиарда рублей, это на три миллиарда больше чем годом ранее: в 2015-м было около 20 – 19,8 миллиарда.

Напомню, что деньги выделяются в рамках государственной программы развития сельского хозяйства с общим объёмом финансирования 224 миллиарда рублей. Важно обеспечить эффективное использование этих ресурсов, в том числе нужно совершенствовать механизм субсидирования сельскохозяйственных производителей, делать это более понятным, прозрачным способом, своевременно доводить средства до конкретных получателей, тщательно контролировать, безусловно, как расходуются эти деньги, следить за тем, чтобы деньги не уходили на проекты, не способные приносить результат.

Сегодня хотел бы поговорить с вами на тему о том, какие шаги для этого нужно предпринять. Остановлюсь на некоторых ключевых вопросах.

Первое, что касается растениеводства. Чтобы повысить эффективность отрасли, нужно внедрять современные технологии, активнее проводить мелиоративные работы, позволяющие повысить урожай, а также вводить в оборот сельхозземли, которые не используются по целевому назначению. Напомню, эта тема поднималась и в Послании 2015 года.

Здесь, так же как и в других секторах экономики, конечно, нужно привлекать инвесторов, прежде всего, конечно, частных инвесторов, наладить хорошие конструктивные отношения с финансовыми учреждениями. Необходимые законодательные условия также сформулированы, имея в виду оборот сельхозземель. Прошу региональные власти идти навстречу сельхозпроизводителям, не создавать излишних трудностей с оформлением соответствующих документов.

Тоже хотел бы напомнить, что у нас в целом по России не используются по целевому назначению более 12 миллионов гектар сельхозугодий. Только здесь в области, где мы находимся, 2,8 миллиона гектар, неиспользуемые пашни, пригодны для ведения сельского хозяйства и не пущены пока в оборот.

В этой связи хотел бы вернуться ещё раз к тому, что только что сказал, имея в виду нормативное обеспечение этой работы. Вы знаете, что законодатель принял решение об изъятии: 3 июля сего года приняты поправки в законодательство, которые предусматривают возможность изъятия земельных участков в случае их неиспользования в течение трёх лет по целевому назначению, и в течение года затем новый собственник должен ввести их в сельхозоборот.

И здесь очень важно, чтобы не создавались искусственные сложности при этих действиях нового собственника. Нельзя допустить, чтобы человек или хозяйство получило сельхозземли для введения в оборот, у него год всего для того, чтобы это сделать, – и он не должен год бегать по кабинетам и оформлять бумаги. Наоборот, вы должны сделать всё, чтобы это было быстро, эффективно, качественно. Но и финансовые учреждения должны подключиться для того, чтобы обеспечить соответствующее финансирование.

И ещё. При возделывании новых земель особое внимание нужно обратить на те культуры, которые климат Нечерноземья позволяет выращивать наиболее успешно. Среди них, вы сами знаете, картофель, лён, кормовые и масличные культуры.

Второе. Важно наращивать глубокую переработку сельхозпродукции. Причём не только вводить новые перерабатывающие мощности, но и обеспечивать их нормальную загрузку. Например, в настоящее время из–за нехватки сырья у нас нет загруженной производственной мощности по переработке в масло семян. Но у нас производственные мощности позволяют перерабатывать до 20 миллионов тонн сырья, а Россией производится всего 14 миллионов тонн. И это при том, что растительное масло, как и зерно, являются ценным экспортным товаром. Отмечу, кстати, что в этом сельхозгоду Россия заняла первое место в мире по экспорту пшеницы. Это очень хороший результат наших сельхозпроизводителей: 24,6 миллиона тонн против 21 миллиона тонн в 2014–2015 годах.

Считаю, что хорошая перспектива по укреплению своих позиций на внешнем рынке есть и у наших производителей растительных масел, о чём я уже говорил.

Третье. По–прежнему достаточно остро стоит вопрос с развитием тепличного овощеводства. Проблема не новая, но она, к сожалению, решается очень медленно. Например, в Центральном Нечерноземье валовой сбор овощей в 2015 году увеличился на шесть процентов, в том время как производство тепличных овощей снизилось на 13,7.

В прошлом году я уже давал поручение разработать и внедрить механизмы, предусматривающие возможность снижения стоимости или компенсации части затрат на электроэнергию в сфере тепличного овощеводства. И хотел бы сегодня услышать, что в этом отношении делается.

Теперь, что касается животноводства. За последние 10 лет во многом благодаря весомой государственной поддержке было обеспечено ускоренное развитие свиноводства и птицеводства. Мне было сегодня приятно услышать от руководителя хозяйства, что принятые нами решения и внедрение программы развития сельхозпроизводства в 2005 году позволили начинающим хозяйствам сделать первые шаги и развиться до сегодняшнего состояния. Достаточно сказать, что уровень самообеспеченности, например, по свинине и мясу птицы вырос с 60 до 95 процентов, это реально очень хороший результат.

В 2015 году впервые за долгие годы нам удалось достичь и даже превысить порог доктрины продовольственной безопасности по мясу. Доля отечественной мясной продукции, в целом мясной продукции достигла в общем объёме ресурсов 88 процентов. Даже по этой доктрине, о которой я упомянул, цель ставилась 85 процентов.

К сожалению, в мясном и молочном скотоводстве, имеется в виду прежде всего КРС, конечно, такой позитивной динамики пока нет. Считаю, что именно эти направления должны стать якорными для развития регионов Центрального Нечерноземья, и хотел бы повторить, для этого здесь есть все возможности: обширные земельные ресурсы и кормовая база.

В этой связи прошу проработать механизмы повышения эффективности молочного и мясного скотоводства в Центральном Нечерноземье, стимулировать привлечение фермеров в эти секторы. В частности, предлагаю рассмотреть возможность увеличения размера грантовой поддержки начинающим фермерам в сфере молочного и мясного скотоводства с 1,5 до 3 миллионов рублей, а семейных животноводческих ферм – с 21 до 30 миллионов рублей.

Давайте подробно об этом всем поговорим. Слово Министру сельского хозяйства Александру Николаевичу Ткачёву.

А.Ткачёв: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В нечернозёмных регионах Центральной России действительно менее благоприятные условия для производства зерна, чем на Юге России, но есть, конечно, и преимущества. Как Вы отметили, это хорошие сенокосы, пастбища для скота, а значит, есть условия для развития животноводства. Тем не менее климат Нечерноземья, с достаточным количеством осадков (у нас не везде, не во всех регионах преобладают осадки), благоприятен и для овощеводства. Специалисты считают Нечерноземье зоной гарантированного урожая даже в самые засушливые годы. Благодаря органическим и минеральным удобрениям нечернозёмные почвы становятся вполне плодородными и способны давать хорошие урожаи.

Хочу отметить, уважаемый Владимир Владимирович, земли этой русской равнины очень похожи на земли соседней Белоруссии – Белоруссия, Смоленск, Брянск и так далее, – которые за последние 10 лет, хочу отметить, существенно преуспели в производстве зерновых и животноводческой продукции, особенно молока. То, о чём сейчас Вы ставите задачи, мы это непременно сделаем и выполним. Но белорусские коллеги начали осваивать, конечно с учётом их ограниченности в земельных ресурсах, те земельные ресурсы, которые у них есть, и сделали серьёзные подвижки. Нам есть чему у них учиться на сегодняшний момент.

В Белоруссии поголовье крупного рогатого скота на 100 гектар сельхозугодий в пять раз выше, чем в России. Аналогичная ситуация в свиноводстве. Белоруссия производит в три раза больше молочной продукции на душу населения в год, чем мы.

О чём говорят эти цифры? Это нереализованные возможности регионов Нечерноземья. То есть практически мы здесь и по площади, и по нашим ресурсам, возможностям имеем примерно такой же потенциал. И конечно, нам нужно пересматривать подходы по развитию сельского хозяйства в округе и определить точки роста.

Хочу напомнить и хочу поблагодарить Вас, действительно, за своевременность этого совещания, ведь в советское время на самом деле в Нечерноземье была целая большая государственная программа, очень большое внимание и поддержка. И были, безусловно, другие результаты. И сегодня пришло время поднимать эти субъекты Российской Федерации, которые, как я уже говорил и Вы в своём выступлении, имеют колоссальный потенциал.

Хочу напомнить, что за 25 лет, с 1990 года, посевная площадь регионов Центрального Нечерноземья сократилась в два раза. В шесть раз или на два миллиона тонн снизилось производство озимой ржи. Рожь здесь всегда доминировала. В основном рожь шла на переработку на спиртзаводы, а также на хлебопекарные предприятия.

Сейчас потребности в увеличении посева озимой ржи уже нет, поскольку спиртзаводы закрыты, а её перепроизводство приводит, естественно, к резкому падению цен. Теперь пришла пора менять структуру севооборота.

Условия Нечерноземья, как Вы отметили, Владимир Владимирович, позволяют выращивать масличные культуры: рапс, рыжик, лён масличный и даже соя. Производственные мощности по переработке масла семян в настоящее время недозагружены, поэтому потенциал развития существенный.

На сегодняшний день заводы по переработке растительного масла могут перерабатывать до 20 миллионов тонн сырья, а в России производится масличных культур только 14 миллионов, то есть излишние мощности. То есть 6 миллионов – это наш резерв. И здесь, в Центральной зоне, мы можем как раз это производить.

Многие сельхозтоваропроизводители уже делают ставку на масличные культуры, в том числе и в Центральном регионе. За 25 лет производство рапса в нечернозёмных регионах существенно выросло, то есть практически в 14 раз.

При проведении мелиоративных работ и соблюдении всех агротехнических технологий мы можем получить хороший урожай кормовых культур – овса, ячменя и многолетних трав – клевера и люцерны. Это, конечно, для заготовки кормов для крупного рогатого скота.

В 1990 году площадь кормовых культур в Центральной Нечернозёмной зоне превышала шесть миллионов гектар. За эти годы она сократилась в два раза.

За 25 лет в три раза снизилось производство исконно русской и традиционной для Центрального Нечерноземья культуры – льна-долгунца, который продолжают выращивать, кстати, сельхозтоваропроизводители Брянской, Костромской, Смоленской, Тверской, Ивановской, Московской и Ярославской областей. Здесь доминирует, конечно, Тверская область, они молодцы, можно здесь брать за основу и дальше двигаться по другим субъектам.

Минсельхоз осуществляет поддержку производства льна-долгунца, выделяя средства из федерального бюджета на реализацию экономически значимых региональных программ в этом направлении.

С учётом близости регионов Центральной России к Москве, а значит, к рынкам сбыта, которые входят в двадцатку крупнейших потребительских рынков в мире, необходимо активно наращивать производство овощей для замещения импорта.

Картофель даёт хороший урожай на торфяных почвах. Увеличивая посевные площади под картофелем в два раза, Нечерноземье может стать картофельным огородом Москвы и существенно нарастить доходы селян.

В прошлом году производство картофеля в Нечернозёмной зоне уже выросло на 22 процента, а производство овощей – на 6 процентов. То есть программа импортозамещения в этом направлении работает. Кстати, в рамках её реализации мы предусмотрели меры, направленные на увеличение мощностей по хранению овощной продукции, – тоже ключевая позиция.

Помимо субсидирования и кредитов государством также предусмотрена новая мера поддержки – компенсация 20 процентов затрат на строительство овощехранилищ. Этим активно пользуются Московский регион и Калуга.

На сегодняшний день в 12 регионах Нечерноземья функционирует более 500 хранилищ плодоовощной продукции общей мощностью на два миллиона тонн. Это только на две трети закрывает потребности. Дефицит мощностей ещё на миллион тонн, все должны об этом знать. У нас есть меры и инструменты поддержки. Конечно, этим надо заниматься.

В ближайшие два года планируется построить хранилищ примерно на 250 тысяч тонн. Строительство хранилищ в достаточном объёме позволит снимать излишки продукции с рынка, поддерживая справедливую цену и обеспечивая потребителей свежей овощной продукцией в несезонный период.

В прошлом году Минсельхозом также отработано для оказания господдержки 25 инвестиционных проектов, направленных на создание и модернизацию тепличных комплексов, из них пять проектов в Центральном Нечерноземье. Их реализация даст прирост производства тепличных овощей на 15 тысяч тонн. Но надо сказать, что в прошлом году в Нечерноземье зафиксировано падение на 14 процентов, а в целом по стране, наоборот, фиксируется рост производства овощей.

Надо увеличить производство тепличных помидоров и огурцов на 30 тысяч тонн ежегодно, в том числе для этих 12 субъектов Российской Федерации, центра. Конечно, это даст прирост, безусловно, – 200 тысяч тонн мы примерно посчитали, – чтобы через пять лет полностью заместить импортные овощи в Центральной России, Естественно, в Московском регионе эту работу необходимо сделать.

Ускоренному развитию этого направления препятствуют высокие тарифы на электроэнергию, поскольку тепличные комплексы относятся к числу наиболее энергоёмких производств. По Вашему поручению, Владимир Владимирович, мы направили в ведомства предложения оптимизировать затраты сельхозтоваропроизводителей на электроэнергию, но наши предложения не поддержали, хотя такая льгота не стала бы существенной нагрузкой для энергетики, поскольку сельское хозяйство потребляет лишь 1,5 процента в общем котле. То есть речь идёт, конечно, о перекрёстном субсидировании, и нам, безусловно, для тепличных комплексов нужен льготный тариф. Хочу напомнить, что в промышленности, особенно в металлопереработке, тариф – порядка 35 процентов, у нас, у селян, – от 2 до 6 процентов в разных территориях.

Нельзя сбрасывать со счетов и богатые леса Центральной России. Это своего рода «витаминный пояс» здоровья округа. Прошу обратить внимание глав регионов на возможность получения фермерами грантовой поддержки на выращивание или сбор ягод: клюквы, брусники, земляники, малины, черники.

Сегодня мы с вами пробовали местный йогурт из прибалтийской клюквы. Я абсолютно убеждён, что в следующем году, ближайшие два-три года, конечно, мы активно будем заниматься и производством, и сбором этих культур, и, конечно, переработкой.

Более того, я хочу с грустью констатировать о том, что Россия импортирует только одних грибов на два миллиарда долларов – где, как принято говорить, грибов как грязи. А импортируем, потому что нет промышленной основы, промышленного производства. Конечно, я буду просить Вас о том, что мы должны переработку грибов…

В.Путин: Импортируем грибов?..

А.Ткачёв: Да, на два миллиарда долларов из других стран, в том числе из Белоруссии, раньше из Польши очень много завозили.

В.Путин: Водку на клюкве, я смотрю, производят, а йогурт почему–то на своей клюкве нельзя произвести. Нужно завезти обязательно клюкву из–за границы.

А.Ткачёв: А потому что нужна промышленная основа, производство, высокие технологии. А так, понимаете, и грибы потребляют и собирают местные жители. То есть то, что съели, закрутили и забыли. А для больших городов, для промышленных центров России, конечно, нужна промышленная основа, высокие технологии, естественно: качество, хранение и так далее.

Эти меры, которые мы сегодня будем оговаривать, в том числе мы должны сделать ставку на Нечерноземье. Потому что мы здесь тоже сотни миллионов долларов точно тратим на покупку: и повидло, и всё что угодно – это всё импорт. В самолётах небольшие стеклянные расфасовки, банки и так далее. С прошлого года мы также поддерживаем развитие кооператива по заготовке и переработке такой продукции.

Развитие растениеводства по перечисленным мною направлениям возможно только при условии активной работы по четырём направлениям.

Первое – возвращение пустующих земель в сельхозоборот. Хочу поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, действительно благодаря вашей позиции этот уникальный закон… Сам работал в регионе и видел, особенно возле больших центров, городов земля просто разбазаривалась, разбирались сельхозугодия. Потом ждали наилучших времён, когда она перейдёт в поселение и на этом делать уже бизнес, продавая уже втридорога и так далее.

Сегодня этот закон позволяет Россельхознадзору вместе с субъектами изымать – естественно, через суд – и на конкурсе передавать в эффективные руки. Мы максимально закрыли все лазейки (раньше переписывали на родственников, потом ещё что–то) для того, чтобы действительно мы включили в оборот миллионы гектаров земли, которые будут нам давать зерно, другие культуры и так далее.

Конечно, проведение осушительных и мелиоративных работ, особенно здесь, для Нечерноземья, это высокоактуально. Дальше. Комплексное агрохимическое оздоровление почвы – это раскисление. Именно здесь проблема эта существует. И, конечно, обновление парка сельхозтехники.

На сегодня площадь неиспользуемой пашни в регионах Центрального Нечерноземья составляет четыре с лишним миллиона гектаров, и при этом почти треть не использовано пашни, пригодной для ведения сельхозоборота. То есть практически три миллиона, бери – не хочу. Но для этого, конечно, нужен комплекс мер, и об этом я буду сейчас говорить.

Чтобы вовлечь в оборот земли, нам нужны дополнительные средства. К сожалению, без денег мы не сможем. Но я уверен, что вложения окупятся сторицей.

Недавно я посещал Алтайский край, Ростовскую, Саратовскую, Калининградскую области. Там схожие проблемы. У нас вообще в России, конечно, дефицит влаги – совершенно очевидная проблема, и её решать можно только способом мелиоративных работ, как, собственно, решается во всём мире. На всё про всё у нас с вами семь миллиардов рублей, и только из них два миллиарда непосредственно на ремонт, модернизацию сети мелиоративной – всё то, что, в общем–то, будет давать большую воду на суходолы и так далее. В том числе регионам Центрального Нечерноземья было выделено 420 миллионов рублей. В целом по России это позволяет охватить, эта сумма средств на мелиорацию, средствами господдержки порядка пяти процентов от общей площади мелиорируемых земель. То есть условно у нас несколько миллионов, и только пять процентов мы сегодня используем и поливаем – условно с влагой.

Хочу привести пример. В Соединённых Штатах мелиорируемых земель 40 процентов – от пашни, у нас – 6 процентов, в Китае – 55 процентов, в Германии – 45 процентов. Китай производит 508 миллионов тонн зерна, мы – 105, Америка – 435, Индия – 236, потому что практически в половине работает мелиорация активно.

Вот опять же пример Саратова. Летишь – пустыня, земли практически чернозём, не настолько хуже, чем на Кубани, но как только работает мелиорация, только подаём воду, капельное орошение, кукуруза – 80 центнеров, соя – 40 центнеров. То есть это практически Айова. Но, к сожалению, без мелиорации они это сделали, но это сделали ещё 30–40 лет назад, когда у нас не было ни сил, ни возможностей. Но это вложения, которые изменят Россию. И, конечно, 200 миллионов тонн зерна для нас – это абсолютно нормальная позиция, это то, что укрепит нашу страну экономически прежде всего и даст возможность укрепить благосостояние наших крестьян.

На территории 12 регионов Нечерноземья площадь (подчёркиваю, у нас 7 миллиардов всего, из них 2 только идёт), конечно, нужно увеличивать кратно, хотя бы в два раза эту цифру и, конечно, бить точечно: Калининград, Нечерноземье – везде. Здесь раскисление, там, наоборот, переувлажнение, там – недобор влаги.

У нас в советское время было Министерство мелиорации, и они чем–то занимались, огромные ресурсы осваивали. Нам бы восстановить то, что было, это уже мы качественно поменяем жизнь тех отдалённых территорий, где мы говорим: это бесперспективно. 120 мм осадков – там ничего не растёт. Действительно, 120 – это ноль. 5 центнеров, 10 центнеров с гектара – это ни о чём. А там может расти 30–40 центнеров. Вот у него 50 центнеров, потому что он занимается практически сам за свои средства каждым клочком, и понятно, что он землю восстановил, и она здесь. А кто–то рядом с ним 20 центнеров получает.

К 2020 году надо ввести в сельхозоборот дополнительно 20 процентов, или 200 тысяч мелиорируемых сельхозземель, которые сейчас с учётом климата Нечерноземья просто заболочены. Это позволит в два-три раза повысить урожайность зерновых на этих землях – с 15 до 40. Это революция, мы просто не узнаем свою страну или по крайней мере эти регионы.

Это касается и овощей. Справочно: в Саратовской области мы проводили эксперимент. Это не теория, это жизнь. Без полива урожайность лука – 120 центнеров, то есть 1 тонна 200, огурцов – 8 тонн, а с капельным орошением урожайность вырастает в 10 раз и на помидорах, и на огурцах, в том числе на других культурах. Для этого нужно удвоить объёмы господдержки, то, о чём я говорил.

Ещё одна составляющая – это агрохимическое восстановление плодородия почв. Это очень актуально для этих земель. По примеру Белоруссии в том числе надо на постоянной основе проводить известкование и фосфоритование почвы. Это снижение кислотности, потому что при такой структуре почвы мы здесь ничего доброго не получим.

За последние 25 лет внесение удобрений в нечернозёмных регионах сократилось в 2,5 раза, что ведёт естественно к истощению почв. А что мы хотим? Мы ничем не кормим, плодородие снижается – конечно, и урожаи, в том числе вместе с ним, а отсюда и уровень жизни, и зарплаты, и доходы, и налоги, и так далее.

Минсельхоз готов пересмотреть подходы по распределению несвязанной поддержки в растениеводстве для эффективного распределения средств, учитывающих показатель по внесению минеральных удобрений, то есть через погектарную поддержку.

При распределении средств у нас была ситуация абсолютно абсурдная. Мы на Юге давали больше средств, чем на Дальнем Востоке, в Сибири и так далее. Там и так всё неплохо, а мы туда ещё денег. То есть, наоборот, сюда переведём потоки погектарной поддержки; естественно, в том числе и Сибирь получит, и все те, кто нуждается в этом для того, чтобы улучшить плодородие.

Благодаря поддержке государства за последние два года мы увеличили темпы обновления парка сельхозтехники. Если до введения санкций в общем объёме закупок на 40 процентов отечественной сельхозтехники приходилось 60 процентов импортной, то уже в этом году доля закупок отечественной техники выросла на 15 процентов, соотношение: уже 55 процентов – отечественная, и 45 – импортная. Но это касается только тракторов и зерноуборочных комбайнов.

А у нас, допустим, ситуация плачевная по машинам по обработке садов, всё это импортное, виноградарство – в том числе только импортное. А здесь, в Нечерноземье, нужно меры, которые, собственно, и предприняли наши коллеги из братской республики, а именно нужна специализированная техника. Она, в общем–то, производится у них в том числе.

В ближайшее время мы планируем, если Вы поддержите, подготовить предложения по закупке такой техники с господдержкой в рамках действующих правил по субсидированию – 1432, где скидка должна быть не ниже от 30 до 50 процентов. Потому что это тяжёлая техника, дорогая, это техника, которая может выкорчёвывать берёзы, сосны, которые выросли уже на наших пахотных землях, и, собственно, отвоёвывать у леса плодородную землю, и на ней уже, естественно, выращивать урожаи и так далее.

И создавать типа МТС – вот наши предложения – в регионах. Естественно, это частно-государственное партнёрство, но мы должны существенно финансировать, и тогда это будет выгодно, это будет интересно, и бизнес займётся раскорчёвкой этих земель.

В развитии животноводства в регионах Центрального Нечерноземья в целом отмечается позитивная динамика. За последний год удалось существенно нарастить производство мяса, птицы и свинины, Вы об этом говорили. В целом по округу сохраняется устойчивый рост по этим направлениям животноводства в пределах пяти процентов к прошедшим годам.

Более подробно хочу остановиться на развитии свиноводства, поскольку стабильному функционированию этой отрасли в округе угрожает африканская чума свиней. Именно хочу сказать, здесь, в Центральном округе, потому что за последние годы «африканка» зарегистрирована в 42 регионах России, особенно вирус получил распространение в Центральной России, в Поволжье, на Юге и Северо-Западе России.

Регионы Центрального Нечерноземья производят 10 процентов от общего производства свинины в стране. Это очень много, это существенная доля. Свиноводство ориентировано как на обеспечение внутренних потребностей, так и на экспорт продукции. И темпы экспорта с каждым годом растут. Так за пять месяцев текущего года экспортировано в пять раз больше, чем в прошлом году.

Владимир Владимирович, Вы нас поддерживали в Китае, и мы сегодня боремся, весь мир борется за рынки Китая, потому что у нас скоро будет перепроизводство свинины. У нас есть два пути. Или мы останавливаемся, а значит, сокращаем бизнес. Людям уже понравилось: у него миллион голов – он хочет два миллиона. Это же рабочие места, здесь же производственная база, производство, налоги. А для чего нам нужен экспорт? Для того чтобы Китай, Иран, страны Персидского залива – и не только свинины, но и птицы, говядины и так далее.

В.Путин: С Ираном Вы загнули, и Персидский залив.

А.Ткачёв: Я по птице и говядине сказал.

Так вот Китай на переговорах выставляет нам абсолютно объективные условия: «Коллеги, у вас есть в регионах африканская чума, мы не можем себе позволить». А у них, хочу проинформировать, в Китае 430 миллионов поголовье свиней ( у нас в России — 24 миллиона, и мы уже практически подбираемся к удовлетворению потребления) – 430 миллионов. И конечно, если этот вирус попадёт, – понятно, у них же плотность населения, плотность животных очень высокая – конечно, это может просто угробить им эту отрасль. И не только китайцы – все.

И если мы не наведём порядок у себя в стране в этом смысле, то, конечно, мы никогда не выйдем на экспорт, мы просто обречены, и Евросоюз рано или поздно, и все остальные. Этот аргумент будет доминировать и будет ключевым для нас. И конечно, у этой проблемы две проблемы, если так можно высказаться. Это источник вируса. Чаще всего выступают дикие кабаны и домашние свиньи. Это, кстати, мировая практика, это тенденция. Если страны с этим справились, то, собственно, они и занимаются промышленным производством свинины. Недопустимо закрывать глаза на дальнейшее распространение вируса в охотхозяйствах, в личных подворьях, оберегая частные интересы и ущерб целой отрасли.

Хочу напомнить, что при Вашей поддержке за последние 10 лет в свиноводство вложено более 350 миллиардов рублей. Я сам был свидетелем, когда работал в регионе: мы потеряли более 100 тысяч поголовья. Плотность населения большая на Кубани; естественно, перемещения, потоки, курорты; вирус: одно животное болеет – сразу выбивается комплекс в 50 тысяч голов. И ты ничего не сделаешь, потому что не лечится во всём мире. Это страшная беда. Конечно, я понимаю, как дрожат коленки и у него, и у всех, потому что это всё вокруг и рядом ходит, через дорогу; неизвестно, когда это может случиться, и он может потерять бизнес – вот что такое африканская чума.

И, естественно, нам нужно – и Россельхознадзору, и Минприроды, потому что в ведении Минприроды находится охота, – принять меры по депопуляции, то есть сокращению дикого кабана, а также на особо охраняемых природных территориях федерального и регионального значения. И мы предлагаем опять же общемировую практику, потому что все остальные уговоры, рекомендации не работают.

Нужно запустить следующий механизм – стимулирование, то есть платить за каждую тушу кабана, и особенно платить больше за маточное поголовье. Тогда мы сократим насыщенность, и заболевания будут менее распространяться, и деньги на это относительно небольшие – условно порядка 200–300 миллионов рублей. Мы готовы найти средства, но по–другому мы не приведём в чувства ни тех собственников этих угодий, и, естественно, у каждого есть свои причины, это не болит, как у большинства. То есть у большинства не болит, поэтому не чувствуют эту проблематику.

Конечно, по ЛПХ тоже болезненная тема. И у нас, к сожалению, в 90 случаях распространение АЧС – это в личных подсобных хозяйствах. У нас, в том числе здесь, мягко говоря, бардак, потому что можно иметь в ЛПХ и 100 голов, и 200 голов, там ни учёта, ни дисциплины, ни регистрации в поселениях. Естественно, ветврач не может зайти, никакие рекомендации… Конечно, абсолютно бесконтрольно перемещаются грузы. Поэтому у него сдохли свиньи, он тут же прикопал: «А у меня ничего не было». Каждый, естественно, покрывает. Мы каждый день фиксируем вспышки АЧС.

Поэтому какой там экспорт! Нам бы своё поголовье удержать, которое сегодня существует. Поэтому, Владимир Владимирович, мы готовим ряд естественно объективных мер, которые, конечно, добросовестных собственников не ущемят. А тех, кто не хочет выполнять правила и, собственно, живёт лишь бы набить карман, то, конечно, они будут способствовать наведению здесь порядка.

Хочу ещё раз подчеркнуть, потенциал развития нечернозёмных регионов заложен в мясном и молочном скотоводстве. Многие регионы Центральной России: Тверская, Брянская, Калужская, Смоленская, Тульская – доказали это на своём примере, это перспективные точки роста. За последние пять лет поголовье специализированного мясного скота в сельхозорганизациях выросло в 2–4 раза, это хороший показатель; поголовье молочного скота на 7 процентов прибавилось.

Но, для понимания, в 1990 году поголовье крупного рогатого скота в сельхозорганизациях в 5 раз превышало текущие показатели. Есть к чему стремиться. Особенно это актуально для развития малых форм хозяйствования в качестве переориентации со свиноводства на содержание крупного рогатого скота.

Спасибо, Владимир Владимирович, за то, что поддержали наше предложение по фермерам – увеличение размера грантовой поддержки с 1,5 до 3 миллионов. На мой взгляд, это важнейшая сегодня роль государства и поддержка. У нас очередь за грантами от Калининграда до Дальнего Востока, особенно Сибирь, огромные расстояния. Мы ничем больше не сможем занять этих людей, они сами создают семейные фермы, животноводческие фермы, то есть кормят себя. Естественно, нанимают людей на работу.

Это ключевая, на мой взгляд, вещь, она и политическая, люди закрепляются. И надо, конечно, мы предлагаем в два раза как минимум (сегодня 11) – 20 миллионов, чтобы все желающие получить грант на развитие, получили. Тогда это активность, на мой взгляд, очень перспективное направление. То же самое для животноводческих ферм – с 20 до 30 миллионов рублей, Вы об этом сказали.

Стоит также рассмотреть возможность расширения поддержки небольших молочных ферм. Для этого можно снизить критерии отбора с 400 до 100 коров. То есть условно если 200 коров по нашим требованиям, то есть он не подлежит субсидиям, – неправильно. Нужно снизить эту планку; значит, мы больше людей сможем и поддерживать, и субсидировать, а значит, этот бизнес для них будет интересным.

Для увеличения фермеров в мясное скотоводство можно использовать ресурс крупных хозяйств, которые выращивают скот мясных пород. Совместно с отраслевиками и Рослизингом мы разрабатываем механизм господдержки приобретения такого скота и передачи его в лизинг небольшим фермерским хозяйствам. Это существенно повысит эффективность мясного скотоводства.

Но вообще, Вы говорили о проблемах молока, на самом деле нам нужно восемь миллионов тонн молока. Мы практически на 1,5 миллиарда долларов завозим из Белоруссии: это молоко, сыры, молочную продукцию и так далее. Конечно, наверное, не очень здорово. У нас есть огромнейший потенциал, мы прирастаем – и здесь медленно, тем не менее двигаемся вперёд.

За последние два года импорт продовольствия сократился почти на 40 процентов, за два года – на 40 процентов импорт продовольствия, с 43 миллиардов до 26 миллиардов. По нашим оценкам, при условии финансирования мер господдержки не ниже заявленного уровня текущего года, а мы настаиваем, чтобы этот уровень был 237 миллиардов, то есть и уровень 2014 года. Только, я прошу прощения, Вы сказали – 224, это с учётом 10 миллиардов на сельхозтехнику.

В.Путин: Восемь.

А.Ткачёв: Восемь. Которую, в общем–то, мы не учитывали. Это Минпром, это мы, это развитие машиностроения. А 237 – это были чисто инвестпроекты, короткие кредиты, капексы, мелиорация, малые формы и так далее, то есть это непосредственное развитие, то, что даёт сегодня 2–3 процента роста сельхозпроизводства.

В.Путин: Если так считать, то мелиорация тоже один из источников.

А.Ткачёв: Нет, мелиорация – это то, что… Хорошо, пусть будут сельхозмашины. Тогда 247 – не 237.

Если мы будем двигаться такими темпами, Владимир Владимирович, уже через пять лет объёмы экспорта и импорта сельхозпродукции и продовольствия сравняются и достигнут порядка 22 миллиарда, то есть 22 на 22. Сегодня 43 на 26, а было вообще 60 на 20.

Учитывая специфику региона в развитии сельского хозяйства и климатические особенности, удалённость от рынков сбыта, традиции, Минсельхоз предлагает консолидировать ряд субсидий, сократив их число с 54 до 7 субсидий. Это расширит полномочия регионов при определении приоритетов в аграрной политике, повысит оперативность и своевременность доведения средств до получателей.

Минсельхоз готов разработать соответствующие методические рекомендации по разработке региональных программ развития сельского хозяйства, и уже с 1 января 2017 года, подчёркиваю, с 54 субсидий (на самом деле много, очень много было путаности, сложности) довести их до семи. Это упростит, это будет более прозрачная ситуация. И думаю, что выиграют все. И мы даём больше полномочий регионам, то, о чём они нас и просили.

Завершая, прошу обратить внимания, коллеги, уважаемый Владимир Владимирович, на то, что все перечисленные предложения по развитию сельского хозяйства могут быть реализованы при условии сохранения тех объёмов, как уже сегодня мы с вами договорились, – 247 миллиардов рублей. Тогда мы сможем обеспечить через пять лет на 80–90 процентов основными видами продуктов питания насыщение нашего рынка.

Это историческая миссия. Никогда Россия и Советский Союз даже и близко не стояли к этому. И конечно, если уровень поддержки останется, как сегодня, 224, а более того, Минфин нам даже прогнозирует ещё снижение, как и другим отраслям, то, чудес не бывает, в 2017–2018 годах у нас не будет роста. И, более того, все те надежды, тот сигнал, который получили сельхозтоваропроизводители, – мы просто их обманем, и они развернутся, умоются и, собственно, перестанут двигаться в этом направлении. Это ключевые вещи.

Более того, регионы вам скажут сегодня о том, что мы недофинансируем. То есть новые проекты начаты, а мы в силу того, что нас подрезали, мы не можем додать по капексам, по инвестам, по коротким. Короткие – вообще это жизнь: это ГСМ, это удобрения, это техника, это оборотные средства. Их нет в регионах. А значит, это грозит разочарованием в определённой степени и оттоком инвесторов с этого рынка.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Чувствуется, что бюджетный процесс начался, прямо в воздухе висит.

А.Ткачёв: На самое больное в данный момент наступают.

В.Путин: Понятно.

Аркадий Владимирович, как по поводу поддержки в сфере энергетики? И я об этом упомянул, и Александр Николаевич тоже.

А.Дворкович: Владимир Владимирович, эта тема уже стала долгоиграющей. Основная причина была в том, что любые льготы кому бы то ни было – это всегда перекладывание издержек на кого–то ещё, и поэтому, конечно, тяжело Минэнерго давалось это решение. Тем не менее на этой неделе Министр энергетики собрал всех квалифицированных людей: и представителей отрасли, и энергетиков – и по итогам встречи принял решение о возможности поддержки, по крайней мере в качестве позиции Минэнерго, этого направления, этих проектов.

Какими мерами? Есть три основные меры.

Первое. Нужно оптимально выбирать места для размещения тепличных комплексов с тем, чтобы в первую очередь использовать те точки, где в непосредственной близости есть соответствующая либо генерация, либо сетевая инфраструктура, подстанции с достаточными резервами мощности, которые не выдаются в использование. Таких объектов много, десятки объектов только в этом регионе, и их вполне можно использовать. Губернаторы об этом хорошо знают. У кого–то их чуть больше, у кого–то чуть меньше, но они точно есть, около генерации – абсолютно точно.

Здесь есть правовая проблема, которую Минэнерго знает, как решить, они должны внести соответствующий акт.

Наконец, третье – это подключение к сетям ФСК непосредственно напрямую. Проект акта Правительства готов, он уже в Аппарате Правительства, думаю, что на следующей неделе может быть уже выпущен.

За счёт трёх этих мер, думаю, что проблема будет решена, и удастся примерно от полутора до двух раз снизить затраты на электроэнергию для вновь стоящихся тепличных хозяйств.

Отдельная проблема для существующих. Здесь такого прямого решения нет, потому что здесь уже точно если мы их переключаем на сети ФСК, то это потери у территориальных сетевых организаций немедленные, сразу же возникают убытки. Здесь такого лёгкого решения не будет. С другой стороны, они уже существуют, работают, и нам важно поддержать расширение этой деятельности в большей степени, чем существующие комплексы, хотя хотелось бы всех.

Кроме этого, коллеги, может быть, будут говорить, у нас есть ещё необходимость в стабильном режиме с точки зрения ограничения импорта. У нас сейчас действует эмбарго. Это хорошая возможность для наших овощеводов, как и для других отраслей.

В.Путин: Не эмбарго, а ответные меры.

А.Дворкович: Да, я сленг использую – ответные меры в этой сфере.

Кроме того, чтобы усилить эти ответные меры, Россельхознадзор также ввёл свои ограничительные меры. Даже если мы отменим по каким–то причинам, например политическим, наши ответные меры, останутся действия Россельхознадзора, который сможет регулировать этот процесс.

Это абсолютно правильно, потому что у нас есть вопросы к безопасности соответствующих продуктов. А каждое такое хозяйство должно проходить инспекцию, и необходимо действовать очень постепенно. Мы говорим об этом абсолютно открыто нашим коллегам, в том числе из Турции и из других стран. Мы будем проверять, мы не будем открывать всё. Они это понимают, это абсолютно нормально, мы здесь открыты для диалога со всеми.

Против нас действуют так, и мы действуем так. В мире это общепринятая практика. Я в том числе говорю это открыто и для средств массовой информации, мы будем действовать здесь именно таким образом, главное – соблюдать стандарты, главное – соблюдать все правила и действовать одинаково по отношению ко всем.

Три-четыре года нужно нашим инвесторам, чтобы в России было обеспечено конкурентоспособное производство этой продукции.

В.Путин: Спасибо.

Игорь Михайлович Руденя, пожалуйста.

И.Руденя: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Развитие агропромышленного комплекса и сельских территорий – это один из приоритетов Правительства Тверской области. Для нас очень важно, что на федеральном уровне началась работа по формированию программы развития сельского хозяйства в Центральном Нечерноземье. Мы надеемся, что данная программа будет принята уже в текущем году.

Инициированная Вами, уважаемый Владимир Владимирович, работа по вводу в оборот неиспользуемых земель сельхозназначения и принятие соответствующего федерального закона окажут существенную помощь нашему региону в решении приоритетной задачи по вводу в оборот неиспользуемых земель.

Правительство Тверской области планирует за пять ближайших лет начиная уже с текущего года вовлечь в оборот не менее 100 тысяч гектаров неиспользуемой пашни. Таким образом, мы увеличим площадь используемых сейчас пахотных земель более чем на 20 процентов. Справочно: у нас в Тверской области – Вы сказали, собственно говоря, какие есть резервы, – и мы видим, что у нас используется только одна вторая, одна четвёртая часть (в зависимости от того, как быстро мы сейчас сможем это сделать) нашего потенциала.

Для комплексного развития растениеводства мы также намерены восстановить и сеть хлебоприёмных предприятий и линейных элеваторов. Потому что, когда будет растениеводство, соответственно мы должны получить урожай, дальше вопрос будет, куда его собрать и где его разместить.

Сегодня в порядке информации могу сказать, что у нас сохранилось только два хлебоприёмных предприятия и два мельничных элеватора, которые есть на территории Тверской области. Поэтому это тоже задача – восстановить инфраструктуру.

Второе важнейшее направление – это развитие молочного и мясного животноводства. Наряду с крупными аграрными проектами для данного направления мы считаем эффективным развитие формата малого и среднего бизнеса.

На прошлой неделе мы встречались с руководителями наших сельхозпредприятий и приняли решение о развитии кооперации в переработке данной сельхозпродукции. Потому что тяжело построить средним и маленьким свой завод, а в режиме кооперации, как это происходит в Европе, мы считаем, что это будет эффективно и достаточно быстро.

Для обеспечения реализации продукции наших предприятий мы намерены более активно использовать удачное географическое расположение Тверской области между Москвой и Санкт-Петербургом. Как и по всей стране, наши предприятия, производящие продукты питания, к сожалению, испытывают трудности с выходом на прилавки в федеральных торговых сетях, мы сегодня об этом говорили.

Но при том что у нас есть некоторые законодательные поправки, всё равно есть в чём совершенствоваться. Мы понимаем, что это естественный признак конкуренции и видим один из путей решения этого вопроса: это развитие собственной региональной розничной сети. В этой связи планируем со следующего года в рамках действующего законодательства оказывать максимальную поддержку в развитии региональной розничной торговли. И хотели предложить нашим коллегам по Центральному федеральному округу присоединиться к этому проекту.

Владимир Владимирович, если будет Ваше поручение, может быть – под эгидой Александра Дмитриевича Беглова, мы бы тогда такую программу разработали.

Важным и перспективным направлением для АПК Тверской области является льноводство. На сегодняшний день по площади посевов льна-долгунца мы вышли на первое место в России. Сейчас мы приступили к формированию льняного кластера и созданию безотходного перерабатывающего производства.

В настоящее время в АПК Тверской области реализуется 21 инвестиционный проект, в порядке информации хотел просто доложить. Это свыше 20 миллиардов рублей инвестиций и около двух тысяч новых рабочих мест.

Также мы видим большой потенциал для развития АПК Нечерноземья, в том числе и Тверской области, в развитии аквакультуры. У нас, в порядке информации, на территории Тверской области более 1760 озёр и более 900 рек, то есть это огромный водный бассейн. Могу сказать, что, так же как и дикоросы, о чём сейчас говорил Александр Николаевич, также и аквакультура имеет очень большой потенциал. Причём это формат среднего и малого бизнеса, это та же самая занятость людей, это то же самое вовлечение людей в деловую активность. Примером качественной реализации инвестиционных проектов крупного формата является фирма «Дмитрова Гора», на территории которой сегодня проходит наше совещание.

Хотел бы особо отметить, что надёжными партнёрами в развитии малого и среднего бизнеса на территории Тверской области являются Минсельхоз России, Россельхозбанк и Росагролизинг. Здесь присутствуют наши коллеги. Хотел доложить, что в апреле текущего года мы заключили соглашения с банком и с лизингом. На сегодняшний день мы уже получили 909 миллионов кредитных средств. Всего нам выделили по лимиту более 1 миллиарда 150 миллионов. Для сравнения, в прошлом году мы получили всего за весь год только 292 миллиона, то есть мы в три раза в этом году уже выросли на сегодняшний день за это непродолжительное время. Росагролизинг нам запланировал выдать до конца текущего года 50 единиц новой техники кроме текущих контрактов, которые они обслуживают.

Также хотел сказать, что в нашем регионе активно стало развиваться молодёжное фермерское движение. У нас на сегодняшний день в Тверской области начал свою работу Форум сельской молодёжи Центрального федерального округа. Он проходит на базе филиала Тимирязевской академии, которая расположена в городе Твери. Благодаря областной поддержке молодых специалистов мы считаем, что у нас есть такая устойчивая тенденция закрепления их на селе.

Уважаемый Владимир Владимирович! В завершение своего выступления хочу попросить Вас поддержать разработку и принятие программы развития сельского хозяйства в Центральном Нечерноземье, в Центральном федеральном округе именно в этом году, если это возможно, чтобы мы успели к бюджетному периоду уже сформировать какие–то стандартные предложения и соответственно предусмотреть в наших региональных бюджетах меры поддержки софинансирования, а также включить в данную программу меры по стимулированию льноводства, аквакультуры (то, о чём мы сейчас говорили) и дикоросов (то, о чём сказал Александр Николаевич), а также закрепление молодых специалистов и кадров на селе.

Также, Владимир Владимирович, просим дать поручение рассмотреть возможность по увеличению или дофинансированию Минсельхоза по субсидиям по длинным кредитам и коротким, потому что у нас часть проектов может зависнуть в середине инвестиционной фазы. То есть мы уже начали строить и боимся, что можем несвоевременно их закончить. Поэтому такая просьба. И конечно, очень рассчитываем на помощь Минсельхоза и Минфина в этом вопросе.

Большое спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо большое.

Сергей Валерьевич Королёв, пожалуйста, президент Национального союза производителей овощей.

С.Королёв: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Разрешите сначала поблагодарить Вас лично, Владимир Владимирович, Правительство Российской Федерации, Минсельхоз за те меры поддержки, которые у нас появились по развитию овощеводства в стране. Это случилось не так давно, фактически это 2013 год, то есть мы в самом начале пути.

Могу Вам доложить, что результаты не заставили себя долго ждать. Мы на сегодняшний день имеем постоянный ежегодный рост. Если в 2014–2015 годах он составлял всего 6,5 процента, то за первый полгода 2016-го этот рост составил уже 22 процента. А по отдельным культурам, таким, например, как томаты, он достиг более 60 процентов. Это, в общем–то, рекорд отрасли, такого не было никогда. Это свидетельствует о том, что те меры господдержки и те субсидии, которые на сегодняшний день есть в госпрограмме, – они работают, привлекают инвесторов, и мы консолидируем достаточно большие объёмы инвестиций.

Могу Вам сказать, что за это время в отрасль инвестировано уже более 85 миллиардов рублей. Наверное, сегодня в агропромышленном комплексе тепличное овощеводство – это одна из самых быстрорастущих, если не самая быстрорастущая, подотрасль.

Нам, конечно, важно на сегодняшний день сохранить те темпы, которые мы набрали: инвесторы поверили, люди пришли, причём пришли не только из сельского хозяйства, а из свиноводства приходили, из сахарной подотрасли. Мы сегодня имеем инвестора из автомобильного бизнеса, нефтяного, из телекоммуникаций, из розничной торговли. То есть сегодня этот круг инвесторов расширяется, и, безусловно, мы очень рассчитываем, что то, что есть сейчас, те меры поддержки – они сохранятся для того, чтобы нам поддержать эти темпы инвестиций.

Всего нам нужно построить 1,5 тысячи гектаров теплиц, и на это нужно 300 миллиардов рублей. На самом деле это не такие большие деньги. То есть если мы создадим достаточно выгодные условия, то эти инвестиции придут. То есть у нас уже фактический результат на сегодняшний день есть. Нам нужно примерно инвестировать около 50–60 миллиардов рублей в год для этого. Если мы такие темпы сохраним, то к 2020 году, я хочу подтвердить слова Александра Николаевича, мы действительно уйдём от импортозамещения по самым сложным нашим позициям: это тепличные, это зимние овощи.

Что касается ситуации, которая есть сейчас, как она изменилась. То, что мы начали, – это очень хорошо, всё это развивается. Что изменилось? Изменилось то, что на сегодняшний день у нас резко подорожало оборудование, которое мы ввозим, потому что в основном оно всё импортное, мы закупаем за евро. Если раньше нам гектар теплиц обходился примерно где–то в 130 миллионов рублей, то на сегодняшний день цена достигла уже 200 миллионов рублей. Но при этом цены на готовую продукцию у нас не растут. То есть данные Росстата свидетельствуют о том, что в этом году у нас действительно нет роста цены. Правительственная комиссия по мониторингу цен на продовольствие…

В.Путин: В прошлом году рост был какой?

С.Королёв: В прошлом году был 15 процентов. То есть рост цен и на самом деле потребительский спрос на сегодняшний день очень ограничены, поэтому мы даже не видим для себя никаких перспектив для роста и не хотим этого роста на самом деле, потому что нам нужно сбывать свою продукцию. То есть мы в такие немножко экономические ножницы попали. Срок окупаемости проектов у нас увеличился где–то с 7–8 до 11–12 лет именно из–за этого. Конечно, эту ситуацию необходимо как–то анализировать. То есть мы это уже делаем совместно с Министерством, с Правительством в части того, как нам сократить эти сроки окупаемости.

Фактически на сегодняшний день речь идёт о том, что у нас самая большая статья затрат, особенно операционные затраты, – это электричество, Вы правильно сегодня сказали об этом. У нас требуемая мощность для строительства одного гектара составляет 2 мегаватта в час. Если мы построим 1,5 тысячи гектаров теплиц к 2020 году, то потребляемая мощность достигнет 4 гигаватт в час. Это будет один из крупнейших потребителей в России по электроэнергии – тепличная отрасль. Причём потребитель постоянный, который без этого работать не может, он не может остановить производство, он постоянно выращивает.

Вы дали поручение, мы активно его отрабатывали под руководством Аркадия Владимировича. Сегодня, безусловно, самое простое и технологичное решение – то, что хотят все: снизить тариф до 2–2,5 рубля, чтобы все могли прийти в региональную сеть подключиться, и это бы работало. Но мы понимаем проблему перекрёстного субсидирования. Действительно, эта проблема тоже есть.

Один из вариантов, который мы обсуждаем, наиболее реальный – это подключение к сетям ФСК. Сети ФСК на сегодняшний день – единственный из всех вариантов, который даёт возможность получить тариф два рубля. Могу вам сказать, что буквально позавчера было проведено совещание в Минэнерго, и ФСК обнародовало цифру, то есть они уже получили заявок на подключение на 1 гигаватт в час от тепличных комплексов.

Но, безусловно, это достаточно такая дорогая история, потому что подключение стоит – если у нас комплекс, допустим, средний стоит 2 миллиарда, то подключение – примерно 500 миллионов. И соответственно у нас возникает проблема, что у нас действует программа так называемого возмещения 20 процентов капитальных затрат, и мы бы очень хотели, чтобы эти затраты тоже туда попадали, чтобы нам снизить нагрузку на наших инвесторов.

Есть ещё один механизм тоже в рамках ФСК, Владимир Владимирович, – это подключение к так называемым уже существующим резервным мощностям напряжением ниже 110 киловольт. Но это нужно делать по отдельному распоряжению Правительства. Конечно, если взять наш отдельный тепличный комплекс, он никогда не дойдёт до Правительства и не сможет решить этот вопрос.

Нам хотелось бы, конечно, чтобы был разработан такой регламент, который бы позволял нам системно подключить к имеющимся мощностям, о которых я сказал, наши тепличные комплексы. Это бы существенно удешевило наши затраты, буквально в разы. Сегодня такая работа уж ведётся. Мы примерно по четырём площадкам уже получили предложения от ФСК. Нам необходимо просто их сейчас дальше отработать.

В.Путин: А как с понижением мощности вы справляетесь?

С.Королёв: С понижением? Там у нас есть два варианта, то есть это свыше 110 киловольт подключение к сетям и ниже 110. Если свыше 110 – это можно делать и без разрешения Правительства, а ниже 110 киловольт – это отдельное распоряжение.

В.Путин: Распоряжение – ладно, а технологически? Там же нужно трансформаторы строить для понижающей…

С.Королёв: Нет, понижающие трансформаторы и там, и там нужно. Но только во втором случае это стоит в разы дешевле, потому что они уже существуют там, просто к ним нужно подключиться.

Мы сейчас все эти площадки отрабатываем. Создана уже на сегодняшний день карта распределения этих мощностей – она отработана с Министерством энергетики, и мы, безусловно, по этому пути пойдём. Но здесь, конечно, нужен именно системный подход, чтобы мы и по одному варианту, и по второму могли подключаться, и получали по этому направлению тоже субсидии так называемые – 20 процентов возмещения капитальных затрат. Потому что это составная часть тепличного комплекса. Это достаточно большие деньги, я сказал уже, – 50 миллиардов рублей, а если мы 20 процентов берём, то это 10 миллиардов в год. То есть мы эти цифры, собственно, и в Министерство сельского хозяйства дали, и Правительство проинформировали.

Безусловно, если мы этот вопрос решим по электроэнергетике, то думаю, что у нас инвестиционный процесс продолжится так же активно, как он начался.

Мы сегодня также обсуждали вопросы субсидирования покупки электроэнергии, но тут есть определённые бюджетные ограничения. Безусловно, мы пониманием, поэтому будем работать по варианту ФСК пока. Самое главное, чтобы этот вариант сохранился, и нам давали такую возможность. Аркадий Владимирович нас поддерживает в этом вопросе, поэтому мы будем двигаться.

В.Путин: У вас уже принято решение?

А.Дворкович: У нас проект акта уже подготовлен, поэтому в течение нескольких дней, думаю, может быть выпущен.

В.Путин: Постановление Правительства?

А.Дворкович: Да, постановление Правительства.

С.Королёв: Владимир Владимирович, и сегодня уже обсуждался вопрос – безусловно, мы все знаем, что у Вас состоится встреча с Президентом Эрдоганом. По Турции у нас введены ответные меры. Они действительно дали результат. В этом году большинство наших тепличных комплексов перепрофилируются с огурцов на томаты. До этого у нас было 75 процентов всех площадей занято под огурцом и только 25 – под томатом, потому что было очень тяжело конкурировать с турецкой продукцией, которая, к сожалению, очень низкого качества и небезопасная. Поэтому они обрушивали рынок, и наши производители уходили в другие культуры.

В.Путин: Аркадий Владимирович сказал сейчас о том, что мы будем обращать внимание в любом случае на качество продукции.

С.Королёв: Спасибо.

И могу Вам сказать, что тот результат, который мы имеем сегодня, плюс 60 процентов по томатам, – это как раз ответ на те ограничения, которые были введены. Мы успели перепрофилироваться и увеличить это производство. Нам тоже нужно это сохранить. Кстати, и турецкая лира тоже сейчас очень сильно обесценилась, девальвировала на 30 процентов по отношению к рублю, это тоже создаст им дополнительные экономические конкурентные преимущества на нашем рынке.

Владимир Владимирович, ещё один вопрос, который хотели поднять, он, безусловно, касается не только овощеводства, но и других направлений сельского хозяйства. Сегодня мы бы хотели обсудить порядок отбора инвестиционных проектов, потому что сохранить инвесторов очень важно для нас сейчас в этот сложный момент, когда у нас есть определённые бюджетные ограничения. Мы считаем, что инвестор, когда он заходит в проект, должен знать, что, когда он этот проект реализует, он точно получит обещанные деньги, обещанные субсидии. Потому что сегодня иногда получается так, что он получил кредит, всё оформил, принёс заявку – и какое–то время не проводится отбор.

В.Путин: Да, я знаю такие случаи.

С.Королёв: Владимир Владимирович, по капексам то же самое. Мы сегодня считаем, что нужно разработать механизм, который бы на этапе входа в проект инвестора давал ему гарантию, потому что, когда он его реализует, он получит эту поддержку. Самое главное, чтобы это была ответственность двусторонняя. Если инвестор не сделал то, что обещал, то он должен понести какой–то штраф за это или какую–то ответственность.

Поэтому мы предлагаем предусмотреть порядок, особенно по отбору проектов по возмещению капитальных затрат, 20 процентов, заключать соглашения между федерацией, регионом и инвестором, и чтобы это соглашение …

В.Путин: Федерация – это кто, Минсельхоз?

С.Королёв: Да, в лице Минсельхоза. Для того чтобы и у федерального центра, и у региона, и у инвестора был понятный регламент действий, порядок действий и сроки исполнения этих обязательств. Тогда это позволит нам включить это в бюджетный процесс в рамках программы проектного финансирования.

В.Путин: Сергей Валерьевич, я Вас полностью поддерживаю. Знаю такие случаи, когда все вроде пообещали, разговоры состоялись, а к моменту оформления документов выясняется, что кого–то вычеркнули из программы, кого–то забыли или специально отодвинули.

С.Королёв: Владимир Владимирович, знаете, получается так, что если вдруг вычеркнули, как Вы сказали, то в первый год – это дефолт.

В.Путин: Да.

С.Королёв: Нарушение обязательств, и всё. Даже сейчас с банками получается такая ситуация, что они эти меры поддержки, вроде которые есть в госпрограмме, продекларированы, но многие их не учитывают в расчёте окупаемости проектов и оценки рисков по проектам. Поэтому, если бы мы такой механизм ввели, и для банков было бы проще принимать решение.

В.Путин: Давайте обязательно зафиксируем это в сегодняшнем решении. Вопрос просто в повышении дисциплины совместной работы на этих трёх уровнях, о которых Вы сказали. Вы правы.

С.Королёв: Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Пожалуйста, Юшин Сергей Евгеньевич, руководитель исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации.

С.Юшин: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые коллеги! Спасибо за предоставленное слово.

Во–первых, мне, с одной стороны, проще, с другой – сложнее, потому что основные вопросы, о которых я сегодня хотел бы сказать, уже и Вы в своём вступительном слове упомянули, Александр Николаевич достаточно подробно, но всё же какие–то акценты хотелось бы сделать.

Во–первых, спасибо за Вашу высокую оценку. Вы заметили, что мясную отрасль мы создали. Правильно сказал Сергей Анатольевич, с 2006 года начался такой глобальный у нас скачок. И, что греха таить, сегодня иностранные телевизионные компании чаще приезжают на наши предприятия снимать передачи, чем федеральные. Японцы уже в Брянской области были, американский Wall Street Journal пишет. Действительно, это не фанфары – это реальный успех.

Хотел бы обратить внимание, что когда мы говорим о Центральном Нечерноземье, абсолютно правильно было сказано, что одно из направлений, которые здесь можно развивать, – это мясное скотоводство. Более того, именно Брянская область, одна из областей, которая как раз относится к региону, стала таким лидером. Вы знаете, этот проект «Мираторга» – в том, чтобы создавать базу для дальнейшего развития.

Но хотел бы обратить внимание, вообще в целом ситуация, конечно, с крупным рогатым скотом в регионе очень сложная, гораздо сложнее, чем в среднем по стране. Если поголовье молочного и мясного скота упало на 65 процентов с 1990 года, то в областях, которые сегодня здесь представлены, – от 80 до 88, то есть тяжёлая ситуация. При том что в целом мы понимаем, и правильно сказал Александр Николаевич, пастбища есть, климат хороший, влага есть, логистическая составляющая присутствует, эпизоотическая ситуация здесь лучше, чем в ряде регионов.

Поэтому я думаю, что сейчас, вслед за Брянской областью – не думаю, я практически уверен – и другие области подключатся к развитию мясного скотоводства. Почему я так думаю? Потому что, во–первых, уже, в частности, в Смоленской, Орловской, Калужской областях и в Брянской уже с начала года построено пять новых ферм по пять тысяч поголовья каждая, с пастбищами. Смоленская область недавно подписала дополнительное соглашение на инвестиции в 6 миллиардов. Это тоже дополнительные фермы. А всего будет построено несколько десятков крупных товарных ферм.

Но, как совершенно правильно было сказано, рассчитывать на постоянное развитие отрасли, только опираясь на мощные компании, это недальновидно. У них всё равно ограниченные ресурсы, будь то финансовые, человеческие, управленческие и так далее. Поэтому мы подходим к тому моменту, когда мы должны фактически вовлекать средний (мелкий я бы не хотел говорить, всё–таки средний) бизнес на селе в некие технологические процессы, которые им можно отдавать фактически на аутсорсинг. Сегодня мы даже начали прорабатывать программу такую взаимодействия с фермерами.

В.Путин: А что это может быть?

С.Юшин: Сейчас я скажу. Мы до сих пор ставили цель и её, в общем–то, выполняли – наращивать маточное поголовье. Понятно, что это всегда нужны большие площади, опять–таки пастбища и так далее. Но есть такой цикл в производстве, называется он по–простому «корова – телёнок», когда у фермера на пастбище – конечно, это должно быть культурное пастбище с соответствующими травами, должна быть скважина, вода обязательна (в такую погоду пять часов без воды – и скота больше нет у вас) – фермер содержит, продаём ему нетель или тёлочку, её осеменяют под присмотром опять–таки соответствующих правильных людей технологически, дальше обслуживание ветеринарное, обеспечение соответствующими семенами. Технику ему тяжело покупать, можно в аренду технику сдавать и так далее, – то есть он под крылышком, как франшиза фактически. Его задача одна – смотреть за скотом в соответствии с определённой технологической картой и (примерно через два года это будет) сдавать бычка обратно, продавать, простите, по заранее оговорённой цене, то есть он может уже просчитать экономику, обратно на такую компанию-интегратор.

Потому что этим компаниям, у которых сегодня образуется маточное поголовье, важно свои мощности по убою заполнять своим скотом. Его же не хватает, но скот должен быть стандартизированный, определённых кондиций. Простите, я сказал, что сначала на убой, – неправильно: сначала он на свою площадку откормочную, вы тоже видели, где уже финальный докорм проходит, там 4–6 месяцев, и мы получаем тот скот, который идёт на убой. То есть фермер точно знает, что его работа от сих до сих, но это работа, это тяжёлая работа, вообще работа с КРС не для слабонервных.

Здесь что очень важно? У нас сегодня, к сожалению, Росагролизинг ограничен нормативно так, что он может только приобретать и передавать в лизинг с господдержкой племенной скот. Но зачем фермерам заниматься этим племенным скотом? Это не их дело, правильно же? Поэтому нам сегодня, помимо того что, конечно, племенную базу мы будем наращивать и расширять, нам надо расширять эту товарную уже базу, то есть скот, который пойдёт уже на убой. И мы предлагаем как одну из мер предусмотреть, разработать Минсельхозу совместно с Росагролизингом механизм, согласно которому можно было бы приобретать такой товарный скот, чистопородный (это очень важно, чтобы отбирали они не мусор какой–то) скот мясных пород для передачи с господдержкой и соответствующим субсидированием фермерам.

Что касается самих программ – в частности, проект такой программы в Ивановской области уже губернатору представили, он уже с удовольствием на базе одного из своих предприятий готов этим заниматься. В этом участвует и наша ассоциация, и Союз производителей говядины, Союз скотопромышленников России. И самое главное, что сейчас тот момент, когда и крупные компании, которые раньше не хотели этого (потому что где фермеров ещё взять), – они тоже поняли, что в этом будущее, так они быстрее смогут заполнять свои мощности.

То есть первое – это нужно, чтобы у нас был инструмент, чтобы скот доставался, скажем так, по доступной цене или с доступным финансированием.

Второе – это, как раз Вы уже тоже сказали (я понял, что вопрос практически решён), увеличение грантовой поддержки. Мы так считаем. Мы не просим дополнительных денег, пусть будет меньше фермеров да лучше, как говорилось. Просто их надо обучать, потому что, когда мы говорим о вовлечении фермеров в такую кооперацию, мы всё–таки имеем в виду, что экономически это им интересно, когда это, скажем так, не пугайтесь, от 200 гектаров. Тогда он получает, если расчёты сделаны, порядка 180 тысяч рублей в месяц дохода. Это уже солидная штука получается. Конечно, более мелких тоже можно, но там доход будет поменьше. Но, как говорится, надо с чего–то начинать. Поэтому, если гранты увеличат, мы с удовольствием это будем приветствовать.

Конечно, огромная просьба к регионам. Нам уже сейчас надо таких людей постепенно в регионах искать. Мы сюда летели, с губернатором разговаривали. Нам надо с людьми уже начинать разговаривать, понять, кто готов вообще включаться в эту работу. Может, у кого–то уже есть земля, или кто–то по каким–то механизмам сможет получить от региона льготную аренду, или что–то. Но нам сегодня надо формировать этих людей, их надо начинать обучать, потому что знаний этих нет, Владимир Владимирович. Вы знаете, мы с нуля строим всё это. Поэтому к регионам такая большая просьба. Это не только фермеров – небольшие сельхозорганизации тоже могут это делать. Конечно, это очень существенное вовлечение земель в сельхозоборот.

Хотел бы напомнить, я как–то уже к Вам обращался с такой идеей, понимая, что это денежная идея, но сегодня она прозвучала: всё–таки нужно каким–то образом материально стимулировать возврат земель в сельхозоборот. Если мы не берём какие–то пашни, а только пастбища со средней залесённостью, то без учёта скважины, без учёта ограждений, но с учётом того, что мы траву посеяли, это на гектар 20 тысяч рублей. Это не так мало. Если бы мы изыскали какие–то ресурсы, не знаю там – внутренние, для того, чтобы вводить, 100 тысяч гектаров – один миллиард. В общем–то, кажется, сумма небольшая, но 100 тысяч гектаров – это огромные площади, и, главное, кумулятивный эффект для регионов совершенно другой, не на миллиард будет. Поэтому я бы, наверное, постарался такие деньги найти.

И конечно, надо вовлекать активнее недавно созданную корпорацию по поддержке малого и среднего предпринимательства. Почему? Во–первых, они уже с аграриями работают, а во–вторых, у них среди задач есть создание консультативных центров. Поэтому я думаю, что мы можем попросить регионы, чтобы они поплотнее взаимодействовали с корпорацией для того, чтобы опять–таки такие центры создавать в областях, куда фермеры могли бы обращаться за соответствующими знаниями. А мы бы помогали эти знания до них доводить.

Поэтому, повторяю, мясное скотоводство будет обязательно развиваться в ближайшие годы очень активно в Центральном регионе. Но хотелось бы, повторяю, чтобы мы постепенно делали это как в других странах. Последняя цифра: в Америке на фермеров, у которых до 500 голов, приходится более 30 процентов всего поголовья страны. В Германии на фермах от 200 голов, я про мясной скот говорю, – 44 процента. То есть вот основа как раз сельской жизни.

Теперь о старом, о больном. Вы меня извините, может быть – я десятый раз говорю про АЧС, ещё в 2008 году в Ершово сказал, что это наша будущая беда. Но всё же хотел бы акцентировать то, о чём говорил Александр Николаевич, тем более здесь присутствует один из крупнейших свиноводов, Сергей Анатольевич. Только могу подтвердить, так как я, собственно, с первого дня член штаба по борьбе с АЧС.

К сожалению, меняются руководители, которые посещают совещания, именно посещают, они не работают, а посещают совещания штаба из Минприроды, но они не работают там для того, чтобы решить проблему. Это постоянная ссылка на какие–то нормативные акты, почему того и сего нельзя.

Аргументы смешные: мы должны сохранить видовое многообразие. Да, конечно, у нас страна Россия большая, и можно кабанов сохранить в другом месте, тем более их завезли в Центральную часть искусственно в советское время, искусственно. Это смесь дикого кабана со свиньёй, но это завезли, его тут не было. Поэтому даже если вдруг будет депопуляция полная…

В.Путин: Откуда завозили?

С.Юшин: Из других районов, здесь не было этого.

В.Путин: Ладно уж, не было!

Реплика: Из Краснодара завозили и из Сибири завозили. Это было в 1950-е годы.

С.Юшин: Владимир Владимирович, когда я прихожу на совещание, Вам я не могу ни одну цифру соврать. Это будет последний мой шаг, потому что это как у сапёра. Нет, это точная информация, у нас специалисты всё проверяют. Спасибо, что поддержал, Сергей Алексеевич, действительно не было.

Хорошо, Минприроды говорит: это инвестиция в кабанов. Сегодня цифра звучала: 350 миллиардов вложено в свиноводство. Мы вообще что сравниваем6 продовольственную безопасность страны, наш потенциал экспорта или желание поохотиться? Но, простите, можно поохотиться на кабанов в Сибири или где–то ещё. Или есть олени, косули.

Поэтому, Владимир Владимирович, от всего свиноводческого сообщества говорю следующее. Кабаны в Центральной части России, в регионах, которые поражены, и соседних должны встречаться реже, чем слоны и леопарды, реже. Это совершенно не шутка. У нас в этом году ситуация приближается к самой плохой – к 2013 году: АЧС подобралась к самым крупным комплексам – к Тамбовской области, к самым крупным иностранным инвесторам, которые, кстати, уже вложили порядка 800 миллионов долларов в российское сельское хозяйство, – тайцы. Они уже под угрозой. Мы же всех распугаем. Поэтому, извините, что я так эмоционально, но нет уже сил наблюдать за тем, как кабаны… Повторяю, это не единственная проблема, но одна из главных проблем. Кстати, в Польше к уничтожению (нет другого слова) кабанов сельскохозяйственная палата привлекла армию, а в Эстонии платят за каждую голову 100 евро.

Реплика: 80.

А.Беглов: У нас пять регионов граничат с Украиной и Белоруссией.

С.Юшин: Это проблема. Вы абсолютно правильно сказали, что ещё нужно смотреть, чтобы оттуда ничего не пришло.

А.Беглов: Специально запускают к нам, диверсии такие есть.

В.Путин: Давайте про диверсии сейчас не будем, но то, что такие случаи возможны, конечно, это очевидно.

С.Юшин: Да уж, как мы растём, занимая уже шестое в мире, никто ничего не должен исключать.

Поэтому просьба большая дать соответствующее поручение Минприроды, Россельхознадзору приступить, скажем так, разработать, может быть, программу максимальной – я понимаю, что невозможно всех кабанов выбить, – депопуляции. Дискуссии на эту тему пора прекращать.

По этому же вопросу в 2013 году ещё Аркадий Владимирович дал поручение Россельхознадзору, Минсельхозу, Россельхозакадемии, Росстату утвердить правила идентификации животных. Понятно, что у нас сегодня, когда животные и продукция перемещаются бесконтрольно фактически (хорошо, бумажные переведём на электронные), мы не можем оперативно, моментально реагировать на соответствующие угрозы. Здесь вопрос не только в АЧС.

Вы знаете, у нас ящур, сибирская язва с оленями случилась, нодулярный дерматит, который просто может убить наш КРС. Поэтому большая просьба дать поручение ведомствам ускорить принятие этих правил по идентификации животных. Более того, это наши обязательства как страны в рамках Евразийского союза. Наши коллеги, белорусы и казахи, худо-бедно, но уже сделали.

И следующее. Уже немного поднимали административную ответственность за нарушение ветправил. Понятно, когда нигилизм правовой присутствует: ну что мы такие жёсткие люди, мы же свободные, – то людям, когда маленькие штрафы, гораздо выгоднее нарушать правила: перевозить животных бесконтрольно, продавать без соответствующих документов.

Ну, хорошо, сколько собирает Россельхознадзор штрафов? Я могу сказать, средний штраф с юридических и физических лиц за последние полгода составил меньше 10 тысяч рублей за раз. За год собирается 100 миллионов, потери бюджетов и бизнесов – миллиарды рублей. Поэтому штрафы по КоАПу должны кратно расти.

Когда человек едет пьяным за рулём – это очень плохо, но он может две-три машины, два-три калеки, не дай бог кто погиб. Когда у нас эпизоотия – это не только тысяча животных, но это многие жизни людей находятся под угрозой. Поэтому большая просьба – дать поручение Минюсту и Минсельхозу внести предложение о кратном повышении ответственности за нарушение ветеринарных правил.

И самое последнее. Вы сегодня сказали, что 10 лет назад начали, будет нескромно, но я думаю так: апэкашники, колхозники за это время очень много чего сделали. У нас нацпроект начался 10 лет назад, фактически юбилей. Поэтому я думаю, что лидеров отраслей, инвесторов, не только доярок, это всегда красиво, но инвесторов, которые рискнули своими деньгами, многие жён и детей заложили, чтобы только построить свои свинокомплексы или крупный рогатый скот, надо каким–то образом в этом году отметить.

В.Путин: Отметим. Но перегибать по поводу того, что заложили жён и детей, – это перебор: помогать нам должны и жёны, и дети.

Да, пожалуйста, прошу Вас.

О.Ковалёв: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Я по АЧС тоже хочу сказать. На сегодня мы столкнулись в Рязанской области с этой темой в 2015 году, когда началась в нацпарке «Мещёра», – ничего не могли поделать, то, что он сказал. Потом это пришло в Приокский биосферный и сейчас по всей Рязанской области. Еле держим крупные хозяйства.

Но, когда мы начали заниматься, оказывается, Минприроды вообще не слушает эпизоотическую комиссию. МВД выполняет наши решения, там другие силовые структуры, Минобороны выполняет решения, а Минприроды не выполняет решения. Это первое.

Второе. У нас действует инструкция, которая говорит о борьбе с чумой, с 1980 года. Она уже морально и физически устарела. Необходимо постановлением Правительства принять новый нормативный акт, который отразил бы все аспекты исходя из реалий сегодняшнего дня.

Даже такой парадоксальный вроде бы пример. Там, где есть карантин по АЧС, но, допустим, в крупном хозяйстве нет АЧС, он может продавать свинину со своим сертификатом через торговую сеть, а через рынки не может. А рынки–то уже другие стали, они уже торговые места, там ещё входной контроль есть, не только выходной, когда из хозяйства идёт, – входной. Они не могут там. То есть это всё необходимо сконцентрировать, и такую инструкцию принять.

И ещё одно хочу добавить. Полностью согласен с Александром Николаевичем, необходимо, конечно, сохранить и, может быть, усилить программу устойчивого развития сельских территорий, потому что всё, что мы реализовываем, это всё опирается на кадры. Кадры – это когда мы развиваем село, инфраструктуру, тогда мы берём.

Мы в этом году на село отправили 60 молодых специалистов, 60 семей. Естественно, они получили там определённые подъёмные и всё, но жилищная проблема там. Детские сады, вся эта инфраструктура, даже интернет – это необходимо нам делать. И эта программа должна всё–таки быть усилена, особенно по нашему Нечерноземью, по нашему региону, Владимир Владимирович.

Спасибо.

Реплика: Можно короткое предложение?

В.Путин: Да, пожалуйста.

И.Руденя: По африканской чуме. Я не знаю, может быть, Аркадий Владимирович поддержит меня и Александр Николаевич.

У нас раньше охота была в Минсельхозе, за полномочиями закреплена. И у нас всё было в одних руках: и Минсельхоз, и Россельхознадзор – и был полный контроль. Отдали в Минприроды – Минприроды теперь их не слушает и, кроме того, ещё и не взаимодействует должным образом с Россельхознадзором. Поэтому, если можно, если Аркадий Владимирович не будет возражать с Андреем Рэмовичем, поручить рассмотреть вопрос Правительству всё–таки передать функцию охоты обратно в Минсельхоз и в Россельхознадзор, соответственно будет, как раньше это у нас было исторически всегда, регулировать эту историю. Потому что в Минприроды краснокнижные только были животные, у них не было этой истории с охотой. Я просто думал, вы посмотрите на комиссии, взвесьте.

Реплика: Абсолютно правильно.

В.Путин: Аркадий Владимирович говорит: подойдём творчески.

И.Руденя: Это правильно абсолютно. С этого момента бардак и начался. Как только в Минприроды отдали охоту, так и история началась.

Реплика: В Россию АЧС зашла через Грузию, Абхазию, Сочи и через горы.

В.Путин: Андрей Рэмович, давайте мы в поручении Правительству аккуратненько, но укажем на это, с пометкой «рассмотреть вопрос и доложить». Если все руководители регионов придерживаются этой точки зрения, а я так понимаю, что это фактически единая позиция, то нельзя мимо этого проходить.

С.Орлова: Можно?

В.Путин: Да, пожалуйста.

С.Орлова: Мы все столкнулись в этом году, у нас в ЦФО мы не одно совещание провели межрегиональное, потому что без этого мы не справились бы с этой темой. Кабан мигрирует за ночь только 40 километров и в течение месяца разносит: траву покосил, где прошёл кабан, – пожалуйста.

Почему координация: у нас началось всё с охотхозяйств, больше на 400 тысяч голов. Мы так боролись с бешенством с лисами: дали деньги на отстрел и побороли бешенство. Так же и с кабаном.

Конечно, Минприроды не отвечает. Абсолютно правы мои коллеги: если был бы координирующий орган, мы договорились с Минсельхозом, они провели селекторное, а когда будет координирующий орган, тогда какая–то ответственность будет. Поэтому здесь я коллег полностью поддерживаю.

Теперь по электроэнергии, Владимир Владимирович. Мы каждый имеем свою инвестиционную программу. И, естественно, мы заинтересованы в развитии – всё, что касается тепличных хозяйств. Каждая инвестиционная программа предусматривает льготы, когда заходит инвестор. Тем более Вы приняли это решение, то, что касается субсидирования по теплицам. 15 тысяч мы сдали, и сейчас там в Торчино над 50 гектарами ещё работаем с Минсельхозом, со всеми. Смысл какой?

У нас есть ещё гарантирующие поставщики, и, мне кажется, Аркадий Владимирович, рынок гарантирующих поставщиков – 2,7 триллиона. Не постесняюсь сказать, что они там жируют. Когда у кого–то нет, они друг на друга перекладывают и всё закрывают. Но главный инвестор ничего не получает от этого, программа–то инвестиционная с МРСК. Хорошо, на ФСК переложить. Мне кажется, тот, кто получил статус гарантирующего поставщика, тоже должен работать на инвестора. Это тогда будет очень правильно.

Казалось бы, наша область небольшая, Владимир Владимирович, но я уже говорила, и коллеги знают, прошлый год мы заняли первое место по молоку. Мы плюсуем: в ЦФО – первое, седьмое – по России. На 2 тысячи голов мы купили больше. Мы стали развивать кроликов на 28 тысяч тонн, грибы. Вот сказал Александр Николаевич. У нас было грибоварен 140 во Владимирской области. Сейчас у нас, конечно, 140 нет, но мы это всё восстанавливаем по карте, два завода, всё это перерабатываем.

Теперь по поддержке малых форм. Абсолютно правильно коллеги говорят, малый и средний бизнес в сельском хозяйстве не просто пошёл, а пошёл как литерный. Вот у нас 14 фермерских хозяйств, 90 начинающих. Чего они только ни выращивают: цесарки, гуси, кролики, бараны, коровы, крупный рогатый скот. И абсолютно правильно.

Но мы ещё снизили ставку земли. Почему? Потому что для них это тоже большая поддержка. У нас 225 тысяч гектаров земли не используется. Это непростая тема, Вы абсолютно правильно сказали, законы приняты, через суды сегодня забираем и эти вещи решаем.

Фонд Бравермана. Александр Николаевич, у нас два завода по производству сыра, и Вы пробовали. Второй завод мы ведём сейчас через фонд Бравермана. И на этом заводе менеджер, кстати, швейцарец. Так что мы тоже скоро будем конкурировать по сырам. А один из них – это Джон, англичанин, который Вам задавал вопрос; у него великолепные сыры.

Закон № 244 помогает, торговые сети стали откликаться. Они даже второй год у нас финансируют под заказ.

В.Путин: Откликаются они как?

С.Орлова: Кстати, но это трудно было, Владимир Владимирович, я Вам скажу, очень тяжело было с ними навести порядок. Но мы сейчас выставили стационарную торговлю, 50 машин у нас, тоже хороший комплекс сдан, у нас тоже вкусная колбаса очень и йогурт (кстати, с нашей клюквой, который делает Судогодский завод).

Поэтому первое. Спасибо Вам большое за поддержку этой программы. Коллеги абсолютно правы, 10 лет прошло – село поднялось. Мы начинаем занимать уже и внешние рынки, мы уже горох поставляем в Арабские Эмираты и дальше будем двигаться по этим рынкам. Поэтому, считаю, денег просить сейчас лишних неприлично, просто нужно минимизировать риски. Если будет семь субсидий, их можно будет разумно распределить, у кого на поддержку почвы. Мы рапс сегодня высаживаем, у нас кстати, хорошее льняное масло. Два завода уже по производству льняного масла. Это тоже всё копеечка туда же идёт, в бюджет. И сельское хозяйство сегодня больше дало налогов, чем в 2013 году.

Поэтому Вам спасибо большое. Сегодня такой день – иконы Владимира, поэтому я думаю, что сегодняшний день тоже даст такой нам всем посыл. И думаю, что сельское хозяйство – одно из таких драйверов развития. Хотела коллег поблагодарить: и Россельхозбанк, и Рослизинг, и все ассоциации.

Знаете, люди стали закрепляться на селе, Владимир Владимирович. И водопровод пошёл, и ФАПы. И, если только программа по школам – помните, мы по садикам сделали капитальный ремонт, не только строительство, а если мы по школам ещё сделаем, мы тогда сможем ещё сельские школы отремонтировать.

А так спасибо большое.

В.Путин: Отметим праздник принятием решения о развитии сельского хозяйства в Нечерноземье.

Пожалуйста.

А.Артамонов: Спасибо, уважаемый Владимир Владимирович.

Мне, как человеку, который долго работал в сельском хозяйстве, приятно сегодня присутствовать при этом разговоре, потому что говорят профессионалы. А сельское хозяйство, я рискну сказать, – это самая сложная отрасль народного хозяйства. Здесь не только специальными знаниями надо обладать, но ещё и интуицией – в расчёте на погодные условия, стечение различных факторов и так далее.

Сегодня Александр Николаевич сказал, несколько цифр приводил в сравнении с Белоруссией. В Белоруссии, конечно, климат помягче, они, в отличие от нас, в марте начинают посевные работы, а мы – в конце апреля – мае. Самое главное то, что белорусы в советское время мелиоративные работы провели по уму, а не так, как мы: просто закопали деньги во многих случаях, и всё. Я этому был свидетелем и сам вынужден был участвовать. Мы пролетали с вами, видели посреди болот железобетонные мосты стоят. Тем не менее, конечно, мелиоративными работами заниматься надо, особенно в результате того, что мы получили.

Мы же долго не могли, и Вы несколько раз обращали на это внимание и торопили с принятием закона об обороте сельхозземель, но сопротивление было мощнейшее. За это время, конечно, многие наши поля подзаросли, причём основательно, а кое–какие уже теперь в лесные угодья надо переводить.

В этом смысле, конечно, в наших краях, о чём сегодня речь идёт, в Центральном Нечерноземье эти средства на мелиорацию должны быть в первую очередь направлены на освобождение этих полей от закустаренности, от уже появившейся лесной растительности. Если мы опять их направим на осушение или орошение, – это актуально, но это будет потом. Сейчас это надо сделать в первую очередь, пока ещё, может быть, год-два природа нам даст возможность эту работу сделать.

Мы у себя создали свою МТС государственную, она как раз этими работами и занимается. Когда приходит инвестор, мы им помогаем освободить эти поля и сделать их пригодными. Но, конечно, силами одного только региона мы достаточной мощности создать не в состоянии. И здесь было бы очень здорово, если бы мы совместно эту работу делали.

Совершенно правильно, сегодня много различных отраслей, которые, может быть, в советское время нам казались бы экзотическими, а они оказываются востребованными и очень хорошо развиваются, в том числе и грибоводство. Очень многие фермеры сегодня занимаются выращиванием грибов, не только шампиньоны, но и вёшенка, которая в несколько раз более ценная, чем шампиньоны. Но грибы, Александр Николаевич, не значатся у нас ни в одной из программ, и они никакую поддержку не получают.

Мы, кстати говоря, не только импортируем грибы, но мы их в огромном количестве экспортируем, только экспорт наш неорганизованный. Вот сегодня всё наше население сельское – оно где: в лесах собирает лисички. Поляки закупают, эти же самые прибалты, и не факт, что меньше, чем на два миллиарда, на которые мы закупаем шампиньоны. Но организовать эту работу – и мы бы сами могли закупить и поставить, как государство, тогда, конечно, было бы гораздо больше толку.

Вот то, что касается всё–таки закона об обороте земель сельхозназначения. Ну, первое. Владимир Владимирович, там вкралось одно словечко, которое… – но это опять же вот оппоненты нам оставили: регионы обязаны выкупать те земли, которые мы будем изымать у недобросовестных пользователей. Надо было записать: «имеют право». Что такое «обязаны»?

При нашем сегодняшнем безденежье, вы прекрасно понимаете, это значит поставить, нам сказать: хотите – занимайтесь, только деньги ищите, чтобы выкупить у нас, причём по цене не менее 50 процентов от кадастровой стоимости. А она сегодня на рынке стоит 10 процентов от кадастровой стоимости. Здесь надо всё–таки ещё изучить этот вопрос, и я свои предложения давал (кстати говоря, они не были приняты) на этот счёт. И можно было бы здесь ещё поправить.

И второе. Владимир Владимирович, к этому же закону. На наш регион у Россельхознадзора 14 инспекторов. Когда они смогут актировать эти все земли? Им нужен не один год, а десятилетия. Мы с Сергеем Алексеевичем этот вопрос обсудили, и предлагаю, пожалуйста, хотите – пилотный какой–то проект, хотите – по всей стране, дать это право сельским администрациям. Они не сильно перегружены, прямо надо сказать, сегодня работой – те, кто работают в сельских администрациях.

В.Путин: А они смогут это сделать?

А.Артамонов: Они смогут это сделать. А инспектор пусть заверит своей печатью, проверит правильность оформления документов и заверит. Мы такую работу, кстати говоря, делаем в некоторых случаях с налоговыми органами, и нормально получается. И тогда мы могли бы за год-два эти все поля неиспользуемые каким–то образом обследовать, актировать и вернуть их в оборот. Иначе закон есть, но он может не сработать.

То, что касается энергоёмких объектов. Я абсолютно согласен, и мы сами такой имеем не очень хороший опыт, мы сейчас создаём тепличный комплекс по выращиванию овощей крупнейший в Европе – 100 гектар в одном месте. Он уже в прошлом году произвёл 25 тысяч тонн овощей. В этом году мы произведём 40 или чуть больше тысяч тонн, а проектная мощность у него 70 тысяч тонн, при том что, Александр Николаевич говорил, нам надо прибавлять по 20 тысяч, – вот 70 тысяч тонн один комплекс. Мы его разместили прямо под линией электропередач 220 киловольт, специально это сделали. Там же и особая экономическая зона. Но решить вопрос с тем, чтобы накинуть туда провода и поставить понижающие трансформаторы, это целая проблема. Вообще говоря, есть большой риск, что этот проект может просто застопориться, потому что тяжело решить.

Я согласен с тем, что нельзя давать бизнесу хаотично размещать эти энергоёмкие объекты, надо обязательно, чтобы было какое–то государственное видение и с энергетиками согласовывать эти вещи. Но, когда согласовали, как в данном случае, о котором я говорю, тогда уже энергетики должны позаботиться о том, чтобы электроэнергию туда подать. А она с этой стороны, с 220, будет априори дешевле.

Ничего они, Аркадий Владимирович, там не теряют, потому что у них нет этих расходов по транспорту. То, что они её продают по 1 рубль 80, – это их цена, это себестоимость. И они могут их продать без всяких потерь. Но это позволит нам избежать перекрёстного субсидирования, которое абсолютно неправильно. Нам этот ящик Пандоры просто открывать нельзя – перекрёстного субсидирования.

Что бы я хотел сказать по поводу финансовой поддержки? Я абсолютно согласен с тем, что сказал Александр Николаевич, это не только его позиция, это и регионы высказывают, и у Андрея Рэмовича мы собирались на предварительное такое совещание по подготовке сегодняшнего мероприятия. Конечно, надо сокращать количество этих субсидий.

Но у нас даже на этой территории Центрального Нечерноземья регионы очень разные. В одном регионе лён растёт, в другом он не растёт. В одном регионе картошку можно выращивать, в другом это бессмысленно. Я думаю, что каждый регион должен иметь свою собственную программу развития агропромышленного комплекса. Мы, например, её имеем. Мы эту программу должны с Минсельхозом согласовать, в этой программе должны быть указаны эти семь направлений той деятельности, по которой мы можем получить поддержку от государства. На юге – это зерно. Нам в этом нет смысла, мы неконкурентоспособны в этом направлении. И тогда мы бы знали, что, допустим, у нас молочное животноводство, мясное скотоводство, картофелеводство, то, что касается Калужской области, несколько направлений выбрать, их поддержать, и они бы дали рост сразу, большой рост. Это было бы полезно для страны.

И то, что касается вообще самой системы поддержки. Кто–то здесь сказал: обязательно сюда надо включить ответственность регионов. Казалось бы, это от меня звучит немножко, я должен стараться уходить. Нет, я согласен. У нас должна быть субсидиарная ответственность вместе с Правительством Российской Федерации. Мы должны отвечать за успешность этих проектов. Но нам надо давать тогда не только ответственность, но и право определять, куда в первую очередь надо направлять эти деньги по субсидированию проектов в агропромышленном комплексе.

Не так, что, допустим, он поехал, у него какие–то там есть возможности, привёз проект и говорит: я получил финансирование. Он–то получил финансирование, а я ему должен софинансировать из регионального бюджета. А потом, оказывается, прошёл год-два – он сдулся, и всё. А кто будет возвращать эти деньги? Да никто. В таком случае, если мы будем чувствовать на себе эту ответственность и за нами будет записана обязанность вернуть, мы тогда очень аккуратно будем подходить к набору тех проектов, которые мы будем субсидировать.

Больше того, может быть, мы не сразу в начале строительства начнём их субсидировать, а тогда, когда он покажет результат. Во–первых, какой–то проект, может быть, когда он будет в стадии завершения. Да, мы верим, начинаем субсидировать, но мы комиссионно соберёмся и определим вместе с депутатами, ещё кого–то пригласим к этому разговору. Или же, может быть, тогда, когда уже начнёт он производить продукцию, и тогда меньше будет этих ошибок. У нас очень много денег уходит в никуда зачастую.

Больше того, многие стараются поучаствовать в этих программах для того, чтобы заработать именно на процессе строительства, создания, завышают искусственно. Вот капексы – это очень опасная штука. То есть мы берёмся субсидировать какой–то процент от капитальных затрат. Ему выгодно сейчас эти затраты раздуть, получить процент, допустим, от капитальных затрат на создание объекта, а потом уже в принципе можно и не беспокоиться, будет он работать, не будет он работать. Одним словом, если включатся регионы со своей субсидиарной ответственностью – наверное, тогда качество этих проектов значительно будет лучшим.

В.Путин: Сейчас разве этого нет?

А.Артамонов: Сейчас нет этого.

И последнее, то, что говорил Александр Николаевич. Я абсолютно поддерживаю, Владимир Владимирович, сельхозтоваропроизводители очень нуждаются в том, чтобы были короткие кредиты на текущую деятельность, но у них зачастую уже всё, остаётся только жену и детей заложить, но под будущий урожай.

В.Путин: Что вам всем хочется от жён избавиться, заложить их куда–то. (Смех.)

А.Артамонов: А дом, где они живут, закладывают, между прочим. Почему нельзя выдавать под будущий урожай эти кредиты?

В.Путин: Другого имущества нет, что ли?

А.Артамонов: Эти кредиты надо выдавать под будущий урожай, и тогда всё будет нормально, и он будет себя нормально чувствовать. Но опять же мы видим, мы же знаем на местах, кому можно выдать кредит, а кому их нельзя выдать.

А.Ткачёв: Можно?

В.Путин: Да.

А.Ткачёв: Спасибо.

Мы из 54 делаем объединённые семь субсидий. Это на самом деле маленькая революция, такого не было никогда. То есть мы многие полномочия сегодня передаём, но по ключевым вещам, всё–таки здесь не будем немножко максималистами, чтобы тоже не наломать других дров.

Выступал коллега Королёв: дисциплина и так далее – слушайте, а давайте скажем честно, почему это происходит. Мы в начале года начали открывать проекты новые, выдавать инвесторам, обещать по крайней мере. Потом нам 20 миллиардов срезали и сказали, что нам не дадут. А кому? Мы же должны эти средства кому–то дать, а кому–то не дать. Сказали, что просто тупо нет денег. Так бывает. Отсюда вся и проблема.

В.Путин: Александр Николаевич, так не то, что бывает, это всегда так: денег всегда не хватает.

А.Ткачёв: Они были, у нас забрали.

В.Путин: Вопрос в том, чтобы их рационально расходовать. Анатолий Дмитриевич сейчас сказал, что есть правила, которые побуждают участников экономической деятельности действовать неэффективно с точки зрения достижения конечного результата, так же как по строительству при некоторых проектах. Вот о чём речь.

Мы с вами собрались сегодня для того, чтобы обсудить один из важнейших вопросов жизнедеятельности страны, а именно развитие сельского хозяйства в Нечернозёмной зоне России. Что говорить? Это коренная Россия, Центральная её часть. Нам нужно решить здесь целый комплекс вопросов, связанных с тем, чтобы людям здесь было жить комфортно, чтобы люди из сельских территорий не уезжали в города. Это комплексная проблема, связанная с развитием инфраструктуры, с решением социальных вопросов, с развитием сельского хозяйства как такого, как производства, как отрасли экономики.

Совершенно очевидно, что здесь есть конкурентные преимущества, мы об этом уже сегодня много раз сказали. Они заключаются, повторю ещё раз, в близости рынков сбыта, в достаточно развитой энергетике. Здесь много, реально много конкурентных преимуществ – нужно только их определить, как грамотно ими воспользоваться.

Конечно, нужно настроить и механизмы государственной поддержки. Эти механизмы есть, средств выделяется немало, мы уже говорили, – 247 миллиардов. Даже если предположить, не предположить, а мы знаем, что часть – это не прямое сельское хозяйство, это сельхозмашиностроение, мелиорация, какие–то другие направления, но так или иначе это связано с развитием сельского хозяйства. Надо только рационально эти средства использовать.

Здесь много прозвучало хороших предложений. Думаю, что у нас разговор очень такой предметный, конкретный и совершенно очевидно заинтересованный со стороны всех участников нашей сегодняшней встречи, интересный разговор на самом деле.

Мы видим, что за последние годы сельское хозяйство, безусловно, демонстрирует уникальные темпы роста, уникальные просто. Но каждый день нам преподносит какие–то новые задачи. Сейчас мы говорили о взаимоотношениях с энергетиками, и здесь есть что настроить, совершенно очевидно. Мы говорим и о внешнеэкономической составляющей с нашими партнёрами. Это касается не только наших турецких партнёров, это касается и Евросоюза, и касается тех стран, которые не входят в Евросоюз. Нам нужно иметь это в виду.

Раньше нам было вообще всё равно; по сути, нам нужно было только подешевле завезти в страну продукцию любого качества, только бы рынок не был пустым. Теперь другая ситуация, теперь у нас, смотрите, я уже говорил по мясу, особенно по мясу птицы и по свинине, 95 процентов – собственное производство. Послушайте, такого никогда не было. Я вообще не знаю, было ли когда–нибудь вообще такое. В Советском Союзе точно не было, но в царской России, наверное, было.

А.Ткачёв: Мы зерно завозили 40 миллионов тонн.

Реплика: И в царской России не было, Владимир Владимирович.

В.Путин: Ну вот. Поэтому у нас совершенно другая жизнь началась. Здесь есть плюсы безусловные, большинство плюсов, но есть и новые вызовы, как говорят по–современному. Поэтому нам нужно с вами подумать, как их преодолеть. Разумеется, за эти два часа нашей работы мы даже и не вскроем все эти вопросы. Но часть – она стала для нас более понятной.

Поэтому я попрошу своих коллег, Администрацию Президента, Правительство, соответствующие наши ведомства всё проанализировать, то, что сегодня прозвучало. Мы не оставим все эти вопросы в покое. Наша цель применительно к данной встрече – наметить эффективные меры по развитию именно этого региона, но как части всего сельскохозяйственного комплекса Российской Федерации.

Спасибо.

Россия. ЦФО > Агропром > kremlin.ru, 28 июля 2016 > № 1839869 Владимир Путин, Александр Ткачев


Россия. ЦФО > Агропром > premier.gov.ru, 5 июля 2016 > № 1813144 Александр Ткачев, Андрей Воробьев

Первое заседание Правительственной комиссии по вопросам агропромышленного комплекса и устойчивого развития сельских территорий.

Посещение сельхозпредприятия «Матвеевское»

Перед началом заседания Дмитрий Медведев посетил ЗАО «Матвеевское». Предприятие создано 55 лет назад в деревне Вырубово Одинцовского района Московской области для обеспечения населения Москвы и Подмосковья овощной и мясомолочной продукцией. Основное направление деятельности хозяйства – производство овощей защищённого грунта (огурцы, томаты) и молочной продукции. Общая площадь теплиц составляет 8 га.

В 2007 году был построен и введён в действие завод по переработке молока и выпуску кисломолочной продукции мощностью 20 т молока в сутки. Завод оснащён новейшим технологическим оборудованием. Ассортимент молока и кисломолочной продукции составляет более 20 наименований. Поголовье крупного рогатого скота для обеспечения молочного завода сырьём и создания кормовой базы племенного животноводства составляет 1560 голов.

В 2013 году введён в эксплуатацию современный складской комплекс общей площадью 30 тыс. кв. м.

Заседание Правительственной комиссии по вопросам агропромышленного комплекса и устойчивого развития сельских территорий

Стенограмма:

Д.Медведев: Уважаемые коллеги, у нас сегодня первое заседание большой Правительственной комиссии по вопросам агропромышленного комплекса и устойчивого развития сельских территорий. Заседание такой комиссии первое, но работа и до этого шла своим чередом на разных уровнях. Все наши достижения последнего периода, а с другой стороны, проблемы всем хорошо известны. Сейчас уже идёт работа над новым бюджетом. Вчера я проводил заседание комиссии по бюджетным проектировкам. Хочу напомнить, что совсем недавно на съезде «Единой России» я говорил, что на аграриях мы экономить не будем. Сегодня обсудим, какие ещё меры нужно принять, чтобы создать условия для успешного развития сельского хозяйства на ближайшую перспективу.

Темы роста агропромышленного комплекса за последние несколько лет действительно вышли на совершенно иной уровень, по всем товарным позициям, которые представлены на внутреннем рынке, есть выбор и по качеству, и по ассортименту, и по цене. Более того, Россия успешно отвоёвывает статус крупного поставщика на мировом продовольственном рынке, сейчас это уже не слова, а именно так и есть. Я не буду приводить цифры, я совсем недавно их приводил в разных форматах, они известны – и по экспорту зерновых, и по экспорту других видов продовольствия. Результаты есть, они достигнуты благодаря совместным действиям и Правительства, и отраслевых объединений, и, конечно, самих аграриев, включая ту работу, которая у нас постоянно велась, – Аркадий Владимирович Дворкович ей занимается, Министр сельского хозяйства и другие коллеги.

Конечно, эти результаты достигнуты благодаря беспрецедентным объёмам государственной поддержки. Таких объёмов государственной поддержки сельского хозяйства никогда не было в постсоветский период. Только в текущем году на реализацию государственной программы мы предусмотрели 215 млрд рублей. Учитывая необходимость дополнительной поддержки, мы включили на текущий год развитие сельхозмашиностроения, целый ряд других решений. Сейчас главное это не растерять.

Всё это должно работать на решение основной задачи – повышение качества и конкурентоспособности сельхозпродукции, чтобы наша продукция и сам аграрный сектор могли сделать разворот от импорта к экспорту и на рынок продовольствие поступало такого качества, чтобы потребители и в России, и за рубежом без колебаний выбирали бы именно наши, российские продукты.

Я подписал распоряжение Правительства, которым вносятся изменения в Стратегию развития пищевой и перерабатывающей промышленности. Этот сектор также успешно развивается, входит в число лидеров по объёмам производства. Мы доработали стратегию, предусмотрели развитие новых форм государственно-частного партнёрства на базе территориальных кластеров, развитие инфраструктуры, уточнили механизмы инвестирования.

Не менее важно повысить качество самой переработки сельхозпродукции. Этим целям служит ещё один документ, который закладывает стандарты повышения качества в пищевой индустрии до 2030 года. Вчера я объявил о нём, на совещании с коллегами по Правительству мы его обсуждали. Чтобы достичь поставленных целей, нужно поработать над развитием отдельных направлений агропромышленного комплекса. Речь идёт о производстве фруктов, овощей, мяса, молочной продукции. В целом объёмы производства по этим направлениям также увеличиваются, но разными темпами. По итогам прошлого года уровень самообеспеченности по овощам составил почти 94%. Мы и сегодня встречаемся на территории такого комплекса в Одинцовском районе, акционерного общества «Матвеевское», которое уже 50 лет работает. Начиналось всё, естественно, в прежних технологических условиях, в 1960-е годы. Сейчас уже, конечно, современное производство.

Но я говорил об уровне самообеспеченности в сезон, а в межсезонье по овощам – менее 50%, поэтому на рынке есть довольно значительная ниша, которую наши производители могли бы заполнить. По фруктам это 33%, то есть 1/3 от рынка.

Конечно, из-за специфики нашего климата у нас всегда будет необходимость что-то дополнительно закупать, но тот основной набор продуктов, который есть в каждой продовольственной корзине любого покупателя, надо выращивать самим, и в этом основная задача. Для этого мы начали работать над модернизацией тепличного комплекса. Напомню, что в прошлом году введено в строй 170 га теплиц. На 18% по сравнению с прошлым годом мы увеличили площади закладки садов и ягодных насаждений. Мы сейчас с коллегами говорили: нам в целом, для того чтобы в прогнозируемом направлении развиваться, в год надо вводить где-то от 200 до 300 га теплиц. Тогда приблизительно за 5 лет мы закроем вообще потребности в тепличном производстве, в хозяйствах тепличных в масштабах всей страны.

И конечно, нужно обеспечить производителей качественным посадочным материалом, предоставить доступ к кредитам по льготной ставке (это тоже у нас тема, которая регулярно обсуждается с участием аграриев) и обратить внимание дополнительное на тарифы на электроэнергию для тепличных хозяйств. Понятно, что эти тарифы должны быть подъёмными, чтобы производство в тепличных хозяйствах было рентабельным.

Есть достижения у нас и в мясной отрасли. В прошлом году мы впервые достигли необходимого уровня продовольственной безопасности по производству мяса и мясопродуктов, но, конечно, в основном за счёт роста в птицеводстве и свиноводстве. Там ситуация практически нормальная уже. В результате экспорт мяса и субпродуктов также вырос более чем в два раза.

Но есть и проблемные зоны, в частности производство говядины и молока. Пока уровень обеспеченности молоком недостаточный, в прошлом году он составил чуть более 80%. А учитывая, что импорт молочной продукции в 2015 году также сократился более чем на 20%, наши производители имеют очень значительную нишу, которую необходимо закрывать.

А.Ткачёв: Сам факт создания такой авторитетной, уважаемой комиссии говорит о действительно беспрецедентной поддержке сельского хозяйства в нашей стране. Как вы видите, на цифрах и в деле мы действительно демонстрируем рост и особую активность в этом ключе.

Если можно, несколько слов о ходе уборки урожая. Мы сейчас находимся в очень ответственной фазе. Должен сказать, что своевременная подготовка и проведение посевной, а также благоприятная погода позволили приступить к уборочным работам с большим запасом прочности.

На сегодняшний день собрали уже первые 5 млн т. Пока мы в два раза опережаем темпы прошлого года. Планируем собрать 106 млн т зерна, а если погода будет к нам благосклонна, то эта цифра может вырасти – от 108 до 110 млн т. Это позволит нам сохранить лидерские позиции на мировом рынке по экспорту пшеницы. В этом году нам удалось превзойти рекордные показатели предыдущего сезона, направить на экспорт почти 34 млн т зерна, в том числе 24,6 млн т пшеницы.

В наших планах увеличить производство зерна, до 2020 года выйти на цифру 120 млн т зерна. Чтобы увеличить сбор зерна на 15 млн, надо повысить урожайность по всей стране примерно на плюс-минус 3 центнера с гектара. Для этого, конечно, нам нужно изменить подход к использованию прежде всего минеральных удобрений. Сегодня более половины посевных площадей засевается без внесения удобрений. Люди уже привыкли и не знают, что это такое, а это, конечно, огромный потенциал роста.

Мы производим в среднем от 18 до 20 млн т удобрений, а внутри страны используем лишь 15%, то есть 2,5 млн. В среднем на один гектар вносится 33 кг в действующем веществе, а надо вносить минимум в три раза больше. Таким образом мы сможем до 10 млн т удобрений в России вносить. Тем не менее даже при этой цифре мы будем отставать в разы от Европы – там 250 кг вносится, в Белоруссии – 180, в Китае – в четыре раза больше, 400 кг (он, кстати, покупает у нас достаточно большое количество удобрений). В Сибири вносят 7 кг, а надо хотя бы 25–30, в Центральной России вносят 60, а надо хотя бы 90. Даже на юге мы вносим порядка 50, а нужно до 100.

Конечно, это огромный потенциал, и, безусловно, мы в этом ключе и будем работать все вместе, и аграрии это понимают. Чтобы увеличить количество, объём удобрений, которые будут использованы в России (это повысит плодородие, урожайность), мы планируем стимулировать применение удобрений через инструмент несвязанной поддержки в растениеводстве. Считаем несправедливым действующий порядок распределения поддержки, при котором южные регионы получают больше средств, а Сибирь, Дальний Восток, Забайкалье – в меньшей степени. Парадокс. Следует в большем объёме оказывать поддержку регионам, находящимся в неблагоприятных природно-климатических условиях, и привязать поддержку к внесению удобрений. Так мы сможем в ближайшее время, 3–5 лет, увеличить объём внесения удобрений на миллион тонн и тем самым поднять плодородие, урожайность и восполнить истощённые земли.

В отношении сельхозтехники хочу обратить внимание на растущую потребность аграриев в обновлении парка техники. Я бы хотел ещё раз поблагодарить Правительство – мы очень плотно работаем с Министерством промышленности – за принятое решение о двукратном увеличении поддержки (сумма 10 млрд). Это позволит уже в этом году приобрести порядка 20 тыс. единиц сельхозтехники. Надеюсь, это количество будет только расти с каждым годом. Рынок уже почувствовал, что сельхозтоваропроизводители стали настоящим драйвером спроса на отечественную сельхозтехнику.

Если же говорить о долгосрочных перспективах на зерновом рынке, Минсельхоз разработал проект стратегии развития зернового хозяйства до 2030 года, предусматривающий увеличение производства зерна до 130 млн т, что позволит увеличить экспортный потенциал до 50 млн. Зерно – это наш базовый экспортный, биржевой товар, я бы так сказал, который составляет сегодня две трети экспорта. В условиях курса Правительства на диверсификацию экономики, АПК, экспорт зерна и продовольствие в целом могут наравне с энергетикой стать становым хребтом нашей экономики, Россия может торговать не только нефтью, но и стать ведущей мировой зерновой державой.

Для примера, Китай производит 508 млн т зерна (напомню, мы – 106), США – 435 млн, Индия – 236. То есть у нас, конечно, потенциал для роста великий. По крайней мере и Китай, США (особенно) торгуют по всему миру и зерном, и соей, и кукурузой и, конечно, на этом зарабатывают огромные деньги.

Ключевыми точками роста и приоритетами развития помимо зерна также являются мясная и молочная продукция, овощи и фрукты. Здесь мы, конечно, пока говорим об импортозамещении, но подразумеваем создание производств с экспортным потенциалом. Мы ставим целью производить качественные продукты питания, которые будут пользоваться спросом как в России, так и за рубежом.

В 2014 году, приостановив ввоз отдельных наименований продовольствия из ряда государств, мы значительно расширили возможности для наших производителей. За счёт тех инструментов поддержки, которые предусмотрело Правительство, мы создали серьёзный задел для развития из сотен инвестпроектов в десятках регионов нашей страны. Инвесторы заинтересовались тепличным овощеводством, закладкой садов, виноградников, животноводством. За этот период мы отобрали и просубсидировали порядка 500 инвестиционных проектов на общую сумму 280 млрд рублей кредитных ресурсов.

Кстати, я хочу поблагодарить наши банки – Россельхозбанк, который очень активно участвует в наших программах, Сбербанк. Без них, я думаю, нам было бы крайне сложно. Есть и контакт, и взаимопонимание, надеюсь на дальнейшую конструктивную работу.

Отдельно в рамках поддержки инвестиционных проектов путём возмещения части прямых понесённых затрат в Минсельхоз поступило на рассмотрение ещё 380 проектов, и работа эта продолжается.

По итогам 2015 года совокупный инвестиционный портфель составил около 1,5 трлн рублей. По оценкам аналитиков, по итогам прошлого года вложения в сельское хозяйство оказались в числе лучших инвестиционных стратегий. По нашим прогнозам, до 2020 года планируемый объём инвестиций в отрасль составит ещё порядка 1 трлн рублей.

Мы фиксируем рост инвестиционной активности в сфере производства овощей. В прошлом году нами было отобрано 25 инвестпроектов, направленных на создание и модернизацию тепличных комплексов. В этом году планируется построить не менее 260 га теплиц, что даст прирост производства тепличных овощей на 100 тыс. т. Однако, конечно, эти темпы недостаточны, если мы хотим в течение пяти лет закрыть эту позицию.

Для замещения импорта необходимо увеличить производство тепличных помидоров и огурцов на 1 млн т к 2020 году, или на 200 тыс. т ежегодно, что потребует строительства и модернизации в течение ближайших пяти лет не менее 2 тыс. га тепличных комплексов. Ускоренному развитию этого направления препятствуют в том числе и высокие тарифы на электроэнергию, о чём Вы говорили, от 2 до 6 рублей за киловатт (в разных территориях по-разному), поскольку тепличные комплексы относятся к числу наиболее энергоёмких производств. Сейчас инвесторы за счёт строительства собственной газовой генерации снижают себестоимость электроэнергии до 2 рублей, но это приводит к увеличению инвестиционной стоимости проектов на 30–40% и, конечно, к росту издержек.

Наша задача – оптимизировать затраты сельхозтоваропроизводителей на электроэнергию. Установление льготных цен на электроэнергию не станет существенной нагрузкой для энергетики, поскольку мы потребляем лишь 1,5% в общем котле. Тем более в условиях возможного укрепления торгово-экономических связей с Турцией – а это крупный поставщик овощей и фруктов на мировые рынки – такая льгота была бы существенным подспорьем для отечественных производителей, для повышения их конкурентоспособности.

Мы рассчитываем на существенную динамику роста по садам и виноградникам. В прошлом году для стимулирования развития садоводства более чем в пять раз увеличен объём субсидий на закладку и уходные работы за садами. Выделенные средства позволили уже в 2015 году увеличить ставки субсидий, заложить 14 тыс. га садов, из них 10 тыс. га интенсивных садов, что очень важно, – практически в два раза выше, чем в прошлом году.

Хочу отметить, что на все наши вложения и поддержку крестьяне очень быстро откликаются, потому что всё счётно и все прекрасно понимают, что можно получить и прибыль, и высокую маржинальность, и, конечно, бизнес идёт в этом направлении.

В этом году мы уже на 20% опережаем показатели прошлого года по закладке садов. Для замещения импорта к 2020 году необходимо заложить порядка 72 тыс. га садов, что позволит за это время увеличить производство фруктов на 500 тыс.

Сейчас в стране примерно 50 тыс. с небольшим гектаров садов. То есть мы должны практически удвоить закладку, таким образом мы получим дополнительно уже через пять лет 500 тыс., то есть 0,5 млн, а с учётом длительного вступления в период товарного плодоношения получим 1,5 млн т к 2025 году. Но этот урожай мы заложим сегодня. Будем так двигаться.

Уверен, что через пять-семь лет у нас в стране появится новый бренд – русское яблоко по примеру польского яблока, которое заполонило не только Россию, но и практически всё СНГ. Как и турецкий помидор. Собственно, они на этом десятилетиями зарабатывали неплохие деньги.

Пока темпы развития сдерживаются капиталоёмкостью и длительными сроками окупаемости, высокими затратами на закладку садов и отсутствием качественного посадочного материала. Чтобы ускорить развитие, необходимо обеспечить приоритетное финансирование садоводства в будущем. Мы уже расписали и с Минфином ведём достаточно активно переговоры. До 4 млрд рублей – наше предложение, в том числе направить средства поддержки на создание питомников по производству качественного посадочного материала.

Аналогичные примеры поддержки необходимы и по виноградарству.

За последние 10 лет площадь виноградников выросла почти на треть (85 тыс.). С принятием в прошлом году решения Правительства о признании вина сельхозпродуктом (это ключевое было решение) и с включением его в нашу госпрограмму «Развитие сельского хозяйства» перед отраслью появилась перспектива развития. Мы, кстати, говорим не только о винограде, из которого делают вино, но и о товарном винограде, который традиционно в России любят, и мы можем действительно практически на половину снабжать своим, отечественным виноградом.

Ежегодный объём импорта столового винограда составляет порядка 250 тыс. т. Конечно, половину мы можем производить у себя как на юге, так и на других территориях нашей страны. Для обеспечения импортозамещения в данном направлении необходимо до 2020 года заложить 50 тыс. га новых виноградников, что даст 200 тыс. т винограда и через 10 лет позволит полностью заместить импортный виноматериал.

Россия сегодня импортирует 17 млн декалитров виноматериалов – это треть от общего объёма потребления в нашей стране, то есть 30% вина мы производим сами, 30% – это готовые изделия в бутылках (в основном Франция, Италия, Новый свет) и 30% – виноматериалы, которые приходят в порты нашей страны в бочках, цистернах и разливаются на винзаводах. Конечно, низкое качество, низкая цена. Понятно, что инвесторы не могут заходить в этот бизнес, закладывать новый урожай, новый виноградник, потому что это гораздо дороже. Легче получить эту ёмкость, условно, 50 т или больше, разлить, продать и дальше ждать новой партии из ЮАР, Бразилии или Аргентины.

Поэтому есть предложение, которое, как мне кажется, очень своевременно, мы с Вами обсуждали, и Вы давали поручение. Мы готовим сейчас проект постановления о том, чтобы или, с одной стороны, увеличить пошлину, или, с другой стороны, дать сигналы инвесторам, что через пять-семь лет мы закроем полностью этот рынок завоза в Россию виноматериала. Для инвестора это будет сигнал к тому, что надо закладывать виноград и заниматься производством вина из отечественного материала.

Что касается ускоренного развития в животноводстве. В текущем году в производстве мяса сохраняется положительная динамика в основном за счёт, как Вы сказали, свиноводства, птицеводства. Рост – 6,2%. Бурное развитие мясной отрасли в последние годы создало стимулы к экспорту российского мяса – птицы и свинины. За пять месяцев текущего года экспорт мясной продукции вырос почти в три раза и достиг 43 тыс. т. В связи с этим одним из приоритетных направлений нашей работы является поддержка экспорта и продвижение отечественного продовольствия на внешние рынки. По расчётам, к 2020 году производство скота и птицы на убой в живом весе вырастет на 10% и достигнет 15 млн т.

Чтобы повысить конкурентоспособность и снизить себестоимость нашей животноводческой продукции, целесообразно исключить животноводческие комплексы по выращиванию свиней и птицы, а также перерабатывающие предприятия, из первой категории объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду. Исходя из сегодняшних правил, которые начнут работать с 2019 года, эти требования, конечно, приведут к избыточному администрированию, естественно, к повышению издержек и, соответственно, к росту себестоимости готовой продукции. Считаю, что отнесение предприятий АПК к объектам первой и даже второй категории необоснованным и нецелесообразным. Хочу сказать, что к первой категории отнесены практически все предприятия металлургической, химической промышленности, добычи и переработки руд, нефти, газа и угля. Мы считаем, что не настолько мы сегодня загрязняем экологию, чтобы так жёстко к нам относиться.

Напоследок самое проблемное направление – производства молока (то, о чём Вы говорили). Несмотря на принимаемые меры по поддержке и развитию молочного скотоводства ситуация остаётся сложной. Мы продолжаем констатировать отсутствие динамики в молочной отрасли. Для замещения импорта отечественной молочной продукцией необходимо увеличить к 2020 году производство молока на 7 млн т. Это потребует выделения дополнительных средств и господдержки на строительство и модернизацию 1 млн ското-мест и позволит нарастить производство говядины не только за счёт специализированного мясного скотоводства, которое активно развивается в последние годы, но и молочного, то есть, поднимая молоко, мы, естественно, поднимаем и производство говядины.

Сохранение текущих объёмов финансирования и мер господдержки по развитию молочного скотоводства позволит увеличить объёмы производства молока на 1 млн т к 2020 году. Подчёркиваю, нам нужно 7 млн. Необходимо пересмотреть подходы к решению проблемы.

В прошлом году рентабельность сельхозпредприятий в целом по стране превысила 20%, я имею в виду свиньи, птицы и другие направления. При этом по молоку показатель рентабельности в 3,5 раза ниже, то есть 5% даже с учётом субсидий. И конечно, туда бизнес не идёт, тем более длинная окупаемость.

Важнейшим фактором повышения доходности, привлекательности является формирование справедливой закупочной цены на сырое молоко для сельхозтоваропроизводителей. В целом по России средняя цена реализации молока за 2016 год составила 21–22 рубля, а в некоторых субъектах она до 15 рублей. Хотя справедливая цена – чтобы это было интересно, была повышенная рентабельность и банки бы охотнее реагировали на создание молочных комплексов, – должна быть 24–25 рублей. Мы сейчас разрабатываем ряд мер, которые будут стимулировать рост цены, прежде всего закупочной, в том числе через механизм молочных интервенций. Мы со всеми заинтересованными организациями активно работаем по введению этого механизма. Нужен ряд постановлений Правительства, в том числе и поправки в закон.

Также мы хотим модернизировать систему поддержки через дотации на молоко, там тоже есть с чем работать. Если позволите, 16 июля в Тамбове мы доложим о ситуации по животноводству (и по молоку, и по мясу), по нашему ускоренному развитию.

Естественно, все перечисленные планы не могут быть реализованы, если мы не выполним несколько основных показателей и подходов. Крестьянам, селянам нужен доступ к дешёвым кредитам. Мы рассчитываем, что с 1 января заработает льготный механизм кредитования сельхозпредприятий по привлечению краткосрочных и инвестиционных кредитов по ставке не более 5% годовых. Это тоже очень хороший сигнал для инвесторов. Понятно, что мы здесь во многом разбюрократим ситуацию, и банки в том числе получат хорошие возможности, чтобы выбирать вместе с министерством правильные проекты, более окупаемые, более интересные.

Во-вторых, крайне важно сохранить заявленные на текущий год объёмы финансирования, а это 237 млрд рублей. Мы просим дополнительно 23 млрд из антикризисного фонда или Плана развития Правительства на 2016 год. Эти деньги в принципе уже теоретически потрачены, потому что пришли к нам инвесторы, которые должны получить субсидирование на ранее выданные краткосрочные и инвестиционные кредиты, а также на капексы – это возмещение прямых затрат и так далее. Поэтому если мы не получим эти средства или произойдёт сокращение до 206 млрд рублей, то это повлечёт за собой отказ инвесторов от реализации новых аграрных проектов уже в текущем году, не говоря уже о тех долгах, которые образовались в начале года.

Финансирование отрасли на уровне 215 млрд не обеспечит принятые обязательства перед сельхозтоваропроизводителями, это не позволит достигнуть поставленных целей по ускоренному импортозамещению, более того возможно сокращение производства. Конечно, мы такого допустить не можем. Господдержка на уровне 237 млрд позволит выполнить все обязательства перед инвесторами, просубсидирует выданные краткосрочные и инвестиционные кредиты. При этом только лишь 20%, а это тоже немало на сегодня, от общего финансирования пойдёт на реализацию новых проектов, что позволит обеспечить население основными видами продовольствия к 2025 году, то есть через девять лет.

То есть у нас, и мы должны все понимать прекрасно, – развилка: если бюджет 215, мы стоим на месте, не двигаемся, 237 – рост 3,4% и обеспечим российский рынок собственными продуктами через девять лет, то есть к 2025 году. Если мы ещё прибавим от 30 до 50 млрд к 237, то через пять лет мы абсолютно точно закроем все основные позиции по продовольствию и закроем весь дефицит.

По фермерам, по малым формам. Мы видим огромное желание создавать семейные фермы, животноводческие фермы, и есть большое желание удовлетворить спрос. Потому что это в основном кавказские республики, Сибирь, Дальний Восток. Это сложные территории, по-другому людей мы не закрепим, поэтому увеличить в два раза, до 20 млрд, гранты и поддержку в целом, мне кажется, действительно стоит.

За последние два года импорт продовольствия (Вы говорили об этом) скатился на 38%, с 43 млрд долларов до 26. По нашим оценкам, при условии финансирования мер господдержки не ниже заявленного уровня текущего года, а это 237 млрд, уже через пять лет объёмы экспорта и импорта сельхозпродукции и продовольствия сравняются и достигнут порядка 22 млрд долларов.

Д.Медведев: Перспективы на самом деле внушающие оптимизм. Самое главное – их реализовать, эти планы.

Теперь с учётом того, что мы находимся в Московской области, я попрошу выступить Андрея Юрьевича Воробьёва.

А.Воробьёв: Для всех тема агропромышленного комплекса, развития сельского хозяйства сегодня является стратегической. Если раньше часто считали, что сельское хозяйство – это чёрная дыра, то сегодня это драйвер экономического роста и залог социальной стабильности.

Мы находимся в Московской области. Казалось бы, здесь до Москвы, до МКАД рукой подать, однако предприятие, на котором мы присутствуем, обладая высокотехнологичными методами производства, доказывает своё место под солнцем. Сегодня продукция предприятия, как мы видели и слышали, пользуется популярностью, предприятие прибыльно.

Вообще в Московской области доля сельского хозяйства не очень большая – всего 2,5%. Российская доля в ВВП – это 4,5. Однако на территориях, которые удалены от Москвы на расстояние 30 км, доля – от 30 до 50%, то есть сельское хозяйство по-прежнему является хребтом экономики.

Мы, конечно, очень заинтересованы, чтобы каждый клочок земли в Подмосковье работал. У нас не очень много земли, не как на Кубани, всего 900 тыс. га. Три года назад работало 50% земли, через четыре года не будет ни одной территории сельхозназначения, которая бы не работала под те или иные культуры.

Из истории мы хорошо знаем, что из трёх орденов Ленина, которые имеет Московская область, два, как это ни удивительно, может быть, были получены за высокотехнологичное сельское хозяйство. То есть когда мы используем самые современные методы производства, экономика, рабочие места находятся в очень хорошем тонусе.

Благодаря тесной работе с Аркадием Владимировичем, с Александром Николаевичем (Сергей Алексеевич Данкверт присутствует) мы обсуждаем очень предметно разные темы, будь то молоко, производство овощей, зерновые, и это, конечно, даёт нам возможность получать поддержку по ряду направлений.

Стратегическим направлением и таким локомотивом являются сегодня теплицы. Дело в том, что до сих пор наша страна закупает колоссальные объёмы огурцов, помидоров, баклажанов, перца. Мы закупаем преимущественно в Турции, Иране, в Китае в последнее время. Очень удивительно, потому что все эти культуры производятся благодаря современным технологиям и энергии – энергии электрической или газа, которого, как известно, у нас больше, чем у кого бы то ни было.

Программа поддержки, Дмитрий Анатольевич, которую Вы поддержали, сегодня меняет ситуацию кардинально. Мы в 2015 и 2016 годах сдадим 50 га теплиц, в следующие три года мы сдадим ещё 200. Если программа поддержки капитальных затрат будет акцептована Минсельхозом, Правительством Российской Федерации, не возникает никаких сомнений, что мы уйдём от зависимости по овощам. Сегодня такие проекты реализуются в Калужской области, на Кубани, в Воронежской, Тульской областях инвесторы стоят и ждут, когда будет подтверждена эта программа.

Очень отчётливо я хотел бы сконцентрироваться на этом обращении, Дмитрий Анатольевич, и попросить предусмотреть необходимые средства для полного импортозамещения. Если мы не будем смотреть под ноги, а спланируем своё производство на три – максимум пять лет вперёд, эту тему мы забудем, мы полностью себя обеспечим первоочередными продуктами питания.

Также я должен сказать, что овощи всегда являлись, до сих пор являются очень серьёзным компонентом продолжительности жизни. От качества питания, как известно, очень многое в нашей жизни зависит.

Вторая тема – это молоко. Сегодня дефицит в столичном регионе, мы только на 30% себя молоком обеспечиваем. Если будет продолжена поддержка по молоку, то у нас реализуются масштабные проекты. У наших соседей, в Туле, Калуге, Курской области этим направлением готовы заниматься иностранные инвесторы: там есть земля, кормовая база. В Подмосковье тоже большой проект, Александр Николаевич присутствовал на нём, – вьетнамцы инвестируют колоссальные, я считаю, деньги – 0,5 млрд долларов, в это даже верится с трудом, но это факт.

Поэтому и здесь тоже для нас (в выступлении своём министр сказал) очень важно иметь понимание среднесрочной перспективы. Если это будет обеспечено, никаких сомнений в том, что «Данон» не будет лить слёзы по поводу того, что у него нет молока. Крупнейший завод в мире находится на территории Подмосковья, а молоко они везут в радиусе 1,5 тыс. км. Они говорят, что это нонсенс, такого не должно быть.

Есть ещё темы, на мой взгляд, очень выгодные для нашей страны. Например, грибоводство. Интересно, что мы 60 тыс. т шампиньонов и вешенок везём из-за границы и только 10% производим у себя в стране. В принципе основная база, основной компонент, компост, который служит базой, – это куриный помет, извините. Здесь мы приняли региональную программу и поддержим и грибоводство, и аквакультуру.

В искусственных водоёмах сегодня очень высокая производительность. Я уж не говорю про наши бассейны на севере (Мурманск, Дальний Восток), но даже здесь, в Подмосковье, мы кратно увеличиваем (кратно, я подчеркиваю) производство рыбы. Причём это доходный бизнес, коллеги вкладывают туда деньги. Ясно, что здесь тоже нужна внятная поддержка нашего Минсельхоза.

Россия. ЦФО > Агропром > premier.gov.ru, 5 июля 2016 > № 1813144 Александр Ткачев, Андрей Воробьев


Россия > Агропром > gazeta.ru, 18 июня 2016 > № 1803773 Александр Ткачев

«Мы уступили им свои полки и сбежали с поля»

Интервью главы Минсельхоза Александра Ткачева

О новых сельскохозяйственных законах и регламентах, штрафах за фальсификацию, финансировании АПК и импортозамещении в винном секторе в интервью «Газете.Ru» и агентству RNS в рамках ПМЭФ-2016 рассказал министр сельского хозяйства Александр Ткачев.

— Александр Николаевич, одним из последних решений, касающихся продовольственного эмбарго, было ослабление ограничений для производителей детского питания. Расскажите, в чем была причина таких мер и есть ли предпосылки для изменения списка запрещенных продуктов для других производителей?

— Вы знаете, это была точечная мера. Мы сделали это прежде всего для поддержания производителей детского питания в России, которые используют органические продукты. Мы пока не имеем стандартизации органических продуктов, норм и правил.

И закон об органическом продовольствии, который сегодня в том числе по инициативе Минсельхоза проходит согласование со всеми заинтересованными ведомствами, очень надеюсь, будет принят в этом году.

После этого мы сможем производить у себя в стране органические продукты питания, и, таким образом, отпадет необходимость в поставках импортной продукции. Но я хочу сказать, что в вопросе ослабления эмбарго речь идет всего лишь о 700–800 тоннах, которые поставляются из-за рубежа. Это совершенно незначительное количество.

— То есть это было сделано только для отдельных производителей?

— Да, меры приняты потому, что мы должны кормить своих детей правильным качественным продуктом. Но после того, как закон вступит в силу, я думаю, эту нишу мы в будущем закроем, хотя это будет и нескоро. Рынок органической продукции в стране находится в зачаточном состоянии. Если брать мировую практику, то доля органики делится примерно надвое. 50% с лишним производится в Америке, и большая часть остального — в Евросоюзе. В России, может быть, около 1% производится, что ничтожно мало, ведь мы находимся в начале пути. Но я уверен, что наши экологически чистые продукты, без ГМО, будут востребованы, как только мы создадим прецедент на рынке, примем правовую норму. У нас есть предприятия, которые хотят этим заниматься. Спрос на органические продукты пока невысокий, но он будет расти, особенно когда наши товары пойдут на экспорт, у меня есть большие надежды на этот счет.

— Есть прогнозы по тому, насколько крупным может быть рынок органической продукции в России?

— Мне сложно сейчас оценить его, я уже сказал, что на нас сейчас приходится только 1% от мирового рынка, а совокупный объем органики составляет около $100 млрд.

Но через пять лет мировой рынок будет уже $200–250 млрд.

В России все зависит от многих факторов. Прежде всего, мы должны накормить себя простыми продуктами питания, закрыть все дефицитные ниши в мясе, молоке, у нас этого еще нет. Ведь те страны, которые занимаются органикой, давно накормили себя и, в общем-то, здорово последние десятилетия кормили нас с вами. А мы, так сказать, уступили им свои полки, сбежали с поля боя и уступили врагу, образно выражаясь. И конечно, это нездорово. Поэтому мы сейчас возвращаем свои позиции. Когда мы освоим этот уровень производства, будем активно думать об органике.

— Кстати, если мы говорим о качестве продовольствия, то остро стоит вопрос о фальсификации продуктов и об отсутствии маркировки. Когда будет решение по этому вопросу?

— Этот вопрос очень активно сейчас прорабатывается со странами ЕврАзЭС. Надо отдать им должное, у нас нет больших противоречий, мы понимаем друг друга. Наши коллеги, партнеры по союзу, тоже озабочены фактом фальсификации. И их беспокоит, что горе-предприниматели, особенно в молочной промышленности, очень активно используют немолочные жиры.

Очень надеюсь, что осенью мы примем технический регламент. Новая маркировка, которая будет присутствовать на этикетках молочной продукции, повысит прозрачность рынка и конкурентоспособность производителей, которые делают молочные продукты из настоящего молока.

Этот регламент поддержит их, и наши сельхозтоваропроизводители его давно ждали.

— Повлияют ли новые стандарты на стоимость продукции?

— Знаете, это копеечные вещи, потому что все в этом заинтересованы, и скажу вам почему. Добросовестные товаропроизводители, переработчики молока заинтересованы в том, чтобы показывать состав продукта, чтобы потребитель знал, из чего сделано молоко. И мы надеемся, что маркировка поможет потребителю выбрать настоящее молоко, а не молоко с добавлением пальмового масла, кокосового масла и так далее. Люди увидят, скажут: «Слушайте, что-то здесь какая-то пальма», и будет у них маленькое отторжение, они будут искать на прилавках чистые продукты.

— А что будет с ключевой проблемой, со штрафами для фальсификаторов?

— Их ждут достаточно большие штрафы, до 1 млн руб. для юридических лиц. Это во многом отрезвит рынок и недобросовестных производителей.

— Миллион рублей за первое нарушение или это максимальный штраф?

— Потом последует приостановка деятельности. Это будут жесткие меры.

Бюджет пойдет на экспорт

— Как известно, уже началось обсуждение бюджета. Александр Николаевич, в текущих сложных экономических условиях в какой степени оптимизация бюджетных трат может затронуть сектор АПК?

— Мы очень надеемся, что сокращений не произойдет. Тем более есть благоприятный фактор, который заключается в том, что комиссию по АПК возглавляет премьер-министр и руководство будет непосредственно участвовать в принятии таких решений, контролировать расходование средств, и, естественно, нам будет проще информировать руководителя правительства о нашем потенциале, может быть, нехватке средств и каких-то других проблемах.

Я считаю, что сельское хозяйство растет лучше других отраслей нашей экономики, поэтому грех как-то урезать, подрезать и останавливать это развитие. Потому что это не просто 3% роста, за этим стоит огромное количество людей, предприятий, налоговая база, и мы тем самым закрепляем людей на селе.

— Понятно, что Минсельхоз не хочет, чтобы ему сокращали финансирование программы...

— Я вас уверяю, что и руководство страны тоже не хочет сокращения программы Минсельхоза, потому что это не просто министерству непосредственно все делать, а дальше это наши сельхозтоваропроизводители. Зачем рубить сук, на котором будет рост, на котором идет движение, будет развитие.

Сельское хозяйство развивает и сопутствующие отрасли экономики: машиностроение, сельхозмашиностроение, обрабатывающую промышленность. Мы покупаем много ГСМ (горюче-смазочные материалы. — «Газета.Ru»), очень много металла, мы много строим в сельском хозяйстве, всякие комплексы по содержанию животных, покупаем оборудование в конце концов. Во всем мире такой драйвер экономики — сельское хозяйство.

— Поддержка, безусловно, нужна, но у нас есть такие отрасли, которые уже очень хорошо развиты, например свиноводство, птицеводство, и есть отрасли, которые только начинают зарождаться, овощеводство или аквакультура. Если из-за сложных условий будет сокращено финансирование, для каждой отрасли оно будет сокращаться равномерно?

— Что касается свиноводства и птицеводства, мы обсуждаем поддержку этих направлений, потому что мы уже насыщаем свой рынок. У нас есть в плане и овощеводство, и производство плодов, фруктов, молока, мяса говядины — это вещи, которые нам предстоит еще пять-семь лет наращивать и тем самым закрывать этот дефицит.

Но с другой стороны, по мясу свинины и птицы у нас очень хорошая экспортная составляющая, и обидно было бы сокращать производство.

Мы должны наращивать (экспорт. — «Газета.Ru»). Весь мир экспортирует, каждая страна Евросоюза или Америка, все борются за экспорт. Поэтому, накормив себя, мы должны дальше идти. Зарабатывать валюту в страну.

— Импортозамещение в вине тоже важная для России отрасль. Не так давно Минсельхоз подсчитал, что площадь виноградников в России сокращается и сбор винограда падает. Какие меры будут приниматься для поддержки отрасли?

— У нас достаточно регионов в стране, которые готовы возделывать виноград и делать вино отличного качества. Для этого нужны две составляющие. Первая: мы должны продолжать поддержку закладки новых виноградников и выкорчевку старых, поддержку покупки шпалеры. Всего примерно три-четыре направления, где мы должны поддерживать производителей.

И второе: в какой-то мере нужно сдерживать рынок импортных виноматериалов. Потому что 30% вина мы завозим готового в бутылках, 30% производим у себя собственного вина и 30% завозим в виноматериалах в трюмах через порты.

Потом это все расходится по винзаводам, и здесь мы под собственными брендами разливаем. Конечно, это уже недобросовестная конкуренция, в том числе из-за этого у нас малая закладка винограда, это сдерживает рост. Потому что надо заложить виноград и пять-семь лет ждать, пока он вырастет. А так пришел, разлил, продал, получил прибыль и так далее. По этим направлениям будем работать, и я надеюсь, что у нас получится очень серьезный эффект.

— Интересуются ли иностранцы локализацией производства вина в России? Например, французы или чехи?

— У нас есть чешские инвестиции на юге страны. Это инвестиции в виноград. Они заложили виноград, и мы, в общем-то, их поддерживаем, они добросовестные. Мы их воспринимаем как российских инвесторов, они также строят свои перерабатывающие предприятия.

Дело в том, что из-за таких факторов производство винограда и вина имеет низкую маржинальность, низкую рентабельность — крайне низкую. Поэтому там нет очереди инвесторов. Нам надо создавать предпосылки для того, чтобы люди вкладывали свои средства, инвестиции, зарабатывали. Это трудоемкий и трудноокупаемый процесс, но он должен приносить людям доходы, тогда это будет интересно. Тогда мы увеличим в два-три раза наши площади винограда, в десятки раз увеличим заводы по переработке, а значит, будем создавать российское вино. Это возможно. Крым, Кавказ, юг России.

Карина Романова, Елена Сухорукова 

Россия > Агропром > gazeta.ru, 18 июня 2016 > № 1803773 Александр Ткачев


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 11 февраля 2016 > № 1651796 Александр Ткачев

Заседание Правительства

Первый вопрос повестки – об импортозамещении в аграрном секторе.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы начнём с темы импортозамещения в аграрном секторе. Обсудим результаты и дальнейшие направления этой работы, в том числе в рамках Государственной программы развития сельского хозяйства.

Введение контрсанкций оказалось выгодно нашим аграриям, надо это признать. Они быстро сориентировались в новых условиях, сумели занять освободившиеся на рынке ниши. А меры по импортозамещению в сельском хозяйстве, которые мы приняли в последние полтора года, позволили сохранить темпы роста отрасли. Более того, мы все с удовлетворением отмечаем, что это у нас одна из немногих отраслей, которая продолжает достаточно уверенный рост даже в условиях общеэкономического спада.

В прошлом году был собран хороший урожай зерна – более 104 млн т. Улучшилась ситуация в животноводстве в целом. Увеличилось производство мяса и птицы.

Всё это показывает, что аграрный сектор на подъёме. Мы добились значительных, я считаю, успехов с точки зрения продовольственной безопасности в последние годы. По итогам прошлого года обеспечиваем себя не только зерном, но и картофелем, сахаром, растительным маслом, а также мясом и мясопродуктами.

Есть и проблемные зоны. Это молоко, овощи и фрукты. Здесь есть что подтягивать. У нас пока производится этих продуктов не вполне достаточно. И несмотря на то что они в абсолютном количестве тоже растут, здесь есть что поддержать. Есть и отдельные направления, касающиеся мясного скотоводства. Мы должны следить за ситуацией, следить, чтобы наши сельхозпроизводители были обеспечены качественными семенами, развивать племенное дело, на что мы неоднократно во время совещаний обращали внимание. При этом нужно учитывать, что этим направлениям развития сельского хозяйства как приоритетным для импортозамещения будет оказана поддержка. Подчёркиваю, именно на этом и нужно сконцентрироваться.

Сегодня мы также рассмотрим меры непосредственной поддержки сельского хозяйства, распределим субсидии для аграрного сектора. Это почти 26 млрд рублей, которые будут выделены для возмещения части процентной ставки по инвесткредитам на развитие животноводства, на переработку, на инфраструктуру, на логистику обеспечения рынков продукции животноводства, и почти 5,5 млрд рублей пойдёт на возмещение части процентной ставки по инвестиционным кредитам на строительство и реконструкцию объектов мясного скотоводства. Естественно, будет доклад Министра сельского хозяйства и по первому вопросу также сообщение нашего коллеги – губернатора Саратовской области.

Хочу обратить особое внимание на то, что по субсидиям (это касается и сельского хозяйства, и других областей, но особенно сельского хозяйства) нужно быстро принимать решения. Сейчас у нас февраль, и мы понимаем, что субсидии, выделенные селу – а там циклическое производство, оно сезонный характер носит, – во второй половине года это очень часто уже бессмысленные деньги. Поэтому нужно быстро работать, обращаю ещё раз на это внимание.

Мы сегодня на ещё одном совещании, посвящённом эффективности трат органов управления, государственных распорядителей бюджетных средств, наших государственных организаций, компаний с государственным участием, будем обсуждать все эти вопросы, включая и большое количество неэффективных расходов, и дебиторскую задолженность. Но об этом на другом совещании.

Пожалуйста, Александр Николаевич.

А.Ткачёв: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

За последние 10 лет в сельском хозяйстве уже сделаны первые шаги по замещению импортной продукции отечественной. Благодаря предпринятым усилиям и предоставлению государственной поддержки объём производства сельхозпродукции за этот период вырос на 40%. Сегодня Россия полностью обеспечивает себя зерном, маслом, сахаром, картофелем. Впервые за долгие годы нам удалось достичь и даже превысить порог доктрины продовольственной безопасности по мясу. Доля отечественной мясной продукции в общем объёме ресурсов достигла 89%. Только за последние годы поставки импортного продовольствия сократились на треть и составили 27 млрд долларов. Импорт мяса птицы в Россию упал почти в три раза, а по свинине мы перестали быть крупнейшим импортёром в мире.

Несмотря на непростую экономическую и внешнеполитическую обстановку, в прошлом году Россия экспортировала сельхозпродукции и продовольствия на 16 млрд долларов – это в пять раз больше, чем 10 лет назад.

В текущем сельскохозяйственном году мы прогнозируем, что экспорт пшеницы из России может вырасти примерно на 3% и составить 22–23 млн т. Это позволит России вернуться на историческую позицию крупнейшего экспортёра пшеницы на мировом рынке. Это наша визитная карточка со времён Российской империи. Такие результаты во многом обеспечены приоритетным вниманием государства к отрасли на протяжении последних 10 лет и своевременной государственной поддержкой.

В 2015 году на реализацию госпрограммы было направлено 222 млрд рублей, что почти на 30 млрд рублей больше, чем в 2014 году. Благодаря такой поддержке со стороны государства нам удалось сохранить положительную динамику сельхозпроизводства. По итогам года рост составил 3%.

2015 год принёс хороший урожай: собрано 104 млн т зерна, удалось собрать больше пшеницы, сахарной свёклы, гречихи. Получен рекордный урожай овощей, кукурузы, сои и масличного льна. В 2015 году заложили более 14 тыс. га садов, что почти в два раза выше показателя 2014 года.

Производство мяса скота и птицы на убой увеличилось на 5% за счёт роста в свиноводстве около 5%, в птицеводстве около 8%. Выросло производство молока в сельхозорганизациях на 2% и в крестьянско-фермерских хозяйствах – на 5%. Однако из-за сокращения на 3% производства в личных подсобных хозяйствах прироста в производстве молока на сегодня нет.

В пищевом и перерабатывающем секторах сохраняется положительная динамика производства, рост – 2,2%.

Несмотря на общие положительные показатели производства в отрасли, по отдельным направлениям динамика недостаточная. Мы до сих пор продолжаем сдавать полки иностранным производителям молока, мяса, овощей и фруктов. По итогам прошлого года на закупку этих видов продовольствия потрачено почти 9 млрд долларов – это порядка 700 млрд рублей, которые только за один год получили зарубежные сельхозтоваропроизводители, а не российские.

Справочно: в 2015 году импорт сельхозпродукции и продовольствия составил 27 млрд долларов, в том числе импорт молочной продукции – 2 млрд долларов, мясной продукции – 3 млрд, овощей – 2 млрд, фруктов – 1,6.

С учётом вызовов времени и необходимости строительства новых молочных ферм, тепличных комплексов, предприятий по переработке сельхозпродукции, оптово-распределительных и логистических центров в ближайшие пять лет аграрному сектору потребуются дополнительные средства господдержки в качестве мощного толчка к развитию.

Мы планируем к 2020 году выйти практически на 100-процентную самообеспеченность по таким видам продовольствия, как молоко, мясо и овощи, а по фруктам сохранить импортные поставки лишь в части цитрусовых и экзотических фруктов, которые не растут на территории нашей страны. Для этого отрасли необходимы дополнительные инвестиции и приоритетная поддержка государства.

Необходимо: первое – увеличить к 2020 году производство молока на 7 млн т и выйти в целом на уровень молока 38 млн, мясо нарастить на 500 тыс. т, выйти на общий результат 10 млн т, а также валовой сбор зерна увеличить на 10 млн, итого получим 115 млн т. Второе – построить за пять лет 1,5 тыс. га новых теплиц, что даст дополнительно 850 тыс. т помидоров и огурцов, которые мы закупаем по-прежнему по импорту. Третье – заложить 65 тыс. га яблоневых садов и 50 тыс. га новых виноградников, что даст дополнительно 1,3 млн т яблок и 200 тыс. т винограда.

По расчётам, для достижения таких показателей дополнительно потребуется до 2020 года 270 млрд рублей. С учётом достигнутого в 2016 году уровня господдержки 237 млрд необходимо ежегодно предоставлять на развитие отрасли дополнительно не менее (естественно, исходя из возможностей бюджета – мы, селяне, это прекрасно понимаем) 40 млрд рублей.

Нами подготовлен ряд предложений, которые позволят обеспечить ускоренное импортозамещение в сельском хозяйстве. Мы планируем перейти к системе краткосрочного и инвестиционного кредитования, при которой сельхозпроизводители получают кредит по фиксированной процентной ставке с последующей компенсацией банкам выпадающих доходов. Наши предложения по ставке – в пределах 5–7%. По нашим оценкам, это позволит сохранить темпы кредитования отрасли.

Средняя процентная ставка по краткосрочным кредитам на проведение сезонных полевых работ (а это закупка ГСМ, минудобрений, средств защиты растений) составляет 13–16%. Чтобы не снижать достигнутые показатели прошлого года, обеспечить краткосрочное кредитование на уровне 800 млрд рублей, а также реализовать идею по предоставлению субсидий по краткосрочным кредитам, в том числе на проведение сезонных полевых работ и закупку кормов, потребуется 40 млрд рублей. Это позволит провести посевную в полном объёме и обеспечить кормами животноводческое направление.

По инвестиционным кредитам также необходимо сохранить уровень прошлого года, а это порядка 300 млрд рублей. С учётом нашего предложения по увеличению возмещения по инвестиционным кредитам до 100% ключевой ставки (это 11%) потребуется порядка 10 млрд.

Наша задача – максимально упростить получение субсидий, консолидировать меры господдержки. Мы хотим укрупнить ряд направлений и вдвое сократить число субсидий с 2017 года, чтобы регионам было проще работать и они могли самостоятельно определять приоритеты.

Стоит также пересмотреть подходы при распределении погектарной поддержки, отдавая приоритет регионам, имеющим меньшую доходность от растениеводства (а это Урал, Сибирь, Дальний Восток), и привязать эту поддержку к производству молока и говядины.

Хочу вернуться к вопросу об увеличении размера компенсации части прямых понесённых затрат на создание и модернизацию молочных ферм и теплиц с 20 до 35%, а также распространении этой меры поддержки на строительство ферм по откорму и выращиванию молодняка молочного скота.

Благодарю за беспрецедентное решение, принятое на последнем заседании комиссии по импортозамещению в Санкт-Петербурге, о выделении дополнительных 10 млрд рублей. Это позволит сельхозтоваропроизводителям приобрести порядка 20 тыс. единиц новой техники отечественного производства в текущем году. Чтобы идти в ногу со временем и вовремя заменять изношенную технику на современную, нам необходимо ежегодно приобретать минимум 20 тыс. единиц новой техники, а значит, ежегодно выделять такую же сумму – 10 млрд. Это единственный путь обеспечить техническое перевооружение отрасли, особенно в отдалённых регионах Сибири, Дальнего Востока и не только.

В 2015 году грантовая поддержка малых форм хозяйствования была практически удвоена и составила 7 млрд рублей. Такие меры наиболее эффективно стимулируют преобразование личных подсобных хозяйств в фермерские хозяйства. Свыше 70% начинающих фермеров, получивших гранты, организовали бизнес на основе личных подсобных хозяйств, а значит, мы даём надежду на лучшее будущее простым жителям села.

На сегодняшний день наиболее важно удвоить объём господдержки на развитие малых форм хозяйствования, сделав акцент на предоставление грантов фермерским хозяйствам на Дальнем Востоке и Северном Кавказе.

Все перечисленные мной предложения мы предусмотрели в плане мероприятий по содействию импортозамещению в сельском хозяйстве на ближайшие два года. Уверен, что предлагаемые нами решения станут драйвером роста инвестиционной привлекательности отрасли и создадут условия для дальнейшего привлечения новых инвесторов.

Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо.

Валерий Васильевич Радаев, прошу вас.

В.Радаев: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Агропромышленный комплекс Саратовской области продолжает поступательно развиваться, наращиваем внутрироссийские поставки, расширяем географию экспортных контрактов.

В прошлом году валовой сбор маслосемян подсолнечника превысил 1,06 млн т, это первый результат в Российской Федерации. Производство растительного масла достигло объёма годового потребления на 30 млн человек. Увеличиваются поставки масла в Казахстан, Узбекистан, Азербайджан, Сирию, Израиль. Заключены новые договоры на экспорт в Китай и Чехию. Объём экспорта превысил 130 тыс. т.

Росту экспортных поставок будет способствовать масштабный инвестпроект по восстановлению и строительству мелиоративных систем на территории 200 тыс. га для выращивания сои, кукурузы и подсолнечника.

В целях глубокой переработки масличных культур запланирован к 2018 году ввод современного завода мощностью 3 тыс. т масличных в сутки, 520 тыс. т соевых бобов в год. Это дополнительно позволит стимулировать интенсивное развитие животноводства на основе применения в комбикормах высокопротеиновых соевых добавок.

В прошлом году, даже в условиях засухи, по валовому сбору зерна регион показал третий результат в ПФО.

От лица саратовских аграриев позвольте выразить благодарность за поддержку из федерального бюджета, которая позволила компенсировать 60% убытков наших сельхозпроизводителей с учётом засухи.

Важным направлением импортозамещения для Саратовской области является овощеводство закрытого грунта. Площади современных теплиц за три года выросли на треть и составили почти 100 га. Сбор овощей защищённого грунта составил 34 тыс. т, или более 13,5 кг на душу населения, это нормативная потребность по тепличным овощам. В 2016 году планируем продолжить строительство теплиц, в том числе и по голландским технологиям, еще более чем на 20 га.

С учётом эмбарго на импорт фруктов усилилась актуальность обеспечения плодово-ягодной продукцией. В Саратовской области в прошлом году только садов интенсивного типа заложено 353 га – впервые за последние десять лет, надо подчеркнуть. Наш целевой ориентир по многолетним насаждениям – закладка до 500 га садов ежегодно. Таким образом, к 2020 году общая площадь плодово-ягодных насаждений в регионе достигнет более 10 тыс. га.

Показательны, например, строительство в 2015 году в регионе высокотехнологичного завода по переработке 50 тыс. т саратовских яблок в год и закладка собственных садов на площади более 1 тыс. га.

Наиболее сложным вопросом для нашего региона также остаётся импортозамещение говядины и молочной продукции. Главными мероприятиями госпрограммы по развитию малых форм для нас стали развитие семейных животноводческих ферм и поддержка начинающих фермеров.

За последние годы гранты получили 63 крестьянско-фермерских хозяйства по программе «Начинающий фермер» и 147 участников. Создано свыше 500 новых рабочих мест, закуплено более 6 тыс. голов скота, произведено 1,2 тыс. т мяса, около 12 тыс. тонн молока. Самые успешные фермеры продолжают и развитие собственной переработки.

Сохраняется актуальность развития свиноводства. Саратовская область своим производством закрывает потребность населения по свинине на 160%.

Достижение продовольственной безопасности предполагает и экономическую доступность продовольствия для жителей страны. Правительство Саратовской области финансирует специализированный рынок сельхозпродукции, на котором торговые места предоставляются производителям бесплатно. Наряду с сельхозярмарками он позволяет обеспечивать население качественными сельхозпродуктами по ценам ниже на 20–30%.

Вклад саратовского АПК в решение задачи по импортозамещению – это рост самообеспеченности и увеличение поставок нашей продукции в другие российские регионы, а также наращивание экспорта продовольственных товаров.

Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо, Валерий Васильевич.

Вот такие два сообщения. С учётом того, что это направление приоритетное, мы к нему возвращаемся постоянно. Сейчас продолжаем работу по определению окончательного набора первоочередных расходов, которые войдут в план поддержки экономики. К ним относятся и расходы на сельское хозяйство.

Есть какие-то дополнения, комментарии к протоколу и к выступлениям? Нет?

Хорошо. Тогда решение принимаем, информацию также к сведению примем, будем работать дальше.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 11 февраля 2016 > № 1651796 Александр Ткачев


Россия > Агропром > agronews.ru, 7 октября 2015 > № 1510772 Александр Ткачев

Александр Ткачев: к весне цена хлеба вырастет на 20%

Урожай зерновых в России в текущем году составит 100 млн т зерна, сообщил в ходе пресс-конференции в ТАСС министр сельского хозяйства Александр Ткачев.

Настроение у аграрного министра страны было прекрасное и он с удовольствием рассказал о предварительных итогах работы селян в 2015 году, ответил на многочисленные вопросы журналистов.

– Заканчивается уборочная страда, результат 100 млн т зерна. Достаточно приличный урожай. Для сравнения: в 2005 году имели урожай порядка 70 млн т, в 2010-м – 70 млн, в 2014-м – 105 млн. Это говорит о том, что за последние 10 лет показатели практически выросли на 20-30 млн т.

Сейчас в России собрано более 98 млн т зерна в бункерном весе. Внутренние потребности в зерне оцениваются в 70 млн т, поэтому около 30 млн т уйдет на экспорт.

Если 10 лет назад экспорт продовольствия составлял 3 млрд долларов, то сегодня – 20 млрд. И эти цифры достаточно приличные. Для сравнения экспорт вооружений ОПК составил 15 млрд., газа – 50 млрд. Мы в течение 7-10 лет сможем приблизиться к этой цифре.

Самое главное, бизнес охотно входит в аграрные проекты, а россияне ищут на полках отечественные продукты. Еще раз повторю: год для нас был неплохим. Мы очень надеемся, что в течение двух месяцев закончим весь шлейф работ, а именно – сев озимых, подготовимся капитально к яровому севу, фундаментально к зиме. 2016 год будет достаточно интересным и прорывным.

Глава аграрного ведомства признал: по семенам свеклы на 90% зависим от импорта, овощам – на 70, картофелю – на 50%. Он призвал срочно строить новые и модернизировать старые селективные центры для обеспечения страны собственными семенами и добавил, что Минсельхоз верит в активную позицию бизнеса в этом вопросе. Говоря об используемых в сельском хозяйстве синтетических веществах, министр отметил, что доля их ввоза также велика. Мы 70% пестицидов и химических препаратов завозим сегодня из-за рубежа, потому что промышленное изготовление было полуграмотным, а те, кто что-либо делал, прекратили свое существование. Здесь мы тоже будем прилагать усилия, чтобы создать инфраструктуру и материальную базу, отметил Ткачев.

Министр заявил: «Мы в открытую объявили войну пальмовому маслу в пищевых продуктах, очень надеемся, что нас поддержат и выйдем на решение, чтобы маркировать молочные продукты, чтобы большими буквами указывать на них, как на сигаретах, что это „пальмовый йогурт“ или „коктейль пальмовый“, и пусть покупатели сами решают». Он уверен, что доля молочной продукции, в которой используется пальмовое масло, кратно уменьшится, поскольку «потребитель хочет покупать чистое и честное молоко».

«Чтобы удешевить яблоки и довести собственное производство до 80% в объеме потребления, надо заложить дополнительно 65 тыс. га садов», — сказал министр. По его словам, Россия на 50% зависит от импорта фруктов. «Мы производим около 3 млн т фруктов и примерно такое же количество завозим», — уточнил он.

Он считает, что на импортозамещение в этой сфере надо потратить не один год. По подсчетам Ткачева, один гектар сада интенсивного типа стоит 2 млн рублей. При этом деревья начнут плодоносить через 5-6 лет. Однако, по словам Ткачева, импортозамещение по фруктам является одним из ключевых направлений в работе Минсельхоза.

«Будем наращивать свое производство и влиять на ценообразование», — сказал министр. Среди причин, по которым отечественные яблоки в последнее время подорожали в 2,5 раза, Ткачев назвал неурожай и рост затрат на выращивание.

Автор строк задал актуальный для селян вопрос: «Несколько лет в Госдуме, Совете Федерации и правительстве ведутся разговоры о переходе от деления земель на категории к территориальному зонированию. Аграрные комитеты обеих палат выступают против отмены категорий, правительство – за. На какой стороне стоите вы»?

Глава ведомства ответил: «Мы привыкли работать в старой системе координат… Мы должны изымать земли у нерадивых собственников, стоять на защите сельхозугодий, чтобы они не расходились по частным интересам – на строительство коттеджей и др. Этот законопроект о переходе от деления земель на категории к территориальному зонированию не то что очень сложный, но, я бы сказал, преждевременный – на его реализацию потребуется около 40 млрд рублей! Это очень финансово емкое дело.

Минсельхоз выступает за то, чтобы к этому вопросу подошли обстоятельно. И, прежде всего, в интересах наших сельхозугодий, сохранения их. Вот наша позиция и мы не сторонники его форсировать. Надо еще раз взвесить. Конечно, мы должны защищать плодородную землю, которая дает урожай, которая кормит фермера, район, регион, страну».

К сказанному министром добавлю, что Минсельхоз подготовил изменения в земельное законодательство РФ, которые, в частности, предусматривают сокращение с пяти до трех лет срока для изъятия неиспользуемой в сельхозпроизводстве земли.

Касаясь работы агротелевидения, Александр Ткачев высказал свое видение: «Я посмотрел программы Франции, Германии… У нашего ТВ, освещающего вопросы АПК, огромный потенциал: нужно рассказывать о крупных компаниях, мелких хозяйствах, начинающих фермерах, о тех, кто уже состоялся. Нужно говорить о том, как человек строит дом в сельской местности, что читает, какая природа и погода вокруг, как он ходит на рыбалку, охоту, занимается спортом, проводит досуг… То есть, показать образ жизни на селе, пропагандировать его. Это не просто «Сельский час», где огромные цифры, рапорта о достижениях в уборке урожая. Это людям не интересно. Нужно показывать события, дела через призму людей».

Был задан простой, но насущный вопрос: сколько будет стоить буханка хлеба 1 апреля 2016 года? Министр ответил: «Сейчас буханка в среднем по России стоит 22-25 рублей. Урожай пшеницы сегодня по цене 10 рублей за 1 кг. Я допускаю, что 1 апреля 2016 года и на более долгосрочную перспективу буханка хлеба будет стоить 25-30 рублей ( )». Министр отметил, что рост цены приводит к увеличению доходов сельхозпроизводителей, но вместе с тем сдерживает покупательскую способность населения.

Напомним: с начала 2015 года компании, производящие хлебобулочные изделия, в центральном районе подняли цены на хлеб в среднем на 10-13%, а в северных районах — на 15-20%. Так что правительству надо поспешить с вводом продкарт для малоимущих и многодетных семей.

Россия > Агропром > agronews.ru, 7 октября 2015 > № 1510772 Александр Ткачев


Россия > Агропром > agronews.ru, 28 сентября 2015 > № 1500856 Александр Ткачев

Импортозамещение в АПК требует дополнительно 30 млрд руб. в год.

Заложенных в госпрограмму поддержки АПК РФ средств недостаточно для полноценной реализации программы импортозамещения, нужно выделять еще около 30 миллиардов рублей в год в течение пяти лет, заявил министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев.

На совещании по развитию сельского хозяйства, которое провел президент РФ Владимир Путин в Ростовской области, Ткачев напомнил, что на программу развития АПК в 2016 году планируется направить 237 миллиардов рублей, передает Прайм.

«Хочу подчеркнуть, что 80% этой суммы пойдет на выполнение обязательств уже по текущим проектам, которые были приняты в последние два-три года — на пополнение оборотных средств аграриев, субсидии по долгосрочным кредитам, на развитие сельских территорий и ряд других направлений. И только 20% будут направлены на поддержку новых инвестиционных проектов», — подчеркнул министр.

«За счет этих 20% мы, конечно, не закроем в ближайшие пять лет дефицит, который есть по овощам, по фруктам, по говядине и по молоку, это совершенно очевидный факт», — заявил Ткачев.

«Это, подчеркиваю, обеспечит производство только на уровне текущих показателей и не позволит достигнуть целей по интенсивному росту и ускоренному импортозамещению», — сказал министр. Он отметил что, «если мы хотим через пять-десять лет стать аграрной державой и обеспечить себя продовольствием на 99%, войти в число лидеров по экспорту продовольствия, мы должны уже сейчас обеспечить интенсивный рост производства».

«По нашим расчетам, в 2016 году на эти цели нужно еще около 30 миллиардов рублей. Если в течение пяти лет мы будем дополнительно привлекать из госбюджета 25-30 миллиардов рублей, я заверяю вас, что мы по дефицитным направлениям закроем позиции на 95-99%. Раз и навсегда мы станем кормить себя сами», — заявил министр сельского хозяйства.

Приоритетные направления

Ткачев отметил, что Минсельхоз прогнозирует в ближайшие годы спад производства молока, в связи с этим министр предлагает увеличить поддержку молочного животноводства.

«Мы прогнозируем в последующие годы, к сожалению, снижение производства молока при таком уровне поддержки, примерно 3-4%. Если мы сейчас не увеличим поддержку, то через три года уровень самообеспеченности (производителей молока – ред.) не только не вырастет, но и упадет», — сказал Ткачев. По его словам, надо увеличить размер компенсаций затрат по молочному направлению с 20 до 35%.

Ткачев отметил, что так делали страны ЕС 20-30 лет назад и Белоруссия, где меры поддержки доходят до компенсации 50% затрат.

По оценке министра, это потребует в 2016 году дополнительно из бюджета 20 миллиардов рублей. «Если каждый год будет (выделяться – ред.) дополнительно по 20 миллиардов на молочное направление, мы к 2020 году закроем эту позицию», — заявил Ткачев, напомнив, что на сегодняшний день на эти цели в 2016 году в бюджете предусмотрено 6 миллиардов рублей. Аналогичные меры, по его словам, необходимо распространить на комплекс по производству говядины.

Как сообщил министр, в 2015 году производство говядины сократится на 1%. Вместе с тем, по данным Минсельхоза, в 2015 году сохранится устойчивый рост производства свинины, в 2016-2018 годах рост составит 3%, а обеспеченность рынка этим мясом в РФ составит 93%.

По данным Минсельхоза, обеспеченность внутреннего рынка по овощам открытого грунта составляет 90%, но по тепличным овощам и фруктам страна обеспечена только на треть.

«То есть мы завозим в страну почти 1,5 миллиона тонн овощей и тратим на это почти миллиард долларов», — отметил министр. Он уточнил, что по фруктам импортные поставки составляют больше половины потребности рынка. «До 2020 года, чтобы закрыть эту нишу, нам нужно заложить 65 тысяч садов, это большой объем, но он выполним», — заявил глава Минсельхоза.

«Если мы не направим на эти приоритеты дополнительное финансирование, отрасль останется инерционной и не обеспечит достижение плановых показателей», — сказал министр, добавив, что наряду с финансированием необходим и ряд административных мер.

Россия > Агропром > agronews.ru, 28 сентября 2015 > № 1500856 Александр Ткачев


Россия > Агропром > agronews.ru, 23 сентября 2015 > № 1497553 Александр Ткачев

«Почему мы закрываем глаза на то, что у нас на полках мусор?»

Со дня назначения Александра Ткачева главой Минсельхоза прошло ровно пять месяцев. В интервью газете «КоммерсантЪ» он рассказал, как очистить торговлю от фальсификата, ликвидировать дефицит молока и виноматериала и когда Россия сможет зарабатывать на экспорте продовольствия почти столько же, сколько на экспорте газа. Также министр прокомментировал включение себя в санкционный список Украины и рассказал, что в своей работе советуется с родственниками — владельцами фирмы «Агрокомплекс им. Н. И. Ткачева».

— Предложение президента возглавить Минсельхоз было неожиданным для вас?

— Вы знаете, я интуитивно, конечно, понимал, что мне рано или поздно надо будет менять работу. Не буду же я 20–30 лет работать губернатором. С одной стороны, это предложение было неожиданным, но если бы его не было, то со временем я бы сам начал об этом говорить.

— После того как вы уже вошли в курс дел министерства, какой участок доставшегося хозяйства показался самым проблематичным?

— Я, прежде всего, хочу сказать, что мои предшественники многое сделали для отрасли. Безусловно, большой вклад в развитие сельского хозяйства России внесли Гордеев Алексей Васильевич, Зубков Виктор Алексеевич, а затем их начинания поддержал и продолжил Аркадий Дворкович. И конечно, задача — не только сохранить ту высоту, которую мы набрали, но и приумножить достигнутые показатели. Я, прежде всего, говорю о нацпроекте, который был запущен десять лет назад. Благодаря его реализации за десять лет производство мяса птицы увеличилось в три раза, до 4,2 млн тонн, свинины — в два раза, до 3 млн тонн. Уровень самообеспеченности по этим видам мяса доходит до 85–90%, и это серьезный прогресс.

— А где плохие результаты?

— Нерешенные задачи в силу объективных причин остаются в молочном животноводстве. Производство молока — это длительный процесс. Корове, чтобы стать фуражной, нужно не менее двух лет. Поэтому цифры говорят сами за себя. Сейчас мы имеем чуть более 30 млн тонн собственного молока. Дефицит — около 9 млн тонн. В перспективе нам нужно дополнительно миллион голов дойного стада. Представьте себе, какой это огромный объем. По нашим расчетам, для этого потребуются государственные и частные инвестиции в размере порядка 500 млрд руб. Конечно, за эту работу нужно браться. Я считаю, что молоко — это один из важнейших продуктов для обеспечения продовольственной безопасности. Сейчас удельный вес отечественной молочной продукции составляет 77%, наша задача — достичь установленный в доктрине продовольственной безопасности порог в размере 90%.

— Нужны ли сейчас интервенции сухого молока?

— На рынке молока есть определенная волатильность. В период большого молока, то есть летом, предложение большое и цены начинают падать. Зимой, наоборот, молока меньше и цена в общем-то удобоваримая для производителей молока, для крестьян. Теоретически интервенции могут быть инструментом сглаживания сезонного ценообразования. Государство могло быть закупать молоко с рынка, перерабатывать его в сухое молоко, хранить определенное время и затем реализовывать. Но это сложно регулируемый механизм. Во-первых, как потом распорядиться сухим молоком. Не так его много нужно стране. Во-вторых, реализация этой меры в качестве регулятора цены — затратное мероприятие для федерального бюджета. Поэтому мы рассматриваем различные варианты поддержки молочной отрасли и обсуждаем их с союзами.

— На какую финансовую поддержку со стороны государства смогут рассчитывать производители молока?

— Чтобы получить дополнительно 9 млн тонн молочной продукции, нужно создавать новые молочные комплексы, развивать семейные животноводческие фермы, поддерживать грантами начинающих фермеров. Государство уже использует инструменты поддержки в виде субсидий на 1 кг молока, возмещения процентной ставки по кредитам. Льготные инвестиционные кредиты — это распространенная мера, которая себя положительно зарекомендовала. Начиная с этого года в рамках поддержки проектов в молочном животноводстве мы также будем компенсировать часть затрат на капитальное строительство. Например, сельхозпроизводитель строит молочный комплекс за 1 млрд руб., а 200 млн руб., то есть 20% затрат, государство ему возмещает. Эта серьезная поддержка широко распространена в Европе. Я считаю, что эти меры позитивно скажутся на рынке молока. Если инвесторы придут в эту отрасль, заручившись поддержкой государства, то в течение пяти-семи лет мы решим проблему дефицита молока в нашей стране…

Россия > Агропром > agronews.ru, 23 сентября 2015 > № 1497553 Александр Ткачев


Россия. СЗФО > Агропром > agronews.ru, 23 июня 2015 > № 1406777 Александр Ткачев

Итоги действия продэмбарго, которое было введено на год с 7 августа 2014 года, радужные, российские аграрии ждут его продления.

Об этом в интервью ТАСС в рамках Петербургского международного экономического форума заявил министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев.

"Для нас итоги радужные. Мы постепенно, месяц за месяцем, вытесняем иностранные товары, то есть продукты питания, с наших отечественных магазинов, с наших полок, они замещаются отечественными", - отметил министр.

Ранее вице-премьер правительства РФ Аркадий Дворкович заявил, что в случае сохранения санкций западных стран, Россия так же продлит действующее продэмбарго.

"В целом для сельского хозяйства, я думаю, что новость о продлении санкций будет воспринята с большой поддержкой селян, крестьян, больших агрохолдингов, и средних, и малых форм. Поэтому считаю, что мы этого ждем. Настроение, которое существует сегодня в обществе, сельхозпроизводителей - они как раз ждут того, чтобы эти решения будут дальше продолжены", - высказал позицию агросектора глава министерства.

Он считает, что сложившаяся ситуация ускорила модернизацию и темпы развития сельского хозяйства в России.

По отдельным видам, продуктов питания - мясо птицы, свинина, масло растительное, сахар, картофель - отечественные товары практически полностью заместили импорт. "И по другим - таким, как молоко, мясо говядины; овощи, фрукты, плоды, ягоды (произрастающие в климатической зоне России) у нас есть четкое понимание, дорожная карта, когда мы сможем на территории России произвести нужное количество, соответствующее внутреннему потреблению", - подчеркнул Ткачев.

Впрочем, министр указал и на другую сторону ситуации с продэмбарго: взаимное продление санкций, его мнению, привнесет в российскую экономику негативные тенденции. Однако "мы научились экономить, Россия уже научилась и приспособилась к этой ситуации", заключил министр.

Россия. СЗФО > Агропром > agronews.ru, 23 июня 2015 > № 1406777 Александр Ткачев


Россия > Агропром > kremlin.ru, 28 мая 2015 > № 1382782 Александр Ткачев

Встреча с Министром сельского хозяйства Александром Ткачёвым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Министром сельского хозяйства Александром Ткачёвым. Обсуждались меры государственной поддержки АПК, а также вопросы кредитования сельхозпроизводителей.

В.Путин: Александр Николаевич, Вы не так давно приступили к исполнению обязанностей Министра, но для отрасли Вы человек не новый, и отрасль Вам хорошо известна, поэтому назначение и состоялось.

Первый вопрос, конечно, – как идёт вхождение в должность, всё–таки перед Вами теперь вся страна, со всеми перспективами и сложностями в развитии сельского хозяйства. Второе – как осуществляется программа поддержки сельского хозяйства в этом году, и, естественно, один из важнейших вопросов в этой связи – это господдержка. И следующий вопрос – кредитование. Вы знаете, насколько это важно. Как складывается ситуация в этой сфере? Пожалуйста.

А.Ткачёв: Спасибо, Владимир Владимирович. Вхождение [в должность проходит] – самым обычным образом. Очень много встречаюсь, прежде всего с руководителями департаментов, знакомлюсь с Министерством, бизнесом, ассоциациями, общественными организациями. Считаю, что в ближайшее время буду достаточно много ездить по регионам, знакомиться непосредственно с объектами, с проблемами, вопросами, которые есть, естественно. Так что считаю, что нормальный режим.

Должен сказать, что сделано очень много за последние годы: и в вопросах кредитования, господдержки, структурных преобразований, и в Министерстве в целом, и в речном комплексе.

Что касается Вашего вопроса о кредитовании на 2015 год, то господдержка, программа, которая была принята в конце прошлого года, объём [средств из] бюджета – порядка 237 миллиардов рублей. Должен сказать, это беспрецедентная поддержка нашего крестьянства.

В.Путин: Это с учётом дополнительных ассигнований – 54 миллиарда.

А.Ткачёв: Да. Безусловно, такого за последние десятилетия не было. И, как следствие, мы наблюдаем рост, прежде всего в животноводстве, что очень радует: по свиньям – 4 процента, по птице – 11 процентов только за пять месяцев, по мясу КРС – один процент, по молоку мы тоже начинаем прирастать.

У нас очень хорошие виды на урожай в этом году – не менее 100 миллионов [тонн зерна], по оценкам специалистов. Дай бог, чтоб погода была, потому что территория огромная. Сегодня у нас в Уральском, Сибирском федеральных округах из–за большого количества осадков, дождей немножко отставание, но небольшое. Я думаю, что всё поправится.

Поэтому, чтобы сохранить темпы развития села, мы очень надеемся вовлекать новый бизнес – и крупный, и мелкий, и средний, – именно россиян, сельских жителей, в предпринимательство на земле, мелкотоварное, личное подсобное хозяйство. Нам потребуется, конечно, государственная поддержка, безусловно, какова она была в 2014–2015 годах. Есть уже планы на 2015, 2016, 2017 годы, и если мы не будем её снижать, безусловно, бизнес очень мощно отреагирует своими средствами и мы можем получить ещё гораздо большие цифры. И это будет очень важно и для налогообложения. В сельских территориях, муниципалитетах, это, конечно, новые рабочие места, новые технологии и так далее.

Что касается бюджетного кредитования, кредитных ресурсов банков и других финансовых инструментов, то в этом году по сравнению с прошлым годом есть небольшое отставание. Как всегда, на этом рынке активно работает «Россельхозбанк», Сбербанк. По Вашему поручению «Россельхозбанк» получил докапитализацию в размере 10 миллиардов рублей. Надеюсь, это позитивно скажется на вовлечении новых участников процесса со стороны бизнеса, прежде всего заёмщиков. Очень надеюсь, что банки также будут активно кредитовать наше сельское хозяйство, крестьянство, что, естественно, позитивно скажется на уровне и качестве жизни и конкурентоспособности нашей продукции.

В.Путин: Я знаю, что Министерство довело необходимые денежные средства, лимиты, до регионов даже больше, чем в прошлом году, – уже 88 процентов от годового лимита доведено до регионов Российской Федерации из 124,4 [миллиарда] на поддержку животноводства, на поддержку растениеводства. Это именно по линии господдержки. На субсидирование кредитов – 78,5 миллиарда рублей.

Вместе с тем – и я бы хотел обратить сейчас на это внимание прежде всего, конечно, региональных руководителей – из регионов деньги как–то очень вяло доводятся до сельхозтоваропроизводителей. По данным на 21 мая этого года, непосредственно получателям направлено всего 48,5 миллиарда рублей. Это явно мало.

Здесь какая тревога может возникнуть: она заключается в том, что конечные получатели этих денежных средств, если они вовремя не получат эти средства, они не успеют развернуться в этом году со своими проектами. Эта задержка может дорого стоить.

И, по имеющимся у меня данным на 21 мая 2015 года, есть абсолютные аутсайдеры. Мурманская область довела всего 4,12 процента до конечных получателей, Ингушетия – 5,23, Приморский край – 6 с небольшим, Якутия – 10 с небольшим, Сахалинская область – 12, Астраханская область – 12,9. Это совершенно недостаточно.

Я прошу вас, Александр Николаевич, самым внимательным образом разобраться в ситуации, поработать с коллегами в регионах, которые я назвал, и в других регионах Российской Федерации. Надеюсь, ситуация будет исправлена, и достаточно быстро. Если нужна будет моя дополнительная поддержка, сразу же мне об этом скажите.

А.Ткачёв: Хорошо, спасибо.

Министерство сельского хозяйства, естественно, знает об этой проблеме, мы мониторим её. И здесь есть две причины. Одна объективная – то, что эти деньги поступают из федерального бюджета на условиях софинансирования из регионального бюджета. Бывает так, что денег нет на сегодня в региональном бюджете, поэтому федеральные деньги находятся в казначействе, они не израсходовались. Поэтому по мере нахождения региональных [средств], естественно, эти деньги потом поступают непосредственно сельхозтоваропроизводителям.

И субъективная причина – обычное разгильдяйство, плохая организация работ.

В.Путин: Это прежде всего. Потому что из тех субъектов Российской Федерации, которые я назвал, могу допустить, что в некоторых из них, например в Ингушетии, не хватает собственных ресурсов для софинансирования, но и это должно быть предусмотрено для совместной работы. А в некоторых из них такой проблемы точно быть не может. Это и Астраханская область, Сахалин, Приморский край, Мурманская область, Якутия – нет там таких проблем и быть не может.

А.Ткачёв: Кстати, раньше условия софинансирования были у нас 50 на 50. То есть 50 [процентов средств] из федерального бюджета, 50 – из регионального. Сегодня Вашим решением – 70 на 30, то есть мы помогаем субъектам Российской Федерации, а для более слабых экономически – 95 на 5. Вы абсолютно правы, что 5 процентов можно найти.

В.Путин: Поработайте с коллегами, и как можно быстрее.

А.Ткачёв: Хорошо.

Россия > Агропром > kremlin.ru, 28 мая 2015 > № 1382782 Александр Ткачев


Россия > Агропром > kremlin.ru, 22 апреля 2015 > № 1348838 Александр Ткачев

Рабочая встреча с Александром Ткачёвым и Вениамином Кондратьевым.

Владимир Путин обсудил с Александром Ткачёвым и Вениамином Кондратьевым вопросы развития сельского хозяйства, в частности меры, направленные на решение проблемы импортозамещения.

А.Ткачёв займётся этими вопросами в должности Министра сельского хозяйства. В.Кондратьеву глава государства предложил продолжить работу в качестве исполняющего обязанности главы Краснодарского края.

В.Путин: Уважаемый Александр Николаевич, тема нашего разговора Вам известна, мы с Вами об этом уже говорили.

Вы знаете, какая сейчас перед нами стоит задача с точки зрения развития такой важнейшей отрасли нашей экономики, как сельское хозяйство. Мне бы очень хотелось, чтобы и Администрация Президента, и Правительство работали в тесном контакте с регионами и решили те масштабные задачи, которые стоят перед отраслью, особенно в свете необходимости решения проблем импортозамещения.

Нам нужно своей собственной продукцией, продукцией отечественных товаропроизводителей заполнять собственный рынок – и делать это нужно быстро, с тем чтобы снизить накал на продовольственном рынке, понизить цены и так далее.

Вам объяснять не нужно, здесь задач много, и поэтому я хочу Вам предложить, как человеку опытному, губернатору одного из ведущих, если не ведущего сельскохозяйственного региона страны, возглавить Министерство сельского хозяйства, а действующий Министр, Николай Васильевич [Фёдоров], перейдёт на работу в Администрацию Президента и будет вместе с Вами в тандеме, в паре работать, решая стоящие перед отраслью задачи.

Собственно говоря, мы вместе с Вами какое–то время назад думали о том, кто мог бы возглавить один из крупнейших регионов нашей страны, и Вы сами предложили Вениамина Ивановича [Кондратьева], который длительное время, в течение восьми лет был Вашим заместителем. Вениамина Ивановича просил бы исполнять обязанности руководителя Краснодарского края вплоть до выборов в сентябре текущего года.

А.Ткачёв: Спасибо большое, Владимир Владимирович, хочу поблагодарить Вас за доверие.

Действительно, в Краснодарском крае под Вашим руководством было сделано немало, особенно за последние годы: это, безусловно, Олимпиада, которая изменила край, изменила людей, и многие другие мегапроекты, которые мы вместе с Вами реализовывали на территории края.

Спасибо за доверие, я сделаю всё, чтобы оправдать его, и под Вашим руководством в Министерстве сельского хозяйства: в вопросах импортозамещения, в вопросах увеличения объёма производства, снижения цен на продукты питания, создания благоприятных условий для аграрного бизнеса, предпринимателей – сделаю всё, чтобы действительно эта отрасль была на подъёме.

Опыт есть, Краснодарский край – это аграрный регион. Мы производим 12 миллионов тонн зерна, это больше 10 процентов всего объёма российского зерна. Думаю, что вместе с командой Минсельхоза, вместе с Правительством, под Вашим руководством мы выполним эту задачу.

В.Путин: Вениамин Иванович, Вы длительное время работали в крае и вот совсем недавно пришли на работу в Москву. Сейчас исполняете обязанности заместителя Управляющего делами Президента Российской Федерации. Но край для Вас – это родное место, то место, где Вы очень долго работали, жили, знаете ситуацию там не понаслышке. По словам губернатора, являетесь очень хорошим специалистом и знаете людей, разбираетесь в отрасли, которая там является ведущей, но в то же время являетесь и подготовленным, хорошим юристом. Думаю, что всё это Вам поможет в работе на новом участке.

В.Кондратьев: Владимир Владимирович, огромное спасибо за доверие. Как у юриста, конечно, у меня первоочередная задача – это системное и безотлагательное выполнение Ваших указов и задач, которые Вы поставили в своём Послании. С точки зрения региона дальнейшее экономическое его развитие – потенциал очень большой, улучшение социального обеспечения населения, его финансового, материального благополучия.

С этой целью, безусловно, необходимо особое внимание обратить на сельское хозяйство как номер один в экономике края, и для себя я принципиально важным вижу создание финансово-экономических условий [для всех] – начиная с фермера и заканчивая крупными агрохолдингами – для выращивания, производства и реализации сельхозпродукции.

Второй аспект, также принципиально важный в экономике края, – это санаторно-курортный бизнес, и, я считаю, потенциал Черноморского побережья достаточно высок в части именно межсезонного отдыха, есть куда расти и к чему стремиться, а также Азовское побережье. Сегодня оно находится в стадии развития – я думаю, что у него тоже большой потенциал.

С точки зрения инвестиционной привлекательности, безусловно, сегодня в силу географического положения Кубань для инвестора интересна, как и Краснодарский край. Принципиально важно, чтобы инвестор, заходя на площадку, перешёл, так сказать, «от макета к пакету»: нужно найти баланс между интересами субъекта, Краснодарского края, и инвестора, чтобы уже при заключении определённых инвестиционных контрактов он получал бы весь пакет документов для реализации своего инвестпроекта и не ходил по кабинетам. При этом и мы быстрее налоги получим, и он быстрее разместится и заработает.

Хотел бы отметить принципиально важный для меня момент – это казачество. Для себя я вижу принципиальной его поддержку, потому что казачество сегодня уже не фольклорная группа: это достаточно сплочённая, объединённая часть жителей края, которая сохранила свою самобытность, принципы своих предков, веру в Бога, безграничную любовь к своей земле, к своей стране.

В.Путин: Хорошо, я желаю Вам удачи.

Александр Николаевич, Вас также хочу поблагодарить за всё, что Вы сделали для края. Под Вашим руководством край действительно развивался, и развивался успешно, осуществлены очень многие проекты развития, и, кроме всего прочего, Вы внесли достойный, очень существенный и заметный вклад в подготовку и проведение Олимпийских игр в Сочи. И Вам тоже хочу пожелать успехов на новом, более широком фронте работы.

Россия > Агропром > kremlin.ru, 22 апреля 2015 > № 1348838 Александр Ткачев


Россия. ЮФО > Агропром > premier.gov.ru, 24 ноября 2014 > № 1231659 Александр Ткачев

Рабочая встреча Дмитрия Медведева с губернатором Краснодарского края Александром Ткачёвым.

Стенограмма начала встречи:

Д.Медведев: Александр Николаевич, мы с Вами специально встретились, для того чтобы обсудить высокие технологии в сельском хозяйстве. Сейчас действительно уникальная ситуация: она заключается в том, что ввиду известных наших решений для развития сельского хозяйства созданы, я бы сказал так, особо благоприятные условия, включая и импортозамещение.

Чем можете похвастаться? Каковы результаты в этом году по урожаю, какие планы?

А.Ткачёв: Спасибо за то, что приняли решение провести очень важное совещание по селекционной работе и в плане животноводства, растениеводства… Для нас это приоритет. Мы прекрасно понимаем: увеличить объём производства, качество продукции, рентабельность повысить можно только за счёт именно инновационных проектов, которые в крае существуют. Я обращаюсь к Вам, пользуясь случаем, и сегодня, для того чтобы создать на территории края селекционный инновационный центр.

Что касается итогов года, то они достаточно позитивные для промышленного комплекса, прежде всего то, что мы получили вал зерна порядка 13 млн т. Это впервые, это рекорд, по урожайности в том числе.

Д.Медведев: Вообще за всю историю Кубани?

А.Ткачёв: За всю....

Д.Медведев: И советскую, и постсоветскую?

А.Ткачёв: И последних десятилетий. Для нас, конечно, это большая победа. Это говорит о том, что у нас ещё есть потенциал и мы не собираемся на этом останавливаться. Мы понимаем, что за счёт только урожайности и вала мы можем снижать издержки – мы можем не только кормить страну, регионы, которые нуждаются в нашем продукте, в нашем зерне, но и снижать издержки и делать производство зерна на Кубани достаточно рентабельным. То, что рентабельно сегодня порядка 100%, действительно позволяет отечественным, кубанским производителям пополнять свои оборотные средства, повышать зарплату, налоговую базу и создавать новые предпосылки для новых производств. И, естественно, пользоваться кредитами, как бы тяжело это ни было сегодня в условиях инфляции. Вы правильно заметили, Дмитрий Анатольевич, что практически все виды продукции: мясо, птица, овощи, фрукты…

Д.Медведев: По мясу какая рентабельность сейчас?

А.Ткачёв: По производству свинины рентабельность от 30 до 40%. То есть это впервые за последние десять лет, потому что буквально два года назад было ноль или минус…

Д.Медведев: Практически нулевая рентабельность.

А.Ткачёв: Это было невыгодно производить. А тем более сегодня в крае, после ЧС, конечно, нам надо восстанавливать поголовье. Для нас это очень здорово и экономически обоснованно, выгодно. И действительно большинство хозяйств сегодня намерены восстанавливать поголовье свиней.

Д.Медведев: Хорошо. Надо в том же ключе продолжать – сейчас мы с Вами побеседуем, потом пойдём уже к нашим коллегам, поговорим именно о высоких технологиях, селекционных технологиях, потому как у нас с этим всё-таки есть проблемы, и нужно обязательно вкладывать сюда деньги и принимать необходимые решения.

Россия. ЮФО > Агропром > premier.gov.ru, 24 ноября 2014 > № 1231659 Александр Ткачев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter