Всего новостей: 2554706, выбрано 9 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Турчинов Александр в отраслях: Миграция, виза, туризмАрмия, полициявсе
Турчинов Александр в отраслях: Миграция, виза, туризмАрмия, полициявсе
Украина. Россия > Армия, полиция > interfax.com.ua, 20 июня 2018 > № 2651452 Александр Турчинов

Турчинов: Выборы не должны быть для страны стихийным бедствием

Эксклюзивное интервью секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Александра Турчинова агентству "Интерфакс-Украина"

По сообщениям пресс-центра Операции объединенных сил, ситуация на востоке Украины в последнее время значительно обострилась. Насколько обоснованы разговоры об эскалации летом?

Вы знаете, у нас был очень горячий май. В России закончились президентские выборы, состоялась инаугурация, и сразу проснулись, как по команде, находившиеся некоторое время в дремоте оккупационные вооруженные силы Российской Федерации на Донбассе. И май у нас побил рекорды по количеству и по интенсивности обстрелов. И, что самое печальное, артиллерийские обстрелы на глубину до 30 км не могут не задевать гражданскую инфраструктуру. Гибли, кроме наших военных, и гражданские люди, и, самое страшное, дети.

Чемпионат мира по футболу, который начался в Российской Федерации, несколько снизил активность оккупантов, но и при этом каждый день мы видим грубые нарушения всех соглашений о прекращении огня, о неиспользовании, согласно Минским договоренностям, тяжелого вооружения. Используются танки, 120-мм минометы, артиллерия, и даже РСЗО (реактивные системы залпового огня – ИФ).

Но Вооруженные силы Украины готовы отразить атаки и любые провокации агрессора.

Эти обострения на фронте как раз происходили во время перехода на новый формат противодействия российской агрессии - от Антитеррористической операции к Операции Объединенных сил. И на фоне этих обострений новый формат показал свою эффективность. Значительно улучшилась координация всех силовых структур, которые задействованы в ООС, при этом ее военная составляющая позволила не только надежно отражать провокации российских оккупационных войск, но и на некоторых направлениях улучшить свое положение, продвинувшись вперед.

С переходом к ООС фактически впервые армия получила управленческие функции. Как Вы оцениваете этот опыт?

То, что происходило на востоке страны, по масштабам и длительности военного противостояния уже никак не подходило под определение Антитеррористической операции. Во время начала российской агрессии на Донбассе (весна 2014 года – ИФ) для защиты страны я вынужден был объявить о начале масштабной Антитеррористической операции. Тогда это был единственный правовой формат противостояния агрессии, позволяющий провести легитимизацию украинской власти через досрочные президентские выборы.

Давайте говорить честно, уже начиная с конца весны - начала лета 2014 года армия начала уверенно доминировать в защите нашей страны на востоке. Но формально, согласно законодательству, АТО - это операция, которую проводит исключительно Служба безопасности, а Вооруженные силы, Нацгвардия, - как бы вспомогательные подразделения.

Принятый нами закон Украины "Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях" наконец-то позволил назвать вещи своими именами. Главное, что в законе Россия четко названа агрессором. И что очень важно, это произошло как раз в тот момент, когда российская сторона уже разыгрывала сценарий маскировки своей военной агрессии под миротворческую операцию. РФ даже свой "миротворческий" проект внесла в ООН. Но агрессор не может быть миротворцем. И тема прикрытия таким способом своей агрессии была для Кремля перечеркнута.

Какова сейчас роль СБУ, реально что-то изменилось в управлении?

Безусловно, Служба безопасности играет в Объединенных силах важную, но не главную роль. СБУ занимается своей профессиональной деятельностью на подконтрольной Украине части Донбасса, в первую очередь, это борьба со шпионажем, диверсиями, террором. Для зоны проведения ООС это достаточно актуальная проблематика.

Проходят ли у нас какие-то небольшие антитеррористические операции в рамках ООС?

Скажем так, на подконтрольной части Донецкой и Луганской области пока не было необходимости в проведении дополнительных антитеррористических операций.

Но по стране, вы видите, такие локальные операции проходят, потому что одна из главных задач России – это внутренняя дестабилизация нашей страны. Они понимают, что у них нет сегодня возможности безнаказанно, без жесткого сопротивления, обеспечить свое военное наступление. Поэтому их главный приоритет - попытаться взорвать ситуацию в Украине изнутри. Посеять панику, хаос, сломить готовность украинцев к сопротивлению. Для этого используется широкий арсенал средств - от информационной войны до банального террора.

Вы сейчас говорите, в том числе, и о случае с Бабченко?

Да, в том числе и попытка убийства журналиста Бабченко. Вспомните и другие покушения: на Вороненкова, на Окуеву… Все это – звенья одной цепи. Арсенал средств гибридной войны, проводимой в нашем тылу, весьма широк. Это и подпитка, скажем так, радикальных сил, декларирующих готовность к силовым сценариям смены власти. Это и попытка создания разветвленной агентурной сети для проведения террористических и боевых операций, обеспечение их российскими спецслужбами оружием и боеприпасами.

Вспомните дело Савченко. Вы знаете, эта тема отошла на задний план, но кто передавал оружие Рубану и Савченко? Кто? Это подконтрольные ФСБ подразделения на оккупированном Донбассе, которые были задействованы для вооружения так называемого украинского подполья. Это не бутафория, а реальное оружие, способное привести к огромным кровавым жертвам среди гражданских людей. Именно такое развитие событий необходимо кремлевским кураторам.

Добавьте к этому потоки информационной грязи и дезинформации, мощные кибератаки, непрерывную энергетическую и экономическую войну и т.д. Вот далеко не полный сегмент внутренних гибридных угроз, которым постоянно должна противостоять наша страна.

Сейчас очень много информации по поводу активизации действий в регионе Азовского моря со стороны России. Есть фактор Керченского моста. Насколько его строительство нанесло ущерб нашим возможностям?

Это серьезная проблема, и не только для экологии региона. Россия получила возможность осуществлять незаконный контроль над судами, которые пересекают Керченский пролив, и блокировать в любой момент украинские порты в Азовском море. Но главное - это серьезная угроза безопасности Украины. Благодаря мосту теперь можно оперативно перебрасывать значительные силы Сухопутных войск РФ в Крым с последующим проведением наступательных операций на юге Украины.

При этом Крым и так максимально милитаризирован. Там создан мощный 22-й армейский корпус, наращиваются силы Черноморского флота Российской Федерации. Ракетные комплексы, размещенные в Крыму, могут наносить удар по нашим позициям в глубоком тылу. Зенитные комплексы С- 400 могут поразить любую воздушную цель в центральной части Украины. Все это представляет для нас серьезную угрозу.

Буквально за последние два месяца РФ создала в Азовском море флотилию, усилив дополнительными кораблями пограничные войска ФСБ РФ, а также перебросив с Каспийского моря корабли военного флота. Теперь для проведения военных операций в Азовском море они могут использовать значительное число десантных кораблей, а также корабли класса "Буян-М", имеющих на вооружении крылатые ракеты.

И все это, безусловно, ставит перед нами серьезные задачи. Наращивание десантных возможностей ВС РФ в Азовском море позволит осуществлять переброску на наше побережье силы и средства 8-й, 49-й и 58-й армий Южного военного округа, которые сейчас нам реально угрожают с Востока.

В результате имеем мощнейшую военную инфраструктуру вдоль всей украинско-российской границы. И кроме угрозы с востока, имеем значительное наращивание угрозы с южного направления, при этом с севера над нами нависают две армии Западного военного округа – 20-я и 1-я танковая, которые также могут быть задействованы в любой момент.

В последнее время имеют место случаи несанкционированных досмотров российской стороной наших кораблей, которые идут в Мариуполь. Украина как-то реагирует на такие факты?

Украина имеет возможность задерживать российские корабли, которые своими действиями нарушают наше законодательство. Вспомните истерику РФ по поводу "Норда". Но если мы действуем адекватно в рамках международного законодательства, то Россия, как всегда, грубо нарушает нормы международного права, проводя незаконный досмотр кораблей, идущих в украинские порты. Это фактически продолжение гибридной войны в экономической плоскости, демонстрация готовности осуществить блокаду наших портов на Азовском море.

Правительство занималось вопросом перенаправления транспортных потоков в другие порты?

Перенаправить можно, но это усложнит логистику, и тогда продукция тех же мариупольских металлургических заводов явно подорожает, уменьшив свою конкурентоспособность.

Сложность еще и в том, что сразу после конфликта вокруг острова Тузла (конец 2003 года – ИФ) Украина под давлением России подписала соглашение, согласно которому Азовское море определено как внутреннее море двух государств. И этот статус не позволяет четко фиксировать линию морской границы и дает возможность для интенсификации провокаций со стороны РФ.

Насколько реально задействовать миротворцев ООН для восстановления мира на ныне оккупированных Российской Федерацией территориях Донбасса?

У этой темы есть одна проблема, очень конкретная, у которой есть имя и фамилия - это (президент РФ – ИФ) Владимир Путин. И, безусловно, эта проблема блокирует на сегодняшний день деоккупацию Донбасса дипломатическим путем. И все мирные инициативы упираются в эту проблему. Для нас неприемлем был вариант, который попыталась протолкнуть Россия, в виде миротворцев из РФ и стран ОДКБ (Организации договора о коллективной безопасности – ИФ).

Для нас неприемлемы также предложения РФ, когда миротворцы из других стран становятся только на линии разграничения и тем самым легализуют оккупированную территорию.

Для нас возможен единственный формат – вывод российских войск с Донбасса и размещение миротворцев на всей территории нынешней зоны оккупации, и, в первую очередь, на государственной границе между Украиной и Россией. Тогда в этом есть смысл. Все остальные варианты Кремля - это попытки фактически скрытой аннексии оккупированной территории.

Как Вы относитесь к инициативе министра внутренних дел Украины Арсена Авакова о поэтапной деоккупации Донбасса?

Мы говорили с Арсеном Борисовичем на эту тему. Хочу сказать, что это не альтернативный план, как некоторые пытаются его представить. Наоборот, это один из вариантов реализации мирных инициатив президента Порошенко. В чем его специфика? Суть предложения - проводить деоккупацию не на всей территории сразу, а поэтапно, шаг за шагом. Отработали отдельный район или город, восстановили в нем правовое и социально-экономическое поле Украины, - продвигаемся дальше.

Но если мы говорим о мирной деоккупации, а не о поэтапном освобождении вооруженным путем, то здесь также блокирующая проблема. Читайте выше, эта проблема - Путин В.В. То есть любой мирный формат упирается в нежелание России прекратить агрессию, понизить температуру противостояния. Потому что для России это не только формула давления и дестабилизации ситуации в Украине. Это еще и игра на раскол Европы, продвижение своих имперских и реваншистских идей, а также способ защиты от внутренних проблем и противоречий. Пока есть внешние угрозы и внешние враги, говорить о каких-то там демократических реформах и о социальных программах не приходится. Эта российская формула типична для всех тоталитарных государств.

Вы не ожидаете в ближайшее время изменения этой политики?

К сожалению, не ожидаю.

Вопрос по нашей санкционной политике. Вышел известный указ о решении СНБО. Всех интересовало, с чем связано включение двух электронных украинских СМИ в санкционный список.

Некоторые украинские СМИ, особенно те, которые находятся под влиянием соседней страны, не просто использовались в информационной войне, а напрямую занимались пропагандой терроризма. Например, в прямом эфире транслировали (9 мая – ИФ) военный парад на оккупированной территории. Это была онлайн-трансляция, с позитивной оценкой происходящего.

Таких сайтов было значительно больше, чем те, которые включены в санкционный список...

Согласен, но СНБО может принимать решения только на основании предложений тех, кто имеет право согласно закону инициировать эти санкции, а это Кабинет министров, Верховная Рада, СБУ и Национальный банк.

Когда мне стало известно о таких онлайн-трансляциях, я обратился в Службу безопасности Украины для проведения проверки и внесения представления. Внесенные предложения зафиксированы решением СНБО, но, думаю, это не последнее решение, и список будет расширяться.

Президентский законопроект о национальной безопасности, который готовится ко второму чтению, изменился до неузнаваемости.

Это очень важный для нас вопрос. В начале года я провел переговоры с генсеком НАТО и этот закон был среди основных обсуждаемых тем. Наши партнеры очень заинтересованы в принятии этого закона, потому что именно он задает натовские, европейские параметры для нашего сектора безопасности и обороны. Это и структура, и функции, и система управления, и система стратегического планирования... И что для них очень важно – это система многоуровневого гражданского контроля над сектором безопасности и обороны. Сегодня, несмотря на военную агрессию РФ, мы проводим реформирование армии, переводим весь силовой блок на стандарты НАТО. Без принятия такого закона наше продвижение в НАТО будет бутафорским.

В то же время почти каждый народный депутат считает себя большим специалистом в вопросах безопасности, и поэтому в парламенте было предложено огромное количество поправок к этому закону. Насколько я знаю из общения с нашими партнерами, они не в большой радости от этого. Поэтому идет дискуссия, чтобы все-таки вернуться к первоначальному формату закона с теми правками, которые я с голоса озвучил в парламенте, представляя закон.

По Вашим прогнозам, сможет ли парламент принять закон до своих каникул?

Я убежден, что нам необходимо принять закон на этой парламентской неделе. Почему? Потому что нам очень важно, чтобы его приняли до Брюссельского саммита НАТО, где состоится встреча президента нашей страны с руководством Альянса. Принятие закона будет важным доказательством того, что мы выполняем взятые на себя обязательства.

А ситуация с Венгрией не помешает этой встрече?

К большому сожалению, Венгрия в последнее время вставляла, я бы сказал, даже не палки, а бревна в колеса нашей евроатлантической интеграции. Но я надеюсь, что все-таки комиссия Украина – НАТО на высшем уровне будет проведена. Политические игры Будапешта не должны вредить безопасности Европы.

Перейдем к военным вопросам. Мы видели, как работают Javelin на полигонах. В чем еще нуждается Украина? Имеется в виду и вооружение отечественных образцов.

Пятый год идет война с Российской Федерацией, и только на пятый год мы от наших стратегических партнеров получили такое оружие как Javelin. Конечно, лучше поздно, чем никогда. Это первая реальная поставка летального оружия в рамках военно-технического сотрудничества с США. Противотанковые ракетные комплексы Javelin неплохо себя показали на испытаниях. Но если мы говорим о дальнейшем расширении военно-технического сотрудничества, то приоритетным для нас является усиление противовоздушной обороны, которая была наиболее разрушена во времена Януковича и его предшественников. Для защиты страны необходимы современные системы ПВО. У нас есть серьезные наработки в этом направлении, но без сотрудничества с нашими стратегическими партнерами быстро и эффективно решить эту проблему очень сложно.

А какова вероятность того, что в случае обострения военного конфликта будет применена военная авиация?

Мы этого не исключаем. Широкомасштабный конфликт, в первую очередь, будет отличаться от ситуации на Востоке Украины использованием Воздушно-космических сил Российской Федерации, в том числе, штурмовой авиации, крылатых ракет. И для нас тема противовоздушной обороны, защиты важных стратегических объектов страны от этой угрозы очень важна. Мы изучаем в деталях масштабное применение Россией ВКС в Сирии, их сильные и слабые стороны, и понимаем, насколько это может быть серьезной проблемой.

Вернемся к украинским образцам вооружения для нашей армии...

Вы знаете, мы не стояли на месте. Вспомните 2014 год, когда старая военная техника не могла сдвинуться с места, когда кроме автоматов у наших добровольческих батальонов практически не было другого оружия. Мы не только смогли восстановить наш оборонный потенциал, но и системно его наращивали, в частности, за счет создания новых перспективных образцов оружия и военной техники.

Вот мы говорили о Javelin, а противотанковые ракетные комплексы украинского производства не уступают зарубежным аналогам. Те же комплексы "Стугна", "Корсар", "Скиф" надежно уничтожают любую бронированную цель при очень высокой точности попадания. Например, ракета "Скиф" прожигает броню толщиной до 1 м.

В прессе освещались государственные испытания ракетного комплекса "Вильха", который значительно превосходит по многим параметрам российский аналог "Смерч". В отличие от него, наши ракеты управляемы, в одном залпе 12 ракет, и каждая из них может точно поражать отдельную цель. Сейчас активно отрабатывается проект украинской крылатой ракеты. Для Украины это очень важно, так как страна полностью была лишена этого вида оружия после глобального разоружения. И это будет чисто украинская разработка высокого уровня.

Есть еще очень перспективные разработки современных артиллерийских систем, минометов - 120-мм, 82-мм, 60-мм, бронетехники, беспилотных летательных и транспортных аппаратов.

Так что сегодня нам есть чем защищаться, но мы не можем останавливаться на этом пути. Перед нами стоит очень серьезная задача. Пока Украина не стала членом НАТО, а это не близкая перспектива, мы вынуждены рассчитывать исключительно на самих себя. Что может остановить агрессивную ядерную страну от масштабного вторжения? Только современное, мощное оружие сдерживания. Нравится нашим партнерам или нет, но мы должны работать над таким оружием стратегического уровня, оружием, которое может эффективно поражать врага на любом расстоянии. И ни у кого нет ни морального, ни юридического права не дать нам это реализовать. Такова моя позиция.

Извините меня, но пацифизма, который был в конце прошлого века, уже нет, и, наверное, не будет. Украина, пройдя драматические испытания, осознала, что надо, прежде всего, рассчитывать на собственные силы. Будапештский меморандум, который давал нам в обмен на ядерное разоружение гарантии безопасности, не стоит бумаги, на которой он был написан.

О внутренних угрозах безопасности. У нас впереди президентские и парламентские выборы. Видите ли Вы реальные угрозы, которые могут возникнуть во время избирательных процессов?

Мы уже говорили, что внутренняя дестабилизация – это один из приоритетов гибридной агрессии Российской Федерации против нас. И это не только информационно-пропагандистская война с использованием российских, зарубежных и украинских СМИ и социальных сетей. Российские спецслужбы пытаются обеспечить информационную и финансовую поддержку пророссийским и сепаратистским движениям и организациям. Это было наглядно показано во время задержания российского пропагандиста с украинским паспортом Вышинского.

Если говорить о киберугрозах, то мы сделали серьезный рывок, чтобы обезопасить Украину в этом направлении. Созданный два года назад при СНБО Национальный координационный центр кибербезопасности в ответ на масштабные атаки, нанесшие миллиардные убытки стране, достаточно эффективно реализовывает основные задачи принятой нами Стратегии кибербезопасности. В стране создан защитный контур, который уже выдержал несколько мощных атак. Все информационные ресурсы государства, защищенные созданной системой, не пострадали от атак. Сейчас наша задача – обеспечить надежную киберзащиту объектов стратегической инфраструктуры.

В этом направлении я считаю перспективным государственно-частное партнерство, которое позволит усилить наши позиции в вопросах кибербезопасности. Безусловно, идет активное сотрудничество в этом вопросе с нашими партнерами в странах НАТО. Мы сегодня оперативно можем реагировать не только на киберинцеденты, а осваиваем технологии, позволяющие нам превентивными действиями предотвращать кибератаки.

Для надежной защиты государства необходимо принять пакет законов, значительно расширяющих возможности госорганов в вопросах информационной и кибербезопасности.

Вот вам конкретный пример. СНБО было принято решение о закрытии в Украине доступа ко многим российским информационным ресурсам и социальным сетям ("ВКонтакте", "Одноклассники" и т.д.). Некоторые наши западные партнеры даже пытались нас за это критиковать.

А сейчас, кстати, многие государства, в том числе Европы, начинают изучать наш опыт. Германия и Франция готовы принимать так называемые антифейковые законы. Причем, эти законы реально жестче, чем те предложения, которые мы вносили. Ведь информационные войны, касаются не только Украины – это мировая проблема.

Но вернемся к решению СНБО о закрытии российских информационных ресурсов. Служба безопасности Украины вынуждена была закрывать эти сайты и соцсети несколько месяцев. Почему? У нас нет сегодня технологии оперативного отключения того или иного ресурса, даже когда он представляет реальную угрозу для безопасности страны.

То есть после принятия решения СНБО, Служба безопасности убеждала провайдеров выполнить это решение. И даже когда провайдеры выполнили рекомендации СБУ, вы знаете, что существует много способов обойти санкции, зайти на информационные ресурсы, которые продолжают информационную агрессию. То есть, для оперативного реагирования на информационные угрозы сегодня нет правовых и, соответственно, технических возможностей. Эту проблему необходимо срочно решить на законодательном уровне.

И это не связано с наступлением на свободу слова. Это связано с вопросами безопасности страны.

Но наиболее опасные методы, используемые врагом для дестабилизации ситуации в стране, – это диверсионная и террористическая деятельность. Для этого используется как профессиональная агентура, так и местный криминалитет, в том числе и неукраинского происхождения, в том числе и так называемые "воры в законе", которые имеют старые связи с ФСБ. Активно также используется вербовка исполнителей терактов в среде радикальных политических сил и среди людей, прошедших антитеррористическую операцию, но не нашедших себя в послевоенной жизни.

Так было с покушением на Вороненкова. По аналогичной схеме готовились покушения на Бабченко и других журналистов. Но российские спецслужбы просчитались, когда вышли на настоящего патриота Украины, и Служба безопасности смогла предотвратить операцию по ликвидации группы журналистов.

Многие отмечают, что СБУ действительно провела удачную операцию по предотвращению как минимум одного убийства. Но у многих возникает скепсис по поводу "списка 47".

Вы знаете, я считаю, что в такой теме, как защита человеческой жизни, лучше перестраховаться, чем недоработать. То есть лучше взять под защиту большее количество людей, которые потенциально могут быть мишенями для террористов, чем поскромничать в этом вопросе, а потом сказать: ну, извините, недосмотрели. Слишком высока цена ошибки.

Поэтому я бы здесь не дискутировал: список 30, 40 или 47. Если Служба видит потенциальную угрозу для этих людей, значит, к ее мнению надо прислушаться.

Как Вы думаете, вся наша внутриполитическая борьба в ближайшие 8-9 месяцев – это фактор риска для украинской государственности?

У нас есть, к сожалению, ущербная политическая традиция – парламентские и президентские выборы превращаются чуть ли не в вооруженное противостояние. Такое ощущение, что каждые выборы у нас как "последний шанс", и кто победит – получает все. Не выборы, а судный день. И претенденты на политическую власть пытаются ее добыть любым путем. Для многих из них цель оправдывает средства, а такого не должно быть. Нет такой цели, которая может оправдать любые, в том числе и грязные, средства ее достижения, такие как провокации, фальсификации, ложь, подкуп, коррупция…

Поэтому нам надо менять наше отношение к власти, и, соответственно, к выборам как к "последнему и решительному бою". Не могут выборы для страны быть стихийным бедствием. Не могут они превращаться в ситуацию, когда люди теряют какие-то моральные ограничения и готовы на все, чтобы поднять свои рейтинги или получить дополнительные голоса.

Вы сейчас о ком говорите?

К большому сожалению, это касается многих. Вы знаете, я проходил многие выборы, и я помню, когда ехал в штаб в день голосования и у меня в спортивной сумке лежал автомат Калашникова.

Когда такое было?

Это был 2004 год. Второй тур выборов в президенты, накануне начала Оранжевой революции. Нас предупредили, что боевики, нанятые Партией регионов, готовятся к штурму нашего штаба. Это ненормально... В демократической стране такого быть не может.

Недавно лидер "Гражданской позиции" Анатолий Гриценко сказал, что Вы возглавляете штаб по его дискредитации...

Это как раз наглядная иллюстрация предыдущего вопроса – все средства хороши для привлечения к себе внимания и поднятия своих рейтингов.

Есть хороший пиар, есть плохой пиар, а есть тупой пиар. Вот это как раз пример тупого пиара. Это расчет на то, что люди не знают полномочий секретаря СНБО, у которого нет в подчинении силовых структур, нет средств массовой информации. Поэтому, как СНБО может обеспечить чью-то дискредитацию? Мне, например, было бы интересно, если бы кто-то рассказал.

У нас совершенно другие задачи, задачи стратегического уровня, связанные с безопасностью страны. Если мы говорим о Гриценко, то это не единственный пример, где он использует худшие традиции украинской политики, такие как ложь, причем, ничем не ограниченную.

Я с удивлением прочитал в недавнем интервью А.Гриценко, что он ни разу не был на фронте, хотя уже идет пятый год войны. У него журналист спрашивает, а какая причина? По его словам, этих причин – две. Первая – был очень занят в парламенте, будучи депутатом в 2014 году, и вторая – Турчинов запретил его пускать на фронт. Ну, знаете, в 2014 году я был чуть-чуть больше загружен, чем депутат Гриценко. Руководил парламентом, руководил практически всей центральной и местной властью, лично организовывал подавление сепаратистских мятежей, а еще выполнял обязанности президента и Верховного главнокомандующего.

Да, действительно, я организовал практически круглосуточную работу парламента и при этом находил возможность регулярно выезжать на передовую в самые горячие точки, чтобы непосредственно понять, что происходит, поддержать ребят, которые только учились воевать, принять участие в планировании военных операций, и так далее.

Поэтому "сверхнагрузка", не позволяющая депутату выезжать на фронт в самые драматичные моменты истории нашей страны, - это сказки. И тот, кто хоть раз ездил на передовую, знает, что ни в 2014 году, ни позже мои разрешения для этого были не нужны. Тысячи волонтеров, простых граждан, без депутатского мандата, ехали на фронт, не спрашивая ни у кого разрешения, и реально помогая в самое трудное время нашим воинам.

Когда началась война, действительно, не хватало надежных людей, и я благодарен тем депутатам, которые приходили ко мне и спрашивали: чем помочь? Тот же Олег Ляшко (лидер фракции Радикальной партии в Верховной Раде – ИФ) по моей просьбе ездил и в Мариуполь, и в Луганск в самые опасные моменты весны 2014 года. Тот же Александр Кузьмук, будучи депутатом, объезжал по моей просьбе все воинские части и информировал меня об их реальной боеспособности. Многие депутаты, в том числе женщины, регулярно выезжали в зону АТО.

Поэтому были люди, которые не ждали приглашений и просто ехали в самые горячие точки. Но были и те, которые отсиживались, а потом в Фейсбуке поливали всех грязью, поучая, как надо воевать.

За годы войны я уже привык, когда свою растерянность и беспомощность пытаются спрятать, прикрываясь мной. Поэтому с пренебрежением отношусь к тем, кто свою трусость прикрывает ложью. Мне их жаль – это слабые люди

Идет вялотекущая дискуссия об изменениях полномочий президента и парламента. Вы знаете, "Народный фронт" заявил об этом публично, премьер-министр Украины Владимир Гройсман... Это реальный путь развития украинской государственности?

Теоретически, если у парламента есть триста голосов, они могут внести изменения в Конституцию. Это право депутатов. Но при этом я убежден, что любые реформы, когда страна находится в условиях военной агрессии, не должны предусматривать ликвидацию института президента. Мы не можем сделать должность президента бутафорской, оставить для нее только представительские функции.

Я работал в Кабинете министров, причем тоже в очень сложный период… Там каждое решение должно иметь поддержку всего правительства, то есть премьер-министр может подписать решение, когда большинство Кабмина его поддерживает. А в условиях, когда необходимо принимать решения быстро, без обсуждений, когда необходимо быть в эпицентре событий, брать единолично на себя ответственность, такая схема не работает.

Должность Верховного главнокомандующего должна оставаться за президентом, ее нельзя отдавать руководителю коллегиального органа. Это же, я убежден, касается и международных отношений… Любые реформы могут иметь место, но президент должен остаться Верховным главнокомандующим и отвечать за внешнюю политику.

Вы считаете, что такие изменения могут быть полезными и эффективными?

Нет единой общепризнанной модели государственного управления. Это все субъективные оценки. А если у парламента есть триста голосов, я бы рекомендовал обязательно совместить приятное с полезным.

Сколько я себя помню, еще с конца прошлого века каждый созыв и каждые выборы начинались с того, что все кандидаты в депутаты, кандидаты в президенты обещали отменить депутатскую неприкосновенность. Поэтому я бы обязательно увязал конституционную реформу с этим вопросом. Парламент не должен быть бастионом для неприкосновенных, особенно когда мы ведем борьбу с коррупцией. Парламент должен быть высшим законодательным органом страны, а все то, что мы получили в наследство, в том числе и неприкосновенность, должны отойти.

Мое убеждение – любая реформа, если она будет проводиться в парламенте, в обязательном порядке должна иметь эту составляющую. Думаю, что тогда многие бизнесмены потеряют мотивацию идти в парламент, если у них не будет такой фишки как неприкосновенность.

Как Вы думаете, следующий парламент будет более качественным с профессиональной точки зрения?

Политика – это тоже профессия, но, к большому сожалению, у нас смотрят на работу депутата, как на систему обогащения, или как на возможность самоутверждения, а не как на профессию, связанную с разработкой законов и требующую большого объема знаний и опыта.

Оценка кандидатов в депутаты с этой точки зрения у нас, к сожалению, на втором-третьем планах. В результате бесстыдный популизм и позерство приводят в парламент очень много дилетантов, людей, которые ни по моральным, ни по профессиональным качествам, ни даже по параметрам своего психического здоровья не годятся для этой работы. В результате массовая неврастения, часто царящая в сессионном зале, передается и обществу. Многие депутаты, не имея возможности реализовать себя как законодатели, реализовывают себя в качестве бизнес-лоббистов, клоунов, бойцов или провокаторов… К большому сожалению, с каждыми новыми выборами эта печальная парадигма только усиливается.

Это Вы сейчас о новых лицах, в том числе, в политике говорите?

Я за новые лица. Но кроме лица, у политика должны быть еще мозги, профессиональные знания, опыт, ответственность, мораль… Кроме того, новое лицо у нас часто это хорошо забытое старое. Лицо, которое пару лет не поработало министром или депутатом, для обывателей становится новым.

Есть и артисты, и художники…

Творческие люди. Конечно, парламент - не самое удачное место для творчества…

Хотя есть прекрасный пример, правда, не у нас, - президент США Рональд Рейган. Профессиональный актер, но он шел к политическим вершинам не один год, имея серьезную подготовку и опираясь на большую команду профессионалов. Поэтому нельзя сказать, что у актера запрет на профессию политика. Любому, будь то актер, страховой агент или спортсмен, необходимы профессиональная подготовка, опыт, знания. и, главное, - понимание, зачем тебе это надо.

Какие важнее выборы - парламентские или президентские?

Важнее для Украины честные выборы, независимо от того, парламентские они, или президентские. Важнее выборы, где не будет использоваться админресурс и подкуп, где не будут доминантой грязь, взаимное оскорбление и унижение. Украине нужны честные и прозрачные выборы.

Я считаю, что в сложнейших условиях весны 2014 года мы смогли провести одни из самых прозрачных и честных президентских выборов за всю историю Украины. И это – объективная оценка. Это были единственные выборы, где не было ни одного иска в суды и ЦИК о нарушениях избирательного законодательства, фальсификациях или использовании админресурса.

Прозрачность и демократичность выборов - вот важная оценка нашей европейской интеграции, а не проведение каких-то экзальтированных парадов.

Вы не передумали и по-прежнему не намерены баллотироваться в президенты?

Нет, я много раз отвечал на этот вопрос. Знаете, мне сложно понять мотивацию многих людей, рвущихся к этой должности. Я исполнял обязанности президента в самый сложный исторический период для нашей страны. У меня остались очень тяжелые воспоминания – это работа на износ, без сна, без личной жизни, часто без возможности быть понятым и услышанным. Все это отбило у меня желание стремиться занять президентский кабинет.

Украина. Россия > Армия, полиция > interfax.com.ua, 20 июня 2018 > № 2651452 Александр Турчинов


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583455 Александр Турчинов

Турчинов: Страшная смесь ордынской жестокости, таежного хамства и многовековой рабской озлобленности и создала феномен российского народа

Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов написал в своем эссе, как классики литературы помогают понять русскую душу и сущность самого российского государства, чтобы в конечном итоге одержать победу над ним.

Александр Турчинов, Гордон, Украина

Представители российского политического и интеллектуального бомонда очень нервно и неоднозначно смогли пережить «непатриотический» выпад русского классика Михаила Юрьевича Лермонтова. «Прощай, немытая Россия…» — особо часто цитируемая в Украине строчка очень больно ударила по самолюбию российского народа, взрощенного на лучших традициях мировой литературы. Попытки объяснить, что все-таки имел в виду Лермонтов, даже с привлечением «особо тонко чувствующего его бунтарскую натуру» дальнего родственника, не позволили имперским пропагандистам убедительно «отмыть» отечество на фоне построения целостной картины величия и вселенского мессианства российского народа.

Общепризнанного классика трудно обвинить в предательстве и русофобии. Михаила Юрьевича сложно даже с большой натяжкой назвать националистом, фашистом или хотя бы бандеровцем…

Буду неоригинален, но ничто так не раскрывает суть русской души, как русская классическая литература. Сложно спорить о сути российской ментальности, к примеру, с такой глыбой, как Лев Николаевич Толстой. Отрывок из его «Хаджи-Мурата» и сегодня звучит как приговор.

«…Садо, у которого останавливался Хаджи-Мурат, уходил с семьей в горы, когда русские подходили к аулу. Вернувшись в свой аул, Садо нашел свою саклю разрушенной: крыша была провалена, и дверь и столбы галерейки сожжены, и внутренность огажена. Сын же его, тот красивый, с блестящими глазами мальчик, который восторженно смотрел на Хаджи-Мурата, был привезен мертвым к мечети на покрытой буркой лошади. Он был проткнут штыком в спину. Благообразная женщина, служившая во время его посещения Хаджи-Мурату, теперь в разорванной на груди рубахе, открывавшей ее старые, обвисшие груди, с распущенными волосами, стояла над сыном и царапала себе в кровь лицо и не переставая выла. Садо с киркой и лопатой ушел с родными копать могилу сыну. Старик дед сидел у стены разваленной сакли и, строгая палочку, тупо смотрел перед собой. Он только что вернулся с своего пчельника. Бывшие там два стожка сена были сожжены; были поломаны и обожжены посаженные стариком и выхоженные абрикосовые и вишневые деревья и, главное, сожжены все ульи с пчелами. Вой женщин слышался во всех домах и на площадях, куда были привезены еще два тела. Малые дети ревели вместе с матерями. Ревела и голодная скотина, которой нечего было дать. Взрослые дети не играли, а испуганными глазами смотрели на старших. Фонтан был загажен, очевидно нарочно, так что воды нельзя было брать из него. Так же была загажена и мечеть, и мулла с муталимами очищал ее. Старики хозяева собрались на площади и, сидя на корточках, обсуждали свое положение. О ненависти к русским никто и не говорил. Чувство, которое испытывали все чеченцы от мала до велика, было сильнее ненависти. Это была не ненависть, а непризнание этих русских собак людьми и такое отвращение, гадливость и недоумение перед нелепой жестокостью этих существ, что желание истребления их, как желание истребления крыс, ядовитых пауков и волков, было таким же естественным чувством, как чувство самосохранения…»

Л. Н. Толстой «Хаджи-Мурат», гл. ХVII

Эта страшная смесь ордынской жестокости, таежного хамства и многовековой рабской озлобленности и создали феномен российского народа. Он опасен и разрушителен, склонен к агрессии (бессмысленной и беспощадной). Тоталитарная форма государственности для него является необходимой системой сдерживания и укрощения. Война стала для русских формой самореализации, когда не сдерживают, когда можно проявить свое нутро.

Оккупация Кавказа, Западной Украины, Восточной Европы, Крыма, Донбасса… Все эти события похожи как по форме, так и по содержанию.

Чтобы победить врага, нужно знать его сущность. И в этом русские классики оказывают нам неоценимую услугу.

У каждого народа во все времена есть свои классики. Их отличает от сотен тысяч современников не просто талант. Этого мало. Есть огромное количество талантливых конъюнктурщиков, умеющих высокопрофессионально облизывать сильных мира сего или наотмашь бить их по лицу, если за спиной стоят еще более сильные «грантодатели».

Классик не льстит толпе и власти. Для него правда важнее признания. Его могут бросить за решетку, убить, отлучить от церкви, ему могут плевать в лицо, но он не разменяет свои убеждения, свой талант, свою правду на гонорары и аплодисменты. Он — классик, он творец для вечности.

Как же нам сегодня не хватает классиков в литературе, в журналистике, в политике и в жизни.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583455 Александр Турчинов


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496455 Александр Турчинов

Закон о Донбассе не исключает освобождения оккупированных территорий военным путем

Анастасия Станко, Максим Каменев, Hromadske, Украина

Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов не часто выступает публично и еще реже дает интервью. Тем не менее, его влияние на принятие властью ключевых решений трудно переоценить.

В декабре 2014 года, перед назначением его на должность, украинский парламент специально расширил полномочия СНБО. Именно с совещания с Турчиновым обычно начинает рабочий день президент. По словам самого главы СНБО, их отношения с Петром Порошенко позволяют ему откровенно говорить, если он не согласен с определенными предложениями. Кроме того, Турчинов — один из немногих людей, которые фактически формируют информационную повестку дня страны. Он — автор многих громких инициатив последних лет, в том числе запрета российских социальных сетей, новых правил пересечения границы для россиян, национализации активов Виктора Януковича, закона о восстановлении суверенитета для Донбасса. И это лишь часть его идей.

В ноябре 2017 года на съезде партии «Народный фронт», одним из руководителей которой является Александр Турчинов, он пообещал дать интервью «Громадскому» и сдержал слово. Мы встретились с ним в Администрации президента, где у Турчинова есть отдельный кабинет.

Говорить о войне на Донбассе, непонимании со стороны международных партнеров и предстоящих выборах секретаря СНБО он пытается без эмоций, тем не менее, как только возникают проблемы со звукозаписью, он шутя переспрашивает, нет ли среди присутствующих российских агентов, и с улыбкой уточняет, насколько откровенный у нас выходит разговор.

О том, как на деле будет работать закон о Донбассе, насколько сейчас Украина независима, когда, по его же признанию, Турчинов говорил неправду, об отношениях с президентом Порошенко, угрозах со стороны России и рисках наступления на Украину — в эксклюзивном интервью «Громадскому».

Закон о Донбассе не дает возможности России называть себя миротворцем

«Громадское»: Закон о Донбассе уже направлен на подпись президенту. Вы были главным идеологом этого закона, как он теперь будет внедряться в жизнь?

Александр Турчинов: Это действительно очень важный закон для нашей страны. Ведь, во-первых, на уровне закона Россия признается страной-агрессором. Это сразу перечеркивает планы (Владимира) Путина по маскировке военной агрессивной операции под миротворческую. То, что он хотел сделать и то, что уже даже обсуждалось в ООН. То есть этот закон вообще не дает возможности России называть себя миротворцем, потому что нельзя быть миротворцем и агрессором одновременно.

Второе — закон четко определяет технологию защиты граждан Украины, которые остались на оккупированной территории, и также тех, кто вынужден был покинуть свои дома и сейчас находятся на Украине, но потеряли имущество, недвижимость и т.д.. В законе четко указано, что любые акты, составленные на оккупированной территории, не имеют никакого юридического смысла. Мы реально защищаем наших граждан от произвола и террора, в котором они вынуждены сегодня находиться.

Очень важна, безусловно, и составляющая закона о политике безопасности. Когда приоритет — дипломатические меры, закон четко дает возможность использовать весь потенциал силовой стороны, Вооруженных сил Украины и других силовых институтов для защиты страны, отражения агрессии, в частности, восстановления суверенитета нашей страны на оккупированной территории.

— Закон предусматривает создание оперативного штаба объединенных сил. Когда это произойдет?

— Объединенный оперативный штаб уже действует в системе Генштаба, не надо ничего с нуля создавать. Другой вопрос, что свою функцию в зоне проведения боевых действий он начнет выполнять именно после подписания закона, когда он получит все полномочия.

Важно, что создается единая политика безопасности: вертикаль, во главе которой стоят наши военные — объединенный оперативный штаб. Ему подчиняются не только подразделения Вооруженных сил, но и все силовые структуры, находящиеся на территории Донецкой и Луганской областей, которые противодействуют агрессору.

— Есть идеи, кто должен возглавлять этот штаб и будет ли это вертикаль: генеральный штаб — руководитель штаба — командующий объединенных сил?

— Нет, это отдельная вертикаль. Это единственная вертикаль Генштаба. Кроме того, такая формула, как объединенный оперативный штаб, — это исключительная система, основанная на стандартах НАТО. Генштаб, переходя на стандарты НАТО, как раз и создает подразделение, которое выполняет функции для проведения военных операций в случае необходимости. То есть стандарт НАТО должен стать стандартом для нашей страны.

— Правильно ли мы поняли, что философия закона о Донбассе предусматривает возможность вооруженного освобождения оккупированных территорий украинскими военными?

— Мы не говорим, что сегодня можем освободить территорию исключительно силовым путем. Но этот закон не исключает такого пути и создает для этого предпосылки. Чтобы не надо было принимать дополнительные законодательные акты, которые бы обеспечили правовое поле для применения силы во время противодействия агрессору.

В то же время закон не перечеркивает мирный путь, наоборот, сегодня никто не отменял Минские соглашения. Да, Россия их саботирует, она пытается их нивелировать, но дипломатический путь, согласно позиции президента, остается одним из приоритетных.

— Вы говорили, что закон обеспечивает правовой статус людей, которые живут на временно оккупированных территориях. А кто для вас эти люди?

— Очень многие люди вынуждены были покинуть оккупированную территорию и устроиться на работу в других областях Украины. Но очень многие вынуждены были остаться, и есть, безусловно, те, кто сотрудничает с оккупационными администрациями, потому что «ЛНР», «ДНР» — это фейковые названия для прикрытия именно военных оккупационных администраций РФ на оккупированной территории.

Безусловно есть те, кто сотрудничает, кто участвовал в мятежах против собственной страны, совершал военные или уголовные преступления. Таких много, но есть и те, у кого нет другой альтернативы, как остаться в тех домах и работать на предприятиях, которые сейчас работают в «слабом» режиме, но работают в Донецкой и Луганской областях, находящихся под контролем российских военных.

Наши подразделения на некоторых направлениях продвинулись на 10 км вперед

— В прошлом году вы говорили, что 2016-й — это год, когда мы не отдали ни одного клочка украинской земли. Каким был 2017-й?

— Об этом приятно говорить: и 2016-й, и 2017 годы отличались от прошлых (лет), потому что мы не отдали ни пяди своей земли. Более того, наши подразделения на некоторых направлениях продвинулись на 10 и более километров, улучшив свои позиции. Это факт. Все попытки изменить конфигурацию на линии разграничения для российских террористических войск потерпели фиаско. Они не смогли ни отбить ни один из населенных пунктов, ни продвинуться вперед.

Но есть другая проблема, очень серьезная. РФ продолжает развивать очень мощную военную инфраструктуру вдоль нашей границы, и фактически они используют так называемые «первый» и «второй» корпуса, подчиненные восьмой армии Южного военного округа РФ как первый эшелон. А второй эшелон расположен вдоль границы с нашей страной. Это мощные обновленные подразделения и, в частности, авиационная инфраструктура. К тому же, проложена дополнительная железнодорожная ветка, которая позволяет из центральной России очень быстро перебрасывать войска к нашим границам.

И такой военный потенциал, сконцентрированный вдоль границы, не нужен для каких-то мирных мероприятий. Он может использоваться только для наступательных мероприятий. Это проблема. Поэтому мы должны понимать, что по решению кремлевского руководства военная агрессия может выйти на новый опасный уровень в любой момент. В то же время мы можем прогнозировать, что к Чемпионату мира по футболу, в который Путин вложил миллиарды российских средств, они вряд ли могут перейти к активным наступательным действиям, чтобы не сорвать это мероприятие.

— Есть еще риск того, что Россия может наступать на Украину из Крыма или теперь это совершенно нереально?

— Они сконцентрировали на оккупированной территории Крыма очень мощный военный потенциал, такая концентрация войск только для обороны не нужна. На территории Крыма разместили, в частности, мощные наступательные средства, стратегическую авиацию, ракетные комплексы, которые могут нести и использовать ядерное оружие. Это серьезная опасность. Мы анализируем ситуацию и видим опасность не только на севере и востоке, но и на юге — это также факт. Соответственно, мы должны быть способны и готовы дать отпор во всех направлениях: от юга до севера.

— В прошлом году реализовали целый комплекс мер по противодействию именно методам гибридной войны. Помним и запрет российских соцсетей, и изменение правил пересечения границы, усиление экономических санкций и тому подобное. Не кажется ли вам, что такие методы в определенной степени напоминают методы путинской России?

— А именно?

— Когда речь идет об ограничении, введении запретов — это в определенной степени борьба с Россией методами России. Вы видели, какая была серьезная дискуссия в обществе о запрете социальных сетей таких как «ВКонтакте» или «Одноклассники» или определенных российских сайтов.

— То, что в обществе есть дискуссия — это очень хорошо, но когда есть гибридная агрессия и нет противодействия этой агрессии, тогда мы фактически делаем страну незащищенной. Поэтому я, как секретарь СНБО, инициировал в том числе и эти запреты, и многие санкции, а также запрет других информационных ресурсов, которые использовались не только для информационных, но и кибернетических агрессивных действий против нашей страны. Это наш долг. Более того, если сначала Европа говорила, что «ну как-то оно не очень демократично», то теперь европейцы изучают наш опыт для противодействия российской информационной экспансии.

В частности, чтобы противодействовать информационному влиянию России, которое используется для получения того или иного политического результата на тех или иных выборах. И это уже не единичные случаи. И поэтому сейчас европейские парламенты рассматривают законы, с помощью которых хотят ликвидировать информационные фейки, дезинформацию, информационную политическую пропаганду и тому подобное.

Россия превратила демократические свободы европейских стран, США и других в их слабость. Она фактически паразитировала на возможности регистрировать СМИ без ограничений, давать информацию без какой-либо цензуры и превратила это в оружие. На примере Крыма мы увидели: сначала приходят российские СМИ, а затем — российские танки. То есть, это технология, которую они отработали на Украине. И когда мы говорим о запретах, стоит упомянуть США и их действия против агрессивных информационных российских ресурсах.

— Имеете в виду закон об иностранных агентах?

— Не только, они заставили зарегистрироваться как иностранных агентов те российские СМИ, которые были якобы «американскими». Мы общались в Брюсселе с генсеком НАТО, обсуждали с коллегами по НАТО создание платформы исследования гибридных угроз и противодействия им. Именно эта платформа должна быть создана на Украине, ведь больше опыта в этом, чем у нас, пожалуй, нет ни у кого в мире.

— Согласны ли вы с тем, что в условиях гибридной войны свобода может быть ограничена ради безопасности?

— Вы партию имеете в виду или нет? (улыбается — ред.)

— Нет.

— Партию «Свобода» (известна своими националистическими взглядами — прим. ред.) никто не будет ограничивать, но граница базируется на нашей Конституции и законах. Есть закон, который позволяет в условиях военной агрессии делать достаточно серьезные ограничения.

— Имеете в виду закон о военном положении?

— Да, это тот самый закон, но у нас нет сейчас такого положения. И когда мы говорим о его необходимости, это не может быть политической мотивацией. Это может быть только мотивация к безопасности: случайная активизация военных действий и тому подобное. И Конституция, и закон четко прописывают, в каких рамках что можно ограничивать.

Что касается санкций, это элементарная технология, которая используется не только на Украине. Мы поддерживаем санкции, которые применяют ЕС, США и другие демократические страны против агрессии РФ. Было бы смешно, если бы наши партнеры вводили санкции против РФ, а мы бы говорили, что это «не совсем демократично». Нет, мы должны жестче работать и здесь не может быть никаких компромиссов. Вспомните, какие были истерические вопли со стороны российских политиков, руководства России по усилению контроля при пересечении границы.

— Даже отозвали своих офицеров из Совместного центра контроля и координации по вопросам прекращения огня…

— Да, обещали, что они не будут давать отпечатки пальцев и т.д., но это безопасность нашей страны. Теперь как те «хомячки»: спокойно пальчики дают, отмечаются без всяких вопросов и только так заходят на территорию Украины. И нас не интересуют их истерические заявления, нас интересует только безопасность страны. Чтобы не было такого, когда один и тот же человек заходит на нашу территорию под разными паспортами и разными фамилиями и фактически выполняет конкретные задачи по сбору информации. Создается картотека всех, кто пересекает нашу границу со стороны России, и здесь уже шпионам работать достаточно сложно.

— То есть это были эффективные меры?

— Я считаю, что эффективные. Значительно уменьшилось количество людей, пересекающих границу, а те, кто пересекают, уже попадают в нашу базу и их легче найти и легче идентифицировать. Давайте защищать нашу страну. Украина — это не какой-то проходной коридор, куда можно спокойно заходить и выходить. Мы должны защищать ее в том числе и от нелегальной миграции, мы должны поставить барьер и закон призван служить именно этому.

— Вы о пересечении границы говорите, но были дискуссии о социальных сетях и других сайтах. Тогда было предложение не запрещать, а объяснять людям, что «ВКонтакте» — это вредно для них, что их данные могут получить в ФСБ.

— Не могут, а уже есть.

— Да, поэтому «давайте не будем запрещать, а объясним людям, что им лучше самим не использовать это». Но мы пошли путем запрета…

— Мы видим, что используются мощные кибератаки, причиняющие миллиардные убытки. В конце 2016-го атаковали финансовую систему, государственное казначейство, потом вообще и банковский сектор, и весь экономический сектор. Используется российский программный продукт без всяких проблем: раздали по демпингу, продали, а потом вирус заблокировал весь информационный блок, который имеет то или иное предприятие или властная структура.

Кстати, киберугрозы по своим последствиям после военных стоят на втором месте, современные войны уже не могут происходить без кибернетических атак и, соответственно, кибернетической защиты. Хочу сказать, что мы год назад создали Национальный координационный центр кибербезопасности при СНБО и сделали очень много. К тому же, в рейтингах европейского информационного общества, Украина — уже в десятке стран, которые наиболее эффективно наращивают способности в кибернетической защите.

Мы обошли даже страны Балтии и сейчас в рейтинге где-то на уровне с Польшей. Хотя это не значит, что можно успокоиться. В отличие от этих стран, у нас наибольшее количество кибернетических атак, которые происходят как хаотично, так и направлено. Где-то неделю назад я открывал Центр оперативного реагирования на киберугрозы. Он построен по самым высоким международным стандартам и подключился к аналогичным центрам во многих странах. В частности, это страны блока НАТО, и нам это позволяет быстро обмениваться информацией, превентивно проводить мониторинг и разведку, находить вредоносные вирусы еще до того, как они активизируются. Благодаря этому мы можем очень быстро вычислить коды вредоносных программ и вирусов.

— В 2014 году создавалось впечатление, что вы не хотели войны. Решение о начале проведения АТО приняли только в апреле… Сегодня у вас наоборот создалась репутация «ястреба войны». Как произошла такая метаморфоза?

— Хотят войны только больные люди. Нормальные люди войны не хотят. Я всегда принимаю ответственные решения. И когда началась российская агрессия в Крыму, наши Вооруженные силы не могли дать отпор. Они не были способны выполнять приказы или хотя бы защищать места дислокации и использовать оружие для обороны. Даже этот приказ не выполнялся. Ситуация была трагическая и в стране была паника. Поэтому, если бы я вышел и пожаловался на военных, что они не способны защитить страну, начался бы массовый психоз. Я на себя брал негатив, рассказывал, что у нас сильные ВСУ, хотя это была неправда. Но я не мог говорить что-то другое и не мог рассказывать, что приказы не выполняются, что войска не могут защитить народ. А угроза была не только из Крыма.

На севере формировалась армия для вторжения на материковую часть Украины. 1 марта приняли решение о введении войск на территорию Украины. Поэтому надо было, с одной стороны, выиграть время, сковав их в Крыму, а с другой — как-то подготовить Вооруженные силы к отражению агрессии. Нам не было тогда чем Киев защитить. И в этих условиях надо было балансировать, восстанавливать оборонный потенциал, военный потенциал. Для этого нужно было во что бы выиграть время.

Когда началась война на Донбассе, а армия еще не была готова, надо было бросать в бой неподготовленные добровольческие батальоны. Многие ребята, герои Украины, погибли. Их кровь и героизм остановили врага на востоке. Уже сегодня мы можем сказать, что способны защищать страну, дать отпор врагу. Но к этому надо было дойти. А бросать детей на верную гибель — для этого не надо быть героем, надо быть просто подонком.

— Сколько времени понадобится украинской армии, чтобы восстановить контроль над оккупированными территориями Донбасса, если РФ не будет вмешиваться?

— На это уйдет несколько недель. Проблема планирования военной операции на востоке в том, что ты не понимаешь, сколько войск тебе противодействует, сколько РФ привлечет дивизий, корпусов, полков или армий. В этом, безусловно, проблема планирования военной операции, когда не знаешь реальный потенциал врага. Потенциал, который есть сегодня, это также регулярные вооруженные силы РФ.

Да, там много жителей из Донбасса, но они подчинены исключительно военному руководству, они живут по военным уставам РФ, используют российское оружие, имеют централизованное материально-техническое обеспечение российского Генштаба. Это подразделения России, с которыми мы ведем войну, несмотря на то, что там очень много предателей, украинских, которые в это вовлечены. Но эти корпуса продержатся недолго. В случае, если действительно не было бы второго эшелона, который, как я рассказывал в начале, и стоит на границе.

Кроме того, многое зависит от наших стратегических партнеров. К большому сожалению, в последнее время много новых политиков, которые приходят к власти в европейских странах, начинают рассказывать, что это проблема Украины, не понимая, что именно Украина — форпост Европы, и украинцы защищают не только независимость собственного государства, но и Европу.

Мы остановили продвижение на запад российского нашествия. Нам тогда не помогали, а именно тогда помощь была необходима, но ни патрона я тогда не смог получить. Сегодня происходит больше разговоров о помощи, но в основном это все-таки моральная, консультативная поддержка. То есть все, что касается военно-технического сотрудничества.

— А «Джавелины»?

— А «Джавелин» все приближаются и приближаются, но никак не дойдут до Украины.

— А учения НАТО?

— Мы за все благодарим: и за обучение, и за инструкторов, но мы нуждаемся в эффективном и масштабном военно-техническом сотрудничестве, ведь даже и новое оружие, которое мы делаем, могло бы быть намного лучше, имей мы возможность использовать современные разработки наших стран-партнеров. Впрочем, к сожалению, мы не можем получать ни эффективное оборудование, которое можно использовать для производства оружия, ни какие-то серьезные современные разработки наших партнеров, которые могли бы поднять наше оружие на более весомый уровень, и дать 100% результативность ее использования.

Украину воспринимают как проблему

— Почему так происходит? Международные партнеры воспринимают Украину как объект, а не субъект международной политики?

— Украину воспринимают как проблему. Заметьте, в скольких европейских странах сейчас возникают вопросы о прекращении санкций против РФ. Собственные вопросы всегда важнее, чем чьи-то другие. Меня уже четвертый год подряд спрашивают: как там вопрос по военно-техническому сотрудничеству? Я говорю, что вопрос решается, только вооружения нет.

Вопрос о наших европейских партнерах еще сложнее, и когда мы говорим о военных технологиях и сотрудничестве в военно-техническом комплексе, то говорят — нет, лучше не раздражать Россию, как-то поддержим еще полгода санкции. У наших партнеров нет ощущения, что сегодня на наших глазах происходит такое глобальное изменение воздействий.

— А где мы в этой новой парадигме? Где вы видите Украину в этом новом мироздании?

— Я вижу только один формат для Украины: это сильная экономика, сильное государство, и формат сильного национального государства — это единственный залог нашего выживания. Мы же с вами откровенно говорим. Когда мы говорим о независимости, сегодня мы не можем утверждать, что Украина независима, потому что мы экономически зависимы.

Украина сегодня зависима от внешнего кредитования, это факт. Поэтому пока мы будем зависимы, нам будут рассказывать, как нам лучше жить. Вот, например, есть кругляк, мы говорим: может, давайте мы будем шкафы сами делать, а нам говорят: нет, давайте кругляк. Никто не хочет свои леса вырубать. Такое отношение к Украине, как к кругляку, унизительное. Но вы знаете, кто платит деньги, тот может что-то заказывать. Пока мы будем зависеть от внешнего финансирования, пока мы не поднимем экономику на достаточный уровень и не продемонстрируем, что наш потенциал очень богатым — мы будем зависимы.

Прежде всего это интеллектуальный потенциал. Украинцы — это нация интеллектуалов, специалистов в ИТ-технологиях, нация людей, которые ищут свой путь. Но опять возвращаемся к истории: залог нашего выживания и роста — единство нашей нации.

— То есть: один язык, одно государство, одна нация?

— Мы же не запрещаем никому общаться на другом языке. Но нация должна состоять не из тех, кто доказывает, что у него украинское наследие, нация — это единение людей, которые живут в этом государстве, отвечают за него. Мы говорим о том, чтобы чувствовать себя украинцем и о чувстве собственного достоинства за то, что ты украинец, о чувстве ответственности за свою страну.

Страна — прежде всего

— Значит ли это, что власть должна объединиться перед выборами в пределах какого-то большого политического объединения? И правда ли, что вы уже согласились возглавлять избирательный штаб Петра Порошенко?

— Знаете, фейки так быстро распространяются и потом надо постоянно объяснять, что это не так. Во-первых, у нас еще не начались выборы. Думаю, реально избирательные кампании начнутся где-то за полгода, хотя по закону это еще более короткий срок. Сегодня я не знаю, кто создал штабы, но мне о таких штабы неизвестно. Более того, я занимаюсь безопасностью и обороной на Украине, и это очень важно. У меня есть приоритеты. Политическими штабами должны заниматься те, кто занимаются политикой. Я ею занимаюсь.

Друзья, была война, и даже в этих условиях мы провели выборы. Неужели мы теперь не сможем провести честные и прозрачные президентские, а потом парламентские выборы? Это не самый большой вызов для нас, я здесь более или менее спокоен. Другой вопрос — нельзя превращать выборы в гражданский конфликт. А у нас постоянно: как выборы, то идешь как в последний бой. Поэтому вопрос: зачем тебе власть, когда у тебя не будет страны? Поэтому страна превыше всего, это кто-то может и не поймет, но для того, чтобы иметь перспективу, у украинцев должно быть сильное, свободное и независимое национальное государство.

— То есть вам и не предлагали еще (присоединиться к штабу)?

— Еще раз хочу сказать, что избирательная кампания еще не началась. Я убежден, что у Петра Алексеевича отработана технология, он не первый раз в выборах будет участвовать. Другой важный вопрос, и я не скрываю, что выступал за это и готов это поддержать, как сказано в Библии: «Если царство разделяется — оно обречено». То есть властная команда не может конкурировать между собой, потому что таким образом она не будет заниматься реформами, экономикой, децентрализацией, а среди них будут распри и проблемы; история Украины об этом хорошо знает.

Я работал президентом. Мне не понравилось

— То есть, в президентских выборах-2019 вы ни в каком статусе участвовать не будете?

— Я работал президентом, мне не понравилось. Не спишь, колоссальная нагрузка, поэтому я не планирую участвовать в качестве кандидата в президенты и не планирую возглавлять какой бы то ни было штаб.

— Вы упоминали об объединении власти. Значит ли это, что «Народный фронт» (партия появилась после выхода части политиков во главе с Арсением Яценюком и Александром Турчиновым из партии ВО Батькивщина) тоже должен быть един с президентской командой на выборах?

— Я считаю, что объединиться должна вся команда, которая сегодня работает в коалиции, она в очень сложных условиях взяла на себя ответственность за непопулярные решения. Если почитать предложения МВФ, то у меня волосы, пожалуй, стали бы дыбом. В этом плане мне легче (улыбается — прим. ред.). Поэтому это очень непопулярное и опасное решение даже для социальных последствий.

Коалиция работает уже третий год. Ее хоронили, разгоняли, но она работает. Поэтому те, кто готов брать ответственность за страну, это не только парламентские фракции. Я считаю, что сегодня нужно объединить всех, кто способен не только давать обещания, но и заниматься конкретными делами. Не популизмом, а тяжелой и не слишком приятной работой. Все эти люди должны объединиться, как на уровне Киева, так и на уровне всех регионов Украины. Это серьезная задача, и когда она будет реализована, то мы получим шанс.

— Объединиться в одну партию, в один политический блок?

— В одну политическую силу. Будет это общественное движение, партия — это условные технологические вещи, пусть этим занимаются политические технологи. Я говорю, что должна быть единая команда. Назовите ее единственным батальоном, бригадой, корпусом или армией — на ваше усмотрение.

— Она должна быть создана после президентских выборов или к выборам?

— Что скорее, тем лучше.

Мы с президентом сделали выводы

— Охарактеризуйте свои отношения с президентом, мы помним историю ваших сложных политических отношений.

— Я считаю, что умный человек должен делать выводы, в частности, из собственного опыта. Я эти выводы сделал, думаю, их сделал и Порошенко. Я отвечаю за направления безопасности, поэтому для меня президент — это Верховный главнокомандующий. Именно в этом амплуа я принимаю его поручения и приказы.

— То есть, не партнеры, не друзья, не соратники?

— Я не разбрасываюсь такими словами как друг, но считаю, что мы работаем в одном направлении и выполняем одни задачи, которые касаются безопасности и обороны. Верховный главнокомандующий отдает приказы, а я эти приказы выполняю. Это нормальные отношения и я считаю, что безусловно есть ошибки, проблемы, но наши отношения позволяют мне сказать, что я соглашаюсь с определенным решением или нет, но когда его приняли, указ подписали, мы его будем выполнять. Президент часто прислушивается к моим советам, в то же время его опыт также очень важен для принятия правильных решений.

— Есть ли для вас среди украинцев, ныне живущих в стране, моральный авторитет?

— Что касается живого авторитета, который для меня существует, и не только на Украине — это живой Иисус Христос. Это единственный живой авторитет, который дает реальные советы, его заветы и есть программы нашей жизни, поэтому кто живет по этим программам, тот побеждает. Советую всем.

— Кем бы вы хотели остаться в истории?

— Это слишком общий вопрос. В Библии сказано «Нет пророка в своем Отечестве», и я хотел бы, чтобы люди просто знали правду. Потому что иногда чем дальше от событий, тем больше возникает сомнение, что я принимал в них участие. И чем дальше от тех или иных событий, тем больше они обрастают новыми «героями», которые рассказывают, как оно было на самом деле, новыми мифами. Знаете, правда и спасает, и очищает, и я бы очень хотел, чтобы люди знали правду про всех: кто как жил, кто как работал, кто что смог сделать.

Поэтому я за правду, я за откровенность. Но знаете, кто скажет, что он святой, то скажет неправду. Поэтому и я далек от такого образа: есть много недостатков, есть много изъянов и проблем, есть много ошибок. Но над этим надо работать, без суеты и лишнего шума.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496455 Александр Турчинов


Украина. Евросоюз. Россия > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > interfax.com.ua, 30 ноября 2016 > № 1999336 Александр Турчинов

Турчинов: Украина должна иметь безвизовый режим с Европой, а визовый - с Россией (часть 2)

Эксклюзивное интервью секретаря СНБО Украины Александра Турчинова агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Вопрос касательно визового режима с Россией. Верховная Рада уже провалила это голосование, но тем не менее, ваше мнение, нужно ли Украине вводить визовый режим с Россией?

Ответ: Мое мнение, да. К сожалению, Министерство иностранных дел у нас пока не поддерживает эту позицию. Они апеллируют к защите интересов наших граждан. У нас действительно много гастрабайтеров в России. Да, может быть не из-за самых лучших жизненных обстоятельств они вынуждены были туда выехать. Но, я хочу сказать очевидную вещь: у нас идет война с Россией. И мы жестко должны контролировать любое перемещение через украинско-российскую границу. Спецслужбы России активно работают со всеми группами наших граждан на их территории. И если для них человек представляет интерес, они начинают вербовочную работу. Если он имеет мужество отказаться, его просто бросают за решетку, рассказывая, что он преступник или диверсант ГУР МО Украины. Я думаю, что именно такая провокация была предпринята против украинского журналиста Сущенко и многих других.

Это общеизвестная технология: или будешь в тюрьме сидеть, или будешь работать на нас. И случаи принуждения к шпионажу – не единичны.

Не меньше проблем с приездом к нам российских граждан. Очень много российской агентуры работает против нашей страны, имея право свободно перемещаться через границу. Сегодня наши страны разделяет не граница, а линия разграничения с агрессором, которую они в любой момент могут превратить в линию фронта. Поэтому мы должны жестко контролировать любое пересечение границы. И визы – это один из инструментов контроля. Нужна не только виза, но и четкие правила пересечения украино-российской границы с фиксацией и проверкой всех, кто ее пересекает.

Вопрос: Как промежуточный вариант, мы знаем, рассматривался вариант выдачи виз при пересечении границы…

Ответ: В настоящее время въезд и выезд проходит по загранпаспортам. Но, еще раз повторю, нам нужна очень жесткая визовая политика с Россией, при всех проблемах украинцев, которые находятся в РФ, мы должны исходить из интересов страны. Безвизовый режим у нас должен быть с Европой, а визовый режим, без всяких исключений – с Россией.

Вопрос: Последний саммит НАТО определил важность усиления присутствия Альянса в Черном море. Мы готовы обсуждать со странами НАТО присоединение к такой инициативе?

Ответ: Готовы и обсуждаем. Дело в том, что, после оккупации Крыма, происходит полное доминирование Вооруженных сил Российской Федерации в Черном море. Сегодня нет им реальной альтернативы, нет сильного флота НАТО в Черном море. Когда-то в этом не было необходимости, а сегодня в этом необходимость есть.

Посмотрите, Россия укрепляет свои позиции в Балтийском регионе, усиленно милитаризируя Калининградскую область. Создает мощные новые базы в Средиземноморье, на территории Сирии. Все это требует адекватной реакции и, в первую очередь, со стороны НАТО.

Поэтому я убежден, что НАТО должно активно присутствовать в Черном море и Украина готова всячески этому содействовать. Начиная от предоставления наших портов и заканчивая совместной работой наших военно-морских сил с подразделениями НАТО.

Вопрос: Корабли мы готовы свои отправить? Если будет такая необходимость

Ответ: У нас их не так много, но мы готовы участвовать в совместных проектах, в том числе и в совместном патрулировании. Остановить распространение российской агрессии – в этом наши интересы полностью совпадают с интересами наших союзников.

Украина. Евросоюз. Россия > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > interfax.com.ua, 30 ноября 2016 > № 1999336 Александр Турчинов


Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 30 ноября 2016 > № 1999311 Александр Турчинов

Турчинов: Мобилизация зависит от ситуации на фронте, от призыва мы пока отказаться не можем (часть 1)

Эксклюзивное интервью секретаря СНБО Украины Александра Турчинова агентству "Интерфакс-Украина" (часть 1)

Вопрос: Какая ситуация в зоне АТО? Особенно интересует ситуация на Мариупольском направлении.

Ответ: Последние полтора-два месяца действительно на Мариупольском направлении просматривается наибольшая активность, и по количеству обстрелов, и по попыткам проникновения разведывательно-диверсионных групп. Сопоставима по напряженности только ситуация в районе Промзоны Авдеевки, где идут постоянные бои, где вражеские войска пытаются изменить занятую нами линию обороны, очень проблемную и опасную для них.

Если говорить о последних двух неделях, то статистика показывает, что количество обстрелов наших позиций как бы сократилось. Но это не должно нас расслаблять, так как огонь ведется прицельно из орудий и минометов, запрещенных Минскими соглашениями больших калибров. Это и 120 мм минометы, и 152 мм гаубицы. Более того, зафиксированы случаи использования РСЗО "Град". Враг пытается нанести максимальный урон для нашей обороны, поэтому говорить о снижении напряжения не приходится. При этом мы видим, что продолжается активная переброска из РФ, военной техники, оружия и боеприпасов. Эти резервы создаются не для парадов...

Поэтому мы не можем исключать, что в декабре-январе, до инаугурации нового президента Америки, русские все-таки попытаются значительно обострить ситуацию, предприняв локальные наступательные операции. При этом наиболее опасным направлением остается Мариупольское. Мариуполь с его портом и заводами для них – стратегическая цель. Деформированная экономическая модель оккупированного Донбасса не может самостоятельно функционировать без финансовых дотаций РФ. Помните фальшивые шаблоны времен Януковича: «Донбасс кормит всю Украину». В реальности регион был убыточен, а эти квазиформирования – ущербны и убыточны в квадрате. Они, как бездонная бочка, требуют постоянных вливаний. И для русских, у которых сейчас серьезные экономические проблемы, эти дотации становятся тяжелой ношей. Для компенсации потерь им нужны новые объекты грабежа, какое-то подобие работающей экономической модели. Им, как саранче, для выживания нужны новые территории, где можно поживиться. И Мариуполь идеально подходит им для этого. Но наши воины готовы раздавить эту саранчу и защитить город.

Вопрос: Затраты России на содержание собственно Луганска и Донецка оцениваются в миллиард долларов. Вы согласны с этим?

Ответ: По нашим оценкам речь идет о более 6 миллиардах долларов в год. Из них 3 миллиарда идет на финансовую поддержку этих оккупированных территорий, и более 3 миллиардов на военные расходы.

Вопрос: Как сейчас ситуация с разведением сторон в пунктах, которые были определены – Золотое, Петровское, Станица Луганская?

Ответ: Сразу хочу сказать, что когда Генеральный штаб согласовывал зоны разведения сторон, то использовал четкие критерии: ни один населенный пункт не может выйти из-под контроля Вооруженных сил Украины. И спекуляции вокруг этого отдельных политиков не имели никаких оснований.

Новая конфигурация линии разграничения в этих зонах с точки зрения контроля над ситуацией, полностью устраивала наших военных. В двух местах в районе Золотого и Петровского – разведение прошло более-менее без проблем.

Что касается Станицы Луганской, то здесь процесс сорван российско-террористическими войсками, не прекращающими обстрел этого сектора. Прекращение огня – это главный критерий для начала разведения. При этом я хочу подчеркнуть, что в случае выполнения договоренностей линия этого населенного пункта остается для нас оборонным рубежом. То есть, вся Станица Луганская остается под нашим полным контролем. Если не будет решен вопрос по Станице Луганской, все остальные договоренности по дальнейшему разведению войск, которые обсуждались во время встречи в "нормандском формате", и в Минске, - теряют всякий смысл. Станица Луганская расположена практически на границе с Российской Федерацией, и они увидели, что конфигурация, которую ранее согласовали, для них достаточно проблемная. Им приходится оставлять хорошо оборудованные и удачно расположенные опорные пункты. Поэтому русские пытаются сорвать договоренности по Станице Луганской и перейти к обсуждению других участков. Но так не будет.

Вопрос: Какие последние данные количества российских военных на Донбассе? Эта цифра увеличивается или уменьшается? Какая тенденция?

Ответ: Без учета численности двух армейский корпусов, сформированных на смешанной основе, на Донбассе находятся регулярные российские воинские части численностью до 10 тысяч человек. Генштаб РФ производит постоянные ротации своих военных, но общая их численность в течение последнего года находится в этих пределах. Сколько русских офицеров и солдат воюет в составе 1-го и 2-го армейского корпуса сказать сложно, но практически все их командование укомплектовано кадровыми российскими военными.

С другой стороны мы видим, как происходит концентрация российских войск и создание новых военных баз вдоль нашей границы. И это для нас очень серьезная проблема, потому что в случае активизации агрессии они могут в кратчайшие сроки значительно нарастить численность своих войск на любом участке фронта.

Вопрос: Появилась информация о том, что с 1 декабря могут прекратить поставлять воду в оккупированную Луганскую область в связи с неоплатой. Не может ли эта проблема стать одним из поводов для обострения?

Ответ: Вы знаете, для русских не нужен какой-то конкретный повод. Если Путин примет решение активизировать военные действия, то повод они всегда придумают. Но, с другой стороны, у нас нет лишних ресурсов и украинцы не должны из своего кармана дотировать "кормильцев" с Донбасса, потому что за все надо платить. И если у них находятся деньги на содержание многотысячной армии, то я думаю, что деньги на воду тоже должны найтись. Моя позиция – никаких дотаций оккупированным территориям. Прекратите агрессию, сложите оружие, выведите российские войска и восстановите украинскую власть и тогда можете заикаться о дотациях. И я не воспринимаю давления в этих вопросах (вода, электричество и т.д.) наших международных партнеров, мол там гуманитарная катастрофа. МВФ и Ко требуют, чтобы украинцы за потребляемые ресурсы платили полную цену, а туда мы должны поставлять бесплатно? Да, там тяжело выживать, там много проблем, но не по нашей вине, а по вине Российской Федерации, оккупировавшей часть нашей страны. Прекратите оккупацию, тогда и будем помогать, будем сами решать все эти вопросы. При этом, у нас, например, нет задолженности по выплатам пенсий пенсионерам Донбасса.

Вопрос: Правильно мы понимаем, что в этом году мобилизации уже не будет?

Ответ: Я надеюсь. Но если произойдет обострение и нам надо будет значительно нарастить численность Вооруженных сил, конечно, мы не сможем обойтись без мобилизации.

Что очень важно, мы фактически построили профессиональную добровольческую армию. В основе этой армии – профессионал-контрактник. А добровольческая она потому что контракт подписывают все только добровольно. Это не мобилизация, когда хочешь – не хочешь, надо идти и защищать свою страну. Эффективность воина-контрактника несопоставимо выше, чем мобилизованного. Поэтому, несмотря на все сложности и проблемы, мы сегодня имеем боеспособную профессиональную армию.

С другой стороны, мы не можем отказаться от призыва. Призывники-срочники у нас не воюют в зоне проведения антитеррористической операции, это для нас принципиально. Но в условиях постоянной военной угрозы нам необходим мощный подготовленный резерв. Особенно резерв первой очереди.

Резерв первой очереди - это люди, прошедшие военную службу, которые имеют воинскую специальность, знают, куда им надо прибывать в случае необходимости, и которые вольются в разворачиваемые подразделения без потери времени на обучение, воспитание, слаживание и т.д. Поэтому молодые ребята, прошедшие срочную службу, будут пополнять наш резерв для того, чтобы в случае необходимости у нас не было потери времени на поиск тех, кто будет защищать Родину.

Вопрос: Т.е. призыв в ВСУ будет сохранен? Потому что я знаю, что Госпогранслужба отказалась осенью от призыва срочников.

Ответ: В ближайшей перспективе от призыва и срочной службы мы не откажемся. Даже если Вооруженные силы будут полностью укомплектованы контрактниками, мы все равно будем готовить резервистов. Чем больше подготовленный резерв – тем выше обороноспособность страны. Создание мощного подготовленного резерва Вооруженных сил – это для нас необходимость и условие выживания. Это решение четко зафиксировано в принятой СНБО Стратегии национальной безопасности.

Вопрос: Периодически появляется информация о том, какие новые образцы оружия готовятся. Что вы считаете из того, что в последнее время появилось, самым значительным и самым важным? Особенно интересует ракетная техника.

Ответ: Перед нами стоит масштабная задача полной замены, полученного по наследству советского оружия и военной техники на современные и эффективные образцы. Понятно, что в основном это будет оружие и техника украинского производства, соответствующая высоким стандартам НАТО. Это задача очень сложная и затратная, рассчитанная не на один год, но мы уверенно идем по этому пути. Я помню первые месяцы войны: техника не ездила, оружие, произведенное в середине прошлого века, не подготовлено к применению. Да что там оружие, бронежилеты и кевларовые каски напрочь отсутствовали. Первые качественные бронежилеты волонтеры тянули контрабандой из-за границы. Сегодня у нас нет проблем с обеспечением наших воинов отечественными средствами защиты высокого качества. Возьмите, к примеру, те же минометы, мы наладили выпуск 120 мм минометов, сейчас ставим на вооружение 82 мм и легкие, мобильные 60 мм минометы. Производители украинских бронетранспортеров широкой модификации уже реально конкурируют между собой, снижая цену и улучшая качество. При этом, конечно, не всегда наши оборонные предприятия могут обеспечить сразу продукцию на уровне лучших мировых стандартов. Но в чем есть преимущество у техники и оружия украинского производства? Они проходят проверку не только на полигонах, но и в условиях реального боя! И сразу конструкторы и производители вносят нужные изменения в выпускаемые образцы с учетом их боевого применения. В результате быстро возрастает качество, эффективность, надежность. Так у нас появились хорошие образцы широкой линейки стрелкового оружия. В этом направлении идет производство танков и перспективных артиллерийских систем. И конечно, надо говорить о восстановлении нашего ракетного потенциала. Для нас является приоритетом производство мощного ракетного оружия, которое позволит решать не только тактические, но и оперативные и стратегические задачи.

Вопрос: Это то, что раньше называлось оружием сдерживания, правильно?

Ответ: Тут формула очевидная: чем мощнее будет у нашей страны оружие, тем меньше шансов, что агрессор попробует наступать на нас. Поэтому в этом направлении работает наша наука, в этом направлении работают наши конструкторы и производственники.

В последнее время мы регулярно, где-то раз в месяц, проводим испытания новой ракетной техники. Эти испытания показали, что наши ракеты превосходят российские аналоги. Это управляемые ракеты, точность которых на порядок выше, чем у российских. А это очень важно, ведь необходимо не только запустить ракету, важно чтобы она точно поражала цель. Помните, демонстративные удары российских крылатых ракет по сирийским объектам? Одни упали в Иране, другие – вообще непонятно где. Мы делаем ракеты не для парада, не для запугивания соседей, а для защиты своего отечества. Поэтому некачественная продукция нам не нужна.

Но мы могли бы организовать производство новых видов оружия и военной техники быстрее и на более высоком уровне, если бы наши партнеры не блокировали нам военно-техническое сотрудничество. Мы вынуждены все составляющие сложной военной техники производить самостоятельно, хотя некоторые комплектующие высокого качества могли бы получать у наших партнеров. Это могло бы резко сократить сроки и значительно улучшить качество. Но, к большому сожалению, тема поставок летального оружия и его комплектующих в Украине до сих пор заблокированы нашими партнерами. Конгресс США, вы знаете, несколько раз уже принимал такое решение, но пока это остается только в теории. Я надеюсь, что новая администрация Соединенных Штатов обеспечит выполнение, несмотря на все надежды русских, тех решений, которые принимали те же республиканцы в Конгрессе, относительно военно-технического сотрудничества, в том числе и в вопросах летального оружия.

Вопрос: Европейские страны, которые тоже могли что-то нам поставлять, они это не делают исходя из какой-то негласной договоренности, или ссылаясь на какие-то документы?

Ответ: Они объясняют это тем, что не хотят обострять ситуацию, не хотят провоцировать Россию и т.д. Простыми словами: они просто бояться, мягко говоря, реакции России. Они рассказывают нам, что "мы же все делаем для мира, мы же хотим мирным путем все вопросы решить".

Но этот мирный путь, о котором они говорят, каждый день забирает жизни наших ребят. Как раз отсутствие жесткой реакции цивилизованных стран на агрессию провоцируют Россию продолжать провокации. Я на всех переговорах упорно повторяю очевидное, что только сильная украинская армия обеспеченная современным оружием и твердая позиция наших союзников могут заставить Россию прекратить агрессию и освободить захваченные территории.

Вопрос: Т.е. вы думаете, что при президенте Трампе у Украины есть шансы получить летальное оружие?

Ответ: Да, я считаю, что у Украины есть шанс получить летальное оружие. Напомню, что Дональд Трамп избирался от республиканцев. Позиция Республиканской партии в вопросах Украины достаточно четка и последовательна. Все их голосования в Конгрессе, и в Сенате – этому однозначное подтверждение. Надеюсь, что президент Трамп будет последовательно проводить политику своей политической силы.

С другой стороны, я надеюсь, что новый президент Америки будет ознакомлен с содержанием Будапештского меморандума, подписанным его предшественниками, где четко записаны обязательства Соединенных Штатов обеспечить территориальную целостность и безопасность нашей страны. И я убежден, что, все стороны должны выполнить взятые на себя обязательства. Надеюсь, ожидания России, что Штаты будут закрывать глаза на их террористическую деятельность не оправдаются, и их бравада сменится очередной истерикой. Надеюсь также, что новый президент будет работать в интересах своей страны, и в интересах цивилизованного мира. А весь цивилизованный мир заинтересован прекратить решение политических вопросов военным путем, прекратить перекраивание границ, прекратить военные конфликты. А это, в свою очередь, возможно если агрессию будут не обсуждать и обговаривать, а жестко пресекать.

Вопрос: В США уже пошли первые назначения. Насколько эти кадры, которые на самом деле решают многое, насколько они знакомы с украинской тематикой, и насколько они понимают Украину?

Ответ: Давайте подождем, пока эти назначения будут происходить не на страницах аналитических изданий, а в Белом Доме. А это возможно только после инаугурации нового президента. Потому что пока это только прикидки. Но я думаю, что эти назначения будут проецировать позицию Республиканской партии. Республиканцы всегда были более активны во внешней политике, и более последовательны в противостоянии агрессии в любой ее форме, как в виде исламского терроризма, так и в виде российского империализма. И я надеюсь, что эта позиция не изменится и при президенте Трампе.

Вопрос: С другой стороны Трамп заявил, что Америка в меньшей степени будет заниматься, или вообще не будет заниматься, внутренними делами других государств, имея в виду, в том числе и их реформирование…

Ответ: Вы знаете, Украина проводит реформы не потому, что этого хочет Белый дом или Брюссель, а потому что это нам необходимо. Мы должны реализовать не абстрактные реформы под кальку, которые кто-то где-то проводил, и считает, что это хорошо. Все наши реформы должны работать на результат, а это, в первую очередь, экономический рост страны и рост доходов наших граждан. Без сильной экономики нельзя говорить о сильной армии – это связанные вещи. Единственная страна, где экономика в глубоком кризисе, а население в ужасной нищете, но есть и ядерное оружие, и огромная армия – это Северная Корея. Но это не наш путь, это парадигма тоталитарных стран, в том числе, и таких, как Россия.

Наш путь – это европейская демократическая страна. А европейская демократическая страна не может без мощной экономики иметь мощный сектор безопасности и обороны. Это исключено. Поэтому без динамичного экономического развития мы не сможем добиться тех задач, которые мы поставили в Стратегии национальной безопасности нашей страны. Следовательно, все реформы, которые мы хотим проводить, должны работать на экономику в первую очередь, на украинского производителя, на создание площадок для перспективных инвестиционных проектов, для того, чтобы доходы людей росли. Это связанные вещи. Некоторые теоретики реформ, в том числе, и из международных организаций рассказывают о том, что надо сократить, сократить, и еще раз сократить расходы, и вот за счет этого мы будем иметь какие-то сбалансированные экономические модели. Но бездумное сокращение расходов приводит к сокращению доходов. В то же время многие ведущие экономисты, тот же Кейнс, и другие, говорили, что доходы населения – это очень важный показатель перспективности и роста экономики. Доходы превращаются в спрос. Спрос – это тот фундамент, на котором растет экономика. При сильном сжатии спроса – предложение всегда убивается, а экономика перестает работать. Поэтому доходы наших граждан, должны быть неразрывно связаны с ростом объемов производства. Расширение и модернизация национального производства, рост производительности труда, и как главный результат – рост доходов населения – вот цель реформ, которые должны проводиться в Украине.

И я согласен с господином Трампом, что навязывать странам под копирку какие-то штампы, без учета их национальных интересов и особенностей – это не правильно. Каждая страна должна выходить из своих национальных интересов. А в наш национальный интерес – это мощная, сильная, независимая Украина.

Вопрос: Вы не опасаетесь, что Штаты при Трампе сократят помощь на реформирование сектора безопасности в Украине?

Ответ: Вы знаете, еще раз хочу напомнить, что Украина отдала свой ядерный потенциал, который входил в пятерку самых мощных в мире, в обмен на гарантии безопасности. И я считаю, что гарантии не выполнены. Коробит это наших партнеров или нет, они не выполнены! Россия оккупировала часть нашей суверенной территории. Оказанная нам помощь не соответствует гарантиям, взятым на себя нашими партнерами. Это примерно так, как если бы в ваш застрахованный автомобиль врезался грузовик, управляемый одуревшим от алкоголя водилой, а страховая компания компенсирует вам только просроченный освежитель воздуха. При этом высокомерно похлопывают вас по плечу: «мол, смотрите и эту помощь можем уменьшить». Нам не нужен освежитель воздуха, мы заслуживаем на адекватную серьезную помощь. Серьезная помощь – это мощное оружие, серьезная помощь – это финансирование наших стратегических оборонных предприятий, это создание совместных производств и т.д. Это та помощь, которая обеспечит полную деоккупацию Украины!

Парадигмой нового тысячелетия не должны быть разрушительные войны. Но пока все больше и больше разрушительных конфликтов, все больше и больше зон, где происходят боевые действия, все больше и больше крови, боли, разрушений, и связанных с этим потоков беженцев. Не одной стране не удастся отгородиться большим забором от глобальных проблем в современном мире. Это путь в никуда. Мир сегодня очень интегрирован, все процессы, происходящие в разных его частях, взаимозависимы и связаны между собой. Война, например, на Ближнем Востоке, создает реальные проблемы и для Европы и для других стран. Поэтому и Европейский Союз, и Соединенные Штаты Америки, и все ведущие цивилизованные страны мира заинтересованы в стабильности, заинтересованы в локализации очагов напряжения. А для этого одних, знаете, докладов, и политических лозунгов не достаточно. Нужно работать. Нужно укреплять НАТО, нужно укреплять обороноспособность Европы, противостоять любой агрессии. Нужно жестко ставить на место любого агрессора.

Это российские террористы, или исламские террористы, разницы для цивилизованного мира не должно быть никакой.

Я надеюсь, что здравый смысл, ответственность и реальный интерес Америки, европейских стран и Украины, которые полностью совпадают, должны дать новые качества отношений, в том числе и в вопросах военно-технического сотрудничества, а также в противостоянии агрессии, какой бы она не была и от кого бы не исходила.

Вопрос: Буквально на днях на заседании парламентского комитета по борьбе с коррупцией прозвучало требование предоставить "Укроборонпрому" все контракты, которые существуют?

Ответ: Вы знаете, все должны заниматься своими вопросами в рамках своих полномочий. У нас достаточно создано силовых структур, в том числе и подразделений по борьбе с коррупцией, которые должны профессионально выполнять свои функции.

И я не думаю, что любой парламентский комитет сможет подменять НАБУ, СБУ или прокуратуру. Я за то, чтобы очень жестко пресекать любые злоупотребления, особенно если они связаны с сектором обороны и безопасности нашей страны. У нас настолько ограниченный ресурс, что его использование по назначению является сегодня залогом выживания страны. Поэтому ни одной копейки, направляемой на оборону, не должно быть украдено, выведено и т.д. И здесь, повторю, любые нарушения должны очень жестко пресекаться.

С другой стороны, мы наблюдаем множество провокаций наших врагов, цель которых - выбить Украину с внешних рынков вооружений. Часто публикуется фальшивая информация, связанная с работой оборонных предприятий Украины, она сразу тиражируется в странах, где идет конкуренция с теми же российскими компаниями, которые предлагают аналогичное вооружение. Этот рынок очень жесткий, и здесь тоже нельзя подыгрывать врагу. Во всех странах тема ВТС не публична. Да, должна быть жесткая борьба с коррупцией, но это не должно быть политическим шоу, это не должно бить рикошетом по обороноспособности страны. У вас есть информация о проблемах? Информируйте компетентные органы. Например, та информация, которая тиражировалась в прессе, это как раз результат не журналистских или парламентских расследований, а системной работы следственных органов. Нам нужен результат профессионально выполненной работы, а не шоу и накачка политических дивидендов. Тема оборонного комплекса и ВТС всегда имеет ограничения в доступе к информации, ее нельзя превращать в базарные сплетни.

Но делать шоу, придавать гласности контракты... С этим никогда не согласится ни один наш зарубежный партнер. Поверьте, что у нас, кстати, в отличие от многих стран, тех же Соединенных Штатов Америки, отсутствует, например, закрытая часть бюджета. Я не беру Россию, где вообще весь бюджет обороны закрытый. Но в тех же Штатах есть закрытая часть бюджета, которая не публикуется вообще, ее использование происходит в интересах безопасности государства. И там совершенно другая система контроля и информирования об этом. Есть люди, которые имеют допуск, в том числе конгрессмены и сенаторы, 3-4 человека, есть представители правоохранительных органов, имеющие допуск к этой теме, но это очень ограниченное количество людей, получающих возможность проверить использование средств.

У нас, к большому сожалению, тема обороны для многих стала темой политического пиара и очень часто этот политический пиар вредит собственной стране. Попытка заработать на этом политический капитал, часто приводит к тому, что создаются серьезные проблемы для оборонных предприятий или происходит потеря внешних рынков оружия. Поэтому здесь надо разделить борьбу с коррупцией, усиление обороноспособности нашей страны, и политический пиар, который, в этом сегменте не уместен.

Вопрос: 5% от ВВП – этого достаточно, на ваш взгляд для сферы обороны и безопасности? И по поводу не принятия законопроект о спецконфискации: чем это грозит, ведь он должен быть направлен на военно-техническое оснащение армии?

Ответ: Вы знаете, есть несколько масштабных проектов, для быстрой реализации которых и 25% нашего ВВП будет мало. Но мы должны исходить из реальных возможностей экономики страны. И принятые 5% - это тот минимум, который должен быть выделен на оборону и безопасность.

При этом главная проблема в реальном наполнении этих процентов. Недооценка этой проблемы в бюджете 2016 года серьезно, нарушила темпы обеспечения Вооруженных сил, и других наших силовых формирований, новым оружием и новой техникой.

В бюджете текущего года значительная часть государственного оборонного заказа должна финансироваться из спецфонда, который, в свою очередь, должен был наполняться за счет спецконфискации. Тема была как бы всем понятна. В «Ощадбанке», и в нескольких других банках, лежит 1,5 млрд. долларов арестованных средств, украденных окружением Януковича. Надо только их перевести в бюджет и обеспечить выполнение оборонного заказа. Как бы все просто. Уже заканчивается бюджетный год, но закон «О спецконфискации» так и не принят.

Я выступал много раз в прессе, говорил, что причиной срыва десятка голосований за закон, с одной стороны – коррупция, с другой стороны, боязнь многих депутатов, что спецконфискация может коснуться и их не всегда праведных доходов. Но «воз и ныне там», год заканчивается, а закон так и не смогли принять.

С другой стороны, мы знаем, что окружение Януковича, собственники этих наворованных средств, системно работают с судами, нанимают за большие деньги самых сильных юристов для того, чтобы отсудить эти деньги. Офшорные фирмы на которые записаны эти деньги уже много раз сменяли номинальных собственников. Затягивание этой проблемы очень опасно. Украина может вновь потерять ресурс. Мы еще чуть потянем, и потом получим решение какого-нибудь суда, что надо эти деньги вернуть какому-то оффшорному предприятию, которое имеет добропорядочных собственников. Это серьезный вопрос, и я считаю, что это преступление против своей страны, когда в течение года под разными предлогами блокируется передача в бюджет такой большой суммы.

Уже предложили 50% этих средств использовать на социальные программы, на повышение пенсий и зарплат. Все равно находятся поводы не голосовать.

Проблема в том, что закона нет, а эти деньги вновь записаны в бюджете 2017 года. Уже меньшие суммы из этих средств идут на оборону и безопасность, порядка там 3 млрд., насколько я помню. Но все равно это огромный ресурс, и мы не можем сами себя обманывать. Или перед принятием бюджета будет принят закон о специальной конфискации, или давайте тогда не обманывать сами себя, запишите этот ресурс, например, на выплату зарплаты депутатам Верховной Рады, судьям, и т.д. А армия и другие органы, отвечающие за оборону и безопасность страны, должны обеспечиваться реальными, живыми деньгами.

Вопрос: Какие, на Ваш взгляд, сегодня существуют внутренние угрозы в Украине?

Ответ: Враг не смог прорвать нашу оборону на фронте, поэтому предпринимаются постоянные попытки подорвать ситуацию изнутри. Это полностью вписывается в теорию гибридной войны, которую против нас ведет Российская Федерация. Главная их задача - это полная внутренняя дестабилизация, беспорядок и хаос. Понятно, что ввергнутая в хаос страна не способна обеспечить свою оборону. Это очевидные истины и именно поэтому на дестабилизацию внутри страны четко направлены действия спецслужб Российской Федерации.

Они пытаются раскачивать ситуацию через пророссийские СМИ, специально созданные группы в социальных сетях, через экстремистские организации и агентуру влияния в Украинской политике…

Попытки дестабилизировать ситуацию через массовые акции, которые должны были перейти в массовые беспорядки 15 и 21 ноября провалились, потому что их не поддержал наш народ. В результате, мы имели хороводы покупной массовки 15-го, локальные выходки хулиганов и мародеров 21-го. Конечно, и 15-го и 21-го на улицах Киева были и простые, патриотически настроенные люди, вышедшие защитить свои права, или отметить третью годовщину революции, но их было не очень много и они не были нацелены на провокации.

В воюющей стране тема массовых акций не должна стать оружием, которое враг может использовать для достижения своих целей. Вспомните историю, когда во время Первой мировой войны немецкий Генштаб финансировал большевистскую партию для подрыва ситуации внутри воюющей страны.

Я верю в мудрость нашего народа, его ответственность за свою страну.

С другой стороны, и власть должна выполнять свои функции так, чтобы у людей не было оснований выходить на улицу.

Фактически, должен быть, социальный договор между властью и обществом, когда власть делает в сложнейших условиях все возможное для стабилизации ситуации, демонстрирует прозрачность мобилизации и распределения ограниченных ресурсов, обеспечивает безопасность граждан и поэтапность роста их доходов. При этом и граждане поддерживают стабильность и безопасность своей страны, учитывая те угрозы, которые стоят перед нами.

Вопрос: Могут стать такой угрозой те люди, которые вернулись с фронта?

Ответ: Те, кто работает на дестабилизацию ситуации, в первую очередь, пытаются их использовать. И одна из задач, которую мы ставим перед местной властью, региональными администрациями – это обеспечить психологическую реабилитацию и оказать помощь в трудоустройстве вернувшимся с фронта ребятам.

В привлечении ветеранов АТО заинтересованы силовые структуры. Очень много фронтовиков пошли работать в Национальную полицию, в Службу безопасности, подписали контракт с Нацгвардией, пограничниками, и, конечно, большинство подписавших контракт с ВСУ – также ветераны АТО.

В результате, костяк силового блока сегодня составляют ребята, участвовавшие непосредственно в боевых действиях. Это золотой кадровый фонд Украины, и не только в вопросах безопасности. Это те люди, которые знают цену жизни, цену свободы, и это не по книжкам, не по каким-то телевизионным передачам, а из собственного опыта. Это очень важный для нас ресурс, его надо очень ценить, о нем надо заботиться.

В то же время, постоянно происходят попытки толкнуть ребят-ветеранов АТО на неконституционные действия, использовать их, как силовой ресурс для дестабилизации ситуации в стране. Те, кто режиссирует эти процессы, реально понимают, чем это может все закончится, и надеются, что те, кого они толкнут на масштабные провокации, не задумываются о последствиях. Проблема не в том, чтобы, например, захватить Кабинет министров, парламент или Администрацию президента, проблема в том, что с этим делать дальше?

Вы же понимаете, что можно себя назвать Кабинетом министров, но к вам никто не будет относиться как к Кабинету министров. Можно выйти на площадь и назвать себя президентом, но к вам никто не будет относиться как к президенту.

Можно забраться под купол на Грушевского и голосовать руками, ногами или, даже запустив систему «Рада», но это не будет парламентом.

Во время Майдана я возглавлял штаб и было много предложений взять под контроль здания КМУ, ВРУ и АП. При желании это можно было сделать. Но, в результате, мы бы обоснованно получили клеймо «террористов» и от нас бы отвернулся цивилизованный мир. Для нас было самой сложной задачей добиться легитимной смены власти. И даже после того, как бежал Янукович и вместе с ним большинство руководителей центрального и регионального уровня, Кабмин и АП никто не захватывал, хоть они и не охранялись. В Кабмин вошло только легитимное правительство, после того, как за него проголосовало новое парламентское большинство. А в президентский кабинет сел только легитимный президент, после того, как за него проголосовало большинство украинского народа на выборах, признанных всем цивилизованным миром.

Вспоминая Майдан, хочу также напомнить, что наша революция называлась Революцией Достоинства! За все время пребывания в центре Киева огромного количества людей не было случаев хулиганства и мародерства. Ни одна витрина не была разбита, ни один магазин или офис не был ограблен, или разрушен активистами Майдана!

Поэтому, надо понимать, что враг, ведущий против нас гибридную войну, пытается все сделать для дестабилизации ситуации, для делегитимизации и уничтожения системы власти в стране, чтобы дискредитировать и изолировать Украину, разрушить управляемость и защищенность, подавить способность к сопротивлению. Но я уверен, что эти планы «Кремлевские мечтатели» никогда не смогут осуществить.

Вопрос: Как вы считаете, состоявшийся допрос Януковича, это, де-факто, просто формальность, которая необходима для того, чтобы приговор был более-менее объективный?

Ответ: Я убежден, что Януковича надо допрашивать не как свидетеля по делу "Беркута", а как обвиняемого, и для этого есть все основания. Начиная от масштабной коррупции, и заканчивая его личной ответственностью за расстрел Небесной Сотни.

Я также считаю, что Януковича надо судить за государственную измену. Вспомните подписанное им обращение к Путину о введении войск в Украину. За это надо отвечать. Если мы не можем обеспечить его доставку в Украину, значит должно быть заочное правосудие. Украинский суд должен вынести ему заслуженный приговор.

Вопрос: Арсен Борисович, например, заявил, что Левочкин разогнал Майдан 30-го ноября…

Ответ: Разгоняли его силовики. А кто давал непосредственно команду использовать силу против безоружных детей, на этот вопрос должно ответить следствие. Но вина отдававших команду не меньше тех, кто ее исполнил.

Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 30 ноября 2016 > № 1999311 Александр Турчинов


Украина. Россия > Армия, полиция > interfax.com.ua, 4 марта 2016 > № 1675320 Александр Турчинов

Турчинов: В случае набора достаточного количества контрактников, сроки очередной мобилизации могут быть перенесены

Эксклюзивное интервью секретаря СНБО Александра Турчинова, агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Как Вы охарактеризуете сегодняшнюю ситуацию в зоне АТО?

Ответ: Будем говорить объективно – у нас не было ни одного дня после подписания Минских соглашений, когда бы российские войска и террористические группировки не нарушали договоренность о прекращении огня. Фактически каждый день идет достаточно интенсивный обстрел наших позиций. Понятно, что в критических ситуациях мы вынуждены отвечать, и мы это делаем достаточно успешно, но каждый день у нас есть или раненные, или даже убитые и редкими являются дни, когда мы обходимся без потерь. Более двух лет Украина продолжает платить кровью за агрессию России. Планы России нужно оценивать не по их лживым заявлениям, а по конкретным их действиям. Мы фиксируем активизацию логистических схем по переброске техники и вооружений на оккупированную территорию в Донецкой и Луганской областях. Мы видим, что нет никакого уменьшения контингента российских оккупационных войск, происходит наращивание на складах количества боеприпасов и это делается не для того, чтобы салютовать в честь мирных переговоров.

В то же время, многое зависит от того, как буду развиваться события на Ближнем Востоке, так как Россия не сможет одновременно проводить активные боевые действия на нескольких фронтах. Серьезными сдерживающими факторами для проведения наступательных операций РФ против нашей страны является создание нами эшелонированной активной обороны на трех укрепленных рубежах, рост профессионализма и боеготовности нашей армии.

Но как будут развиваться события на Ближнем Востоке и на востоке Украины – к сожалению, пока прогнозировать сложно. Единственное, что мы должны понимать – это то, что они готовятся в любой, удобный для них, момент возобновить активные боевые действия, и мы должны быть к этому готовы, действовать адекватно и решительно.

Вопрос: Сколько, по нашим подсчётам, сейчас на Донбассе российских военных?

Ответ: Специфика ситуации на Донбассе такова, что уже к лету 2015 года российский Генштаб на оккупированных территориях сформировал два полноценных армейских корпуса. При этом эти армейские корпуса управляются российскими генералами и офицерами, они полностью действуют по уставам ВС РФ, то есть это фактически боеспособные подразделения российской армии. Кроме этих двух армейских корпусов, численность которых около 34 – 35 тыс. человек, на оккупированных территориях Донбасса находится также резерв, состоящий исключительно из российских подразделений – до 8 тыс. человек. В Ростовской области создан Центр территориальных войск – это штаб управления этими корпусами и российскими частями, расположенными на оккупированной территории. Он входит в состав и подчинен Южному военному округу Вооруженных сил РФ. Что показательно – когда недавно в РФ проводились учения Южного и Западного военных округов как раз недалеко от наших восточных и северных границ, то в этих учениях были задействованы и эти два армейских корпуса.

Хочу еще раз подчеркнуть, что это уже не ширма, когда на первом этапе Россия прикрывала свою агрессию наемниками, называемыми "ополченцами", "повстанцами" и т.д. - это регулярные части оккупационной российской армии. Так о них и нужно говорить. Кроме этого, не меньшее количество российских войск расположено в непосредственной близости к нашим границам в Ростовской, Воронежской и Белгородской областях. Все эти подразделения могут быть оперативно задействованы в случае активизации военных действий.

Вопрос: А с чем связаны изменения, которые бывают на линии фронта? Например, ситуация в Широкино…

Ответ: Мы укрепляем свои позиции, мы не сдаем ни одного метра нашей земли. Более того, были попытки атаковать в Марьинке, контратака привела к серьезным потерям оккупационных войск. Пытались они сунуться в Зайцево, где также получили отпор. Это наша территория и если мы очищаем от оккупантов какой-то населенный пункт то, извините, мы делаем это в рамках Минских соглашений. Потому что, я напомню, что по Минским соглашениям, ни одного российского военного не должно быть на нашей территории. Более того, все это украинская земля и на ней должны действовать украинские законы.

Вопрос: Как Минский процесс влияет на ситуацию вдоль линии разграничения?

Ответ: Безусловно, Минск – это та площадка, где оказывается политическое давление на РФ. Вы же понимаете, что минский процесс поддерживает как Европа, так и Америка. Это реальная возможность давить политическим и дипломатическим путем на Путина. Этот процесс необходим, но идет он достаточно тяжело. Тем не менее, даже сегодня в Минске достигнута договоренность, что будет проведена маркировка всех минных полей. Это действительно необходимо сделать, потому что, к огромному сожалению, кроме потерь военных, много потерь среди гражданского населения именно от мин. И если с нашей стороны все поля четко определены и маркированы, то с той стороны минирование проводилось хаотично, никаких обозначений. В результате - жертвы среди мирного населения.

С другой стороны, есть решение о прекращении так называемых учений в 15-киломметровой зоне вдоль линии разграничения. Причина, думаю, понятна - под видом учений агрессором обычно проводился просто отстрел боеприпасов по нашим позициям. Посмотрим, насколько русские будут эти договоренности выполнять. Ведь, к большому сожалению, все договоренности, которые были раньше достигнуты о прекращении огня, о разминировании территории, все это было перечеркнуто нагло и цинично российскими оккупационными войсками.

Вопрос: Всех сейчас интересует вопрос мобилизации и демобилизации. Чего нам стоит ожидать в ближайшее время?

Ответ: Это действительно очень острый для всех вопрос, ведь люди с большим напряжением следят за этой темой. Для нас очень важно иметь сильную боеспособную армию, готовую побеждать. И, безусловно, основная часть этой армии должна воевать на профессиональной основе. Чем выше именно профессиональная составляющая, тем эффективнее действуют войска. Это – аксиома, и я думаю, что никто с этим спорить не будет.

Для того чтобы усилить профессиональную составляющую в армии, несмотря на все экономические проблемы, мы пошли на значительное увеличение оборонного бюджета в 2016 году. Минимум 7 тыс. (7 тыс. грн. зарплаты – ИФ) – это получит контрактник, который попадает на позицию рядового солдата. Это тот минимум, который в ВСУ и Нацгвардии должны получать те, кто подписывает контракт. А те, кто служит в зоне проведения АТО, кто принимает участие в боевых действиях, должны получать еще и дополнительные надбавки.

Именно такие шаги привели к тому, что резко увеличилось количество желающих подписать контракт. Я хотел бы, пользуясь случаем, обратиться ко всем СМИ поддержать эту тему. У нас март месяц является контрольным месяцем для принятия решения по мобилизации. Если мы увидим, что рост числа контрактников происходит в достаточной степени чтобы обеспечить на необходимом уровне численность нашей армии, то мы будем не спешить с мобилизацией и держать ее как резерв на случай активизации агрессии со стороны РФ.

Дополнительный резерв, который у нас есть – это также наши призывники, молодежь, которая у нас призывается на срочную службу в армию. Но здесь твердая установка – призывники не служат в зоне АТО. Генштаб и Минобороны четко этого принципа придерживаются. Так что к концу марта мы будем принимать решение, посмотрим по тенденции, по количеству подписавших контракт, и тогда уже определим, проводить ли мобилизацию.

Демобилизация будет обязательно в сроки. Наша задача, чтобы большинство демобилизованных бойцов заменили профессионалы, тем самым усиливая, а не уменьшая боевой потенциал нашей армии.

Вопрос: Вы уже упомянули ситуацию с бюджетом ВСУ на 2016 года. Почему повышение денежного обеспечения обошло стороной Госпогранслужбу?

Ответ: Вы знаете, действительно возникла серьезная проблема с пограничниками. Вспомните, как принимался бюджет, спонтанно, ночью… Если брать в общем все силовые структуры, то здесь мы обеспечили необходимый бюджетный ресурс для роста зарплат и это объективно оправдано.

Но с пограничной службой возникла действительно проблема, которую нужно исправлять. Поэтому мы сейчас отрабатываем вопрос использования финансовых резервов и такие резервы у страны есть, но они, к большому сожалению, заблокированы. Если я не ошибаюсь, 7 или 8 раз в парламенте безрезультатно ставился на голосование Закон о спецконфискации огромных денежных ресурсов, украденных у страны бывшим президентом Виктором Януковичем и другими экс-чиновниками из его окружения. Эти ресурсы уже арестованы и их достаточно (около 1,5 млрд долларов), чтобы обеспечить не только прирост зарплат пограничникам, но и профинансировать через спецфонд новые разработки и производство современного вооружения.

Думаю, часть этих средств можно будет направить и на увеличение пенсий и бюджетных зарплат. Для нас этот вопрос очень важен, ведь это живой ресурс и необходимо законом принять решение о передаче его в бюджет. Это важно, как для обороны государства, так и для наполнения реальным смыслом такого понятия как справедливость.

Вопрос: Вы раньше уже заявляли о необходимости развития ракетных технологий. Что делается в этом направлении?

Ответ: В свое время Украина была одним из центров ракетостроения и весь ракетно-ядерный щит, который использовал Советский Союз, фактически был спроектирован и построен нашими предприятиями ОПК, такими, как "Южмаш", КБ "Южное", Павлоградский химзавод и многими другими.

На протяжении многих лет, начиная с отказа от ядерного оружия в Украине не только армия, но и предприятия оборонно-промышленного комплекса, в том числе сфера ракетостроения сознательно разрушались. Сегодня для нас приоритетнейшая задача не просто возрождение и развитие военно-промышленного комплекса страны, но в первую очередь, безусловно, восстановление нашего ракетного потенциала. Мы, с одной стороны, должны развиваться, как космическое государство, производя высокотехнологические космические аппараты, но при этом мы также должны восстановить всю необходимую нам линейку боевых ракет, которые позволят защитить страну.

Хочу отметить, что в этом направлении очень много делается. Недавно я проводил совещание с ведущими конструкторами и руководителями оборонных предприятий, специализирующихся на этой теме. Подводили предварительные итоги, сверяли планы и уточняли детали. Постучу по столу, работа идет без срывов. В чем была сложность восстановления ракетной отрасли? До 2014 года была очень тесная кооперация с предприятиями РФ. В нынешних условиях, после оккупации Крыма, после начала агрессии на Востоке, никакой кооперации в военно-технической отрасли с РФ быть не может. Это принципиально.

Наши ученые, конструкторы и инженеры обеспечили производство на наших украинских предприятиях всех необходимых компонентов, получаемых раньше по кооперации с РФ, что позволяет нам не только на выставках показывать ракеты, но и использовать их в боевом применении. И в самое ближайшее время мы планируем уже проводить пробные пуски ракет, полностью украинского производства, созданных в кооперации исключительно украинских предприятий.

Вопрос: Что это за ракеты?

Ответ: К сожалению, более детальной информации я дать не могу, но чтобы не напрягались наши стратегические партнеры, хочу подчеркнуть, что Украина укрепляет свою оборону, не нарушая ни одного взятого на себя международного обязательства.

Вопрос: В ближайшее время – это в течение года, ближайших месяцев?

Ответ: Значительно ближе…

Вопрос: Вы ранее озвучили свою позицию относительно возможных консультаций с западными партнерами о размещении на территории Украины систем ПРО. Проводились ли уже такие консультации?

Ответ: Это сложная тема. Я говорил о возможных консультациях по этому вопросу, когда Россия начала готовиться к размещению в Крыму наступательных средств, в том числе тех, которые могут нести ядерные боеголовки. Я подчеркнул, что это проблема не только Украины, это проблема Европы, всего цивилизованного мира, и поэтому Украина не может здесь одна противостоять этому очень опасному процессу. Ведь был Будапештский меморандум. Украина добровольно отказалась от своего одного из мощнейших в мире ядерных арсеналов и когда на оккупированной территории планируют размещать ядерное оружие, то это очень серьезный вызов. Именно поэтому я считаю, что должна быть не формальной, а действенной система безопасности в Европе. В том числе, и надежная система противоракетной обороны, частью которой должна стать и Украина.

Понятно, что для русских тема ПРО очень чувствительная, - они реально этого боятся. Сразу после моей статьи Госдеп для успокоения русских сделал заявление, что мы, мол, не планируем рассматривать вопрос размещения ПРО в Украине.

Выскажу свою личную позицию. После того, как Украина подписала Будапештский меморандум, государства-гаранты, конечно же, кроме агрессора-России, которая демонстративно отказалась от взятых на себя обязательств, обязаны обеспечить защиту Украины от возможных ракетных и авиационных ударов со стороны РФ. Необходима единая система противоракетной обороны в Европе, которая защитит как нашу страну, так и всю Европу. Должен быть создан непроницаемый для авиации и ракет, а также непреодолимый для сухопутной техники "Восточный вал". Он должен проходить от Норвегии через Украину и заканчиваться в Турции. Назовите эту систему не ПРО, а, к примеру, ЕСБ (Европейская система безопасности), или тем же "Восточным валом", - дело не в названии, а в сути.

Это моя позиция и на всех международных переговорах я пытаюсь ее доводить. Не скажу, что всегда нахожу понимание, но все больше и больше, особенно после сирийских событий, и политиков, и военных начинают задумываться на эту тему.

Вопрос: Какой вариант миротворческий мисси на Донбассе, на Ваш взгляд, был бы наиболее эффективным?

Ответ: Мы готовы к любой форме – и к тому, чтобы миссия ОБСЕ имела стационарные посты на линии разграничения, а ее представители имели оружие, или пусть это будет полицейская миссия ЕС. Но это будет одним из тех факторов, который может реально обеспечить прекращение огня, прекращение провокаций со стороны оккупационных войск. Как только на нейтральной территории вдоль линии разграничения будут находиться представители третьей стороны, сразу будет понятно, кто и по кому стреляет и тогда прекращение огня может стать реальностью.

Ведь вы же прекрасно понимаете, что когда наступает вечер, наблюдатели ОБСЕ возвращаются в места своего размещения, и как раз в это время начинаются активные обстрелы. Это происходит ежедневно, все знают время посещения и маршруты наблюдателей ОБСЕ, на это время прекращается огонь, а затем обстрелы возобновляются. Поэтому существующая формула неэффективна. Только когда во всех горячих точках будут созданы постоянные посты, где будут находиться представители третьих стран, например, членов ЕС, этих провокаций можно будет избежать. Пока этого не будет, нам будут постоянно рассказывать басни о каких-то ответных действиях, о том, что они якобы отвечают на украинские обстрелы и так далее. А мы будем терять самое дорогое, – человеческие жизни.

Вопрос: Насколько, на Ваш взгляд, сейчас возможно возвращение украинского контроля над границей с РФ?

Ответ: Теоретически это возможно, но это уже должен быть второй этап. Первый этап – это режим реального прекращения огня на линии разграничения, второй – это восстановление контроля украинских пограничников над границей и только это обеспечит локализацию конфликта. Ведь вы понимаете, что ни в Донецком, ни в Луганском сегменте оккупированных территорий боеприпасы и боевая техника не производятся, их привозят из РФ. Кстати, есть у нас данные, что из оружия они производят кустарные установки типа "Град-П" – это поставленная на штатив металлическая труба, предназначенная для одноразового выстрела ракетой системы "Град". В боевых действиях против нас применяются мощные системы залпового огня российского производства, а эти кустарные, по нашей информации, продаются на Ближний Восток террористам ИГИЛа. Незаконная торговля оружием – теневой бизнес, которым занимаются боевики на оккупированных территориях. И я убежден, что это делается с прямого согласия и под контролем спецслужб РФ, как составляющий элемент гибридной войны, которую Россия ведет против Турции и Европейских стран.

Пока не перекрыта граница, продолжаются поставки российской техники, вооружений, боеприпасов на оккупированную территорию Донбасса. Это, в свою очередь, будет постоянно создавать опасность активизации масштабных военных действий. Только после установления режима прекращения огня, после вывода российских войск и перекрытия границы для поставок оружия, техники и боеприпасов, можно говорить о том, что конфликт локализирован, и начать обсуждать тему демилитаризации и декриминализации территории, восстановления на ней украинского законодательства, а в перспективе и проведения выборов с участием всех украинских партий.

Вопрос:/strong> Западные СМИ писали о том, что официальный Киев передал США предложения по возможному содействию международной коалиции в борьбе с терроризмом. Действительно ли это так? Какие это предложения?

Ответ: Международный терроризм – это угроза для всех стран доброй воли, и Украина тоже не может стоять в стороне этой глобальной проблемы. Мы поддерживаем антитеррористическую коалицию, которую создали США и в которую вошли европейские страны. Понятно, что защищая свою страну от сильного и жестокого агрессора, которым является РФ, мы не можем отрывать наших военных и перебрасывать их за пределы государства. Это исключено и на сегодняшний день так вопрос не стоит.

В то же время Украина может оказать помощь в первую очередь в контексте того опыта, который мы получили в противостоянии гибридной войне. Нам очень многому еще самим нужно учиться, и мы благодарны тем инструкторам стран НАТО, которые на наших военных полигонах учат наших военнослужащих. Но в вопросах противостояния агрессии в рамках гибридной войны мы можем дать серьезную консультацию. Поверьте мне, что у гибридной войны, которая ведется против Украины, Турции и Европы, а также на Ближнем востоке, одни и те же авторы и организаторы.

У нас также есть полигоны и учебные центры, которые мы можем предложить нашим союзникам. При необходимости можем открыть наше воздушное пространство для пролета военной авиации, можем обсудить возможность использования нашей транспортной инфраструктуры и т.д. Если наши союзники выйдут с таким предложением, эти вопросы могут обсуждаться. С международным терроризмом надо бороться, объединив усилия всех государств, за исключением тех, кто сам стал центром, продуцирующим террористическую угрозу.

Вопрос: То есть эти предложения переданы западным партнерам?

Ответ: Мы по многим вопросам взаимодействуем с нашими стратегическими партнерами и находимся с ними в постоянном контакте.

Вопрос: Насколько, на Ваш взгляд, подрывает безопасность страны внутриполитическая нестабильность в Украине?

Ответ: Это колоссальная проблема (политическая нестабильность – ИФ), потому что те вызовы, которые стоят перед страной требуют консолидации, консолидации и политикума, и общества. Любая социально-политическая дестабилизация, безусловно, играет на руку агрессору.

Даже для экономически стабильных стран ежегодные выборы – слишком большое потрясение. Что тогда говорить о стране, находящейся в кризисе и ведущей войну?

Для нашей страны популизм и непрофессионализм так же опасны и убыточны, как и коррупция. Усилия, с которыми пытаются разорвать коалицию, я считаю, работают против нашей страны, против стабильности...

Думаю, что парламентские фракции, создавшие год назад коалицию не исчерпали весь свой потенциал и могут быстро восстановить демократическое большинство в Верховной Раде. Они найдут выход из кризиса, решат любые кадровые вопросы, будут принимать нужные для Украины законы, если поставят интересы страны выше своих узкополитических амбиций.

Вопрос: Поступали ли Вам предложения возглавить Кабмин и есть ли намерения уйти работать в правительство?

Ответ: Я не буду обсуждать, какие были предложения, но у меня нет намерений переходить на работу в правительство.

Сегодня вопросы безопасности и обороны для нашей страны являются приоритетными. Я не знаю более важных вопросов для Украины, нежели те, которыми я сейчас занимаюсь. Поэтому буду продолжать делать все возможное, чтобы укреплять безопасность и оборону Украины.

Вопрос: Сейчас звучит много опасений по поводу того, что разделение ЕС вопроса предоставления безвизового режима Украине и Грузии является негативным сигналом для Киева. Какое Ваше мнение по этому поводу? Существуют ли шансы реально Украине в текущем году добиться безвизового режима?

Ответ: Получить в этом году безвизовый режим шансы небольшие, но они есть. Но давайте говорить честно, Европа опасается больше не каких-то нюансов и нестыковок в нашем законодательстве, а усиления миграционного потока, особенно за счет огромного количества перемещенных лиц, людей, которые потеряли свои дома на оккупированной территории. Вы знаете, что 1,5 млн человек у нас внутренних переселенцев, большинство из которых нуждаются и в работе, и в жилье. Это реально пугает многих европейских политиков. Отсюда и попытки как-то усложнить для нас домашнее задание.

Я убежден, что Украина готова выполнить любые задачи, особенно в вопросах борьбы с коррупцией, где нужно демонстрировать реальные действия, а не проводить дискуссии. Думаю, что в вопросах законодательного обеспечения реформ, прозрачности власти и ответственности, Украина будет двигаться вперед, независимо от того, когда у нас будет безвизовый режим. Это наши проблемы – за нас их никто не решит.

С другой стороны, я убежден, что Европе нужно все-таки относиться с большим пониманием к Украине, несмотря на все наши проблемы и сложности. Ведь Украина остановила агрессора, который двигался не на Восток, а на Запад. Украина приняла на себя удар, не смотря на то, что имела международные гарантии своей безопасности. И наши граждане героически, ценой многих жизней защитили свой европейский выбор. Поддержка Украины, я считаю – это не только моральный долг наших партнеров. Европе нужна Украина не меньше, чем Украине нужна Европа. Другое дело, что не все европейские политики осознали, что Украина – это та страна, которая способна защитить не только себя!

Вы же видите, что европейские и американские инвесторы не спешат в Украину. Почему? Воюющая страна. Но мы ведь воюем не только за нашу свободу, мы воюем за то, чтобы прекратилось разрушение системы коллективной безопасности в Европе, чтобы восстановились европейские границы, чтобы не было возможности силой и оружием влиять на международные процессы.

Вопрос: Как обстоят дела на пути введения визового режима с Россией?

Ответ: Вы знаете, еще в 2014 году было решение СНБО поручить Кабинету министров ввести визовый режим с Россией, и на мой взгляд, у правительства было достаточно времени, чтобы к этому подготовиться. Пришло время принимать решения.

Я убежден, что визовый режим позволит нам защитить себя от проникновения на нашу территорию тех, кто едет сюда заниматься далеко не мирными инициативами, а разведывательно-подрывной деятельностью. И визовый режим в этом контексте является достаточно эффективным фильтром. Кроме того, Россия высокими темпами сжигает свои ресурсы на усиление своего военного потенциала, при этом, цены на энергоносители падают, санкции действуют, а кризис неэффективности управления, присущий любому авторитарному и тоталитарному государству, только усиливает все эти разрушительные процессы. Придет время и мы еще столкнемся с колоссальной миграционной волной, которая может хлынуть из России в Украину. Поэтому, я убежден, что нам лучше сейчас себя обезопасить, чем это делать постфактум.

Украина. Россия > Армия, полиция > interfax.com.ua, 4 марта 2016 > № 1675320 Александр Турчинов


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 сентября 2015 > № 1505673 Александр Турчинов

Проблемы безопасности Украины и кризис мирового порядка ("The American Interest", США)

Александр Турчинов

Внутренняя патология России создает зону нестабильности на ее периферии, которая легко может распространиться на остальной мир.

Война на Украине вступает в новый этап. Хотя обстрелы с начала месяца прекратились, российские войска в нашей стране пытаются реализовать стратегию Владимира Путина по подрыву независимости и свободы Украины. В ответ на эту агрессию Украина мобилизовала свой народ, укрепила армию и сейчас удерживает фронт между Путиным и Европой. Поступая таким образом, она демонстрирует, что может быть игроком на международной арене.

Но мы не сможем эффективно противостоять полномасштабной российской агрессии, если у нас не будет ясного понимания масштаба этих событий, а также четкого представления о месте и роли нашей борьбы в глобальном контексте. Конфликт на востоке Украины носит сложный и долговременный характер. Вместе с военными конфликтами на Ближнем Востоке, нестабильностью в Северной Африке, ростом напряженности между Китаем с одной стороны, и Японией и Вьетнамом с другой, а также с агрессивными провокациями КНДР против Южной Кореи война на востоке Украины является симптомом кризиса в глобальной системе международной безопасности и усиления дестабилизации в мировом порядке в целом.

Вполне вероятно, что в ближайшем будущем эти конфликты усилятся, создав новые зоны нестабильности, что потребует прямого или косвенного военного вмешательства таких стран как США, члены Евросоюза, Китай, Российская Федерация, Индия, Пакистан, Турция, Иран и прочие.

Такие опасные тенденции могут поставить мир на грань общемирового вооруженного конфликта, который способен перерасти в полномасштабную войну с применением ядерного оружия, а также других видов оружия массового уничтожения, или породить череду конфликтов меньшего размаха и разной степени интенсивности. В любом случае, результатом станет возникновение нового мирового беспорядка.

Для Украины это означает возможное втягивание в войну континентального размаха, вероятность которой увеличивается из-за милитаристского психоза, охватившего Российскую Федерацию. Это военное безумие усиливается по причине полной неспособности Кремля решать неотложные внутренние проблемы политического, экономического и социального порядка без задействования имперско-шовинистической риторики и без создания внешних врагов-фантомов. В современной России психологические комплексы и пропагандистские клише сталинского СССР тесно переплетены со стереотипами гитлеровской Германии: представления об «осажденной крепости» сюрреалистически сочетаются с утверждениями о «вероломных предателях», наносящих «удар в спину». Выступая на телевидении, миллиардеры говорят о необходимости поддерживать социальные нормы рабочих «Уралвагонзавода», а чиновники и духовенство в то же самое время читают проповеди об исключительности и превосходстве России.

Одновременно режим Путина быстро избавляется от рудиментарных остатков «демократического фасада», все чаще прибегая к тоталитарным методам управления обществом и государством. Неотъемлемой частью этого процесса является посягательство на экономические свободы, сокращение свободного рынка и стремление России к самоизоляции от мировых рынков. Все это еще больше усугубляет ее экономический кризис, техническую отсталость и деградацию общества. Ярким примером охватившего Россию экономического и социального безумия является ее битва с «запрещенными продуктами». Российские СМИ горделиво вещают с фронтов этой войны о том, как сжигают украинских утят и давят бульдозерами испанские персики.

Процесс глубокой экономической изоляции и социальной деградации в России, зародившийся несколько десятилетий назад и серьезно усилившийся с началом агрессии против Украины в феврале 2014 года, в ближайшем будущем приведет к резкому ослаблению и мощной дестабилизации Российской Федерации. Нынешние процессы и тенденции в России имеют сверхъестественное сходство с теми событиями, которые происходили в СССР в конце его существования. Отсутствие разумных стимулов для развития, монополизация экономики и жесткие методы административного руководства ею, деспотизм армии и структур безопасности, гипер-централизация власти и отсутствие альтернатив персональному принятию решений на самом верху — весь этот сталинский скелет советской империи не смог выдержать последовательного и скоординированного политико-экономического давления Запада в конце прошлого столетия. Твердая позиция ведущих мировых демократий в сочетании с комплексом санкций и ограничений времен холодной войны позволили им одержать верх над империей зла. Советский Союз распался на 15 государств, Германия объединилась, а Восточная Европа освободилась от имперской хватки Советов. Однако Запад в своем стремлении сохранить ядерное наследие Советского Союза постарался предотвратить дальнейший распад остатков империи.

Сняв все ограничения, предоставив кредиты и оказав России помощь в преодолении ее технической отсталости, Запад создал условия для ее социально-экономической стабилизации, позволил ей жестоко подавить национально-освободительное движение на Кавказе и взять под жесткий контроль все многонациональные образования федерации. Тем не менее, Российская Федерация не сумела приспособиться к демократическим правилам мирного сосуществования и сотрудничества. Третий президентский срок Путина наглядно показал господствующую политическую черту сегодняшней России, которой является идеология имперского реваншизма. В своей попытке уместить Россию в «прокрустовом ложе» прежней империи Путин ведет страну к неминуемому краху, запустив процессы, аналогичные тем, что вызвали распад Советского Союза. Агрессия, деградация, упадок и развал — вот те закономерности, которые подтверждает история многих империй, и которые в сегодняшнем мире возникают ускоренными темпами. Поэтому существует реальная возможность того, что Россия прекратит свое существование в пределах нынешних границ.

На самом деле, отход регионов от Москвы постоянно усиливается. Возьмем в качестве примера Северный Кавказ. Хотя чеченский босс Рамзан Кадыров внешне кажется преданным вассалом Путина, его преданность существует лишь до тех пор, пока он получает щедрую финансовую помощь от Москвы. В действительности Чеченская республика де-факто независима: российские правоохранительные органы обязаны спрашивать у Кадырова разрешение на проведение операций на его территории, а на смену российской судебной системе постепенно приходят нормы шариата. Столкновения и перестрелки продолжаются в Дагестане, Ингушетии и Кабардино-Балкарии.

Преемница КГБ Федеральная служба безопасности пристально следит за национально-освободительными движениями в Чувашии, Марий Эл, Татарстане, Башкирии и Поволжье. Например, в июле 2015 года башкира Айрата Дильмухаметова приговорили к трем годам лишения свободы в колонии строгого режима за то, что он опубликовал в интернете статью с призывом к своему народу бороться за свободу. Столь суровые наказания свидетельствуют о том, какие мрачные предчувствия царят в российских структурах безопасности.

Урал, Сибирь и Дальний Восток имеют богатую историю и древние традиции государственности. В августе 2014 года Новосибирск и другие города Сибири охватила волна народных протестов, участники которых требовали восстановить суверенитет этих земель. Вряд ли можно назвать совпадением то, что прямая военная агрессия России на востоке Украины началась именно в это время.

Экономический спад дал толчок новым призывам бороться за суверенитет Калининградской области, находящейся между Польшей и Литвой. Граждане северного региона Карелия постоянно сравнивают свое нищенское состояние с благополучием соседней и этнически близкой им Финляндии.

Напряженность усиливается и из-за продолжающейся трудовой миграции из Китая в Сибирь и на российский Дальний Восток, из-за аренды китайцами обширных участков российской земли, а также из-за тысячекилометровой границы, разделяющей малонаселенные российские регионы и густонаселенный Китай.

В августе 2015 года один из немногих независимых российских аналитиков Владислав Иноземцев опубликовал статью «Невозможность распада», которая подтверждает глубокую обеспокоенность российского истэблишмента проблемами территориальной целостности. Грядущая катастрофа занимает умы прагматичных представителей российской элиты. Миру тоже пора подготовиться к этой катастрофе. Будущее российского ядерного арсенала это ключевой вопрос глобальной безопасности, который необходимо решать в тесном взаимодействии со всеми ядерными державами. Пока еще не поздно приступить к обсуждению вопроса о безопасной и управляемой ликвидации ядерного наследия бывшей империи.

Чем сложнее будет ситуация внутри России, тем агрессивнее будет ее внешняя политика. Этой тенденцией объясняются настойчивые попытки Кремля вмешаться в сложные процессы на Ближнем Востоке. В стремлении поддержать своего сирийского собрата-диктатора Башара аль-Асада Путин наращивает российское военное присутствие в восточном Средиземноморье под лицемерным предлогом борьбы с «Исламским государством».

Все это только усугубит деструктивные процессы внутри России. Такая дестабилизация и агония неизбежно приведут к мощному и непредсказуемому ухудшению обстановки внутри Российской Федерации и вдоль ее границ. Это вызовы глобального масштаба, и наша страна находится в их эпицентре. Те угрозы безопасности, с которыми будет сталкиваться Украина в ближайшей и среднесрочной перспективе, проистекают от сложного сочетания внутренних и внешних проблем. Реакция на такие угрозы также должна иметь системный характер. Противостоять им надо целеустремленно и под единым руководством, умело и гибко используя все имеющиеся силы и методы политической, дипломатической, военной, экономической и информационной борьбы.

Учитывая избранную Россией парадигму агрессии в сочетании с ее политической и экономической ситуацией, украинское государство должно готовиться к худшему сценарию.

Путин начал угрожать демократическому миру своим военным и в частности ядерным арсеналом. В середине августа российская стратегическая авиация провела учения, отрабатывая нанесение ракетно-ядерных ударов по проливам Босфор и Дарданеллы, а также практикуясь в закрытии прохода американским военно-морским кораблям в Черное море. В сентябре российские военные должны провести еще одни масштабные учения стратегических ядерных сил, на сей раз задействовав все элементы ядерной триады.

Ведущие демократические страны должны понимать, что эта тоталитарно-милитаристская агония с последующим крахом Российской Федерации являются необратимыми процессами. Они должны признать это спокойно и рационально, не помогая России продлевать агонию. Демократические страны должны отрегулировать свои среднесрочные планы таким образом, чтобы обеспечить изоляцию этой страны. Соответственно, суровые санкции необходимо рассматривать не как временную меру, а как последовательную политику, создающую условия для саморазрушения остатков агрессивной империи.

Несомненно, чтобы предотвратить распространение обреченной на провал российской агрессивности и провокаций, НАТО должна существенно укрепить свои позиции, воздвигнув мощный барьер вдоль всего своего восточного фланга. Украина, храбро противостоящая агрессивным замыслам Кремля, должна сыграть важную роль в этом процессе. Следовательно, укрепление украинской армии и ее технического потенциала способствует восстановлению мира и безопасности на всем европейском континенте. Это также содействует утверждению мирового порядка, который зиждется не на ядерной мощи, а на разумном, ответственном и предсказуемом поведении ведущих демократий мира.

Украина признательна и благодарна за ту политическую и экономическую поддержку, которую ей в трудное время оказали наши стратегические партнеры. Мы надеемся, что эта поддержка будет продолжаться, претворяясь в дальнейшее устранение тех барьеров, которые мешают военно-техническому сотрудничеству и признанию нашего права идти по пути европейской интеграции — пути, который выбрал украинский народ.

У Украины много проблем, решать которые она должна самостоятельно. Ни европейцы, ни американцы не могут победить измучившую нас коррупцию и преодолеть соблазн подменить болезненные системные реформы яркими пиар-акциями. Только мы, украинцы, можем построить для себя функционирующее, современное и эффективное государство, сильную армию, действенную полицию, справедливые суды и стабильную конкурентную экономику.

Самая жизненно важная задача для Украины это ускорение реформ в сфере безопасности и обороны. В частности, это военная реформа.

Опять же, это вызовы глобального характера, поскольку речь идет не просто о реформировании и модернизации одной страны, а о нашей способности разработать новый механизм безопасности, проведя реформы в ряде международных организаций, в которых участвует Украина, и которые сегодня находятся в глубоком кризисе.

Украина должна стать одним из ключевых игроков в этом регионе, создающим эффективные форматы оперативного взаимодействия с государствами, которые могут стать объектом российской агрессии.

Развитие Украины должно основываться на практическом воплощении гуманистических ценностей новой Европы и открытого мира, который создает противовес воинственному и авторитарному российскому шовинизму. Разработка такой доктрины в гуманитарной сфере это на сегодня первоочередная задача для украинских интеллектуалов и политиков.

Свобода, ставшая основополагающей ценностью для украинцев, это самая лучшая среда для реализации интеллектуального потенциала человека как ключевого капитала в современном мире. Поэтому реформа государственного аппарата должна быть направлена на создание действенных условий для развития потенциала каждого индивидуума во всех сферах жизни. Это должно стать ключевой целью государства: безопасность граждан, их развитие и благосостояние.

Только то государство, в основе которого лежит доверие граждан, справедливость и власть закона, и которое отстаивает интересы своего народа и способствует его развитию, может создать новую и эффективную систему безопасности, восстановить и защитить свои границы, а также стать влиятельным и важным субъектом мировой политики.

Александр Турчинов — секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 сентября 2015 > № 1505673 Александр Турчинов


Украина > Армия, полиция > interfax.com.ua, 13 июля 2015 > № 1428146 Александр Турчинов

Секретарь СНБО Украины: Россия пытается заблокировать создание международного трибунала по сбитому малазийскому "Боингу" из-за понимания того, что ей придется отвечать

Эксклюзивное интервью секретаря СНБО Александра Турчинова агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Какая на сегодняшний день ситуация в зоне АТО? Ожидаете ли Вы обострения обстановки?

Ответ: После февральских Минских соглашений была остановлена активная фаза противостояния, но не было ни одного дня, чтобы террористические группировки не нарушали режим прекращения огня. При этом практически каждый день у нас есть раненые и погибшие военнослужащие. Задача России, оккупировавшей Крым и отдельные районы Донецкой и Луганской областей, состоит в том, чтобы любым путем дестабилизировать ситуацию в стране и уничтожить Украину как независимое демократическое государство. Мы наблюдаем постоянные их попытки взорвать ситуацию, вернувшись к фазе активного противостояния. Не дать возможности реализовать Минские соглашения и решить проблему мирным путем – это та задача, которая сейчас реализуется Кремлем. Поэтому постоянно вдоль всей линии противостояния остаются "горячие" точки, например, район Донецкого аэропорта и пригород Донецка. В частности, та же Марьинка, в которой, как вы помните, недавно было наступление, закончившееся фиаско и серьезными потерями со стороны боевиков. В каждом секторе есть своя "горячая" точка: и на территории Луганской области, и в районе Мариуполя. Пребывание наших войск в непосредственной близости от Донецка очень сильно напрягает РФ, там понимают, что Донецк постоянно находится под угрозой окружения. В то же время наша линия обороны достаточно надежна, и попытка разведки боем, которую они предприняли в Марьинке, когда хотели осуществить прорыв, войти в тыл наших ВС, продемонстрировала, что мы готовы быстро и эффективно реагировать на любую угрозу.

Несмотря на то, что Украина выполнила требования Минских соглашений об отводе тяжелого вооружения, нам необходимо достаточно ограниченное время, чтобы перебросить резервы и накрыть из артиллерии тех, кто пытается прорвать линию обороны.

Россия хочет сделать Донбасс смертельной раной для Украины, а для этого им надо конфликт постоянно поддерживать в активной фазе. Поэтому не уменьшается контингент военнослужащих РФ, находящихся на оккупированных территориях. А на границе со стороны России, вдоль оккупированной территории, находится очень мощный резерв. В частности там расположены 56 тактических групп (42 батальонных и 14 ротных), готовых в любой момент перейти границу и подключиться к наступлению.

Вопрос: Уточните, сколько российских военнослужащих сейчас находится на Донбассе?

Ответ: На сегодняшний день на оккупированной территории в отдельных районах Донецкой и Луганской областей находится 20 тактических групп вооруженных сил РФ (14 батальонных и 6 ротных).

Вопрос: Существует точка зрения, что на сегодняшний день стратегия России предусматривает реинтеграцию оккупированных территорий в Украину на ее условиях. Можно ли говорить об этом?

Ответ: Россия может говорить, что угодно, ложь и цинизм стали доминантой их политики, но ее действия говорят совсем о другом. Стратегия России – это уничтожение независимого демократического государства Украина. С этой целью проводилась оккупация Крыма и начата война на востоке нашей страны. Они не смогли поджечь, как планировали, весь юго-восток. Вспомните начало 2014 года, когда у нас от Харькова до Одессы разгорался пожар: массовые беспорядки, российские флаги, штурмы административных зданий. Фактически РФ ставила себе задачу в каждой области создать то, что сейчас происходит в оккупированных районах Донецкой и Луганской областей. Мы остановили этот процесс, мы стабилизировали ситуацию, и эти их планы провалились.

Попытки перенести войну с Донбасса в другие регионы были также остановлены благодаря мужественным действиям наших солдат. Но тема дестабилизации ситуации внутри страны остается актуальной, учитывая сложность социально-экономической обстановки. Ведь война против нас ведется не только на поле боя, но и в экономической, энергетической и информационной сферах. Для дестабилизации ситуации в стране РФ готовит и использует диверсионно-террористические группы, скрытно финансирует деструктивные политические силы и организации, о чем свидетельствует множество доказательств, имеющихся у СБУ. И все это направлено на то, чтобы парализовать и в результате свергнуть центральную власть в Украине, посеять страх, хаос и таким путем фактически остановить наше движение в Европу, остановить те демократические процессы, которые происходят в нашей стране.

Вопрос: Какая у нас ситуация со строительством фортификационных сооружений на линии столкновения? Их возведение уже завершено?

Ответ: К большому сожалению, их строительство сильно затянулось. Но, тем не менее, хочу сказать, что это уже финальная стадия и к 15 июля поставлена задача завершить строительство всех трех линий оборонных рубежей. Это достаточно серьезная в инженерном плане работа, причем особенно сложно было строить на первой линии обороны, поскольку работа велась практически под постоянным снайперским и артиллерийским огнем, что, безусловно, повлияло на сроки строительства. Создается серьезная правительственная комиссия, которая 15 июля начинает прием этих сооружений. Но кто не вложится в определенный срок, или если комиссия в составе представителей Минобороны, Генштаба и аппарата СНБО придет к выводу, что работы проведены некачественно, то ответственные за строительство не ниже заместителей глав администраций будут сняты с должностей.

Вопрос: Если говорить о фортификационных сооружениях, боеспособности ВСУ и Нацгвардии, в целом Украина готова отбить атаку?

Ответ: Фортификационные сооружения – это достаточно серьезные конструкции. Задачи, например, железобетонных огневых точек и объектов укрытия – выдерживать прямое попадание мины или артиллерийского снаряда. В целом выстроенная система обороны должна отразить не только наступление российско-террористических группировок, но и наступление регулярных сил российской армии. Такую задачу мы ставим.

Вопрос: В контексте вопроса мобилизации, не считаете ли Вы, что профессиональная армия в этой ситуации могла бы быть более эффективной?

Ответ: Безусловно, подразделения, состоящие из профессионалов, дают более ощутимый результат, нежели люди, призванные по мобилизации. Но в условиях нынешнего противостояния мы не можем отказаться от мобилизации и призыва срочников. Конечно, в наших Вооруженных силах будет возрастать профессиональная, контрактная составляющая. Но масштаб угрозы требует и масштабной мобилизации. То есть мы не сможем противостоять этой угрозе только за счет профессиональной армии. В перспективе, в мирных условиях – профессиональная армия может стать реальностью, но не в условиях войны и российской агрессии, ведь численность их армии существенно превышает численность армий европейских стран. В сложившихся условиях, мы также усиливаем наш оборонный потенциал за счет создания мощного резерва – фактически резервной армии, готовой в случае военной угрозы в кратчайшие сроки перейти к выполнению боевых задач. Уже сейчас мы подходим к созданию 100-тысячного резерва первой очереди. В основе резерва демобилизованные военнослужащие, получившие боевой опыт, они знают куда прибывать, где получать оружие, куда выдвигаться. Службу в резерве мы будем стимулировать, для них будут предусмотрены соответствующие льготы. Такой поход существует во многих странах, в той же Швейцарии, Израиле. И мы не исключаем, что в соответствии с опытом этих стран, для резервистов будет доступно их личное оружие, они будут проходить профессиональную подготовку и поддерживать постоянную связь с воинскими подразделениями, к которым они будут приписаны.

Вопрос: Как изменилась ситуация с контрабандой на линии разграничения?

Ответ: Если говорить о пропускной системе, то по этому поводу поступает много жалоб. Но безопасность нашей страны является для нас приоритетом. Поэтому жесткая система пропуска людей и грузов в зоне АТО необходима с точки зрения противодействия террористической угрозе. Ведь происходят постоянные попытки просачивания из оккупированной территории диверсионно-террористических групп, подготовленных в РФ, пытающихся попасть в первую очередь в юго-восточные области, а также в Киев. Поэтому мы ни в коем случае не снизим жесткость контроля, как на линии соприкосновения, так и на границе с РФ.

С другой стороны проблема коррупции и злоупотреблений была достаточно реальной. И, как я и обещал, уже с 7 июля заработала новая электронная система пропуска через линию соприкосновения. Она заключается в том, что мы полностью избавили граждан от необходимости контактировать с лицами, предоставляющими это разрешение. Мы убрали бумажные пропуска, которые были предметом коррупции. В результате человек, желающий получить разрешение, подает заявку через обычную или электронную почту, также он может, заполнив соответствующий бланк, бросить его в прозрачный ящик, стоящий непосредственно на пункте пропуска. После этого заявка попадает в координационный центр. Если в объединенной базе силовиков человек проходит как сепаратист, член бандформирований или за ним числятся уголовные преступления – он будет задержан на КПП. Все остальные будут пересекать блокпосты безо всяких бумажных пропусков. Для этого нужно предъявить лишь паспорт.

Такая система ликвидирует коррупционные схемы и очереди при получении разрешений. Единственное, что хочу отметить, сами пропускные пункты и транспортные коридоры имеют ограниченную пропускную способность, более того, в случае обстрелов они закрываются. Поэтому, при большом количестве желающих выехать с оккупированных территорий, очереди при пересечении линии разграничения пока неизбежны.

Мы понимаем, в каких сложных условиях находятся люди на оккупированных территориях. Поэтому, учитывая сложность ситуации, в районах контрольно-пропускных пунктов и транспортных коридоров будут создаваться так называемые гуманитарно-логистические зоны. То есть это выделенные территории, где людям не обязательно пересекать линию разграничения и проходить контроль, чтобы попасть в гуманитарно-логистическую зону и приобрести предметы первой необходимости. Там будут расположены продовольственные магазины, аптечные киоски и т.д. При этом вырученные от продажи деньги будут оставаться на подконтрольной территории и ни копейки не пойдет на финансирование террористов.

Что касается грузов, то проблема контрабанды в зоне АТО связана, прежде всего, с автомобильными перевозками. С целью минимизирования возможностей контрабанды, координационный центр очень жестко определил количество грузов, которое можно перевозить. Основные грузоперевозки будут осуществляться исключительно железнодорожным транспортом. Ведь в этой ситуации груз легко отследить, проверить отправителя и получателя, что фактически к нулю сводит возможность перевоза контрабанды. В основном нас интересует уголь и металл, который нужен нашей стране. При этом разрешается поставка грузов только тех предприятий, которые зарегистрированы в Украине и платят налоги в госбюджет.

Вопрос: Какая ситуация с демилитаризацией Широкино и других населенных пунктов в зоне АТО?

Ответ: В свое время я координировал операцию по взятию Широкино. Вы помните, какая тогда была ситуация, когда боевики начали обстреливать жилые кварталы Мариуполя. Было принципиально важно отодвинуть фронт как можно дальше от Мариуполя. Поэтому был осуществлен прорыв их обороны, и мы значительно отодвинули линию фронта, таким образом, защитив город.

Когда мы говорим о демилитаризации, то это не означает, что мы отходим, бросая тот или иной населенный пункт. Нет. Согласно Минским соглашениям, мы заставляем отходить боевиков. И в ситуации с Широкино мы не планируем оставить политые кровью наших героев стратегические позиции. После отхода боевиков, Широкино будет находиться полностью под нашим контролем. Схема демилитаризации предполагает присутствие в этом месте постоянного представительства ОБСЕ и обеспечение контроля после отступления боевиков нашей милицией, а также создания условий для возвращения мирных жителей. При этом все доминирующие высоты, необходимые для того, чтобы остановить любое наступление остаются под контролем наших военных.

Это как раз путь, позволяющий нам мирно восстановить контроль над временно оккупированной территорией. Это и есть как раз реализация Минских договоренностей, согласно которым на территории Украины не должно остаться ни одного российского солдата и везде должна быть восстановлена украинская власть.

Вопрос: Как известно, лидеры так называемых "ДНР"/"ЛНР" заявляют о намерении провести свои "выборы" на оккупированной территории. Как Вы расцениваете такие попытки?

Ответ: Я считаю, что это провокация тех, кто хочет сорвать Минские договоренности, кто хочет сорвать процесс возврата оккупированных территорий под контроль нашей страны. Дело в том, что по Минским соглашениям выборы должны пройти исключительно по украинскому законодательству. Кроме того, местные выборы должны состояться в соответствии с демократическими европейскими нормами. То есть, для того, чтобы в этом регионе прошли выборы, там должны отсутствовать оккупационные войска. Крымский сценарий голосования под дулами российских автоматов - не пройдет. Захваченные административные здания должны быть освобождены, должны функционировать украинские партии и украинские СМИ без ограничений.

Также подчеркну, что за организацию и проведение выборов обязаны отвечать уполномоченные на это органы украинской власти, которые должны быть восстановлены в этих районах. Вот такой механизм, и только в таком формате можно проводить выборы. Относительно их избирательных потуг, то я хочу вам напомнить, что они уже проводили "выборы", которые никем не были признаны и ни к чему не привели. Заявление о проведении фейковых выборов говорит о том, что они отказываются выполнять Минские соглашения. И этот очередной фарс приведет лишь к затягиванию процесса нормализации ситуации и реинтеграции этих районов в Украину. Это еще одна попытка российских марионеток по команде Кремля фактически сорвать мирный путь восстановления украинской власти на Донбассе.

Вопрос: Известно, что Россия не поддерживает создание международного трибунала по делу о сбитом на Донбассе малазийском "Боинге". Как Вы расцениваете инициативу создания такого трибунала и позицию Москвы в этом вопросе?

Ответ: Вы знаете, что Россия, чтобы скрыть свое преступление, всячески пыталась сорвать расследование и дезинформировать общественность. Вы помните их версии и "свидетелей", рассказывающих то об украинском самолете, то об украинской ракете, то какие-то другие бездарные и лживые версии. Такие провокации российской стороны не имеют никакого смысла, потому что безальтернативно доказано, что российский "Бук", обслуживаемый российскими военнослужащими, с оккупированной территории сбил гражданский самолет. Это очевидный факт, который имеет огромную доказательную базу. То есть это не предположение, это уже доказанный факт. И, безусловно, трибунал, создание которого мы инициировали и полностью поддерживаем, будет расследовать это преступление. Путин и его окружение понимают, что им придется отвечать. Отвечать и с политической, и с экономической, и с юридической точки зрения за то, что они превратились в банальных террористов. Именно понимая факт неизбежной суровой ответственности за такие действия, Россия и пытается заблокировать финальный этап расследования и рассмотрение этого дела в суде.

Я убежден, что Россия, как страна, превратившая своих военнослужащих в кровавых террористов, и несущая полную ответственность за это преступление, должна быть ответчиком на этом трибунале, и не имеет ни морального, ни юридического права блокировать решение о его создании.

Также хочу подчеркнуть, что создание международного трибунала для расследования дела о сбитом "Боинге" - это совместная инициатива Украины, Нидерландов, Австралии и Малайзии. Все, кто заинтересован в ответственности террористов за массовые убийства, поддерживают эту инициативу.

Вопрос: Как сейчас развиваются отношения Украины с НАТО? Углубляется ли сотрудничество?

Ответ: Страны-члены НАТО являются нашими стратегическими партнерами. Когда мы говорим об усилении и реформировании сектора безопасности и обороны, то, конечно, мы ставим перед собой задачу перейти на натовские стандарты. Исходя из интересов безопасности нашей страны, мы активно сотрудничаем с Альянсом, а в перспективе планируем стать его членом. Ведь тема многовекторности и внеблоковости привела к ситуации, когда Украина оказалась одна перед лицом агрессии, без союзников, готовых вместе с нами с оружием в руках защищать безопасность в Европе. Я уверен, что нет альтернативы сближению Украины с НАТО. Понятно, что это очень напрягает Россию, и они будут всячески пытаться противодействовать этому процессу. Если посмотреть на их усилия в международном плане, то одним из требований и предметом шантажа является стремление РФ заблокировать движение Украины в ЕС и в НАТО. Но происки и провокации России нас не остановят. Мы будем исходить исключительно из интересов нашей страны.

Вопрос: На Ваш взгляд, когда в Украине можно провести референдум относительно членства в НАТО?

Ответ: Давайте говорить честно: мы готовы вступать в НАТО, но НАТО сегодня не готово к тому, чтобы нас принять. И это объясняется очень просто: они понимают все риски военного конфликта с Россией, имеющей мощный ядерный потенциал, и всячески хотят избежать военного противостояния. Поэтому мы получаем только моральную поддержку при полном блокировании так нужного нам военно-технического сотрудничества.

С нашей точки зрения, это не совсем логично, ведь происходящее сегодня – это не только агрессия против Украины, это агрессия против цивилизованной Европы. Действия России полностью обесценили систему коллективной безопасности Европы, которая показала свою полную неэффективность. И, Украина, отказавшаяся от ядерного оружия, оказалась фактически один на один с агрессором. Да, у нас есть моральная и финансовая поддержка, с нами сотрудничает МВФ, хотя вы знаете, какие у них жесткие требования, но почему до сих пор заблокированы поставки нам оружия? Эти ограничения нам объясняются тем "чтобы не дразнить Путина". Но его наоборот как раз и дразнит то, что мы не получаем необходимое нам высокоточное летальное вооружение, современные военные технологии… Фактором мира в Европе может быть только мощная украинская армия, которая готова остановить продвижение Путина на Запад, и это нужно понимать всем мировым политикам.

Возвращаясь к вашему вопросу, мы должны опираясь на собственные силы опережающими темпами развивать наш ОПК, провести серьезное реформирование сектора безопасности, создать одну из самых сильных в Европе армий, перейти на стандарты НАТО.

Относительно референдума - его надо будет проводить тогда, когда вопрос о вступлении в НАТО перейдет для нас в практическую плоскость. Но до этого момента, скажу откровенно, - еще не один год. Ведь просто проводить референдум без готовности наших западных партнеров – это политический авантюризм.

Вопрос: Многие считают, что возможные поставки оружия Украине со стороны Запада могут стать фактором сдерживания, но начнутся они только после новой волны агрессии со стороны РФ…

Ответ: Проблема в том, что поставки оружия – это достаточно длительный и сложный технологический процесс. Любые поставки оружия осуществляются под строгим международным контролем. Все этапы требуют прохождения сложной разрешительной процедуры. Оружие нужно загрузить, отправить, принять и главное – нужно подготовить людей, которые смогут его эффективно применять. Это работа не одного дня. А когда начинается активная фаза противостояния, то время идет на часы и сутки, а не на месяцы и годы. Мы пытаемся донести это до наших партнеров. Оружие необходимо до начала активных военных действий, а не после их окончания!

Вопрос: На Ваш взгляд, эффективной ли будет подача исков к России о возмещении убытков в связи с оккупацией Крыма и некоторых районов Донбасса? Должны ли это быть иски отдельных структур или государства Украина?

Ответ: Россия грубо нарушила очень много норм международного права. Это не только захват территорий, это и банальный грабеж украинских банков, украинских предприятий, присвоение основных фондов и готовой продукции. Например, "Черноморнефтегаз". Они не только захватили это предприятие, они присвоили украинский газ, нефть, дорогостоящее оборудование. А захват украинских кораблей! Это ведь чистое пиратство. И каждая из этих позиций имеет свою юридическую форму рассмотрения. Поэтому это не может быть единый иск, это должен быть скоординированный процесс подачи целого ряда исков в суды различных инстанций. В ближайшее время мы собираемся рассмотреть вопросы активизации и координации этого важного процесса на заседание СНБО. Будут заслушаны все, кто обеспечивает подготовку и подачу исков от имени государства. Они проинформируют о продвижении процессов и о результатах, которые должна получить в ближайшее время Украина по искам к РФ. Речь идет об убытках, измеряющихся в миллиардах долларов. Аналогичные иски подают и негосударственные банки и предприятия, а также наши граждане, понесшие потери из-за агрессии России.

Также мы делаем подсчет убытков, принесенных и войной России против нас на востоке Украины. Ведь РФ цинично рассказывает, что мы проводим экономическую блокаду региона, что Украина должна финансировать захваченные ими территории, но сама РФ нанесла огромные убытки этим территориям. Ведь есть много объектов, которые уже невозможно восстановить. Например, затоплены шахты, для которых процесс разрушений перешел уже в необратимую фазу.

На оккупированной территории Донбасса есть одна давно закрытая шахта, где во времена СССР проводились ядерные испытания. И у нас нет информации, что с ней происходит, в каком она состоянии. В случае ее затопления могут быть трагические экологические последствия для местного населения. Эти проблемы нужно немедленно решать. В то же время вы понимаете, что из-за оккупации России и ее провокационных действий, у нас нет ни информации, ни возможностей решать эти проблемы. Это все на совести Путина и его окружения, на совести РФ. И экономически и юридически они будут за это отвечать, в том числе за экологические последствия оккупации. Подсчеты ведутся, но поскольку война еще не закончена, окончательные убытки подсчитать пока нельзя. Но мы работаем в этом направлении. Еще раз подчеркну, это колоссальные миллиардные убытки, которые на себе чувствует вся страна. Падение объемов производства и ВВП, безработица и инфляция, вызванные войной, стали сильнейшими ударами для каждого жителя Украины.

Вопрос: Есть информация, что на оккупированные территории массово завозится российский рубль. Не приведет ли это к осложнению процесса реинтеграции оккупированных территорий в состав Украины?

Ответ: Вы знаете, в чем сегодня проблема России? Она сама себя уничтожает. Сегодня даже Крым становится камнем на шее России, превращающим ее в экономического утопленника. Россия не собирается, да и не в состоянии инвестировать свои ресурсы в оккупированную территорию Донбасса. Марионетки, которых РФ там поставила, не способны навести в регионе порядок. Они занимаются только одним – грабежами и переделом не уничтоженной собственности. И как только прекращаются активные боевые действия, все эти банды начинают жестко конфликтовать, что-то делить и "отжимать". Как только военные действия прекращаются, вылезают наружу все проблемы: безработица, бандитизм, социальная и экономическая незащищенность, полностью разбалансированные финансы. Русские скинули им старые, вышедшие из оборота рубли и людям ими выплачиваются зарплаты. Это просто издевательство над людьми. И в результате, при отсутствии активной военной фазы, начнется процесс, в ходе которого город за городом начнет проситься обратно под контроль Украины, понимая, что только здесь они смогут нормально жить. И в этом смысле российская пропаганда начинает пробуксовывать, в головах людей начинает что-то проясняться.

Да, это случится не сразу, не за один день. Но чем больше мы проведем времени вне активных боевых действий, тем глубже будет реинтеграционный процесс и желание людей вернуться к нормальной жизни. А это возможно только в рамках единой страны.

Вопрос: Насколько на сегодняшний день актуальна возможность введения военного положения?

Ответ: В случае активизации Россией военных действий у нас не будет альтернативы введению военного положения. Более того, вы знаете, что закон принят. Ведь раньше одной из проблем было то, что закон принимался очень давно, когда никто не думал о реальной военной угрозе, доминировал пацифизм во внешней политике. Поэтому старое законодательство в этой сфере было нефункциональным. Внесенные изменения в закон сделали его эффективным и действенным. И в случае активизации агрессии со стороны России и перехода в новую фазу активного противостояния, у нас не будет альтернативы введению военного положения и мобилизации всей страны для отражения российской угрозы.

Как вы прокомментируете последние события в Мукачево?

Ответ: Когда ты стреляешь из пулемета или гранатомёта по врагам на фронте - ты герой, но когда начинаешь стрелять из этого же оружия в глубоком тылу, и при этом гибнут люди - ты бандит и убийца. И здесь нет других вариантов. Бандиты и убийцы должны отвечать перед законом. Государство обязано защитить своих граждан. Вместе с тем, СБУ, МВС и ГПУ обязаны не только задерживать тех, кто стрелял в людей, но и жестко расправиться с теми, кто в регионе, прикрываясь должностями и депутатскими мандатами "крышует" контрабанду, нанимает для разборок криминалитет и вооруженных боевиков. Нужны серьезные кадровые изменения в регионе, как в силовом, так и в административном блоке. Нужно наконец-то в парламенте проголосовать снятие неприкосновенности с депутатов и судей. Нужно начать, в конце концов, очищать страну от бандитов и коррупционеров.

Вопрос: В СМИ появилась информация, что якобы Россия предложила Украине признать Крым российским в обмен на списание долга в $100 млрд. Как Вы это прокомментируете?

Ответ: Мы территорией не торгуем. Поэтому и Крым вернем, и 100 млрд отсудим.

Украина > Армия, полиция > interfax.com.ua, 13 июля 2015 > № 1428146 Александр Турчинов


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 мая 2015 > № 1377438 Александр Турчинов

Ядерная угроза со стороны России — реальность ("Укрiнформ", Украина)

Секретарь СНБО Украины Александр Турчинов дал эксклюзивное интервью Укринформу.

— Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg) недавно публично выразил обеспокоенность по поводу возможности размещения российского ядерного оружия в Крыму. Насколько реальна, на ваш взгляд, такая угроза?

— Эти опасения, увы, имеют основания. Российская Федерация продолжает разворачивать на территории оккупированного Крыма дополнительные наступательные системы вооружений. Также ведется активная работа по размещению на полуострове ядерного оружия и средств доставки ядерных зарядов.

Так, Россия осуществляет конкретные шаги по обеспечению на территории оккупированного Крыма полноценного функционирования соответствующих баз 12-го Главного управления Министерства обороны РФ. На это управление возложены задачи по подготовке к эксплуатации и обеспечению боеприпасами с ядерными боевыми частями сил Черноморского флота РФ (боевых надводных кораблей, подводных лодок, самолетов, береговых ракетных комплексов).

По информации, которая есть в нас, руководство РФ поставило задачу развернуть в Крыму:

— полк бомбардировщиков Ту-22М3, оборудованных ракетами с ядерными боевыми частями;

— три дивизиона оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК) «Искандер-К» и «Искандер-М», в том числе укомплектованных ракетами с ядерными боеголовками.

— Кроме того, на оккупированной территории Крыма, РФ планирует завершить создание мощной базы подводного флота. Подводные лодки планируется вооружить ракетами, имеющими также ядерные боеголовки с возможностью поражения наземных целей на расстоянии 1,5-2 тыс. км.

— Я вижу, СНБО хорошо проинформирован о военных планах России, в том числе, о военной инфраструктуре РФ в Крыму. По вашей информации, где именно в Крыму Россия планирует разместить ядерное оружие и какое именно?

— Подчеркну, на полуостров уже доставлено 10 единиц оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер-М», которые размещаются в районе поселка Щелкино (мыс Казантип) и Красноперекопска. Кроме этого, Министерство обороны РФ готовится разместить аналогичные комплексы в районе города Джанкой и поселка Черноморское.

Вместе с тем, активно восстанавливается завод по производству боевых торпед и ракет морского базирования в поселке Орджоникидзе (филиал судостроительного завода «Залив» неподалеку от Феодосии) с целью создания базы по обслуживанию ядерного вооружения флота. Интенсивно укрепляется периметр объекта и его оснащение современными видами охранной сигнализации.

Специалистами 12-го Главного управления МО РФ изучается возможность временного хранения ядерных боевых частей на флотских арсеналах Севастопольской военно-морской базы и на складах ракетно-артиллерийского вооружения военного аэродрома Гвардейское.

С целью инфраструктурного обеспечения авиационной компоненты ядерных сил в Крыму российское командование уделяет особое внимание ремонту и модернизации взлетно-посадочных полос на авиабазах Гвардейское, Бельбек и Джанкой для возможности приема и базирования бомбардировщиков Ту-22МЗ, оснащенных управляемыми ядерными бомбами новой модификации и ракетами «воздух-земля» Х-15 (в перспективе Х-102). Так российские военные уже восстановили аэродром в поселке Кировск с целью проведения испытаний новых образцов авиационных вооружений, в том числе на базе ракет класса «воздух-земля» Х-15 и Х-102. В январе 2015 года в Крым прибыли многофункциональные истребители Су-30.

Нам известно также о том, что с целью поддержания постоянной боевой готовности систем доставки ядерных зарядов планируется восстановить два базы по обслуживанию ядерного оружия — в Балаклаве и Феодосии. Еще в апреле-мае 2014 года, сразу после аннексии Крыма, российское командование проинспектировало объект «Феодосия-13» с целью проведения восстановительных работ. Такие работы уже проводятся. Объект «Феодосия-13», или «объект 712» (во времена СССР использовался в качестве Центрального бомбоубежища) расположен на расстоянии 18 км от Судака в сторону Коктебеля, он является туннелем в скальной породе протяженностью более 2 км с запасным выходом. Использовался для хранения ядерных боезапасов для артиллерии и боевых кораблей Черноморского флота ВМФ МО СССР.

Также российскими военными проводится подготовительная работа в военно-морском музейном комплексе «Балаклава» на предмет его переоборудования в центр комплектации и обслуживания ядерных боеголовок на подводных лодках. В последнее время военные водолазы проводят активное исследование дна у морского входа в этот комплекс и прилегающей бухты.

В советские времена данный комплекс использовался в качестве секретного завода по ремонту и обслуживанию подводных лодок, а также арсенала для хранения морских боеприпасов. Объект был построен в 1961 году согласно комплексного плана защиты от возможных ядерных атак основных промышленных и оборонных объектов бывшего СССР.

В июне 2014 года возле Феодосии были развернуты эшелонированные средства противовоздушной обороны, которые включают мобильные системы противовоздушной и противоракетной обороны «С-400» (дальний эшелон) и «Панцирь-С1М» (ближний эшелон). На сегодня завершено формирование дивизии противовоздушной обороны с базированием в Севастополе.

Кроме того, российские военные приступили к развертыванию возле поселка Резервное береговых ракетных комплексов «Бал» и К300П «Бастион». Последний может быть оснащен ядерной боеголовкой, способной поражать цели на расстоянии до 600 км, то есть фактически может угрожать значительной части акватории Черного моря.

— Нарушит ли Россия международные договоры и свои обязательства в случае размещения ядерного оружия в Крыму?

— Вы же понимаете, что Россия уже нарушила международные обязательства, осуществив тщательно спланированный захват и аннексию Крыма, воспользовавшись тем, что в стране после падения режима Януковича практически не было армии и силовых структур. Все, включая саму систему центральной и региональной власти год назад надо было восстанавливать фактически с нуля.

В 1994 году наша страна совершила беспрецедентный шаг — отказалась от ядерного арсенала, кстати, третьего по величине в мире в обмен на гарантии безопасности от России, США и Великобритании. В подписанном 5 декабря 1994 года Будапештском меморандуме, одна из сторон — Российская Федерация, что стоит первой в списке стран-подписантов, обязалась... цитирую: «...уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины», а также «воздерживаться от угрозы силой или её применения против территориальной целостности и политической независимости Украины и что никакие их вооружения никогда не будет применены против неё, кроме как в целях самообороны или любым другим образом в соответствии с Уставом ООН.».

Агрессия России, оккупация нашей территории и реализация Россией наступательных ядерных программ с развертыванием их составляющих на украинской земле, непосредственно нарушающих безъядерный статус Украины, условия Договора о нераспространении ядерного оружия выводят Украину за пределы этого договора.

Кроме того, происходит циничное нарушение Россией статей 1 — 3 и 6 — 8 Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, согласно которому государства-участники взяли на себя обязательство «уважать суверенное равенство права, суверенитет и территориальную целостность друг друга», «уважать право свободно выбирать и развивать свои политические, социальные, экономические и культурные системы», «воздерживаться от применения силы или угроз силой, направленных на нарушение территориальной целостности или политической независимости любого государства».

Аналогичным образом грубо нарушены основополагающие статьи Устава ООН, Лиссабонского протокола от 1992 года, обязательства РФ, как члена МАГАТЭ.

— Какие шаги в такой ситуации будет вынуждена сделать Украина, чтобы обезопасить собственную территорию и население?

— Украина делает шаги, направленные на защиту своей территориальной целостности и независимости. Первое и самое главное, что мы делаем — это восстановление и укрепление наших Вооруженных Сил, построение действенной системы национальной безопасности и обороны, возрождение мощного ВПК. Мы усиливаем оборону границы от агрессора. Кроме того, не нарушая международных соглашений, восстанавливаем наш ракетный щит, главная задача которого — оборона от агрессии РФ.

Для того, чтобы реально противостоять безумцу, который угрожает миру мощным ядерным потенциалом, одних усилий нашей страны недостаточно. Требуется взаимодействие и системная координация усилий всех ведущих стран мира. Это должен быть комплекс экономических, политических и военных мероприятий. В том числе, и значительное усиление общей системы защиты от ядерной угрозы и развертывания дополнительных позиций системы ПРО. Не исключаю, что для защиты от ядерной опасности, мы вынуждены будем проводить консультации по размещению компонентов системы ПРО на территории Украины. Не допустить войны с использованием ядерного оружия — это совместная ответственность всех людей доброй воли перед планетой.

— Но, возможно, те, кто придерживается политики умиротворения агрессора, должны задуматься над тем, какое влияние вероятное размещение российского ядерного оружия в Крыму окажет на европейскую и евроатлантическую безопасность? Возможно ли в принципе, что эта ситуацию станет еще хуже по сравнению с текущим состоянием?

— То, что аннексия Крыма существенно усилила военные возможности России и существенно изменила баланс сил в Черноморском и Средиземноморском регионах, понимают все наши партнеры. Но пока никто не идет дальше заявлений и высказываний о «глубокой обеспокоенности».

Понимаете, у нас у всех есть исторический опыт, что политика умиротворения агрессора априори не может закончиться ничем хорошим. Она приводит лишь к росту военной угрозы и к разрушению системы коллективной безопасности. В том числе и к увеличению рисков начала полномасштабной войны с применением ядерного оружия, которая может быть последней войной в истории человечества, и вообще, в истории цивилизации. Готовность российского политического руководства к такой войне лишний раз подтверждается заявлениями относительно планов по увеличению их ядерного арсенала. Чего только стоит заявление Путина о готовности использовать ядерное оружие в случае выполнения нашими союзниками Будапештского меморандума, вспомните их пропагандистский фильм о захвате Крыма.

Это нас очень беспокоит, ведь, по сути, ядерное оружие в Крыму будет направлено, в первую очередь, против европейских стран. Кроме того, реальная опасность существует и для Турции, которая, между прочим, страна — член НАТО.

Остановить агрессора можно только скоординировав усилия, реализуя комплекс асимметричных мер, в частности, как в реализации мощных межгосударственных программ военно-технического сотрудничества, так и ужесточая санкций, в том числе, и за нарушения международных договоров о нераспространении ядерного оружия. А действия РФ, когда они захватили украинскую собственность: самолеты, корабли, имущество — это не только военная агрессия, это банальное пиратство и мародерство.

Угроза миру, которая сегодня исходит от России, требует адекватной реакции и активных действий. Считаю, что стоило бы задуматься над тем, чтобы добавить к санкциям блокирование прохождения их военных кораблей через Босфор, отключение от системы SWIFT российской финансовой системы, которая поддерживает и финансирует как наступательные ядерные программы, так и террористов, а также предпринять другие действенные шаги.

Понимаете, сегодня Украина играет чрезвычайно важную, без преувеличения, историческую роль в мировой политике. Мы фактически — форпост противостояния цивилизованного мира восстановлению империи зла и ее наступлению на демократический мир.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 мая 2015 > № 1377438 Александр Турчинов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter