Всего новостей: 2577977, выбрано 2 за 0.012 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Бирман Александр в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольФинансы, банкиСМИ, ИТНедвижимость, строительствовсе
Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 18 марта 2015 > № 1317188 Александр Бирман

Дилемма Сечина: что делать с дивидендами «Роснефтегаза»

Александр Бирман

журналист

Далеко не факт, что глава «Роснефти» сможет использовать дополнительную помощь государства для усиления своих позиций

Глава ExxonMobil Рекс Тиллерсон вроде бы не удостоится высочайшей аудиенции в ходе своего неожиданного визита в Москву. Президентский пресс-секретарь Дмитрий Песков утверждает, что в графике Владимира Путина встреча с руководителем американского нефтегазового гиганта не запланирована.

Казалось бы, весьма недвусмысленный сигнал, что нефть уже не является «нашим всем». А заодно — дополнительное подтверждение информации агентства Bloomberg о том, что президент «Роснефти» Игорь Сечин утратил титул самого приближенного из самых приближенных.

Ведь Сечин не просто один из главных строителей энергетической сверхдержавы, но и ключевой российский визави Тиллерсона.

Его связи обеспечили ExxonMobil режим наибольшего благоприятствования в России. Не по его вине американский концерн потерял около $1 млрд из-за необходимости выйти из совместных предприятий с «Роснефтью». Что называется, все вопросы к Белому дому. Но если исходить из того, что Тиллерсон стремится не столько выторговать компенсацию, сколько склеить разбитую чашку и приезжает в Москву с миссией «челночного дипломата», то ему явно недостаточно переговоров с министром энергетики Александром Новаком, вице-премьером Аркадием Дворковичем или тем же Сечиным. А получается, что президент «Роснефти» ничем не может помочь своему американскому коллеге.

Впрочем, стройную версию сечинской опалы разрушает один эпизод конца прошлой недели. В пятницу министр экономического развития Алексей Улюкаев подтвердил, что из бюджетных проектировок исключены дивиденды «Роснефтегаза» примерно на 100 млрд рублей. «Есть основания считать, что эти средства будут направлены на инвестиционные проекты компаний», — уточнил Улюкаев. Иными словами, госкапиталистический доход будет отправлен на нужды главных «роснефтегазовских» «дочек» — «Газпрома» и «Роснефти».

При этом надо учитывать, что Сечин еще и занимает пост председателя совета директоров «Роснефтегаза». А в конце января, когда впервые стало известно о намерении государства отказаться от причитающихся ему, как акционеру, дивидендов, газета «Ведомости» писала, что «Роснефти» предлагается использовать деньги «Роснефтегаза» вместо средств Фонда национального благосостояния.

Неплохая компенсация за опалу.

Тем более что незадолго до улюкаевских заявлений первый замминистра энергетики Алексей Текслер предположил возможность приватизации госпакета «Башнефти». Если вспомнить слухи об интересе «Роснефти» к этой компании и рассуждать в рамках данной версии, вырисовывается любопытная схема: правительство отказывается от дивидендов «Роснефтегаза», отдает их «Роснефти», а та возвращает их государству, выкупая «Башнефть». Все довольны.

Единственный нюанс: для чего «Роснефти» сейчас укрупняться и расширяться, если главный ее товар уже отнюдь не в фаворе? Ни в экономическом, ни в политическом. Не лучше ли диверсифицировать риски и, например, реанимировать идею вхождения «Роснефтегаза» в капитал «Россетей» и Федеральной сетевой компании (ФСК)? Благо энергетики тоже нуждаются в средствах на финансирование своей инвестпрограммы. И оценивают желаемую сумму как раз в 100 млрд рублей. Именно о ней шла речь в декабрьском запросе ФСК, предлагавшей правительству предоставить часть пенсионных накоплений, которые находятся под управлением Внешэкономбанка.

Утолив финансовый голод ФСК, Сечин из главного нефтяника превратится в главного энергетика. А в таком случае об опале вообще бессмысленно будет говорить. Другой вопрос, что нынешний председатель правления ФСК Андрей Муров благодаря своему папе, главе Федеральной службы охраны Евгению Мурову, обладает лоббистским ресурсом, сопоставимым с сечинским. И вовсе не очевидно, что интересы президента «Роснефти» и руководителя ФСО совпадают. По крайней мере, когда Мурова-младшего хотели назначить на пост гендиректора «Россетей» (ФСК входит в этот холдинг), Сечин успешно пролоббировал кандидатуру Олега Бударгина.

Правда, Евгению Мурову предрекают отставку еще с лета прошлого года. Да и убийство Бориса Немцова фактически под стенами Кремля — главного объекта, охраняемого ФСО, — довольно серьезный прокол, в том числе и этой спецслужбы. И, следовательно, повод для оргвыводов.

Но пока все силовики на прежних должностях, инвестиции в энергетику вряд ли обеспечат Сечину желаемые политические бонусы.

Дивиденды, которые остаются у «Роснефтегаза», становятся не то что бы чемоданом без ручки, но ресурсом, который холдинг, или, точнее, его руководство, не в состоянии использовать с безусловной выгодой для себя. При любом варианте вложения означенных 100 млрд рублей сечинский выигрыш относителен и зависит от того, насколько благоволит своему нефтяному оруженосцу президент.

Если же миссия Тиллерсона окажется успешной и Путин с его помощью сможет наконец-то разрешить сложную внешнеполитическую головоломку, у Сечина вновь появится «волшебная спичка», сравнимая с той, какую он получил после того, как помог главе государства «равноудалить» слишком амбициозного Михаила Ходорковского. Этой, «юкосовской», президент «Роснефти» явно злоупотребил. Заданный Путиным при включенных микрофонах вопрос «Где настоящий Сечин?» — наглядное тому подтверждение. Да и глава ЦБ Эльвира Набиуллина в иной ситуации воздержалась бы даже от обсуждения возможного влияния действий «Роснефти» на декабрьский обвал рубля. О ворохе иных намеков и экивоков вроде путинского же рассказа о друге из госкомпании, который придержал валютную выручку, и говорить не приходится.

С этой точки зрения желание Путина воздержаться от встречи с главой ExxonMobil вполне объяснимо. Насколько «бархатное равноудаление» Сечина важнее использования еще одного шанса на урегулирование взаимоотношений с Западом – вопрос дискуссионный.

Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 18 марта 2015 > № 1317188 Александр Бирман


Россия. Украина > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 6 мая 2014 > № 1082925 Александр Бирман

Газ-миротворец: поставки «голубого топлива» удерживают Россию и Украину от войны

Александр Бирман, журналист

Газ, до недавних пор являвшийся едва ли не главным «топливом» российско-украинского конфликта, теперь, похоже, играет если не миротворческую, то сдерживающую роль

Новости об Украине в последние дни разделились на две категории. Одна — про стычки на блокпостах, штурм юго-восточных городов, про раненых и убитых, поджоги и провокации. И вдогонку — про грозные заявления с лужайки Белого дома или из высотки на Смоленской площади. А вторая, будто из параллельного мира, — про то, как далеко не самые рядовые россияне, европейцы и украинцы — словом, представители стран, оказавшихся сейчас по разные стороны пока еще дипломатических баррикад, — спокойно и деловито обсуждают «газовые» разногласия. 

Термин «газовая война» на фоне войны гражданской, в которую скатывается Украина, стилистически неуместен.

Более того, именно газ, до недавних пор являвшийся едва ли не главным «топливом» российско-украинского конфликта, теперь, похоже, играет если не миротворческую, то сдерживающую роль.

Барак Обама дал понять, что США пока не собираются распространять санкции на поставки российских энергоносителей. Это заявление было сделано американским президентом после переговоров с канцлером ФРГ. Германия — крупнейший контрагент «Газпрома» в Европе, поэтому возникла версия, что это Ангела Меркель заставила Обаму несколько сбавить «санкционные» обороты.

Но есть еще один связанный с российским газовым экспортом момент, который ни один политик, в той или иной степени вовлеченный в украинский кризис, не может не брать в расчет. Пока у «Газпрома» есть обязательства по поставкам газа в Европу и значительная их часть осуществляется через украинскую ГТС, силовое противостояние между Москвой и Киевом может обернуться самыми плачевными последствиями для крупнейшей российской компании.

Полномасштабные боевые действия неизбежно отразятся на прокачке газа, а то и на состоянии самих трубопроводов.

И пойди докажи, что случилось это по вине обороняющихся, а не наступающих. С другой стороны, западное эмбарго снимет с «Газпрома» и России любую ответственность за своевременное снабжение Европы энергоносителями, а следовательно, и за сохранность ГТС.

Правда, помимо эмбарго остановить украинский газовый транзит и, соответственно, развязать руки подчиненным Сергея Шойгу может еще и неспособность Киева платить по «газпромовским» счетам. Зимой 2009 года Европа узнала, чем чреваты непогашенные долги «Нафтогаза». Теперь тогдашние проблемы словацких и польских энергетиков покажутся цветочками. Даром что на дворе завершение календарной весны.

Неудивительно, что параллельно с проходящими в Варшаве трехсторонними (Украина — Россия — ЕС) переговорами по газовой проблеме МВФ одобрил предоставление Киеву $17-миллиардного кредита, часть которого, как утверждает глава украинского Минэнерго Юрий Продан, пойдет на погашение долгов перед «Газпромом». Только международный кредитор пригрозил приостановить программу stand by, если власти Украины утратят контроль над юго-востоком.

Далеко не всегда «после» значит «вследствие», но об этих условиях МВФ стало известно как раз накануне нового предельно жесткого этапа так называемой антитеррористической операции.

Подозревать директора фонда Кристин Лагард и ее команду в патологической кровожадности вряд ли уместно. Но даже циничный и начисто лишенный эмоций банкир не станет действовать себе в убыток. Ведь если предположить, что киевская АТО действительно спровоцирована МВФ, то в пределе она работает не на сохранение, а как раз на распад Украины. Тем более что на фоне масштабных «зачисток» на пророссийском юго-востоке Кремлю все труднее воздерживаться от силового вмешательства.

Допустим, Запад на самом деле не интересует возвратность вложенных в Украину средств и он рассчитывает выгадать гораздо больше, втянув Россию в войну. Но зачем же тогда одновременно удерживать Москву на «газовом поводке» и использовать для этого тот же МВФ?

Объяснением такого парадокса может стать предложение установить единую цену на газ для всех членов ЕС, которое еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер озвучил на варшавской встрече с представителями России и Украины. Понятно, что «выравнивать» газовый прейскурант европейцы собираются вовсе не по самой высокой ставке. Причем, по утверждению Эттингера, общая газовая инфраструктура Европы должна также включать Украину, Грузию и западные Балканы. А значит, у Киева тоже есть шанс выторговать себе скидку. Ведь «Газпром» продает топливо странам ЕС в среднем за $370 за тысячу кубов, а украинский ценник с апреля взлетел до $485. И, кстати, МВФ заложил в двухлетней программе stand by, что Украина будет уже в этом году покупать топливо, исходя из $380 за тысячу кубометров.

Но чтобы российский концерн согласился на закамуфлированный дисконт, предлагаемый вариант для него или для его главного акционера должен стать наилучшим из всех наихудших. А обострение на юго-востоке Украины как раз повышает «газпромовскую» договороспособность.

Будучи не в состоянии прямо сейчас дать силовой ответ на киевскую АТО (в том числе и по упомянутой выше причине), Россия вынуждена использовать любую возможность дипломатического воздействия на украинские власти. Поэтому предоставление скидок со стороны «Газпрома» в обмен на более внимательное отношение европейских столиц к идее украинской федерализации выглядит не таким уж фантастическим сценарием. По крайней мере, Минэкономразвития РФ прогноз на следующий год строит из того, что стоимость газа для Украины снизится до $350 за тысячу кубов.

При полном разоружении «правосеков» и «ополченцев» и сохранении исправно работающей ГТС, которая объединяет восток и запад Украины как минимум экономически, шансы остановить распад Украины достаточно велики. По иронии судьбы, «трубопроводное» детище СССР мешает воплощению в жизнь фантазий тех, кто грезит о новом «имперском» проекте на постсоветском пространстве. А «Газпром», который раньше помогал Кремлю задавать условия политического торга, теперь становится его объектом.

Покупатели взяли на вооружение тактику продавца.

Весь вопрос, не сорвется ли эта рискованная комбинация из-за эксцесса исполнителя, который в стране, все больше превращающейся в гуляй-поле, очень возможен. 

Россия. Украина > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 6 мая 2014 > № 1082925 Александр Бирман


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter