Всего новостей: 2653560, выбрано 6 за 0.009 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Шурыгин Владислав в отраслях: СМИ, ИТАвиапром, автопромАрмия, полициявсе
Шурыгин Владислав в отраслях: СМИ, ИТАвиапром, автопромАрмия, полициявсе
Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 5 сентября 2018 > № 2725578 Владислав Шурыгин

На пороге войны?

начало сентября отмечено самой масштабной активностью российских Вооружённых Сил за последние четыре года

Владислав Шурыгин

26 кораблей Военно-Морского флота и более 30 самолётов Воздушно-космических сил находятся в Средиземном море. В сжатые сроки здесь сформирована мощная группировка кораблей Северного, Балтийского и Черноморского флотов. Кроме того, с действиями этой эскадры синхронизированы действия Каспийской флотилии.

Костяк группировки составили ракетный крейсер "Маршал Устинов", большой противолодочный корабль "Североморск", фрегаты "Адмирал Григорович" и "Адмирал Эссен", малые ракетные корабли "Великий Устюг", "Вышний Волочёк" и "Град Свияжск", а также дизельные подлодки "Колпино" и "Великий Новгород" проекта 636.3.

Флагман сформированной для учений группировки — ракетный крейсер Северного флота "Маршал Устинов", два года назад прошедший глубокую модернизацию, вооружён 16-ю пусковыми установками противокорабельного ракетного комплекса "Вулкан", поражающего цели на дальности до тысячи километров, несёт почти сотню реактивных глубинных бомб и торпеды калибра 533 мм. От атак с воздуха крейсер прикрыт зенитным ракетным комплексом С-300Ф "Форт" и шестью зенитными артиллерийскими установками АК-630.

"Эссен" и "Григорович" присоединились к эскадре незадолго до учений, 25 августа. Это совсем новые корабли "адмиральской серии": их передали флоту в 2016 году. Водоизмещение фрегатов — порядка четырёх тысяч тонн, скорость — 30 узлов, могут находиться в автономном плавании до 30 суток. Вооружение: крылатые ракеты "Калибр", ракетный комплекс самообороны "Штиль-1", артиллерийская установка калибром 100 мм, зенитная артиллерия и реактивная бомбовая установка.

В воздушную группировку, привлёчённую к учениям, входят стратегические ракетоносцы Ту-160, противолодочные самолеты Ту-142МК и Ил-38, многофункциональные истребители Су-30СМ, корабельные Су-33, а также самолёты военно-транспортной авиации.

Согласно преобладающему мнению военных экспертов, столь мощные силы ВМФ России собраны в Средиземном море в связи с реальной угрозой очередного воздушного удара США и их союзников по Сирии.

Сегодня у берегов Сирии действительно развернута целая эскадра U.S. Navy во главе с авианосцем «Гарри Трумэн», в авиагруппе которого 90 самолётов и вертолётов. Также в состав эскадры входит более десятка кораблей — в том числе ракетный крейсер «Нормандия», эсминцы «Арли Бёрк» и «Форест Шерман». Кроме того, в Персидский залив вошел эсминец "Салливан", а на базу Эль-Удейд в Катаре передислоцирован стратегический бомбардировщик В-1В ВВС США с 24 крылатыми ракетами "воздух-земля" JASSM. Кроме того, сюда стянуты три атомных подводных лодки США класса «Лос-Анджелес».

Ударная группировка Франции и Великобритании в Иордании, Кувейте и на Крите насчитывает порядка 70 самолётов и около 380 крылатых ракет воздушного базирования, а также эсминцы "Карни" и "Росс", каждый из которых имеет по 28 "Томагавков" на борту.

То есть «ружей на стенах» навешано более чем достаточно, и они могут начать «выстреливать» в любой момент. Такая ситуация предельно опасна и, если действия любой из сторон создадут угрозу для второй, может перейти в прямое военное столкновение, масштабы которого непредсказуемы. Очередной анонсированный американской стороной удар крылатыми ракетами по Сирии вполне может стать таким поводом. Тем более что президент США Дональд Трамп фактически выдвинул ультиматум Сирии, Ирану и России, потребовав немедленно прекратить наступление в Идлибе, которое он назвал «большой гуманитарной ошибкой».

Поскольку «параллельно» за эти дни произошло несколько масштабных пожаров и взрывов на оборонных объектах РФ и Сирии, а, согласно пока неподтверждённой, но и не опровергнутой информации, распространённой сайтом Qanon.news, в ЦРУ почти одновременно по неизвестным причинам вышли из строя сразу 7 основных серверов-мэйнфреймов. Потеря вычислительных мощностей привела к тому, что «зависла» информация от большинства американских разведывательных спутников, а уровень опасности DEFCON был повышен с 5-го протокола (мирного времени) до 4-го (холодной войны).

Всё это вызвало в экспертной среде значительное беспокойство и опасения относительно возможности полномасштабного военного конфликта.

Между тем, замглавы МИД РФ Михаил Богданов подчеркнул, что учения ВМФ России в восточном Средиземноморье планировались заранее и с обострением ситуации в сирийском Идлибе никак не связаны. Со своей стороны, в НАТО обратили внимание на то, что Россия направила значительные силы в Средиземное море, и призвали все стороны, присутствующие в регионе, к сдержанности.

Одновременно с этим началась серия из 16 учений, объединённых в один общий сценарий манёвров «Восток-2018» Серия началась внезапной проверкой боеготовности соединений и частей Центрального (ЦВО) и Восточного военных округов (ВВО), Военно-транспортной и Дальней авиации.

Командно-штабные учения «Восток-2018» проходят на территории Сибири и Дальнего Востока. В них задействованы силы и средства Восточного и Центрального военных округов, а также Северного флота. Кроме российских войск, в них примут участие также военные Китая и Монголии. По словам министра обороны РФ генерала армии Сергей Шойгу, «это крупнейшее со времён манёвров “Запад-81” мероприятие по подготовке Вооружённых Сил, которое приобрело статус международных учений, имеет беспрецедентные масштабы — как по пространственному размаху, так и по численности привлекаемых органов военного управления, войск и сил».

Напомним, тогда Советская армия на территории Украины, Белоруссии и Прибалтики провела репетицию большой европейской войны. В учениях участвовало 100 тысяч солдат, 6 тысяч танков, 400 самолётов и вертолётов, а также Балтийский и Черноморский флота в полном составе.

В этом году в учениях принимает участие 300 тысяч солдат, 36 тысяч единиц техники, в том числе — больше 800 самолётов и вертолётов.

По информации Минобороны КНР, для участия в совместных учениях в Россию направлены 3200 военнослужащих, более 900 единиц различных видов вооружения, а также 30 вертолётов и самолётов.

Приказ о проведении учений «Восток-2018» отдал Верховный главнокомандующий Владимир Путин, который, как и лидер КНР Си Цзиньпин, в те же дни будет принимать участие в работе Восточного экономического форума во Владивостоке.

Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 5 сентября 2018 > № 2725578 Владислав Шурыгин


Россия. Весь мир > Армия, полиция > zavtra.ru, 21 февраля 2018 > № 2507861 Владислав Шурыгин

Там, где летают «медведи»

Российские стратегические бомбардировщики несут службу в самых удалённых регионах планеты

МОСКВА ЗА НАМИ!

Громадная – кажется, в полнеба – белоснежная птица беззвучно приближалась к аэродрому. Казалось, она недвижно зависла над полосой, наконец, коснулась колёсами полосы и покатилась по бетону, медленно опуская нос. И, встав на все шасси, полыхнула рыжими цветками тормозных парашютов. Самый большой в мире реактивный ракетоносец Ту-160 выполнил посадку на аэродроме базирования.

Авиабаза «Энгельс».

Здесь базируется 22-я гвардейская тяжёлая бомбардировочная авиационная Донбасская Краснознамённая дивизия - «длинная рука» нашей стратегической ядерной триады. Её ракетоносцы Ту-160 и Ту-95МС, носители крылатых ракет дальнего действия, способные достать противника в любой точке планеты, - это гордость нашей военной авиации. Только самые передовые, технологически развитые страны имеют в составе своих ВВС тяжёлые дальние стратегические ракетоносцы – сплав самых современных технологий, опыта и, в определённом роде, – амбиций, ибо стране с мизерным уровнем притязаний на роль в современном мире такие корабли просто не нужны.

…Полковник Олег Пчела командует дивизией чуть больше года. До этого он двадцать пять лет летал на фронтовых бомбардировщиках Су-24 – совсем ином классе самолётов, и кое-кто поначалу даже ворчал, что, мол, не нашлось у начальников своего «стратега», прислали «фронтовика». Но когда всего за год комдив переучился на новейший Ту-160 (а сейчас заканчивает получение самостоятельных допусков по всем видам применения), дивизия его приняла безоговорочно. А сам комдив получил у подчинённых за глаза прозвище «неугомонный». И знак «лётчик-снайпер» на его тужурке весомо дополняет это прозвище.

…Трудно поверить, но первые десять лет службы лётчик Пчела практически не летал. Это были девяностые – годы распада и умирания нашей авиации, когда полкам на год выделяли лимит топлива, которого не хватало даже на пару недель нормальной боевой подготовки. В 1991 году он, оказавшись после училища в полку переучивания на территории Украины, был одним из тех, кто отказался принять украинскую присягу, несмотря на посулы нового «панства», обещавшего большие гроши и карьеру в ВСУ. Почти год скитался по гарнизонам, находясь то за штатом, то попадая под очередное сокращение. Авиационные полки тогда разгоняли десятками.

Пчела пережил всё – бесквартирье, перебои в зарплате, когда он водил с собой в лётную столовую трёхлетнего сына, чтобы просто его накормить, и уносил домой жене «сэкономленный» бутерброд. Но труднее всего было пережить отлучение от неба. Авиация была прикована к земле. Летали единицы. Сослуживцы увольнялись десятками, утратив всякую надежду осуществить мечту жизни – летать, но Пчела упорно держался за профессию. Он будет летать! И его время настало. В 2001 году, после того, как президентом страны стал Владимир Путин, правительство вспомнило об армии. Началось её восстановление. Ожили аэродромы. И за пятнадцать лет Олег Пчела прошёл путь от лётчика без класса до лётчика-снайпера, что даже в советское время часто было недостижимой мечтой многих авиаторов…

…Энгельс – это не только пункт базирования стратегических ракетоносцев, но и крупнейший военный авиаузел на пути на Дальний Восток и обратно. Почти каждый день здесь совершают посадки, дозаправляются и улетают дальше или остаются ночевать военные транспортники, истребители, бомбардировщики вертолёты. Жизнь на аэродроме не замирает никогда, кроме, разве что, редкого закрытия по погоде, когда туманы с Волги или снегопады «выключают» Энгельс. Но и то – всего на несколько часов, пока погода не улучшится или «аэродромщики» не расчистят полосу. Аэродром-то стратегический!

- А как иначе? Ведь за нами Москва! – улыбается комдив. Это старая «энгельсовская» шутка: Саратов по часовому поясу опережает Москву на час, что даёт простор для всякого рода лётных баек и подколок…

ПОДОРОЖНАЯ МОЛИТВА

…Подготовка к вылету начитается ранним утром. Уже в семь утра экипаж на аэродроме. Медосмотр. Предполётные указания. Получение кислородных масок, сухпайков, табельного оружия. Оружие – пистолеты ПМ – выдаются в специальном оружейном ящичке. При любом полёте за границу России их обязательно иметь на борту. После крылатых ракет, систем РЭБ, артиллерийских установок эта «линия защиты» выглядит по-детски трогательно. Как деревянное ружьё. Но таковы требования.

Ракетоносец Ту-95МС, с бортовым номером «27», носящий имя «Изборск», - один из самых молодых кораблей в полку: всего двадцать шесть лет в строю! Но за эти годы успел уже облетать полмира. Поучаствовал и в уничтожении боевиков в Сирии, выполнял дальние перелёты.

Сегодня у него почти привычный маршрут - «за угол», так лётчики называют полёты над Северным морем, когда «бомбёры» огибают «угол» Кольского полуострова и вдоль берегов Норвегии уходят до Британии, а иногда и до Гибралтара…

…Автобус выныривает из морозной темноты на залитую мертвенным электрическим светом стоянку. На ней серебристо-серый в искусственном свете громадный воздушный корабль. Рядом равнодушно и холодно дремлют, прикрыв остекление глаз брезентовыми веками, его собратья. Но «Изборск» уже проснулся. Чехлы и заглушки давно сняты и сложены на специальную тележку, стеклянные глаза кабины поблёскивают в лучах прожекторов, словно бы он внимательно наблюдает за происходящим вокруг. По электрическим нервам проводки молниями разносятся импульсы команд и проверочных запросов. Корабль откликается зелёными огоньками готовности, негромким пением запускаемых приборов. И вот «вэсэу» - вспомогательная силовая установка – вдохнула воздух, и со свистом выдохнула, набирая обороты. Это забилось сердце корабля. И в его стальных артериях тотчас ожила и побежала по трубопроводам ледяная кровь – топливо, наполняя вены и капилляры двигателей ещё пока скрытой мощью. Его «лимфа» - гидравлика – заполнила цилиндры и шланги, давая гиганту силу управлять воздушными потоками движениями рулей и закрылков. Разом ожили, раскрасились зелёно-жёлтыми гирляндами все пульты и приборные панели. «Изборск» к полёту готов!

Приняты доклады техников, и экипаж друг за другом взбирается по высокой узкой стремянке в тёмную прорубь кабины, рассаживается по местам, запелёнывается в лямки и жгуты парашютов. И начинается характерная трескотня включаемых тумблеров. Ещё раз проверяются все системы корабля. Всё в норме, всё готово к полёту.

Запуск! Сдвигаются с места громадные – каждая в человеческий рост – лопасти винтов, медленно, словно спросонья, начинают вращение, убыстряются и вскоре бесследно размазываются в сияющие диски. Особый, звенящий рев движков буквально затапливает окрестность. Убрана стремянка, закрыто чрево кабины. Последний осмотр техника. Наконец он поднимает вверх большой палец правой руки и тут же вытягивает её вправо, давая добро на руление. Воздушный гигант медленно, с особой грацией ставосьмидесятитонного мастодонта, трогается с места и неторопливо покидает стоянку.

На исполнительном старте – край полосы – скороговоркой читается «взлётная» молитва – контрольная карта, согласно которой все члены экипажа проверяют готовность корабля к взлёту:

- Компасы?

- Десять, на взлёт! – откликается штурман майор Владислав Якушевский

- Курсоглиссадные приборы?

- Включены.

- Управление передним колесом?

- На пять, включено. – Это уже «правак» - правый лётчик – капитан Роман Сидоров

- Закрылки?

- Двадцать три, на взлёт. – Отзывается «правак».

- Винты до упора?

- По команде! – докладывает бортинженер капитан Юрий Гальперин

…Кому-то может показаться странной эта эфирная викторина, но за ней огромный опыт предыдущих поколений авиаторов. Она позволяет уже на самом пороге неба отловить ошибку или пропущенный элемент. И тем самым спасти жизни экипажа и воздушный корабль…

Командир корабля майор Илья Евстефеев запрашивает командно-диспетчерский пункт:

- Двадцать седьмой, осмотр по карте, разрешите взлёт?

С КДП в наушниках хриплый «эфирный» голос руководителя полётов:

- Двадцать седьмой, ветер слева, сорок пять градусов, до пяти метров, взлёт разрешаю.

- Взлетаю! - тотчас отзывается Евстефеев:

И уже экипажу:

- Двигатели к взлёту, винты на упор!

И спустя пару мгновений:

- Экипаж, взлетаю, держать газ, ноги с тормозов!

Ракетоносец резко трогается, словно пришпоренный набирает скорость, крупно вздрагивая на швах плит бетонки. Скорость пятьдесят, сто пятьдесят, двести, триста…

Штурвал на себя – и «Изборск» послушно задирает нос в небо. Отрыв!..

НЕБЕСНАЯ СЕМЁРКА

Экипаж бомбардировщика – это особая общность людей. Практически семья, где все друг друга понимают с полуслова, с брошенного вскользь взгляда. Только в семье на притирку уходят годы и годы, а вот экипаж достигает такой общей сенсорики всего за несколько месяцев. Но это месяцы упорных тренировок, отработки заданий и экзаменов. Здесь у каждого своё место, своя роль, свой набор функций, тщательно сшитый со всеми остальными. Именно так достигается то уникальное единство, которое называется экипажем. Единство людей, единство людей и техники, которое делает воздушного гиганта живым исполином. И у каждого экипажа свой характер. При всей общности требований, навыках пилотирования, задачах, у каждого экипажа свои особенности, свой «почерк», хорошо видимый профессионалам. Кто-то в небе более резкий, напористый, жёсткий. Кто-то наоборот – осторожный, расчётливый, спокойный…

Командир Евстефеев, можно сказать, вырос при аэродроме. Здесь, под Саратовом совсем недалеко его родная деревня, и с раннего детства над его головой кружили сверкающие серебром боевые птицы. Неудивительно, что уже после девятого класса Илья пришёл в лётную школу ДОСААФ, а оттуда поступил в Балашёвское лётное…

Его же закончил и «правак» - правый лётчик, помощник командира корабля (так величается его должность) Роман Сидоров. Очень скоро он тоже станет командиром воздушного гиганта, а пока он «вторая» правая рука Евстефеева…

Штурманов на Ту-95 тоже два. Майор Владислав Якушевский и старший лейтенант Павел Дементьев. И это понятно: огромные дальности, на которые уходят от своей базы «медведи», - это такие же огромные нагрузки, лежащие на плечах штурманов. И хотя современная электроника сильно облегчает работу штурманам, работы им всё равно хватает. Ведь «бомбер» не просто летит по маршруту из пункта «А» в пункт «Б», как гражданский лайнер. Он выполняет боевые задачи: маневрирует, выходит на цель, уклоняется – в каждом таком манёвре есть работа у штурмана…

За «здоровьем» «медведя» в полёте следит опытный бортинженер капитан Юрий Гальперин. В авиации он с 2000 года. Перед ним пульты технического состояния всех систем корабля. Конструкторы Ту-95 создали уникальный по надёжности самолёт. Многократное резервирование всех жизненно важных узлов даёт такой запас прочности, что даже при отказах в полёте сразу нескольких из них бомбардировщик может продолжать выполнение задачи. И Гальперин, можно сказать, - диспетчер борьбы за живучесть небесного гиганта. К счастью, отказы бывают очень редко…

Через проход, на расстоянии вытянутой руки от него, радист, по-военному – оператор бортовых систем связи майор Роман Сапрыкин. На нём поддержание постоянного контакта с командными пунктами стратегической авиации. Даже если корабль находится на другой стороне земного шара, где-нибудь у Аляски, связь должна поддерживаться непрерывно. Ведь самолёт несёт боевое дежурство, а это значит – в любой момент должен быть готов получить боевую задачу и выполнить её.

Среди разных блоков и систем связи каким-то доисторическим динозавром смотрится телеграфный ключ аппарата Морзе. Кажется, пережиток прошлого. Ан нет! Он и сегодня используется вовсю. Для связи на сверхдальних расстояниях, на длинных волнах он не заменим…

Самая одинокая в российских ВВС работа – у оператора кормовых артиллерийских установок, старшего прапорщика Владимира Карпухина. Его служба, пожалуй, уникальная – весь полёт он находится в герметичной кабине один. Боевое место – узкая капсула в самом хвосту корабля, ощетинившаяся двумя спаренным стволами пушек «гэша двадцать три». Кроме внутренней связи никакого другого доступа к нему нет. С момента, как прапорщик захлопывает крышку люка, и до момента, когда Ту-95 вернувшись на аэродром, выключит движки, прапорщик не увидит ни одного человека. Такая уж у него работа – проводить в небе многие сотни часов в полном одиночестве. Этакий Монте-Кристо Ту-95…

Только по внутренней связи иногда окликнет командир:

- «Корма» ты там как, не уснул?

Командир шутит. Спать в узкой капсуле стрелка нужно ещё исхитриться…

- Никак нет, командир. Бдим…

Карпухин – один из «мамонтов» авиации. В строю уже 31 год! Начинал служить ещё при СССР. Потом был распад Союза. Казалось бы, прапорщику до этого дела особого нет. Служи себе и служи. Но Карпухин, которого распад застал в Белоруссии, принимать белорусскую присягу отказался и уехал в Россию.

…Не всякий офицер тогда был так верен своей присяге…

Потом были годы службы на аэродроме в различных подразделениях, пока, наконец, военная судьба не привела его в кабину артиллерийской установки бомбардировщика «Ту-95» с именем «Изборск» на борту…

ВОТ ПОВЕРНУ ЗА «УГОЛОК»…

…Ту-95МС корабль легендарный. В строю с 1952 года – шестьдесят пять лет! Уже четвёртое поколение лётчиков летает на нём. Казалось бы, глубокий старик, дедушка советской, а теперь российской авиации… Ан нет! Ту-95 – «Bear» («медведь» по натовской классификации) – это грозный небесный воин. Во-первых, это самый быстрый турбовинтовой стратегический ракетоносец в мире. Единственный в своём классе. Огромный: размах крыльев пятьдесят метров – ровно половина футбольного поля. При этом турбовинтовые двигатели обеспечивают ему, по сравнению с реактивными собратьями, скрытность. Разведывательные спутники, «нацеленные» на горячий след реактивных двигателей «стратегов», его просто не видят. Фактически не имеющий ограничения по дальности – с дозаправкой некоторые экипажи находились в воздухе больше сорока восьми часов – он способен своими крылатыми ядерными ракетами дотянуться до противника за тысячи километров. Этакий седой богатырь «холодной войны», готовый к любым вызовам. Именно с Ту-95 30 октября 1961 года была сброшена на полигон «Новая земля» «царь-бомба» - термоядерная сверхмощная, в пятьдесят мегатонн бомба. И именно Ту-95 в течение года наносили удары высокоточными ракетами по объектам террористов в Сирии…

…Полёт «стратега» - это мастерство, помноженное на выносливость и терпение. Час за часом «медведь» взбирается по планете на север, в арктические широты, внизу за спиной осталась великая среднерусская равнина, пройдены Архангельск и Мурманск. Над Белым морем первая дозаправка. Чёрный силуэт «танкера» Ил-78 медленно надвигается, расплываясь и закрывая небо над кабиной. Заправщик выпускает заправочный шланг с сетчатым конусом, в который нужно попасть «клювом» заправочной штанги. Расстояние между кораблями всего двадцать шесть метров. Сетчатый конус выписывает какие-то невероятные пируэты, и, кажется, попасть в него просто невозможно. Но опытные руки командира мягко, почти неуловимо «наводят» копьё штанги на конус и, выбрав какой-то только ему понятный момент, делают выпад ракетоносцем, попадают точно в центр конуса. Захват! И уже через несколько секунд на панели загорается доклад о готовности принимать топливо. Заправка!

…Кажется, что два корабля словно бы застыли в небе, слегка покачиваясь. Но это иллюзия! На самом деле две громады, каждая весом почти в двести тон, пронзают воздух со скоростью восемьсот километров в час. Одно неверное движение – и катастрофа неизбежна. Но мастерство экипажей исключает такую вероятность, закончив приём топлива, корабли расходятся, покачав на прощание плоскостями – до новой встречи в небе! А справа за бортом на горизонте из облачности выглянула тёмная, уходящая вдаль плита Кольского полуострова – знаменитый «угол», как его называют лётчики за характерную форму.

…Стоило повернуть «за угол», как ожили лампы предупреждения о радиолокационном облучении, и из синевы проявилась пара точек, стремительно набухающая стрельчатыми формами, – истребители НАТО. Норвежские F-16. Они быстро приближаются, беря «медведя» в сопровождение. Самолёты так близко, что можно рассмотреть лица пилотов в гермошлемах и кислородных масках. Ту-95 – это авиационная легенда, и каждая встреча с ним для натовцев – это событие. Норвежцы вовсю щёлкают фотоаппаратами, устраивая целую фотосессию с русским «медведем». Наши на это смотрят с философским терпением: пока все держатся в рамках авиационных приличий – почему нет? Таких же фотографий хватает и у каждого нашего «стратега». Противостояние в небе – штука специфическая: здесь все профессионалы и способны оценить профессионализм других. Пока идёт соревнование лётного мастерства, выдержки, воли. Пока…

В ближнем бою главное оружие «медведя» - кормовая огневая установка, две сдвоенных скорострельных пушки ГШ-23.

«Норвеги» уже просто не знают, какой ещё кадр придумать, и один из них резкой бочкой перемещается над нашим ракетоносцем, занимая место в пеленге своего напарника – так, чтобы тот оказался в кадре на фоне «медведя». Такое нахальное маневрирование спускать нельзя. И командир кладёт руку на рычаги управления двигателями. Если на сопровождении скорость – преимущество истребителей, то неторопливость – оружие бомбардировщика. Евстефеев сбрасывает скорость, истребители резко уносятся вперёд, но затем тоже сбрасывают скорость и выравниваются с «Изборском». Но в этом соревновании у них нет шансов. Ту-95 уверенно себя чувствует там, где реактивные истребители просто потеряют воздух под крылом и рухнут на землю. Скорость ещё «прибрана», и «норвеги» вынуждены уйти вперёд, начать крутить виражи, чтобы не потерять скорость, не отрываясь от «медведя». Ведут себя точно как лайки в лесу, обнаружившие и окружившие лесного великана. Но это продолжается недолго. Скоро пара отваливает в сторону и растворяется в синеве за спиной. Закончилась их зона ответственности. Скоро пожалуют британцы…

Что же, можно теперь и поиграть в кошки-мышки. Командир поворачивает штурвал, разворачивая корабль на обратный курс, словно бы он собрался домой. Для норвежских расчётов ПВО возникает дилемма. В британскую зону русские так и не вошли. Дежурная пара «норвегов» возвращается на аэродром на дозаправку, а поднимать новую на сопровождение возвращающегося «медведя», конечно, можно, но большого смысла не имеет. Выждав несколько минут, чтобы на всех натовских локаторах «прописался» обратный курс, и убедившись, что «смена» истребителей не пришла, командир резко идёт на снижение, на малые высоты, к воде, и там снова меняет курс. Солнце стремительно переползает на левый борт. «Медведь» лезет в «бутылку» - в Северное море между Британией и Норвегией…

ПУТЬ ДОМОЙ

…«Изборск» вошёл в родное воздушное пространство, когда ранняя зимняя ночь уже плотно накрыла материк. За спиной полёт на малой высоте, манёвры уклонения, отработка выхода на цель.

Когда «натовцы» снова обнаружили «медведя», он уже возвращался домой, выполнив полётное задание. На этот раз истребители плотно вели Евстефеева почти до «угла», и только появление в небе наших «сушек» заставило «норвегов» отвалить домой. Фотосессия со своими была уже дружеской услугой за снятых с хвоста «натовцев». Что делать: «медведь» - это действительно легенда…

На подлёте к Архангельску угольная, прожжённая искрами звёзд ночь вдруг заполыхала громадными – в полнеба – изумрудными полотнищами северного сияния. Казалось, «Изборск» летит в каком-то неизвестном, неземном пространстве. Сияющее, переливающееся зелёным огнём небо, малахитовый ковёр облаков внизу. Светло, словно днём. Весь экипаж замер, наслаждаясь величественным зрелищем. Казалось, оно не кончится никогда, но чем южнее опускался по планете корабль, тем сильнее сдвигалось, уходило назад сияние, уступая место привычной земной тьме.

И там, на самом дне этой тьмы, где-то за горизонтом уже готовился встречать «Изборск» родной аэродром. Приближался, всё более явственно звучал в эфире, ждал. И двигатели громадного корабля сменили тон с тяжёлого угрюмого боевого медвежьего рёва на басовитое пение, легко, играючи неся «похудевший» на треть самолёт. Боевой «медведь» возвращался домой. Возвращался победителем…

Фото Вадима Савицкого

Владислав Шурыгин

Россия. Весь мир > Армия, полиция > zavtra.ru, 21 февраля 2018 > № 2507861 Владислав Шурыгин

Полная версия — платный доступ ?


Россия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > zavtra.ru, 31 января 2018 > № 2479101 Владислав Шурыгин

Созвездие Ильюшина

к юбилею знаменитого конструкторского бюро

Владислав Шурыгин

13 января 2018 года авиационному комплексу имени Сергея Ильюшина исполнилось восемьдесят лет. По человеческим меркам — целая человеческая жизнь. Жизнь, отданная небу…

Удачи нам мало. Нам нужна победа!

…Говорят, что инициатива присваивать конструкторским бюро имена их главных конструкторов принадлежит Иосифу Сталину. В середине тридцатых, когда Советский Союз переживал авиационный бум, вождь, посещая одно из конструкторских бюро, неожиданно предложил: "А почему наши граждане летают на самолётах, чьи названия им мало что говорят? Давайте называть самолёты по имени их конструкторов. Это и почётно, и ответственно".

КБ замкнутого цикла проектирования и производства лёгких самолётов имени Менжинского — так изначально назывался ильюшинский авиационный комплекс — было создано в 1933 году приказом заместителя Народного комиссара тяжёлой промышленности СССР и начальника Главного управления авиационной промышленности Петра Баранова на базе завода № 39 им. В. Р. Менжинского. Начальником ЦКБ и заместителем директора завода был назначен молодой амбициозный конструктор Сергей Ильюшин. Так появилось КБ Ильюшина.

За всю историю КБ было разработано более ста типов летательных аппаратов, а в небо поднялось свыше шестидесяти тысяч самолётов с маркой "Ил" на борту. Среди них легендарный "летающий танк" — штурмовик Ил-2, который наводил ужас на гитлеровцев и прошёл войну с первого её дня до последнего. В логове врага уничтожали фашистов дальние бомбардировщики Ил-4. После окончания войны в КБ был создан первый советский реактивный фронтовой бомбардировщик Ил-28 — самый массовый фронтовой бомбардировщик в истории отечественной авиации, больше шести тысяч машин!

Огромен вклад "ильюшинцев" в создание военно-транспортной авиации. Самый массовый отечественный тяжёлый "грузовик" Ил-76, выпушенный в количестве более чем тысячи кораблей, до сего дня остаётся в строю и ещё не одно десятилетие будет бороздить небо.

Машины Ильюшина всегда отличала феноменальная надёжность и живучесть. Так, за всю многолетнюю эксплуатацию ста шести единиц самого большого советского широкофюзеляжного самолёта Ил-86 произошло лишь две катастрофы этих машин. Обе не по вине технического состояния самолёта, и в них не погиб ни один пассажир. Этот рекорд до сих пор не побит ни одним самолётом в мире.

А киноплёнка, на которой в ходе испытательного полёта четырёхмоторный пассажирский Ил-18 летит, поочерёдно отключая один двигатель за другим, и в итоге продолжает полёт на одном двигателе, стала авиационной легендой.

Но не одной историей живо КБ. Сегодня в его подразделениях продолжается разработка новых самолётов. На заводах, входящих в единый с КБ авиационный комплекс, сегодня продолжают собираться самолёты различных типов, ремонтируются и модернизируются уже находящиеся в строю. Готовятся к серийному производству новые Илы.

Мы в кабинете первого заместителя генерального директора ПАО "Авиационный комплекс им. С. Ильюшина" Павла Черенкова:

— Как смогло КБ "Ильюшина" пережить лихие 90-е? И как можно назвать сегодняшнее его состояние? Портфель заказов полон, финансирование новых проектов идёт полным ходом. Это удачное стечение обстоятельств или просто ситуация в стране и мире так сложилась?

— Знаете, слово "удача" при всех его, безусловно, положительных значениях, имеет оттенок смысла, который нас сегодня уж никак не устраивает. — Черенков откидывается на спинку кресла — Удача всегда зависит от случая. Она всегда эфемерна. Поэтому мы работаем не на удачу. Удачи нам мало. Нам нужна победа! А для этого необходим огромный каждодневный труд всего коллектива и правильно выстроенные приоритеты.

Сегодня в нашем авиационном комплексе идёт полномасштабная реформа. Её цель — вывести комплекс на качественно новый уровень. Уровень "индустрии 4.0" — четвёртой промышленной революции, реальности XXI века.

Для этого мы с 2006 года проводим цифровизацию — преобразование работы КБ и других входящих в дивизион предприятий с переводом их в единое информационное пространство. Для этого нам пришлось проводить оцифровку наших основных изделий — самолётов. Мы полностью оцифровали Ил-76МД-90А. Как цифровой с первого дня создавался перспективный средний транспортный самолёт Ил-276. Сейчас идёт оцифровка восстанавливаемого в производстве Ил-96-300. Это громадная работа. Представьте себе объёмы данных, когда цифровизация только одного самолёта — это терабайтные объёмы.

Что это даёт? Совершенно уникальные возможности проектирования в самых современных 3D программах, экономию времени, денег, ресурсов. Мы всё ближе подходим к качественно-новому уровню проектирования, когда созданная цифровая модель самолёта, уже испытанная с помощью специальных программ на всех уровнях — от аэродинамики, центровки, балансировки до прочностных испытаний, — передаётся сразу на завод, где собирается уже вчистую, без многомесячной, а иногда и многолетней подгонки и "допиливания" на специальных испытательных образцах.

Это будущее авиации.

Ильюшинцы

…КБ Ильюшина ломает все представления об авиационном конструкторском бюро, сложившиеся за предыдущие десятилетия.

Вместо закрытого академического научного центра, куда допуск открыт только самым посвящённым и проверенным, "ильюшинцы", наоборот, ведут политику максимальной открытости. Дважды в год здесь проводятся "недели без турникетов", во время которых школьники девятых-одиннадцатых классов школ, "профилированных" на главные инженерные институты и университеты Москвы — МАИ, МИРЭА, "Бауманку", — посещают конструкторское бюро и знакомятся с его работой. Студентам этих вузов здесь вообще рады всегда. Курирует эту программу специальный отдел по работе с учебными заведениями, которым руководит Андрей Поздняков. В условиях сегодняшней жёсткой конкурентной борьбы за квалифицированных специалистов, когда количество технических вузов, сократившееся в 90-е до мизера, просто не способно удовлетворять потребности начавшей работать в полную силу промышленности, это даёт свои плоды. Большинство тех, кто сегодня трудится в лабораториях и бюро, начинали свою работу ещё студентами третьих-четвёртых курсов. Писали здесь дипломы по теме работы и после их получения уже окончательно выбирали КБ как место работы. Сегодня средний возраст "ильюшинцев" — тридцать пять лет.

Инженер-конструктор Александр Камалин — как раз из таких, "выращенных" КБ для себя, специалистов. Александру двадцать семь. Родом из Саранска. В 2007 году он поступил в МАИ на факультет двигателестроения. На третьем курсе пришёл в КБ с ознакомительной экскурсией и увлёкся. Пришёл снова. Уже с прицелом на работу. Студента сразу взяли, что называется, в оборот. Предложили работу на полставки, чтобы не прерывать учёбу. Первое время он проверял чертежи — работа на усидчивость, внимание. Свежие, "не замыленные" глаза легче находят ошибки — и сразу становятся видны способности человека, его характер. После нескольких месяцев "проверки" на чертежах Александру предложили место техника-конструктора в бригаде, занимавшейся крылом нового "Ила"…

К диплому Камалин был уже убеждённым "ильюшинцем".

— Что меня больше всего убедило прийти сюда? — Камалин задумчиво потёр щеку. — Если честно — то люди! На редкость высокая концентрация умных, адекватных и увлечённых людей. Это подкупило. Выбор тогда был между несколькими "конторами". Можно было устроиться в "Икар" — инженерный центр "Аэрбаса", в аналогичный "боинговский" центр. Там зарплата была выше, но при этом, с точки зрения перспектив роста, — тупик. "Винтик" в огромной корпорации. А на "Ильюшине" сразу дали творческую работу, коллектив сложился отличный. В КБ вообще о людях традиционно заботятся. Есть целая программа поддержки молодёжи. Мне, например, КБ, можно сказать, жильё подарило. Выдало беспроцентный кредит на покупку квартиры и взяло на себя выплату процентов банку. При таком отношении хочется ходить на работу. И это же здорово — видеть летающие самолёты, в каждом из которых есть частица твоего труда. Гордость берёт, поверьте…

Завтра начинается сегодня

Генеральный директор "Ильюшина", вице-президент ОАК по транспортной авиации Алексей Рогозин поставил себе амбициозную задачу: не просто выстроить эффективную работу в отдельно взятом КБ, но создать в рамках Объединённой авиационной корпорации единый дивизион транспортной авиации, связав в одну систему разработчиков — КБ Ильюшина и производителей — авиационные заводы, на которых собираются транспортники. Существовавшие до этого естественные границы между конструкторами-разработчиками и производственниками утяжеляли и удлиняли путь новых самолётов от этапа проектирования до выкатки и первого испытательного полёта. Причина в том, что, мягко говоря, интересы у всех были разные: у конструкторов — разработать и создать проект нового самолёта или модернизации уже летающих, а у заводчан — строить уже проверенные серийные машины. При такой системе "разделения интересов" путь новинки от конструкторских мониторов до первого полёта занимал иногда целое десятилетие. В XXI веке это просто недопустимо. Сегодня передовые мировые авиагиганты представляют собой максимально интегрированные научно-производственные кластеры, где разработка и создание новых самолётов неотделимы от их производства. Это единая информационно-айтишная среда, единое финансирование, единые стандарты, где всё работает, как часы. Достаточно сказать, что любой производитель, поставляющий тому же "Аэрбасу" самые обычные винты или ткань для кресел салонов, должен чётко укладываться в три тысячи требований и стандартов "Аэрбаса". Только так сегодня можно создать современный конкурентоспособный научно-производственный кластер. У нас же до сих пор существует серьёзная проблема межведомственного взаимодействия, где оборудование, материалы для ОАК поставляет корпорация Ростех, у которой есть свои приоритеты, иногда совершенно не совпадающие с требованиями авиапроизводителей…

Перед премьерой

В ближайшее время будет представлена новинка ильюшинцев — средний военно-транспортный самолет Ил-276. Сегодня в России нет современного среднего транспортника. Эту нишу занимают машины КБ Антонова: Ан-12, Ан-72, Ан-32 — самолёты, выпускавшиеся ещё в советское время. Ан-12 в небе уже больше шестидесяти лет. По расчётам специалистов, их массовый вывод из эксплуатации начнётся после 2020 года. Это больше 160 самолётов. Ил-276 должен прийти им на смену. Это будет качественно новая машина! Начнём с того, что это полностью "цифровой" самолёт, который от первого и до последнего момента создавался по самым современным 3D программам проектирования. Фактически его создавали уже не просто конструкторы, а конструкторы-дизайнеры, которые буквально строили его в 3D пространстве. Такие методы позволяют ускорить путь самолёта от проекта до первого полёта и существенно экономят деньги. Если конструктивные ошибки выявляются и исправляются ещё на первом этапе виртуального строительства — то это одна сумма, если переделываются на готовом изделии — то это деньги на порядок больше, а если уже на этапе массового производства — затраты могу превзойти всё, что было потрачено на конструирование.

Новый Ил-276 имеет уникальную конструкцию, с расположенным сверху кабины крылом, что позволяет использовать все её пространство. Самолёт будет способен взлетать и садиться на обычные грунтовые аэродромы.

Такой самолёт нужен армии и не только армии. Авиакомпании давно нуждаются в современном грузо-пассажирском самолёте, способном работать в экстремальных условиях крайнего севера и засушливом зное степей. При этом разбег и расход топлива у нового транспортника будут значительно меньше существующих, а при установке на него перспективного двигателя он станет одним из самых экономичных самолётов своего класса во всём мире.

Россия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > zavtra.ru, 31 января 2018 > № 2479101 Владислав Шурыгин


США. Сирия. Россия. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 18 октября 2017 > № 2480172 Владислав Шурыгин

Ближневосточный котёл ещё долго не остынет

главная цель США – захватывать территорию и перебрасывать боевиков сражаться против Асада и русских

Владислав Шурыгин

«Эр-Ракку покинула часть иностранных боевиков, воюющих на стороне группировки «Исламское государство». Этот город, захваченный ИГ в 2014 году и считавшийся столицей этой организации, почти полностью перешёл под контроль повстанцев. Об этом 15 октября AFP сообщил представитель гражданского совета Эр-Ракки Омар Алуш.

Часть иностранных боевиков ИГ покинула Эр-Ракку в соответствии с договором, заключённым с ополчением. Омар Алуш не сообщил, сколько членов ИГ покинули город. Они будут эвакуированы, предположительно, в соседнюю провинцию Дэйр-эз-Зор, где бои против ИГ ведут правительственные войска.

И кто-то ещё считает, что коалиция США вместе с нами борется против ИГИЛ?

На самом деле всё ровно наоборот! США точно так же, как в конце Второй мировой войны, устроили гонку за территорию, одновременно позволяя гитлеровцам высвобождать резервы и перебрасывать их против русских. Так и в Сирии: главная цель – захватывать территорию и перебрасывать боевиков сражаться против Асада и русских. Одновременно закладывая очередную бомбу под Ближний Восток – курдскую, которая вот-вот рванёт очередным многолетним кровавым противостоянием. Американцы – такие американцы...

На этом фоне почти незамеченной проскочила новость о взятии сирийской армией города Меядин к югу от Дейр-Эз-Зора на берегу Евфрата. Главным стратегическим объектом Меядина является мост через Евфрат. Таким образом, улучшается логистика армии, если, конечно, этот мост ещё цел. В Дейр-Эз-Зоре мост был взорван во время осады города отрядами ИГИЛ, чтобы не дать им пользоваться боевикам.

После деблокирования Дейр-Эз-Зора армия повернула на северо-северо-запад и развернула наступление вдоль Евфрата навстречу группировке в Мадан-Джадиз, которая наступала со стороны водохранилища Асада. Вторая часть группировки довернула на юг-юго-восток в направлении иракской границы. Северная группировка успела выполнить поставленную задачу, в то время как движение южной приостановил контрудар боевиков ИГИЛ в конце сентября.

Очевидно, что перед сирийской армией стоит задача по взятию под контроль территорий вдоль Евфрата как наиболее густонаселённых в этой местности, плюс имеющих разветвлённую сеть дорог и мостов. И после выхода армейской группировки на границу с Ираком в районе города Абу-Кемаль группировка ИГИЛ тут будет полностью разгромлена как организованная сила и останется лишь в виде отдельных отрядов и бандформирований, что переводит войну на новый, пониженный по сравнению с предыдущим уровень.

Но так же очевидно, что до полного окончания войны ещё очень далеко. Более того, ближневосточный узел с разгромом ИГИЛ грозит затянуться в трудноразрешимый клубок противоречий, который вполне может столкнуть сегодняшних союзников по борьбе с джихадистами в непримиримой схватке.

Иран, при кажущейся дружелюбности, российским союзником назвать можно только с натяжкой. В Сирии иранцы сражаются за свои геополитические интересы. На сегодняшний день в иранских и проиранских формированиях сражается до двадцати тысяч бойцов КСИР, Хезболы и Лива Аль-Кудс. Очевидно, что Иран постарается сохранить своё влияние на ослабленное войной сирийское руководство и тем самым – геополитический контроль над Ливаном.

Турция, с её геополитическим проектом возрождения неоосманской империи и креном в исламский радикализм, стремится также сохранить контроль над частью сирийских территорий, зажимая через них курдские регионы в клещи и отрезая курдов от выхода к Средиземному морю.

Для Турции в большей степени и для сирийского руководства в меньшей появляется проблема замаячившего на горизонте призрака Курдистана – квазигосударства курдов, чьи территории сегодня разделены между Турцией, Ираком и Сирией.

Также в этот узел затянут и саудовский шёлковый платок. Саудия, понеся геополитическое поражение в связи с разгромом ИГИЛ (саудовского проекта по захвату и взятию под контроль Ближнего Востока), увязшая в Йемене в кровавой мясорубке, пытается любой ценой вырваться из ловушки, в которой оказалась, и лихорадочно подыскивает себе точку опоры.

Нельзя забывать и об Израиле, который втихомолку регулярно бомбит подразделения Хезболлы в Сирии и все эти годы науськивал всех участников сирийской бойни друг на друга, оказывая различные «дружеские» услуги занявшим пограничные с ним районы джихадистам. Интерес Израиля прозрачен: пока арабы режут друг друга, евреи могут спать спокойно.

Ну и, конечно, нельзя забывать о главном геополитическом игроке современного мира – США, которые уже два десятилетия штурмуют Ближний Восток и совершенно не собираются признавать своё поражение, несмотря на откровенные провалы в Ираке и Сирии.

Всё это позволяет утверждать, что ближневосточный котел ещё долго не остынет и новости с Ближнего Востока не уйдут с первых полос.

США. Сирия. Россия. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 18 октября 2017 > № 2480172 Владислав Шурыгин


Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 5 апреля 2017 > № 2128989 Владислав Шурыгин

 Путин увеличил армию России

Владислав Шурыгин

Главным военным событием недели стало известие о том, что 28 марта 2017 г. президент РФ Владимир Путин своим указом увеличил штатную численность военнослужащих Вооружённых сил на 1,3% — с 1 миллиона до 1 миллиона 13 тысяч человек.

Тем же указом общая штатная численность ВС РФ (включая гражданский персонал) была увеличена с 1 января 2017 г. на 0,6% — до 1 миллиона 897 тысяч человек, а с 1 июля 2017 г. — ещё на 0,3% — до 1 миллиона 903 тысяч человек.

При этом интересно рассмотреть динамику изменения численности ВС за последнюю четверть века.

В Вооружённых силах СССР к концу 1991 г. служило 3 миллиона 700 тысяч человек (не включая гражданский персонал). 7 мая 1992 г. президент России Борис Ельцин подписал указ "О создании Вооружённых Сил Российской Федерации". Данный документ, помимо прочего, требовал от Министерства обороны разработать и внести предложения по "сокращению численности и боевого состава ВС РФ". На тот момент, по разным оценкам, на территории России проходили службу до 2,5 млн. военнослужащих. И уже через два года, к 1994 г., численность военнослужащих в России сократилась до 2,1, а ещё через два года, к 1996 г., — до 1,7 млн. человек. Но и эта численность была определена тогда как избыточная, и 16 июля 1997 г. Ельцин указом "О первоочередных мерах по реформированию Вооружённых Сил Российской Федерации и совершенствованию их структуры" установил с 1 января 1999 г. штатную численность военнослужащих ВС РФ в 1 миллион 200 тысяч военнослужащих. На этом сокращения не завершились.

24 марта 2001 г. произошло новое сокращение. Указом президента РФ Владимира Путина "Об обеспечении строительства и развития Вооружённых Сил Российской Федерации, совершенствовании их структуры" штатная численность военнослужащих ВС РФ с 1 января 2006 г. была уменьшена на 16,7% — до 1 миллиона. Но до этого уровня численности армия так и не дошла. Стало очевидно, что она всё больше напоминает "тришкин кафтан" и в таком виде уже не способна эффективно обеспечивать безопасность страны. И 28 ноября 2005 г. Владимир Путин впервые после распада СССР своим указом увеличил число военнослужащих (на 13%) — до 1 миллиона 134 тысяч человек. Тем же указом впервые была установлена общая штатная численность ВС РФ (включая гражданский персонал) — 2 миллиона 20 тысяч человек.

29 декабря 2008 г. новый президент РФ Дмитрий Медведев указом "О некоторых вопросах Вооружённых Сил Российской Федерации" снова сократил общую штатную численность военнослужащих на 12%, до 1 миллиона, уменьшив штатную численность ВС РФ на 6,7% — до 1 миллиона 900 тысяч.

Такое сокращение стало итогом так называемой "военной реформы Сердюкова". В рамках этой реформы было объявлено о ликвидации института мичманов и прапорщиков, а также о самых масштабных с 60-х годов 20 века сокращениях офицерского корпуса — с 355 тыс. до 150 тыс.

Такой погром армии едва не привёл к её коллапсу и потребовал срочного вмешательства президента России. 6 ноября 2012 года министр Сердюков был снят с должности, и его реформа была приостановлена, а затем и свёрнута. Новый министр обороны Сергей Шойгу занялся восстановлением разрушенной инфраструктуры. И вот теперь численность военнослужащих снова увеличена на 13 тысяч человек.

Одновременно с этим, 1 апреля, в России стартовала очередная призывная кампания.

В ходе весенней призывной кампании в ряды ВС будет призвано 142 тысячи человек. Особенностью этого призыва станет значительное — на 10 тысяч человек — сокращение числа призывников по сравнению с осенней (2016 года) призывной кампанией, в ходе которой были призваны и направлены в войска 152 тысячи призывников.

Кроме того, отличительной чертой весеннего призыва этого года стало расширение географии службы для крымчан: ранее жители Крыма оставались служить в пределах своего региона, в этом году они впервые будут направлены для прохождения службы во все регионы России.

31 марта министр обороны России Сергей Шойгу и глава оборонного ведомства Южной Осетии Ибрагим Гассеев подписали договор о вхождении некоторых подразделений и частей армии Южной Осетии в состав Вооружённых сил РФ, что увеличит численность последних на 150-200 человек с перспективой дальнейшей интеграции.

По информации Минобороны, с 16 мая в Главном организационно-мобилизационном управлении Генштаба ВС РФ начнут работу прямые телефонные линии, по которым можно проконсультироваться по вопросам призыва. Все призывники во время переезда к местам службы будут обеспечены рационами питания, на военных аэродромах будут развёрнуты специальные пункты, где созданы комфортные условия и предусмотрено трёхразовое горячее питание призывников, а в поездах, идущих более трёх суток, предусмотрено питание призывников в вагонах–ресторанах.

Пока, в силу неопределённости демографических и экономических перспектив нашей страны, остаётся без решения вопрос о сроках призывной службы. Не исключено, что его придётся каким-то образом увеличить — или же улучшать условия для контрактников, что связано со значительными финансовыми затратами.

Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 5 апреля 2017 > № 2128989 Владислав Шурыгин


Россия. Арктика > Армия, полиция > zavtra.ru, 26 января 2017 > № 2050315 Владислав Шурыгин

 Полярные солдаты

как живёт и служит самый северный гарнизон России

Владислав Шурыгин

О "ЗэФэИ" — Земле Франца-Иосифа, россыпи островов почти у самого Северного полюса — люди Севера всегда говорят с каким-то особым уважением. Попасть сюда очень непросто. Говорят, ЗФИ может "принять" человека, а может и "не принять". Даже при наличии места на борту запланированного сюда самолёта можно неделями жить на аэродроме в ожидании "окна" хорошей погоды. Некоторые по три-четыре раза пытались "пробиться" сюда и так и не смогли попасть, махнув рукой на бесконечное ожидание. И только людям военным суеверия не могут перекрыть дорогу. Есть приказ — и в ближайшее "окно" ты летишь на ЗФИ. Умение ждать — обязательное качество.

Лётчик в квадрате

В грузовой кабине "чебурашки" Ан-72 — уникального самолёта, созданного специально для полётов в Арктике, — полутьма, едва подсвеченная "графикой" указателей. "Чебурашкой" его зовут за гондолы двигателей, расположенных высоко над плоскостями крыла, — анфас они действительно чем-то напоминают уши знаменитого мультяшного персонажа! Благодаря такому высокому их расположению "чебурашка" может садиться на ледовые и грунтовые аэродромы и является незаменимой рабочей лошадкой арктической авиации. Лететь долго: от Североморска до ЗФИ — так на языке полярников чаще всего называют Землю Франца-Иосифа — больше трёх с половиной часов, и военный народ по многолетней армейской привычке пользуется свободным временем рационально — засыпает. Ибо каждый, кто служил, знает: сон в армии — это строго лимитированное удовольствие. И уж если выпадает возможность заснуть сверх лимита, то упускать её грех…

Но мой собеседник не спешит в объятия Морфея. "Старикам не спится!" — шутит он. Владимир Сергеевич — так его зовут — по армейским меркам совсем не молод. Ему хорошо за сорок, и, как он пошутил, служит он уже больше, чем живёт. В том смысле, что "календарных" лет, в которых считается служба военного лётчика, со всеми "реактивными" и арктическими, у него сорок восемь, что на три года больше, чем ему по паспорту.

Владимир Сергеевич служит в штабе ВВС-ВКО, но до сих пор сам летает. На ЗФИ он летит с проверкой. Там развёрнут пункт наведения истребителей и ведётся строительство полосы, после окончания которого там встанут на боевое дежурство тяжёлые перехватчики, и она станет настоящей противовоздушной крепостью. Десять лет своей службы Владимир Сергеевич провёл в Арктике, служил в Амдерме, Тикси, Североморске…

"Когда я пришёл в "арктический" полк, — вспоминает Владимир Сергеевич, — мой "комэска" при знакомстве, увидев на моей тужурке знак лётчика первого класса, сказал с улыбкой: "Ты, Володя, его пока на оборотную сторону тужурки привинти…". Я тогда даже обиделся! Что за глупый совет? Но очень скоро понял, о чём он говорил. Полёты над Арктикой — это совершенно особые полёты. Арктика — почти как другая планета. Во-первых, ты почти всё время летаешь над морем. Летом — частично открытым, зимой весной и осенью — над ледовыми полями. Внизу на тысячи километров ни единого человеческого жилья. До ближайшего запасного аэродрома полторы тысячи километров. Поэтому каждый полёт — это небольшой экзамен.

Во-вторых, Арктика — это полное отсутствие каких-либо ориентиров. Только попав сюда, понимаешь, насколько на "большой земле" лётчик привязан к зрительному ощущению пространства. Конечно, средства навигации сильно упрощают жизнь, но всё равно в воздухе цепляешься глазом за знакомые русла рек, огни городов, блюдца озёр, а в Арктике ты буквально оказываешься в белом шаре. Если нет солнца, то земля сливается с небом в одну белую стену. И можно вообще потерять ощущение, где верх, где низ. Возникает ощущение, что ты просто висишь в воздухе без всякого движения. Как говорят, "попал в клей". Двигатели ревут, приборы показывают скорость, но полная иллюзия, что ты замер на месте… Ночью то же самое: внизу — ни огонька, ни "зеркала" воды. В лучшем случае — звёзды. Иногда Арктика вообще начинает шутить — вдруг возникает ощущение, что ты летишь с креном. Выравниваешь корабль, ощущение проходит, а стрелки приборов вдруг начинают "разбегаться": самолёт вошёл в крен. И нужно уметь взять себя в руки, довериться приборам.

Сильные морозы тоже добавляют специфики. Из-за них у земли возникают оптические иллюзии — почти как миражи над пустыней. Выполняешь заход на посадку и вдруг видишь, что полоса расположена к тебе под углом, что "мажешь" заход! Но приборы говорят, что всё нормально! Прошёл дальний "привод", подходишь к ближнему. Нервы как струны! И вдруг буквально на глазах полоса начинает "подстраиваться" под тебя, и вот ты уже края полосы!

Нужен, минимум, год, чтобы стать настоящим арктическим лётчиком".

Поэтому лётчики, летающие в Арктике, это лётчики в квадрате…

Полярные солдаты

…"Чебурашка" проседает сквозь вздыбленный серый саван ночной облачности, и под ней, прямо по курсу, в угольно-тёмной пустоте, вдруг вспыхивает далёкая искорка. База! Искорка быстро разгорается, превращаясь в огонёк, который, приближаясь, сам в свою очередь распадается на россыпи огней. Окаймлённый гирляндой огней "меч" ВПП — взлётно-посадочной полосы, золотистые пятна аэродромных строений, и в стороне залитое светом прожекторов целое поле, посреди которого сразу бросается в глаза огромное, даже по меркам "большой земли", трёхлучевое строение, похожее то ли на морскую звезду, то ли на экзотический цветок… "Арктический трилистник" — самая северная военная база России…

А ещё через пару минут самолёт уже стремительно несётся по снежной ВПП. Посадка на снег сильно отличается от посадки на бетон. Тут не затормозишь "реверсом" — может вмиг снести с полосы, и нужно чётко поймать момент, когда колёса шасси уже уверенно "почувствуют" землю, а точнее — укатанный до прочности камня снег, и начать сбрасывать скорость, снижая обороты движков…

Вблизи "Трилистник" поражает ещё больше! Выстроенный по уникальной технологии огромный пятиэтажный административно-жилой комплекс, раскрашенный в цвета российского "триколора", стоит на четырёхметровых стальных сваях, вбитых в монолитную скалу. Ему не страшны ни снежные бураны, когда ветер дует на скорости свыше сорока метров в секунду, а снег превращается в наждак, ни морозы за пятьдесят градусов. Махина! А ещё огромные полушария административных и бытовых корпусов, громады складов и ангаров, ленты переходов… Невозможно поверить, что всё это было тут построено всего за три года!

…Майор Сергей Мирошниченко — настоящая легенда ЗФИ. Здесь он практически с первых дней, как объект был сдан в эксплуатацию. Точнее, с того момента, как сюда была переброшена и встала на боевое дежурство старая, но надёжная РЛС П-18, а затем и новейшая радиолокационная станция "Сопка-2", распахнув над архипелагом громадные — в сотни километров — невидимые сети радиолокационных "полей". Тому уже три года! Хотя, как шутят бывалые полярники, можно посчитать и иначе — капитан тут "всего" три дня и три ночи! Три полярных дня и три полярных ночи. А ночь тут длится 125 наших суток!..

Три года непрерывной арктической экспедиции! Мирошниченко и его подчинённые ещё успели пожить в старой казарме соседей-пограничников, пока достраивался "Трилистник". Встречи с семьёй только в отпуске — раз в год. Судьба скорее из века XIX, чем XXI, когда все спешат жить, и жить в комфорте и достатке. Такое не каждому по плечу. Но майор Мирошниченко на все вопросы о том, как же такое возможно, лишь пожимает плечами — просто служба, судьба! И судьбу эту он сам выбрал, поступив четырнадцать лет назад в Санкт-Петербургское высшее военное училище радиоэлектроники… Сегодня Мирошниченко — старший воинский начальник "Трилистника", ему подчиняются все военнослужащие базы. И о "Трилистнике", о службе на ЗФИ Сергей может рассказывать долго.

…Уникальность "Трилистника" в том, что здесь впервые за всю историю освоения Арктики реализован принцип "закрытой" архитектуры, когда все объекты базы связаны между собой закрытыми переходами, и пребывание людей на улице сведено к минимуму — зоне посадки на технику, если нужно добраться до причала, куда прибывают суда с грузами, или до "шайбы" — базы пограничников, или удалённых объектов. То, что раньше было неотъемлемой частью жизни арктических широт, можно сказать, арктической романтикой — переход из одного строения в другое по натянутым тросам и леерам, борясь с пургой и ветром, — сегодня экзотическое ЧП, когда приходится что-то ремонтировать на улице. А так, выход на улицу личного состава — это скорее дело выходного дня. Когда в хорошую погоду организуются спортивные праздники — бег на лыжах, игра в футбол, — и не занятый по службе персонал "Трилистника" с удовольствием вываливает на снег подышать свежим морозным воздухом…

Но и тут есть своя "специфика": сначала по периметру выставляются наблюдатели. Хоть человек и освоил планету, и назван философами "венцом развития", в Арктике он просто часть пищевой цепочки. Причём не вершина её, нет! На вершине в Арктике находится настоящий её хозяин — белый полярный медведь. Совершенный охотник и хладнокровный убийца. Восемьсот килограммов костей, мышц и жира, когти длиной как лезвия ножей, два с половиной метра роста на задних лапах. Медведи на ЗФИ — не экзотика, а соседи. Причём соседи опасные. Увидеть разгуливающего по базе белого медведя здесь куда привычнее, чем гуляющего в одиночестве человека — что категорически запрещено!

Отношение к медведям тут особое: смесь опасливого уважения и восхищения. Несмотря на опасность, они привлекают своей удивительной грацией, умом, способностью выживать в столь суровых условиях. К тому же медведи занесены в Красную книгу и находятся под охраной государства, на ЗФИ даже несёт вахту специальный егерь, а сама ЗФИ имеет статус заповедника. Считается, что именно ЗФИ является главным "родильным домом" популяции полярного медведя. Поэтому медведи тут в статусе "неприкасаемых". Даже погибшего или умершего медведя обязательно протоколируют, фотографируют, а потом по специальной инструкции сжигают. Никаких шкур и прочих трофеев! Это исключено!

Если медведь заходит на территорию базы, то организуется операция по его "выдавливанию": специальный вездеход, включив фары, медленно "наступает" на хищника, вынуждая того уходить с территории базы. Медведи не любят резкого шума и яркого света. Обычно это помогает. Но бывает всякое. Медведь зверь умный и хитрый. Каждый год Арктика берёт с людей налог кровью. И прошлый год не исключение. Один из неопытных, только прилетевших на вахту строителей справил малую нужду на снег прямо рядом с местом работы. И этот резкий незнакомый запах привлёк внимание проходившего недалеко медведя. Рабочему повезло — отделался травмами. Медведя вовремя отогнали…

…Не будь "Трилистник" военной базой, он смело мог бы претендовать на место в Книге рекордов Гиннеса. На сегодняшний день это единственный в мире объект капитального строительства, возведённый на 80-ом градусе северной широты! Привычные бетон и кирпич тут не используются. Эти материалы просто не выдерживают такие нагрузки, к тому же "теплопроводность" их такова, что обогреть такой комплекс просто нереально! Для строительства были использованы специальные сплавы, из которых был выполнен каркас "Трилистника", а затем он был заполнен особой прослойкой — сорока сантиметрами пенополистерола и минеральной ваты. Здесь всё уникально — от системы добычи пресной воды из снега до системы отопления и запаса живучести. В полностью автономном режиме "Трилистник" может функционировать полтора года!

Оборонная сторона уникальности — стоимость. Комплекс получился очень дорогим, всё: от гвоздя до стального швеллера, — приходится завозить с "большой земли". И транспортные расходы "съедают" больше половины стоимости строительства. Сначала груз надо доставить через полстраны по железным дорогам в порт, потом в грузовых трюмах до причалов ЗФИ. А срочные грузы приходится доставлять самолётами.

…Между лучами "трилистника" три полушария: административный блок, блок общественного питания и культурно-досуговый центр, совмещённый с блоком медицинского обслуживания.

…Начинался гарнизон "Трилистника" с радиолокационного отделения — тридцати восьми солдат, сержантов и офицеров. На их долю выпали все трудности начального этапа: развёртывание и настройка техники, борьба со стихией, а "сеть" антенны РЛС как хороший парус, и нужно надёжно закрепить станцию, чтобы её просто не опрокинуло шквальным ветром. Это сегодня станции — под белоснежными "шампиньонами" радиопрозрачных куполов, защищающих от непогоды…

Мирошниченко и его людям достались вся северная романтика и морозы за пятьдесят со сбивающим с ног ветром, двухметровыми сугробами, которые за ночь наметает вокруг кабин пурга. Много чего было за три прошедших года…

Сегодня к радиотехническому отделению добавился расчёт авиационного пункта наведения, доктор и фельдшер. Вскоре здесь ещё будет развёрнут зенитно-ракетный дивизион. А полный штат "Трилистника" в мирное время — сто пятьдесят солдат, офицеров и служащих. Служат здесь только контрактники.

Распорядок жизни — как везде в армии. Подъём, зарядка, завтрак, построение, рабочий день — обслуживание техники, занятия. Часть личного состава несёт постоянное боевое дежурство — соответственно, смены. Учения, тревоги. Вечерами — книги, спортивный зал, фильмы, телевизор.

Денежный оклад контрактника "стартует" с тридцати тысяч рублей и постоянно растёт по мере продолжительности службы на ЗФИ — со всеми надбавками "контрактник" может получать до восьмидесяти тысяч рублей. Офицеры, соответственно, больше. С "выслугой" и "полярными" — больше ста пятидесяти тысяч…

Живут контрактники в "модулях" — мини-квартирах со всеми удобствами: душ, умывальник, туалет, очень похожие "нержавейкой" на вагонные МПС. Целый этаж отдан под "семейные" модули — двухкомнатные квартиры, куда женатые офицеры и контрактники смогут привезти семьи. Пока они пустуют. И одним из первых планирует привезти сюда жену капитан Мирошниченко. Ей работа точно найдётся — она оператор РЛС.

Конечно, жить здесь в отрыве от цивилизации, с косолапыми соседями, в краю вечного снега и ночи, которая с сумерками длится полгода, сможет далеко не каждая женщина. Но так уж устроен наш мир. Кого-то такая суровая семейная жизнь сломает, разведёт, а кого-то сделает только ближе и роднее! Как спел почти пятьдесят лет назад побывавший на ЗФИ с экспедицией Юрий Визбор:

…Минуй тебя все эти беды,

Будь все печали не твои.

Приди к тебе вся моя нежность

Радиограммой с ЗФИ.

И в час полуночный и странный

Не прячь от звёзд во тьме лицо.

Смотри, на пальце безымянном

Горит полярное кольцо.

…Вообще, по словам всех, с кем мне удалось поговорить, психологический климат этого маленького гарнизона — его главное оружие! Иногда "Трилистник" на долгие недели отрезан от "большой земли" непогодой. И тут не до конфликтов. За многие месяцы, проведённые бок о бок, люди сплачиваются, притираются, начинают жить одной большой семьёй.

С людей здесь слетает всё напускное. Каждый становится самим собой, и каждый учится жить в ладу с другими. Искусство жить и общаться с другими на ЗФИ постигаешь глубоко и на всю жизнь. Несмотря на трудность и удалённость, свободных вакансий на "Трилистнике" нет. Более того, со всех концов России добровольцы пишут письма с просьбой принять их на службу…

Одна проблема — на ЗФИ нет сотовой связи! Поэтому поговорить с родными можно только изредка, по спутниковой. И вопрос, когда на архипелаг придут сотовые операторы, — один из горячих. Вот на Новой Земле, говорят, уже давно стоят вышки сотовой…

За нами Москва…

А вообще, ЗФИ — удивительное место! В любое время года она завораживает своей особой, негромкой, но удивительно чистой северной красотой. Здесь странным образом сочетаются норвежские фьорды и каменная тундра, здесь в бухту приходят айсберги, просвечивая на солнце хрустально-голубым цветом. Фиолетово-серый, словно грозовая туча, цвет ледников на дальних островах, с которых в море сползают и откалываются целые ледяные горы. Золотистые "бабочки" полярных маков и изысканные пурпурные клумбы камнеломки, рыжие лишайники и изумрудные мхи. ЗФИ — это сто девяносто больших и малых островов, хребет огромной базальтовой плиты, уходящей в студёные воды Ледовитого океана. Большая часть островов укрыта ледниками, а от самого северного — острова Рудольфа — до Северного полюса всего девятьсот километров. "Всего" — потому, что до ближайшего аэродрома Североморска — тысяча шестьсот километров, до Воркуты полторы тысячи, а до Тикси две…

Именно это уникальное географическое положение Земли Франца Иосифа определило её военно-стратегическое значение. Фактически, ЗФИ — замковый камень нашей системы обороны на Севере и передовая крепость. В советские годы северное стратегическое направление считалось главным направлением удара вероятного противника по нашим промышленным и административным центрам. Поэтому западный сектор Арктики прикрывали пять батальонов и шестнадцать радиотехнических рот, десятки зенитно-ракетных дивизионов и сотни истребителей-перехватчиков. Но в 1992 году правительство Гайдара посчитало, что стране не по карману заполярная Россия, и 1 января 1993 года вышла директива Генштаба, в соответствии с которой были расформированы северные армии и корпуса ПВО, оставлены гарнизоны на островах Греэм-Белл, Александры, мысе Желания, Русской Гавани и мысе Николая и ещё на десятках островов и точек. Север бросили так торопливо, что даже не были выделены деньги на вывоз дорогостоящей техники. Поэтому военные уходили, бросая всё, — станции, пункты управления, дома, казармы, столовые, склады и запасы ГСМ — многие миллиарды рублей, вложенные за десятилетия освоения Арктики в инфраструктуру, превратились в руины и мёртвое железо. И почти на два десятилетия Север стал громадной чёрной дырой, сквозь которую в страну мог незамеченным пролететь кто угодно и на чём угодно. И летали! Я помню, как в середине девяностых учителя одной из школ Якутии в один голос рассказывали мне, как их посёлок облетал самолёт с американскими звёздами на плоскостях. Тогда я не мог в это поверить. Но рассекреченные документы Пентагона подтверждают: такие секретные разведывательные полёты тогда проводились…

И вот теперь России приходится практически с нуля восстанавливать эту инфраструктуру, заново строить базы и аэродромы, возвращаться на Север. Сегодня на арктическом побережье практически заново строится десять арктических баз системы ПВО-ПКО. Это, конечно, на порядок меньше, чем было до погрома противовоздушной обороны начала девяностых, но по своим боевым возможностям они должны будут компенсировать утраченное. Изменились боевые возможности техники. Сегодняшние РЛС "видят" намного дальше и точнее. Там, где раньше стояли три радиотехнические роты, сегодня стоит одна автоматическая РЛС, которая работает вообще без участия людей. А на ключевых направлениях строятся базы, аналогичные "Трилистнику" ЗФИ. Любое воздушное нападение на Россию с северного направления неминуемо пройдёт либо через архипелаг, либо в непосредственной близости от него. И именно локаторы "Трилистника" первыми увидят противника, его боевые компьютеры передадут о нём информацию на "большую землю", его истребители первыми поднимутся навстречу врагу и дадут бой над ледяным щитом Северного полюса. Ведь, как пошутил один из офицеров "Трилистника", отступать нам отсюда просто некуда! За нами Москва!..

Россия. Арктика > Армия, полиция > zavtra.ru, 26 января 2017 > № 2050315 Владислав Шурыгин

Полная версия — платный доступ ?


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter