Всего новостей: 2579913, выбрано 2 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Габбасова Ляля в отраслях: Медицинавсе
Габбасова Ляля в отраслях: Медицинавсе
Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 8 мая 2014 > № 1073039 Ляля Габбасова

Интервью Помощника Министра Ляли Габбасовой "Медицинской газете" о донорстве органов человека

Новый Законопроект о донорстве будет обсуждаться в Государственной Думе в 2014 году.

Законопроект «О донорстве органов, частей органов человека и их трансплантации (пересадки)» скоро будет рассматриваться в Государственной Думе. Чем не устраивает старый закон и почему нужно принимать новый? Почему ряд положений Законопроекта еще остаются предметом обсуждения? Об этом в интервью "Медицинской газете" рассказала Помощник Министра здравоохранения РФ Ляля Габбасова.

- В силу ряда причин российское здравоохранение уступает в развитии донорства и трансплантации органов многим странам Европы. Хотя именно в нашей стране сделали первую пересадку донорского органа. В значительной мере это связано с тем, что многие аспекты донорства не урегулированы законодательством. Поэтому возникла необходимость в принятии нового закона и последовательной его реализации.

- Это так, но согласитесь, что значительная часть людей боятся донорства из-за возможных злоупотреблений…

- В связи с этим и нужно донорство и трансплантацию органов определить в те законодательные рамки, которые действуют в развитых странах мира. По вопросам констатации смерти мозга и изъятию органов давно приняты нормативные акты и уже реализуются на практике. Нужно в таком же ключе урегулировать вопросы кондиционирования донора, транспортировки и доставки донорского материала. Никаких злоупотреблений не будет, если будут четко выполняться Руководящие принципы ВОЗ по трансплантации человеческих клеток, тканей и органов, а именно, врачи, удостоверяющие факт смерти потенциального донора, не должны участвовать непосредственно в изъятии у него органов и последующих процедурах их пересадки, не должны быть лечащими врачами потенциальных реципиентов.

Опыт развития донорства во многих странах доказывает, что именно непроработанная правовая база, может создать опасность криминализации донорства.

На площадках Совета Европы, Всемирной организации здравоохранения регулярно обсуждаются вопросы возможности совершения преступлений в области донорства и трансплантации. Проходит стадии согласования проект Конвенции Совета Европы по борьбе с торговлей человеческими органами, тканями и клетками, направленный на предотвращение трафика (незаконного вывоза органов человека), который разрабатывался совместно с представителями следственно-правовых органов стран-участников, в том числе и от Российской Федерации, выступившей в качестве наблюдателя. Кроме того эксперты Минздрава России принимают активное участие в работе комитета Совета Европы по вопросам трансплантации органов (CD-P-TO). И это тоже шаги, направленные на исключение возможностей злоупотреблений в сфере донорства и трансплантации.

В настоящее время организация донорства органов регулируется самостоятельными подзаконными актами в субъектах РФ. Региональные законы или приказы разрабатывались на основе федерального закона от 22 декабря 1992г. № 4180-1

«О трансплантации органов и (или) тканей человека» и ряда других нормативных актов. Но все же должно быть создано единое правовое поле для всей страны. Точно также как регистры доноров и реципиентов. Понятно, что на первых порах обмениваться органами в целях оказания помощи методом трансплантации пациентам, находящимся в листах ожидания смогут только близлежащие территории. Но со временем, эта система должна поэтапно охватить все регионы.

- Не кажется ли вам, что созданию такого единого поля могут помешать амбиции главных врачей лечебных учреждений, ведущих специалистов, занимающихся трансплантацией?

- Дело в том, что имея единое информационное поле на базе регистров доноров и реципиентов, можно будет очень четко определять какому реципиенту подойдет тот или иной донорский орган. Ведь выбор определяется в соответствии с множеством критериев, обеспечивающих качество и безопасность проводимой операции. И, не надо забывать, что донорские органы могут быть пересажены в течение определенного периода времени, а значит, вопрос с выбором и подготовкой реципиента тоже должен решаться оперативно. На Западе донорские органы по системе кооперации зачастую доставляют из одной страны в другую с использованием авиации. Но у нас – огромная страна, Калининград отделяет от Владивостока десятки тысяч километров. Даже самолетом лететь из Москвы на Камчатку нужно более 8 часов. А еще надо доставить донорские органы в аэропорт, потом привезти их в клинику, где смогут осуществить трансплантацию. Поэтому такой обмен у нас реальнее будет проводить, например, в рамках федеральных административных округов. Тем самым, соблюдая территориальную и транспортную доступность.

- Вы заговорили об опыте других стран. Почему в развитых странах население все-таки с большей симпатией относится к донорству и поддерживает развитие трансплантологии?

- В медицинском сообществе считается, что значительных успехов в области развития донорства и трансплантации органов достигли такие страны как Испания, Италия, Франция. Как показывает медицинская статистика, ежегодно в этих странах проводится наибольшее количество трансплантаций органов. У них четко отработана система организации донорства, которую они позаимствовали когда-то в США. Но каждая из этих стран шла своим путем в развитии этой области медицины. В Испании в становлении и развитии системы донорства значимую роль сыграла католическая церковь, поддерживающая намерения граждан о пожертвовании своих органов после смерти нуждающимся. Хотя там также действует «презумпции согласия», но люди могут при жизни выразить согласие на изъятие органов после смерти.

Есть другие страны, которые сумели добиться развития донорства в условиях действия принципа «испрошенного согласия». В США, Великобритании, Германии, в некоторых Скандинавских странах и при «испрошенном согласии» на изъятие органов после смерти в течение последних 20 лет сумели сформировать позитивное отношение населения к донорству. Но для этих целей действуют постоянные информационные программы, акции, пропагандирующие донорство. Тем не менее, эти страны в большей степени сталкиваются с дефицитом донорских органов среди граждан своей страны. Путь понятен – надо заниматься разъяснением аспектов посмертного донорства среди населения всех возрастных групп. Чтобы люди не узнавали об этом только тогда, когда у них случилось несчастье.

В нашей стране, как известно, действует «презумпция согласия», не требующая прижизненного волеизъявления граждан. Как же изменится тактика определения статуса донора после принятия нового федерального закона? При введении в действие регистра волеизъявлений, врачи-специалисты смогут увидеть в электронной системе - как сам человек при жизни решил распорядиться своими органами после смерти. Но если он не определился при жизни и не высказались по этому поводу родственники, круг которых определен Законопроектом, только тогда будет наступать «презумпция согласия». Очень важно отметить, что «презумпция согласия» не распространяется на детей и недееспособных граждан, в этих случаях действует только «испрошенное согласие» родителей и опекунов. Донорство органов среди детей - сирот будет запрещено законодательством.

- Будет ли ограничиваться количество лечебных учреждений, которые будут иметь право проводить трансплантацию органов?

- Безусловно, таких планов у Министерства нет, но законопроект определяет участие в трансплантации только медицинских организаций государственной системы здравоохранения. Сегодня более 100 больниц имеют на это право. Но после вступления закона в действие перечень их может обновиться. Для выполнения функций по донорству и трансплантации лечебные учреждения должны иметь условия для осуществления органного донорства, быть технически достаточно оснащенными и иметь квалифицированных специалистов для проведения такого рода операций.

Источник: "Медицинская газета"

Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 8 мая 2014 > № 1073039 Ляля Габбасова


Россия > Медицина > ria.ru, 3 февраля 2012 > № 486543 Ляля Габбасова

Государство в 2012 году выделит 51,8 миллиарда рублей высокотехнологичную медицинскую помощь (ВМП). Этого хватит, чтобы профинансировать около 360 тысяч квот. О том, какие заболевания чаще всего требуют вмешательства высоких медтехнологий, каким образом распределяются квоты на ВМП и как будет финансироваться этот вид медпомощи в ближайшие годы в интервью корреспонденту РИА Новости Людмиле Бескоровайной рассказала заместитель директора департамента высокотехнологичной помощи Минздравсоцразвития РФ Ляля Габбасова.

- Ляля Адыгамовна, квоты на высокотехнологичную медпомощь на 2011 год закончились в начале декабря. По некоторым сведениям, квоты на 2012 год будут распределены только в марте. Пациентам приходится ждать операций и лечения по полгода. Будут ли внесены какие-то изменения в порядок получения квот, чтобы данная процедура стала непрерывной?

- Финансирование из федерального бюджета в 2011 году позволяло обеспечить высокотехнологичной медицинской помощью 322,7 тысячи больных. К 1 декабря ВМП получили 302 тысячи пациентов, из них - 50 тысяч детей. При этом регионы могли обеспечить ВМП еще 13,6 тысячи пациентов, которые в то время находились на лечении в больницах, и их госпитализация была запланирована в 2011 году.

То есть в декабре существовала реальная возможность пролечить еще 7,1 тысячи больных, при этом оставшиеся объемы ВМП позволяли оказать медпомощь по всем профилям.

Проблемы, связанные со сроками ожидания ВМП, действительно есть, но только в отношении отдельных медицинских учреждений по нейрохирургии и эндопротезированию. Эта ситуация возникла из-за высокой востребованности и ограничений в технологических возможностях этих медцентров.

Например, к таким учреждениям относится Научно-исследовательский институт нейрохирургии имени Бурденко РАМН, который выполняет весь спектр высокотехнологичных оперативных вмешательств по профилю нейрохирургия. В то же время на начало декабря другие медицинские учреждения, оказывающие ВМП по нейрохирургии, могли пригласить и пригласили на госпитализацию еще около 500 пациентов.

С начала 2012 года федеральные медицинские учреждения начали принимать пациентов на госпитализацию. На 24 января 2012 года 1800 человек уже получили медицинскую помощь и выписаны из клиник, около 6000 госпитализированы. Около 20 тысяч пациентов уже знают даты своих госпитализаций, которые назначены на ближайшее время.

- Сколько средств в 2012 году будет выделено на оказание ВМП? Сколько будет выделено квот? Какова потребность россиян в ВМП в целом?

- На 2012 год из федерального бюджета предусмотрено 51,8 миллиарда рублей, из них 46,8 миллиардов - на оказание ВМП в федеральных медцентрах, 5 миллиардов - субсидии регионам на софинансирование ВМП в региональных лечебных учреждениях. Высокотехнологичную медицинскую помощь, как ожидается, получат 358 тысяч россиян.

Что касается прошлого года, из федерального бюджета на ВМП было направлено 44,69 миллиарда рублей. Лечение прошли 322,5 тысячи пациентов. Наибольшее количество больных было пролечено по профилям сердечно-сосудистая хирургия (72 тысяч человек), травматология и ортопедия (50 тысяч), включая эндопротезирование (32,8 тысяч), онкология (49 тысяч), офтальмология (25,4 тысяч) и нейрохирургия (14,7 тысяч). Операции по трансплантации органов и тканей проведены 1404 пациентам, из них - 569 трансплантаций костного мозга, 175 трансплантаций печени, 82 трансплантации сердца и 2 трансплантации сердечно-легочного комплекса.

Число нуждающихся в сложном лечении в регионах определяется по результатам деятельности комиссий субъектов РФ по направлению на оказание ВМП. В последнее время легче выявлять таких пациентов, благодаря внедрению диспансеризации и целевых программ, которые подразумевают оказание помощи людям с заболеваниями сердца, онкобольным, пострадавшим при ДТП и так далее.

- Планируется ли распределение квот на ВМП не по регионам, а по тем медучреждениям, которые оказывают эту помощь? Врачи на местах считают это более целесообразным.

- Объемы ВМП, как правило, распределяются ежегодным приказом Минздравсоцразвития РФ по федеральным медицинским учреждениям, оказывающим этот вид помощи. К ним относятся также медцентры, находящиеся в ведении Федерального медико-биологического агентства и Российской академии медицинских наук, выполняющих высокотехнологичную медицинскую помощь.

Кроме того, субсидии на оказание ВМП из федерального бюджета также направляются в субъекты федерации. На эти средства высокотехнологичное лечение оказывают больницы, которые находятся в ведении региональных властей. Затем министерства и комитеты здравоохранения в субъектах направляют пациентов в медучреждения для оказания ВМП в соответствии с имеющимися объемами и транспортной доступностью.

- Благотворительные фонды, помогающие онкобольным, обеспокоены тем, что переход на одноканальное финансирование медучреждений из средств фонда ОМС, может оставить таких больных без ВМП. Объясняют это тем, что тарифы на ОМС очень низкие и не покроют расходы на сложные виды лечения. Обоснованы ли их опасения?

- Финансирование высокотехнологичных видов медицинской помощи в рамках системы ОМС планируется только с 2015 года. К этому времени предполагается увеличение тарифов страховых взносов на медицинское страхование. В 2012-2014 годах оказание ВМП будет проводиться за счет выделения средств из федерального и регионального бюджетов.

Таким образом, можно привести потребности россиян в ВМП в соответствие с реальными возможностями ее оказания, с учетом финансирования и потенциальных технологических мощностей медицинских организаций России.

Россия > Медицина > ria.ru, 3 февраля 2012 > № 486543 Ляля Габбасова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter