Всего новостей: 2577827, выбрано 1 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Зарьков Борис в отраслях: СМИ, ИТАрмия, полицияАгропромвсе
Зарьков Борис в отраслях: СМИ, ИТАрмия, полицияАгропромвсе
Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 21 января 2017 > № 2377840 Борис Зарьков

Борис Зарьков: мы формируем новую русскую кухню в противовес советской.

У шеф-повара московского ресторана White Rabbit Владимира Мухина уже заказан билет в Женеву. Он едет не отдыхать и не просто работать, а гастролировать. 1 и 2 февраля в женевской гостинице La Reserve он проведет вечера новой русской высокой кухни. За то, чтобы попасть на русский гала-ужин, каждый гость заплатит 468 швейцарских франков (примерно 28 тысяч рублей), пишет ТАСС.

Мы привыкли к турам актеров и певцов, но понятие гастролей прижилось и в мире гастрономии. И все чаще любители хорошей кухни покупают билеты на «представления» русских шеф-поваров.

В свободное от гастролей время Владимир Мухин работает на кухне White Rabbit — единственного российского ресторана, второй год подряд попадающего в World 50 Best Restaurants — это своеобразный ресторанный «Оскар», топ-50 лучших ресторанов мира.

Владелец ресторана White Rabbit Борис Зарьков в интервью ТАСС рассказал о практике гастрономических турне, своем лучшем шеф-поваре и о том, как сделать, чтобы русский ресторан признали во всем мире.

— «Шеф-повар» и «гастроли» — надо признать, что для большинства читателей эти два слова имеют мало общего. Но для вас, как я посмотрю, это явление обычное?

— Оно обычное не для меня, а для мирового ресторанного бизнеса. Это как в музыкальный клуб приезжает известный певец. Так что странного в том, что ресторан хочет пригласить к себе известного шеф-повара? Вот и приглашают, рекламируют его приезд, анонсируют, продают билеты.

И нашего Владимира Мухина приглашают очень часто. Его гастроли в La Reserve — это не какая-то разовая акция. На различные гастрономические фестивали, гастроли он ездит примерно два раза в месяц.

— Когда же у него остается время работать на вашей кухне?

— Да практически не остается, но что делать, приходится смириться (улыбается). Мы же сами сделали все возможное, чтобы за несколько лет он стал мегаизвестным и в России, и в мире, чтобы его фото на обложках журналов печатали. И кроме того, мы понимаем, что это часть мировой ресторанной культуры, которую мы хотим распространить и в России.

— Известность шеф-поваров?

— Шире — отношение к посещению ресторана как к приятному времяпрепровождению, а не просто как к заправке «бензином». И гастроли — для этого. А есть, например, необычный гастрономический фестиваль The Grand Gelinaz! 40–50 шеф-поваров в один день меняются местами, и принимающий ресторан до последнего момента не знает, кто к ним приедет.

Мухин в прошлом году, например, ездил в Лиссабон, а к нам приехал шеф из Техаса. Повар готовит ужин из нескольких блюд и уезжает обратно. Часть продуктов обычно он привозит с собой, но профессионализм повара подчеркивается, если он идет на рынок, смотрит локальные продукты и часть блюд делает из них, импровизируя.

Все такие события — часть высокой ресторанной культуры, когда и владелец ресторана, и посетитель готовы экспериментировать.

Высокая гастрономия — это уже не просто еда. Пьер Гарньер, Ален Дюкасс, братья Рока — ужин в их ресторанах — это как законченное театральное действие, одно событие переходит в другое, каждое блюдо подается по-разному, спектакль… А наши соотечественники в большинстве своем в театр ходить не любят.

— Не скажите, в Москве с билетами на хороший спектакль всегда проблема…

— Не спорю, но все равно большинство пойдет не в театр, а в мультиплекс и посмотрит какого-нибудь очередного «Человека-паука против Хищника»…

— И что из себя представляет «Человек-паук против Хищника» в ресторанном мире?

— В Москве?

— Допустим.

— «Чайхона №1», «Тануки»… Человек с советским вкусовым фундаментом найдет то, что ему понятно. Когда вы приходите в ресторан haute couture, это же надо мозг напрягать, дегустировать, искать какие-то сочетания вкусов. А зачем это делать, когда можно надеть 3D-очки и посмотреть «Чужого против Хищника».

— Но вы все же как-то смогли на фоне таких массовых вкусов создать ресторан, который второй год подряд — единственный представитель России в рейтинге World 50 Best Restaurants. Почему, кстати, единственный? Ведь даже перуанских — сразу три…

— Во-первых, то, что в рейтинге много перуанских ресторанов, — не удивительно. В последние годы Южная Америка в мировом гастрономическом тренде. Перуанская кухня очень популярна. Она легкая, адаптирована под глобальный вкус.

До Петра I русская кухня была очень простая — что собрали вокруг, что поймали в ближайшем лесу, то запекли и съели, без всяких премудростей и соусов. В этом смысле царский стол отличался от крестьянского только большим выбором блюд, а ловили животных в одном и том же лесу и готовили одинаково

На самом деле это ведь и не перуанская кухня вовсе. Это кухня никкей — ее создали японцы, переселившиеся 150 лет назад в Перу и совместившие свои кулинарные традиции, прежде всего рыбные, с местными продуктами.

А почему мало российских… Просто раньше наши шеф-повара и рестораторы не занимались целенаправленно международным продвижением своих ресторанов. Этим занимались только мы, потому что когда я открывал White Rabbit шесть лет назад, то сразу поставил цель — попасть в World 50 Best Restaurants.

Но сейчас и другие рестораны подхватили нашу инициативу, продвигаются, тратят на это деньги. В этом году в расширенном списке рейтинга — топ-100 — появились братья Березуцкие и их ресторан Twins на 75-м месте и Сергей Ярошенко с его «Честной кухней» на 100-м. Думаю, дальше будет еще больше.

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 21 января 2017 > № 2377840 Борис Зарьков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter