Всего новостей: 2552684, выбрано 6 за 0.419 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Косырев Дмитрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольЭкологияСМИ, ИТОбразование, наукаАрмия, полицияАгропромМедицинавсе
США. Турция. Ближний Восток > Армия, полиция > ria.ru, 25 февраля 2016 > № 1664486 Дмитрий Косырев

Как выглядит война в Сирии глазами тех, кто вроде бы не имеет к ней прямого отношения? Что привлекает внимание таких стран? А вот хотя бы случай Турции и ее почти реализованного на этих днях намерения вторгнуться в Сирию. На основе каких норм права Турция это чуть было не сделала? Что это могло быть — законный шаг или наказуемая агрессия? Задают такой вопрос разные страны. Главное же в том, что этих стран много: в описываемом ниже случае их 120, то есть более 62% государств-членов ООН.

Никакой самодеятельности

Приятные неожиданности часто подстерегают того, кто умеет посмотреть на происходящие события с нового угла, чужими глазами. Иной раз оказывается, что у тебя в мире куда больше единомышленников, чем ты думаешь.

Всего лишь на прошлой неделе главным международным вопросом был такой: нападут ли Турция (и Саудовская Аравия) на Сирию, начав этим какую-то совершенно другую, новую войну в стране, где вдобавок находятся наши вооруженные силы. В День защитника отечества стало ясно, что старшие товарищи двух возмутителей спокойствия — в том числе США — очень внятно объяснили туркам и саудовцам, почему не надо никуда вторгаться. Это для нас еще не День победы, но вполне хорошая новость.

Но это наш взгляд. Как смотрят на ситуацию те, кто в конфликте непосредственно не участвует? Многие заметили "идеолого-юридическую" артподготовку правительства Турции к своему несостоявшемуся вторжению. Турки заявили, что курды, живущие на сирийской территории — террористы, а поэтому Турция имеет право пересечь сирийскую границу, чтобы этих террористов наказать. Да и сейчас продолжают называть сирийскую курдскую Партию демократического союза террористической и грозят ей.

И тут, если присмотреться, оказывается, что именно эта ситуация не понравилась множеству других стран — как прецедент, как нарушение тех правил, которые ведь должны быть одни для всех.

Индия, например. Не последняя страна в мире. Почитайте, как ядовито описывает обозреватель делийской газеты "Пионер" укрощение Турции. "Были, без сомнения, секретные, но панические предупреждения (со стороны НАТО. — Д.К.)… Турцию (и Саудовскую Аравию) почти наверняка известили, что если они выберут войну с российскими войсками в Сирии, то им придется вести ее самостоятельно. Так что, видимо, этой истории конец, и все могут вернуться к разделу Сирии — а именно это означают разговоры о прекращении там боевых действий".

Насчет раздела мы еще посмотрим (о нем не договаривались), но в целом позиция Индии по Сирии предельно ясная и к авантюрам неодобрительная. Индийцы следят за тем, какие тут создаются юридические прецеденты. И именно в индийской печати, в частности, только что появилась публикация насчет общей позиции — по Сирии и международному праву в целом — 120 стран мира, входящих в нечасто упоминаемое у нас Движение неприсоединения (ДН).

Нормы и недонормы

Движение такое не просто существует, но иногда предпринимает весьма интересные шаги. Вот и в этот раз, напоминают индийцы, ДН еще осенью прошлого года устроило акцию в ООН (в комитете по правовым вопросам). Там выступил от имени движения иранец Гулям Хоссейн Дехкани и заявил, что ДН осуждает "избирательный подход" к международному праву.

А именно: движение считает, что ни одна страна или группа стран не имеет права самостоятельно делать то, что попыталась предпринять Турция. Нельзя в одностороннем порядке провозглашать какую-то страну покровителем террористов. Нельзя составлять свои, односторонние списки таких стран, и особенно под предлогом борьбы с терроризмом. (И даже отдельные группировки, добавим, не террористы, пока не окажутся в списке таковых, согласованных в ООН).

И, что еще важнее, ДН протестует против расширения "некоторыми странами" своей национальной юрисдикции за пределы собственных границ. Напоминает, что ничего подобного нет в международном праве. А это очень хорошее заявление, если вспомнить не только войну в Сирии, но множество эпизодов последних лет, включая похищение российских граждан и доставку их в лапы американской юстиции.

Что касается войн, то особенно интересно, что движение напоминает: не существует никакого права на "гуманитарную интервенцию". Таковая не значится ни в Уставе ООН, ни в прочих документах, на которых строится международное право. Нет в этих документах также и "ответственности за защиту", то есть — в обоих случаях — права военного вмешательства на территории других государств для защиты местного населения от чего бы то ни было. Заявил, что хочет кого-то защитить, и напал: такое как было запрещено, так и остается.

Все эти "гуманитарные интервенции" и "ответственности за защиту" начали явочным порядком вбрасываться в международное правовое поле в 90-х годах, и известно кем — США и НАТО. Время такое было, им хотелось подправить международное право потому, что они думали, что всех сильней и могут это сделать. Но подразумевалось, что решать, кого защищать и куда вмешиваться, могут только они сами — потому что имеют монополию на право назначать виновных и нападать на них на территории других стран.

Это очень долгая история о том, как самопровозглашенные нормы права идеологи Запада старались повторять настолько часто, что они стали бы привычными. А потом, по принципу свершившегося факта, задним числом включить их и в ключевые международные документы. Но, как видим, не вышло. Более того, эти "недонормы" оказались неожиданно опасными для тех, кто их пытался породить.

В частности — из-за таких, как Турция. По сути турки всего лишь попытались на региональном уровне сделать то, что до того предпринимали США и их союзники. И поставили этим США в ситуацию, которой американцы опасались. Тут-то и выяснилось, что все-таки страны не равны, хотя по международному праву должны быть равными. И появились мысли: если всякий и каждый будет, полагая, что Запад уже не тот, делать как Запад — то что же станет с миром?

И в порядке послесловия: Движение неприсоединения, что следует из его слегка архаического названия, состоит из тех, кто в эпоху противостояния двух мировых систем с их военными блоками решил не присоединяться ни к одной из сторон, хранить пусть иногда сомнительный, но нейтралитет. Сейчас это заметно выросшее с начала 90-х движение могло бы называться просто "не Запад". После 90-х его стало модно не замечать — подумаешь, 120 стран, а сколько у них дивизий (авианосцев)? Они что, диктуют нормы и правила поведения? Но оказывается, что если и не диктуют, то очень внятно напоминают иногда, что правила эти надо соблюдать.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

США. Турция. Ближний Восток > Армия, полиция > ria.ru, 25 февраля 2016 > № 1664486 Дмитрий Косырев


Таиланд. Мьянма > Армия, полиция > ria.ru, 12 февраля 2016 > № 1647172 Дмитрий Косырев

Если вам покажется, что эта крайне поучительная история произошла слишком далеко от России, и нас не касается, проделайте простую процедуру. Замените мысленно Таиланд на Россию, а Бирму (Мьянму) – на Украину или нечто подобное. И получите очень полезную для изучения схему, даже руководство. Схему того, как просто довести дело до свержения двух правительств, разжигания ненависти и войны между соседями, развала целого региона.

Для всего этого может хватить бытового уголовно-детективного сюжета — двойного убийства, за которое в одной стране приговорили к смерти двух гастарбайтеров из соседней страны.

Почерк преступления

Любые убийства, конечно, не пустяк, а эти — отвратительнее некуда. Погибли британские студенты на отдыхе в Таиланде. Ханна Уитеридж, 22 года, изнасилована и затем убита мотыгой. Ее друг Дэвид Миллер, 24 года, тоже изнасилован, избит, потом погружен головой в воду. Не уверен, что эта история была всерьез замечена в России. В Азии же дело об "убийствах на Ко Тао", то есть на острове Тао, известно всем в силу его потенциально взрывчатого характера для всего региона.

Убийства произошли в сентябре 2014 года. В декабре прошлого года двух виновных тайский суд приговорил к смерти; таковыми оказались два бирманских гастарбайтера, Зау Лин и Вай Пьо, примерно того же возраста, что и их жертвы. А сейчас – началось. С просьбами о новом расследовании и пересмотре приговора в Бангкок обратились президент Бирмы, весь набор тамошних политических деятелей, включая наследника последнего бирманского короля, свергнутого англичанами в конце XIX века. Идут демонстрации, разгорается (или разжигается) ненависть.

Недавние события вот какие: хакерская группа, видимо, из Бирмы, взломала и обрушила все интернет-сайты системы исполнения наказаний Таиланда, в среду выложила в интернет сотни документов и баз данных. Это еще не война, но уже диверсия.

Никто еще в Бирме не назвал двух осужденных национальными героями, но дело к тому близко. Как минимум требуют "вернуть наших мальчиков домой".

Большая политика для Таиланда тут выглядит вот как: убийства на Ко Тао произошли, когда в Таиланде к власти пришло военное правительство, прекратившее затянувшееся на годы двухпартийное кровопролитное противостояние. Условно, "столичных космополитов-западников" и "провинциальных патриотов". Военные убрали из политики обе партии и поддерживающие их силы, страна успокоилась, но еще ведь надо вернуть ее к привычным докризисным экономическим успехам. А этого пока не получается, особенно с учетом внешних факторов.

И понятно, что дающий 2% ВВП туризм – это важно. Тайцы на пляжных островах приезжих берегут, вся преступность там – это когда один пьяный турист дерется с другим или уезжает, не заплатив. А в случае с Ко Тао весь "почерк" преступления очевидно был гастарбайтерским. Чтобы такое сделали местные или другие туристы – возможно, но менее вероятно.

Бирманских рабочих, легальных и не очень, в Таиланде несколько миллионов, поскольку Бирма – страна, в материальном и прочих отношениях живущая на эпоху позади Таиланда. Сравнения с Украиной и прочими нашими соседями и собратьями тут действительно уместны.

Заметим, что позволять гастарбайтерам безнаказанно убивать кого-либо, но особенно туристов, для власти невозможно. Все тайцы это хорошо понимают.

Когда возрождается политика

В Бирме же, где десятилетиями правил военный режим, в 2011 году началась политика в ее худшем виде. Режим сначала стал полувоенным. В 2015 году прошли первые за долгие годы парламентские выборы, на которых победила оппозиция – Национальная лига за демократию. Мне уже приходилось писать, что если неопытный бирманский избиратель повторяет печальный опыт молодой России, голосовавшей за Ельцина, и выбирает сомнительную в кадровом и организационном плане силу, то это еще не значит, что Лига сможет управлять. На местах прежний режим держит все контрольные высоты, военные и бизнес – единое целое.

Вдобавок новые члены парламента еще не заняли свои места, новое правительство еще не утверждено. Отношение к победившей Лиге у ее же избирателей уже скептическое: выиграть выборы – одно, а заниматься делами, идти на компромиссы – другое.

Значит, надо что-то делать. И тут очень кстати подъем гневного национализма, немножко ненависти к соседу, с которым в истории всякое случалось, включая войны. Да если бы войны с Бирмой XVIII века пошли по-другому, еще неизвестно, где был бы сегодня этот Таиланд и в каких границах.

Вот откуда так кстати возникшее — "верните наших мальчиков домой".

Говоря о сравнениях с Украиной и подобными режимами, надо заметить: видимо, есть в странах определенного уровня развития очень характерный тип политических сил – прозападный (деньги ведь нужны) и непременно подстрекающий электорат к ненависти к соседям. Да вот и в самом Таиланде, когда у власти было идейно очень похожее правительство Апхисита Вечачивы (которое сдало американцам Виктора Бута), тоже дело чуть не дошло до войны за древний храм, расположенный ровно на границе между самим Таиландом и Камбоджей. А сейчас на границе все спокойно.

Эрик Артур Блэр, принявший позже псевдоним "Джордж Оруэлл", работал в 20-е годы полицейским в колониальной Азии и задумал там свой первый роман – "Дни в Бирме". Гениальное умение бирманцев строить многоходовые интриги описано им хорошо. Вот и сейчас бирманские демократы ставят в невыносимое положение сразу два военных правительства – свое (чтобы ушло всерьез и насовсем) и таиландское.

Свое выглядит бессильным "вернуть мальчиков", если не подозревается в сговоре с "противником". Вот пусть и сдает все позиции победителям выборов. Таиландские же военные… уступить братскому (пока что) режиму в Бирме – значит признать, что своя полиция и суд ни на что не годятся, не только не защитят туристов, а и вообще ужасны и коррумпированы. А не уступить – значит идти к конфликту с будущими властями соседней страны, с учетом того, что бирманские мигранты по всему Таиланду становятся источником угрозы. В общем, очень умно.

А тут еще глобальный аспект происходящего. Вместо одного прозападного режима получить два, то есть заодно ослабить и убрать совсем не прозападных таиландских военных. Перекроить всю политическую карту Юго-Восточной Азии. Интересно ведь.

Так кто же это сделал?

Но мы о чем-то забыли. Убили ни в чем не повинных британских студентов. Кто это все-таки сделал? А в том-то и дело, что когда начинается вот такая грязная политическая игра, то бесполезно вести расследование, приводить доказательства. Никто не поверит. Каждая сторона останется при своих убеждениях.

Таиланд бросил на следствие и суд лучшие силы, в том числе сделаны анализы ДНК. Родители одного из убитых студентов, англичане, говорят, что, к их удивлению, юстиция сработала безупречно… ну и что. Если бы я писал об этом детективный роман, то легко выстроил бы схему, по которой виноваты а) гастарбайтеры, б) кто-то другой, в) и они, и не они одновременно. Улики? Почитайте уже существующие детективные романы – допустим, австралийца Джона Бердета с его нелестными описаниями таиландской полиции – и узнаете, как можно подделать даже и ДНК.

И вот на суд приезжает австралийский (опять же) эксперт и объясняет, что бумажка с результатами ДНК-тестов неправильно оформлена. Нет, не сам тест, а вот бумажка плохая. Мнение эксперта публикуется в таиландской печати. Вывод: ребята, юстиции нет, страна коррумпирована, все ужасно. Ну а бирманская сторона и подавно понимает, что поддержать решение таиландского суда в Бирме, особенно после прихода нового правительства, было бы политически опасным. Так что – верните мальчиков, они ни в чем не виноваты.

Войны и межнациональная ненависть начинаются по-разному. В том числе и вот так.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

Таиланд. Мьянма > Армия, полиция > ria.ru, 12 февраля 2016 > № 1647172 Дмитрий Косырев


США. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 23 ноября 2015 > № 1559122 Дмитрий Косырев

Первое: очень серьезный скандал разразился в США насчет того, кто виноват в военной катастрофе Америки на Ближнем Востоке. Второе: выяснение (опять же в США) того, почему террористы и экстремисты из "Исламского государства" выигрывают у сверхдержавы пропагандистскую войну. Вот что стоит за вроде как бодрыми и уверенными выступлениями президента Барака Обамы по сирийско-иракской тематике на саммитах в Азии.

Это уже не псакинг, это хуже

В Куала-Лумпуре, как и ранее в Маниле, Обама был в отличной боевой форме и активно высказывался перед несколькими аудиториями.

Здесь надо сказать, что после сложного саммита "Группы двадцати" в Анталье (Турция) мировая политика высшего уровня переместилась в две столицы Юго-Восточной Азии, Манилу и Куала-Лумпур, где США перешли в наступление, прежде всего против Китая. Что вписывается в прежнюю (и явно провалившуюся) американскую политику — уйти с Ближнего Востока, сосредоточиться на Азии.

В столице Филиппин был саммит АТЭС, а в столице Малайзии было десять саммитов подряд (мировой рекорд). Сначала встречались лидеры стран АСЕАН (ассоциация объединяет все государства Юго-Восточной Азии), потом они же устраивали встречи на высшем уровне с партнерами по диалогу — включая США, Китай, Россию, Индию и других. Произносились речи, в том числе, конечно, о борьбе с терроризмом.

Вот там и произошли два не очень различимых на общем фоне события. Первое: США обязались помогать стране-хозяйке встречи, Малайзии, управлять только что открытым региональным центром коммуникаций — по сути, пропагандистской конторой, которая будет бороться за умы мусульман, противостоя пропаганде "Исламского государства" и прочих экстремистов.

И второе событие: в Малайзии же Обама настойчиво, если не сказать — агрессивно, повторил все то, над чем в последнее время мир смеется. А именно: что российские авиаудары в Сирии только помогли террористам; что России следует "внести стратегические корректировки", которые позволят ей стать "эффективным партнером для нас и 65 государств, уже участвующих в кампании против ИГ".

Ну и в тот же день Обаме ответили, фактически одновременно, российский премьер Дмитрий Медведев (тоже находившийся в Куала-Лумпуре) и президент Сирии Башар Асад из Дамаска. Медведев сказал, что "ответственность за усиление ИГ лежит в том числе и на США, которые вместо борьбы с террористами начали бороться за уход президента Сирии Башара Асада". А Асад еще раз напомнил, что российская авиация за два месяца добилась больших успехов в борьбе с ИГ, чем все упомянутые Обамой "65 государств" за год.

Но их ответы как раз из серии очевидного, а вот что это за феномен — заявления Обамы, вопреки фактам продолжающего изрекать, мягко говоря, очевидные для всех неадекватные вещи? Это ведь уже не псакинг, когда выводят на трибуну неграмотную девочку, с которой и спорить смешно. Это, наверное, обаминг. Как его понять?

Понять вообще-то можно, если внимательно посмотреть на то, что происходит сейчас в США по части анализа ошибок того же Обамы и не только его. Это очень серьезный процесс, и касается он обоих куала-лумпурских событий — и открытия пропагандистского центра, и странных высказываний президента США.

Работа над ошибками

Вообще-то речь идет о серьезном скандале, который New York Times в минувшее воскресенье сделал темой своего главного (и громадного) материала. Он рассказывает, как Пентагон ведет внутреннее расследование того, что за документы поступали к министру обороны полтора года назад от Центрального командования (или Сенткома, ответственного за ближневосточный театр боевых действий).

Полтора года назад — это когда родилось ИГ, каким мы его сегодня знаем. Началось оно (в качестве не подпольной группировки, а как нечто, владеющее немалой территорией) с захвата второго в Ираке города — Мосула, вместе с поступившими из США арсеналами иракской армии. А что делала сама иракская армия, подготовленная американцами? Изначальные шифровки для Пентагона сообщали, что армия отступила. Затем кто-то из сенткомовцев уровнем выше отредактировал текст, написав "перегруппировалась". А сегодня, пишет газета, расследователи Пентагона изъяли у Сенткома множество документов и анализируют их. В частности, отмечают, что иракские солдаты даже не перегруппировались — они просто перешли на сторону нападавших.

Это вовсе не изолированная публикация, а один материал из большой серии. И ссылается эта серия на идущие в конгрессе слушания, где подробно выясняется, кто кому врал и кто что знал.

Читаешь эти материалы — и понимаешь, что в США очень много людей отлично понимают, что в куала-лумпурской перепалке между Обамой и Медведевым с Асадом прав отнюдь не Обама. Да, они все знают о мосульском провале, знают о том, что 75% американских самолетов, вылетающих бомбить ИГ, возвращаются с несброшенными бомбами и незапущенными ракетами (не знают, что бомбить?), и еще многое другое.

Теперь о пропаганде. Здесь тоже провал. Но в данном случае аналогичную серию громадных материалов (на темы об идеях, ценностях, социальных сетях) ведет другая мега-газета, Washington Post. Вот свежая ее публикация о том, что пропагандистская армия "халифата" куда сильнее и важнее его военного крыла, о том, как ежедневно по всей его захваченной территории разъезжают команды профессионалов с видеокамерами, как обрабатываются их материалы, как распространяются в социальных сетях, как работают вербовщики.

Будьте уверены, в этих публикациях никакого псакинга нет, тут все серьезно, помещаются карты, на которых обозначаются территории, кроме Ирака и Сирии, где ИГ ведет активные боевые действия — Ливия, Египет, Йемен, Пакистан, — и территории, где ведется пропаганда, — полмира.

И, как и в предыдущем случае, это вовсе не расследование журналиста-одиночки. Перед нами результат работы множества американских ведомств и институтов, которые расспрашивают перебежчиков из ИГ, анализируют интернет, изучают провалы официальных ведомств.

Кстати, решение помочь контрпропагандистскому центру в Малайзии — вполне разумное. Малайзия, с ее мусульманским большинством — лидер "движения умеренных", то есть очевидная идейная альтернатива экстремизму, разваливающему ислам изнутри. Ей есть что сказать. Такому процессу помогать можно и нужно.

Итак, Америка всерьез работает над ошибками и отлично понимает свой иракско-сирийский провал. А несчастный Обама, которому осталось досидеть год с лишним, тем временем занимается обамингом.

Это, кстати, очень американский феномен — массированное вранье — как в международных конфликтных ситуациях, так и во внутренних лоббистских войнах за умы потребителей. По американским правилам не принято говорить "мы врали". Надо продолжать нести чушь, пока не уйдешь в отставку.

Когда-нибудь кто-нибудь займется работой и над этими странностями американской цивилизации.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

США. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 23 ноября 2015 > № 1559122 Дмитрий Косырев


США. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 11 сентября 2014 > № 1173568 Дмитрий Косырев

Бомбить можно кого угодно и когда угодно - Обама разрешил

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

Если свести к одной фразе выступление президента Барака Обамы минувшей ночью, то получается так: будем бомбить территорию Сирии, не спрашивая у Дамаска, потому что иначе — никак. Конечно, ситуация попросту смешная, ведь наносить воздушные удары будут по врагам прежде всего президента Сирии Башара Асада, а уж потом это враги Барака Обамы и многих, многих других людей.

Но признать, что США оказались фактически союзниками Сирии (и ее союзника Ирана), Обама не может. И здесь, наверное, выявилась главная слабость Америки — идеологическая: она считает себя вправе делать что угодно, но не может произнести очевидные вещи вслух.

Враг моего врага мне не друг

Из полного текста президентского выступления можно увидеть что угодно, кроме того, откуда пошла эта война, которая сейчас привела к захвату больших территорий Ирака экстремистской армией IS ("исламского государства").

Эту историю начали друзья и союзники США, Саудовская Аравия, Катар и прочие монархии Ближнего Востока — сначала в виде подстрекательства революций по всему региону, а потом дошло дело до переворотов и войн. США в этом деле участвовали в лучшем случае вяло и без желания, но дальше монархии начали втягивать их в полномасштабную войну, и прежде всего с ненавидимой ими Сирией. Сегодня картина в регионе чрезвычайно усложнилась, подстрекатели переворотов переругались между собой… но ничего этого вслух президент Обама не произносит. У него другая проблема.

Она в том, что создание на территории двух государств — Ирака и Сирии — террористического государства, куда как на сафари повадились ездить повоевать мусульмане из Европы и даже США, терпеть невозможно. США были просто вынуждены помочь правительству Ирака ударами с воздуха, что немного отодвинуло фронт от столицы. Но дело в том, что IS базируется в Сирии, на территории другого суверенного государства, оттуда террористы IS и пришли в Ирак — раз уж не смогли победить правительство Асада. И если не "достать" этих людей там, в Сирии, победить их будет невозможно.

В экспертных кругах уже несколько месяцев пишут, что Америка оказалась в смешной ситуации. Враг ее врага оказался ее врагом. Наметился полноценный боевой союз США с Сирией и Ираном. Которые и были мишенями всей операции бывших друзей США, ближневосточных монархий, под названием "арабская весна". И почему бы не признать, что такова новая реальность, мы, Америка, теперь дружим с Тегераном и Дамаском, потому что у нас общая — и действительно страшная — угроза?

Но Обаме проще бомбить территорию суверенного государства, чем ломать идеологические модели, созданные даже не им.

А что, за пределами США кто-то есть?

Самое интересное в его выступлении не то, что он сказал, а что он старательно обходит. Насчет Сирии: в этой войне "мы не можем полагаться на режим Асада, который терроризирует свой собственный народ — на режим, который никогда не вернет легитимности, которую он потерял". И, фактически, все.

Минуточку, а кого там Асад терроризирует — да как раз тех самых IS, которые захватили сначала две трети его страны (зверствуя там точно так же, как они это делают сейчас в Ираке), а потом были отбиты на ее северо-восток и оттуда, раз уже не получается взять Дамаск, пошли на Ирак.

Обама в своем выступлении сказал, что будет помогать "третьей силе" в Сирии, чтобы она в итоге победила всех, и Асада, и IS. Как будто уже не помогали. Но на самом деле Америке сейчас просто не до Сирии. Разбомбят IS на сирийской территории, помогая этим Асаду вернуть свои захваченные земли? Но это ведь будет только завтра, и тем временем что-то придумается. Будет шанс свергнуть правительство в Дамаске — свергнут.

И ведь всего-то было надо проявить уважение к международному праву и позвонить Башару Асаду: можно нам уничтожить вашего врага на вашей территории? Он бы, наверное, не возражал.

Так вот, во всей речи Обамы вообще нет практически ничего насчет международного права, суверенитета. Не считая того самого упоминания о легитимности сирийского режима. Но ведь не США определяют, кто легитимен, а кто нет. Дальше, конечно, где-то в ООН Америка что-то скажет, но уже как бы для порядка. А может, и не скажет.

И что у нас в таком случае получается: допустим, России неприятен Уругвай. Нет, на самом деле он нам очень даже приятен, но просто для примера: какая-то банда захватила часть Уругвая и вторглась в Бразилию, Россия хочет помочь Бразилии и начинает бомбить Уругвай, приговаривая при этом: а он нелегитимен, что хотим, то и делаем. Хотя — почему только Россия? Кто угодно может бомбить кого угодно, Обама разрешил. Ведь международное право одно для всех.

И самое, наверное, интересное, что не только президент США обходит правовой аспект дела, а и все остальные в Америке. В первых американских откликах на его речь — практически никаких размышлений на эту тему.

Вот "юридическая консультация" в Washington Post. Эксперт размышляет на одну лишь тему — а имеет ли Обама право наносить удары по Сирии, да еще заявляя, что ему не нужно в этой ситуации спрашивать разрешения у Конгресса. Но речь, как выясняется, только об одном — об этом самом разрешении! Эксперт находит даже оправдание президенту, акт Конгресса от 2002 года — перед войной в Ираке времен Джорджа Буша, тщательно анализирует его… Про мир за пределами США — ни слова.

А вот оценки внутриамериканской ситуации с этой войной: если год назад общественное мнение США было резко против агрессии против Сирии, то сейчас поддержка бомбежек вдвое больше: 71% за удары по IS на территории Ирака и 65% за такие же удары на территории Сирии…

А насчет суверенитета, международного права и т.д. — ни-че-го! Нет, есть одна забавная публикация в New York Times. Здесь особый жанр — искусство диалога, блеск злословия двух интеллектуалов, начинают они с того, кто и зачем читал Диккенса, со вздохом переходят к Обаме — и тут один из собеседников говорит: самое сложное — объяснить американскому народу, что такое международная система. Вы ее еле видите или чувствуете. Хотя она создает "подсознательный фон поведения для всех, для хороших парней и плохих тоже".

Да нет никакой "международной системы", и права тоже нет. И правил поведения. Вот только пусть кто-то о таковых в следующий раз упомянет, и мы вместе посмеемся и заговорим о Диккенсе.

США. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 11 сентября 2014 > № 1173568 Дмитрий Косырев


Украина. Весь мир > Армия, полиция > ria.ru, 30 августа 2014 > № 1161593 Дмитрий Косырев

Ползучее раскаяние в ООН

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

Великое достижение ООН: наконец-то ее подразделение, занятое правами человека, выпустило доклад, где говорится, что на Украине по гражданскому населению наносят преднамеренные удары "обе стороны" и это есть "нарушение международного права". Да-да, это достижение, потому что раньше те же агентства ООН во всем обвиняли только донецких ополченцев, а теперь обе стороны. То есть признается, что правительство Украины нарушает международное право – с добавкой "тоже".

Конечно, первая реакция – долго же эта ООН раскачивалась, а сейчас что – уже не раскачивается, а раскаивается? Вторая реакция: что привело к долгожданному сдвигу? Как это в наши дни делается?

Один из дюжины кризисов

Речь идет в данном случае о пятом докладе Управления Верховного комиссара ООН по правам человека, подготовленном по данным мониторинговой миссии ООН. Нынешний документ охватывает период с 16 июля по 17 августа. Это, напомним, было время, когда различные военные и полувоенные формирования, выступающие на стороне Киева, наступали, бомбили и обстреливали.

Старания составителей документа быть беспристрастными к обеим сторонам конфликта понятны, хотя приводят к смешным результатам. Вот, например, "преднамеренное нанесение ударов по гражданскому населению", которое, как здесь говорится, осуществляется обеими сторонами конфликта на Украине. Может, кто-то из ополченцев такие удары преднамеренно и наносит, но что-то никто не слышал, чтобы они методически сравнивали с землей города с сотнями тысяч мирных жителей. Или они бомбят свои же города, где живут их семьи?

Но нельзя не увидеть, что пятый доклад отличается от предыдущих. Раньше все было по-другому – ну, посмотрим хотя бы на второй доклад, там речь шла по большей части о том, как неправы ополченцы. Хотя сожжение 48 человек в Одессе 2 мая, незаконные задержания (112 задержанных обозначены в документе) – все упоминалось. Но, повторим, тогда еще не было этих фактически ковровых бомбардировок Донецка и Луганска, гуманитарной катастрофы, вызванной уже исключительно киевской стороной.

Почему же так медленно ползет эта улита? Выступая на форуме на Селигере в пятницу, Владимир Путин взял под защиту ООН, которую кто-то из слушателей назвал неэффективной. Ну, давайте посмотрим, как эта организация работает. Для начала, где в данный момент наблюдаются наиболее вопиющие случаи нарушения прав человека в ходе фактически боевых действий? Нави Пиллай, уходящая сейчас с поста Верховного комиссара ООН по правам человека, в прощальном интервью назвала "12 или 13" государств, где такое происходит. Начала с Сирии и Афганистана, Украина оказалась только третьей, а еще два Судана, Ирак…

Что касается Украины, то там мониторинговая миссия ООН, составляющая доклады о правах человека, базируется в Киеве. Что не может не влиять на ход дела; если внимательно почитать о том, как она работает, то заметны жалобы на то, что в "некоторые районы" очень опасно добираться. Не говоря о том, что и в Киеве есть что изучать на предмет нарушений.

Ну и, наконец, кроме очень горячих точек и тем есть и более прохладные. Можно посоветовать попутешествовать по тем разделам сайта ООН, которые касаются прав. Путь будет почти бесконечен…

Шествие белых грузовиков

Итак, ООН движется медленно, и это просто факт. Но движется все-таки. И не только ООН, то есть бюрократия в Нью-Йорке и Женеве, с множеством офисов по всему миру. Мы в данный момент наблюдаем общий сдвиг международного общественного мнения. Пока что – к "середине", то есть к позиции "на Украине обе стороны виноваты". А дальше что?

А ведь это очень знакомая картина. Помнится, два года назад во всех международных организациях, не говоря о СМИ, звучала одна песня: сирийский режим уничтожает свое население. И все попытки объяснить, что известная часть этого населения при поддержке из-за рубежа тоже кое-что уничтожает, казались бесполезными.

Но уже год назад произошел точно такой сдвиг, как мы сейчас наблюдаем в отношении Украины. Вдруг в СМИ стало все больше фактов о том, что сирийская "оппозиция" — это вообще-то "тоже" довольно плохие люди, да они попросту творят зверства, и как раз против населения.

Если кто-то помнит, на днях у нас предстоит годовщина примечательного события – той самой истории с химическим оружием, в применении которого сначала попытались обвинить режим в Дамаске, а потом, присмотревшись к фактам или странному отсутствию таковых, кое-кто задумался. Итог – успех российской инициативы по "химическому разоружению" Дамаска вместо того, чтобы подвергать Сирию американским бомбардировкам.

Ну а сегодня картина и вообще другая. Сейчас-то всем понятно, что тут у нас не совсем сирийская и не такая уж оппозиция, а армия ваххабитов, захватившая еще и часть Ирака. Именно эту публику уже бомбят США, всего-то год назад готовившиеся с союзниками бомбить совсем другую сторону.

Урок очевиден. Нет никакого информационного всесилия Запада. Да, сначала можно долго подвергать одну, "не свою" сторону конфликта информационной блокаде, продвигая свои идеи насчет того, что Киев (в данном случае) во всем прав. Но "долго – не значит "вечно". Нельзя заблокировать всю нежелательную информацию навсегда.

Что такого произошло на Украине, что стрелка весов у нас на глазах качнулась и замерла в нейтральном положении? Во-первых, был сбитый малайзийский лайнер, конечно. Сначала поспешили обвинить Москву, потом сказать, что речь о косвенной ее виновности, а дальше как-то все задумались: а что же фактов нет? Что произошло на самом деле? Почему молчат? На сегодняшний день история с этим самолетом – чистый моральный проигрыш для тех, кто надеялся использовать ее в совсем иных целях.

А во-вторых, конечно, караван гуманитарной помощи по линии Россия – Красный Крест. К сожалению, сегодняшнему миру нужны вот такие эффектные акции (и сильная телевизионная картинка), чтобы заставить публику задуматься: сколько-сколько белых грузовиков? Почему так много? Какая гуманитарная катастрофа в Донецке и Луганске, о каких цифрах идет речь? Кто разбомбил столько домов? Почему белые грузовики так долго не впускала Украина? Вот такая история.

Вопрос, что будет дальше, чисто технический. Слова о том, что нынешние украинские власти нарушили международное право, прозвучали. Какие действия в таком случае можно предпринимать в полном соответствии с этим правом – вопрос для юристов. Как минимум – отправить новую колонну грузовиков, что нам в ближайшее время и предстоит. Дальнейшее – следите за новостями, в том числе за невидимыми простым глазом, но все равно появившимися признаками непривычной уступчивости Киева в тех или иных вопросах.

РИА Новости http://ria.ru/analytics/20140830/1022094232.html#ixzz3BwGGTGke

Украина. Весь мир > Армия, полиция > ria.ru, 30 августа 2014 > № 1161593 Дмитрий Косырев


Весь мир > Армия, полиция > ria.ru, 11 ноября 2013 > № 977252 Дмитрий Косырев

Жертвы великой войны и самоубийство Европы

Дмитрий Косырев, политический обозреватель

Окончание боевых действий Первой мировой войны приходится на 11 ноября 1918 года. Так что мы, потомки участников той войны, отмечаем ее конец раньше предстоящего в следующем году столетия ее начала (август 1914-го). Здесь, конечно, случайная странность восприятия этого громадного события вековой давности. Но таких случайностей и странностей вокруг Первой мировой очень много.

Возможно, главным ее итогом когда-нибудь признают до сих пор не замеченную многими психическую травму, всерьез изменившую сознание немалой части человечества.

Забыть ужас

Если говорить об итогах войны, то рекорд краткости их изложения, видимо, содержится здесь — 2 минуты эфирного времени!

Переделом мира и раздачей плодов победы мир занялся, конечно же, позже, на завершившейся в конце июня 1919 года Версальской конференции. А сейчас представим себе моральное состояние людей именно 11 ноября 1918 года: 10 миллионов убитых! Какие еще там "плоды побед", какая цель может оправдать такие потери? Судя по литературе, которая пыталась оценить случившееся, вот это замороженное недоумение было главной эмоцией тех дней, когда окончание войны стало фактом.

20 миллионов инвалидов — не вполне точная цифра, она касается скорее раненых, часть которых все-таки излечилась. Но были и инвалиды в полном смысле этого слова, 3,5 миллиона. Они передвигались (если могли двигаться) по улицам Европы и не давали ей забыть произошедшего.

Здесь, наверное, кроется важнейший эффект войны в отношении последующей истории человечества. Первое: люди всеми силами пытались забыть пережитое, "вернуть все, как было". И второе: вернуть и забыть было невозможно (не только из-за инвалидов), ужас четырех с лишним военных лет оставался в подсознании.

Впрочем, речь не обо всем человечестве в целом. А, прежде всего, о Европе — психологическую травму получила именно она.

Сегодняшний мир очень сложен, состоит из почти двух сотен государств и нескольких довольно разных цивилизаций. Мир 1918 года был куда проще, всего 59 независимых государств.

Были европейские империи, повелевавшие множеством народов и насаждавшие, — по крайней мере в колониальных столицах, — вполне единый, глобалистский стиль жизни. Были Соединенные Штаты, в мягкой форме повелевавшие частью Латинской Америки. Независимая Япония, выступившая тогда против Германии, Австро-Венгрии и Италии. И независимый Китай, который как бы исчез с радаров, поскольку с 1911 года вступил в полувековую эпоху смуты, хаоса и гражданской войны, плавно перешедшей в японскую оккупацию — то есть во Вторую мировую. Вот, собственно, и весь тогдашний мир.

Он казался понятным, управляемым, логичным. Но после конца войны потерял смысл существования, морально надломился. Не весь, конечно, — надлом случился с его тогдашней сердцевиной, Европой.

Самоубийство длительностью в десятилетия

Оставим военным оценку перемен в искусстве войны, геополитикам — наблюдения над тем, как по итогам войны начала меняться политическая карта мира. Тем более что нетрудно представить себе, сколько книг на эти темы опубликовано за столетие. А вот попытка понять, что произошло с психологией людей — это дело писателей.

И тут мы видим одну важную вещь: как раз наиболее пострадавшие, то есть европейцы, произвели очень мало действительно сильных книг о том, что с ними произошло. Шок, пустота, немота… даже Эрих Мария Ремарк с его "На Западном фронте без перемен" и прочими работами эту пустоту не заполняет.

А вот люди, по мышлению близкие европейцам, но находившиеся как бы сбоку, по соседству с эпицентром войны — тут другое дело. Американцы: "Ночь нежна" Скотта Фицджеральда, книга совсем не о войне как таковой, но там есть герой второго плана Тони Барбан, человек, лишенный части черепной коробки, которого можно "убить парой носков". Он старается жить как все и веселиться — роман по большей части пляжный. Безумное веселье "века джаза", то есть, по сути, лишь 1920-х годов, — вот что поражает. Взрыв радостных эмоций, подъем светлого и легкого архитектурного стиля, так же как живописи в духе Пикассо тех лет, воздушной и простой…

Это веселье, скрывавшее затаенный ужас, — хороший материал для психиатров.

Второй пример, снова американец — Хемингуэй с его "Прощай, оружие". Описания героических боевых действий опять не наблюдается. Это книга о любви и о том, как ради нее человек бросает оружие и пытается жить нормальной жизнью, но не может.

И третий — это Алексей Толстой, бывший в ту послевоенную эпоху еще эмигрантом. И его "Эмигранты", и "Гиперболоид инженера Гарина" по большей части о том же: эффектный портрет послевоенной Европы, где несколько безумное веселье смешано с тем же затаенным ужасом массового и бессмысленного убийства, который так никуда и не уходит из подсознания, странным образом присутствует в прошлом, настоящем и будущем. Мы знаем о том, как плоды победы Антанты над Германией с союзниками привели прямиком ко Второй мировой, и как Первая мировая повлияла на то, что случилось с Россией, где смертоубийство с европейских фронтов перешло на фронты гражданской.

Но мы мало знаем о том, как моральный надлом европейской цивилизации повлиял на куда более широкие перемены в мире.

Америка как будущая мировая сверхдержава родилась именно тогда, в 1918 году. Выражались эти перемены в невиданном росте американских небоскребов (и в целом американского богатства — ведь европейцы по итогам войны оказались должны Штатам). И в том, что европейцы заново открыли и зауважали Америку.

Но до ситуации, когда все поняли, что США производят около половины мирового ВВП и вообще всех сильней, еще надо было идти несколько десятилетий.

Окружающий мир начал избавляться от морока европейского превосходства и господства именно по итогам Первой мировой.

Тут дело в цифрах. Индией, с полумиллиардным населением, правило всего несколько тысяч англичан, не сомневавшихся в своей непобедимости. Но то было в XIX веке. В тридцатые годы XX века им не хватало уже и десятков тысяч: они, с одной стороны, строили грандиозную новую столицу — Дели, а с другой — знали, что это ненадолго. Восставшая против англичан Индия, появление там будущего махатмы Ганди — это как раз 1919 год. Просто потребовалась пара-тройка десятилетий, чтобы в Индии и десятках стран поменьше оформилась казавшаяся сначала безумной идея — взять независимость.

Зато когда процесс пошел всерьез, в него втянулись все. Впрочем, потребовалась Вторая мировая война и новый надлом европейской цивилизации, чтобы события эти ускорились. Самоубийство Европы как владычицы мира стало фактом.

Весь мир > Армия, полиция > ria.ru, 11 ноября 2013 > № 977252 Дмитрий Косырев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter