Всего новостей: 2573070, выбрано 3 за 0.194 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Латынина Юлия в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольФинансы, банкиЭкологияСМИ, ИТНедвижимость, строительствоОбразование, наукаАрмия, полицияАгропромРыбаМедицинавсе
Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 июня 2018 > № 2656748 Юлия Латынина

Угрозы Путина: больше лает, чем кусает

Юлия Латынина, The New York Times, США

Действительно ли российский президент Владимир Путин хочет идти войной на Запад? Если мы поверим российской государственной пропаганде, то в ответ услышим явственное «Да». Путин очень агрессивен в плане своей внешней политики и всякий раз, натолкнувшись на сопротивление, немедленно обижается на это.

Кремль бросил все свои усилия на убийство людей с помощью нервно-паралитических веществ и разжигание хаоса, где только можно — в Сирии, на Украине или в Фейсбуке. Если ловят на горячем, Кремль сразу жалуется на «охоту на ведьм» и излагает свои смехотворные контртеории о том, что на самом деле произошло. Например, говорит о том, что отец, который когда-то был русским шпионом, и его дочь, которые чуть не умерли от действия сделанного в России нервно-паралитического вещества, на самом деле были отравлены руками подлых британцев, которые ввели им это же вещество, когда жертвы попали в больницу.

И Кремль умудряется одерживать верх в этой игре: когда свободный мир ругает Россию — это момент для нее прибегнуть к новой атаке. Когда Запад быстро объединяется против российской провокации, то тем самым подпитывает кремлевскую внутреннюю пропаганду: мол, вот доказательство «двойных стандартов» Запада и природной враждебности к России.

Сегодня российская мечта — бросить военный вызов миру — стала главной темой государственной пропаганды. В мае, когда Россия праздновала годовщину победы над нацистской Германией во Второй мировой войне, самым популярным слоганом был «Можем повторить». Другими словами: «однажды мы снова сможем взять штурмом Берлин».

Задумайтесь об этом. Может ли Россия действительно взять Берлин штурмом снова? Или она хотя бы попытается? Или Путин действительно верит в то, что сможет выиграть короткую и славную войну? Или он просто блефует? Рассмотрим ситуацию повнимательнее.

Как сообщалось, 8 февраля в Дейр-эз-Зоре в Сирии при американских авианалетах погибло некое количество россиян, которые, как считается, были наемниками, — возможно, десятки человек, возможно, две сотни. Кремль часто видит оскорбления там, где никаких преднамеренных оскорблений нет. Резонно было ожидать, что он рассвирепеет. Вместо этого он отмолчался, если не считать отрицания того, что в Дейр-эз-Зоре вообще находились российские солдаты.

Два месяца спустя президент Трамп приказал нанести авиаудары по местам, где в Сирии могли производить химическое оружие, и на этот раз Кремль устроил большое шоу. Посол России в Ливане Александр Засыпкин в комментарии контролируемому «Хезбаллой» телеканалу «аль Манар» заявил, что любые американские ракеты, выпущенные в направлении Сирии, будут сбиты, а места их запуска станут мишенью.

Тему американской атаки в России активно освещали на телевидении, а затем российский Генеральный штаб сделал смехотворное заявление о том, что ПВО сбила 71 из 103 американских ракет. Все это стало прекрасной иллюстрацией «российской военной мощи», подготовленной для телезрителей.

Что же, все это оказалось ложью. Уже в самом начале Пентагон заявил, что 58 из 59 американских ракет достигли цели. На самом деле Россия следила за тем, чтобы не сбить американскую ракету, не говоря уже о том, чтобы потопить американский корабль.

10 мая, через месяц после той атаки, по словам министра обороны Израиля Авигдора Либермана, их силы только одним авиаударом уничтожили «почти всю иранскую инфраструктуру в Сирии». Среди уничтоженных объектов было пять иранских воздушных защитных систем с далеко не иранскими названиями — «Двина» и «Бук» — то есть именно те системы, которые, по словам генерала Рудского, так хорошо дали отпор американским ракетам.

Это было унизительное поражение, поэтому Кремль на него вообще не отреагировал. И это очень красноречиво. Израильтяне недавно заявили, что они не позволят Ирану превращать Сирию в «передовую военную базу», направленную против Израиля. Иными словами, эта страна никогда не была толерантна к присутствию Корпуса стражей исламской революции.

К сожалению для Кремля, присутствие этих корпусов в Сирии — это все, что удерживает режим Башара Асада на плаву. Если этот режим падет, это будет означать конец кремлевской игры и личное унижение Путина.

Так почему Кремль не протестует?

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху был единственным западным лидером, который приехал в Москву 9 мая. Кремлевская пропагандистская машина раскрутила это событие: в этот день каждый телеканал кричал: «Можем повторить». А в это время россияне шли в колоннах «Бессмертного полка» с фотографиями предков, воевавших во Второй мировой войне.

А Нетаньяху не только посетил Москву, но и прошел рядом с Путиным по Красной площади с портретом [Героя Советского Союза] Вольфа Виленского, еврея по национальности, который героически сражался на войне.

Это было всего за день до военного фиаско в Сирии, когда системы ПВО российского производство оказалиись неспособны ответить на израильскую атаку. Сейчас Израиль — это та редкая западная страна, которая до сих пор поддерживает дружеские отношения с Россией. Поэтому можем сделать вывод, что Нетаньяху использовал прогулку 9 мая, чтобы проинформировать Путина о предстоящем противостоянии с иранцами. И таким образом дал Путину возможность выбирать: оставаться друзьями или вступить в ад. Что ни говори, а он выбрал первое.

Все эти три события говорят о том, что несмотря на гнев, Путин стремится избегать любой прямой военной конфронтации с Западом. Он не хочет войны, которая, очень вероятно, не стала бы ни короткой, ни легкой. Что он хочет, так это телевизионную войну — компьютерную симуляцию — со всеми ее преимуществами в сфере связей с общественностью. Это фатальный недостаток любой стратегии, предусматривающей подтолкнуть Россию к противостоянию с Западом. Ты не можешь идти на войну, не будучи действительно к ней готовым.

Ликвидируя Рейнскую демилитаризованную зону, Гитлер преследовал экономические выгоды. В тот момент он не хотел войны, но затем хорошо подготовился к сражению, стоило только бросить ему вызов. И в случае с Гитлером, это был не блеф. А у Путина это блеф. Возможно, он мог бы пережить еще не один дейр-эз-зор, но он не может пережить сто дейр-эз-зоров. Его имидж сильного лидера развалился бы на куски. Поэтому на самом деле Западу не стоит бояться традиционного военного противостояния с Кремлем. Все как раз наоборот.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 июня 2018 > № 2656748 Юлия Латынина


Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 2 октября 2017 > № 2334418 Юлия Латынина

В России заканчиваются деньги и телевизор, осталось насилие

Рамунас Богданас, Delfi.lt, Литва

Известная российская журналистка и писатель Юлия Латынина живет с родителями в подмосковном поселке Переделкино, основанном еще в советское время. Рядом с ними живет всемирно известный специалист по индоевропеистике Вячеслав Всеволодович Иванов. Под его руководством писал диссертацию я сам, писала и Юлия, несмотря на то, что наши темы были очень разными — история антиутопий и мифология балтов.

Год назад Латынину, которая является ярым критиком власти, в центре Москвы облили калом. В этом году ее дом опрыскали едким газом неизвестного состава, который можно найти лишь на военных складах. Заболели дети, которые были у соседей — их тошнило, начался понос. К счастью, наш академик Иванов, который отличается слабым здоровьем и с трудом ходит, в это время с супругой находился в США, в университете Беркли, где он преподает. Несколько недель назад рано утром подожгли стоявший у дома автомобиль Юлии. К счастью, он не взорвался, не загорелся и деревянный дом. После третьего выпада Юлия с родителями уехала из России. С ней удалось связаться, и она согласилась дать нашему порталу эксклюзивное интервью.

Delfi.lt: Я помню, несколько лет назад, когда вы были в Вильнюсе, Вы рассказали мне, что неясные личности вас преследуют уже давно.

Юлия Латынина: Та история 2008 г. хорошо иллюстрирует разную реакцию государства. Это было после российско-грузинской войны, когда я сильно ругала нашу власть и президента Южной Осетии Эдуарда Кокойту. Я поняла, что затрагиваю опасную тему, поскольку в Осетии, как это часто бывает в непризнанных образованиях, у власти стояли самые настоящие бандиты. Однажды рано утром я ехала в Подмосковье по лесной дороге и заметила, что за мной следует машина. Я остановилась и подошла к ним. Я думала, что их подослали структуры власти. Оказалось, что в машине сидели два кавказца. У них видно не было приказа избить или убить меня, поэтому они развернулись и уехали.

О происшествии сообщили главе ФСБ Александру Бортникову. Они зашевелились, поскольку понимали, что монополия на насилие должна быть у власти, и если кто-то может убить Латынину, так это только они. Мне предоставили охрану, которая охраняла меня полгода, за одно и следила за мной. Наконец, тех двоих поймали. Оказалось, что это мелкие бандиты, работающие на заправке друга Кокойты. Их посадили за что-то другое, а обо мне они сказали, что следили за Латыниной из спортивного интереса. Это была нормальная реакция государства на то, что делают люди из прекрасной непризнанной республики. Кавказцы решили, что с российской журналисткой можно себя вести, как с грузинскими деревнями, и ФСБ это очень не понравилось.

— А сейчас реакция государства иная?

— Для ясности расскажу еще одну историю, которая несколько лет назад случилась с писателем, публицистом Виктором Шендеровичем. Он узнал, что с ним хотят расправиться, и временно покинул Россию. Поскольку один деятельный гражданин, желая угодить Кремлю, подготовил список примерно из 10 журналистов, которым надо переломать ноги. В списке была и я. Как раз тогда и началась история с «фабрикой троллей», которую контролирует олигарх Евгений Пригожин (его называют «кремлевским поваром»). Но люди успели добежать до Кремля, рассказать о списке, и Кремль сказал тогда: «Нет». Примерно с тех пор, как Алексея Навального облили зеленкой, ситуация изменилась в корне.

— Примерно тогда и вас облили калом.

— Группы, предлагающие услуги насилия, существовали, но от их услуг отказывались. Облить журналистку в центре Москвы — была одна из первых операций такого плана, и никто не знал, как на это реагировать. Расследованием занялся убойный отдел, люди из которого умеют копать. Выяснилось, что к операции очень хорошо подготовились, была предварительная слежка, смена транспортных средств, подделанные номера и т.д. К сожалению, потом дело застопорилось, и уже позже я узнала, что следователь подготовил бумажку, в соответствии с которой обливание калом — это никакое не преступление, даже не хулиганство. Из этого якобы следует, что Латынина оклеветала тех, кто облил ее и за это в отношении журналистки можно возбудить уголовное дело.

— Вам показали ваше место…

— Дело не возбудили, спасибо ему за это. Но после этого стало ясно, что насилие a) будет безнаказанным; б) его будут поощрять. Мишень — и политики, такие как Навальный, и журналисты. Но что там! Разделительной линией на самом деле стало убийство Бориса Немцова. Путин сначала возмутился, а сейчас этих чеченцев осудили не на слишком долгий срок, который они будут отбывать в Чечне, возможно, их выпустят на волю. В день объявления приговора Путин принял в Кремле командующего отрядом тех убийц и наградил его орденом. Люди этого типа поняли ситуацию однозначно: Путину нравится такое насилие. Кроме того, благодаря таким ситуациям люди становятся важными, становятся центром силы, сильными игроками. Во-первых, это касается Рамзана Кадырова. Это касается и упомянутого Пригожина, который содержит воюющую в Сирии частную группу российских наемников «Вагнера».

— Но ведь вы ничего страшного о Пригожине не говорили…

— Подчеркиваю, что касается Пригожина, у меня нет никаких доказательств. Ну, а что страшного сказал Немцов о Кадырове? Важна лишь демонстрация своей власти и верность указаниям своего правителя.

— Вы часто упоминаете об обязательной монополии власти на насилие. Мы в Европе говорим не об этом, а об обязательном верховенстве права. Ведь когда распределяешь насилие, запутываешься в нем. Оно не представляет из себя твердое тело, поэтому начинается выходить за рамки. А когда мы сталкиваемся с правовым государством, пускай оно себе распространяется, от этого только лучше.

— Российское государство давно живет за границей права. Государство стало инструментом осуществления преступлений, в первую очередь экономических. Это основная характеристика путинского государства. Преступление — привилегия чиновников этого государства. Неписанная привилегия кого-нибудь безнаказанно задавить на дороге, захватить чужую фирму или красть из бюджета, как в деле Магнитского. Государственная власть — способ осуществления преступлений. Раньше это касалось денег, а сейчас начал действовать инстинкт самосохранения.

— Почувствовали, что система близится к кризису?

— Система уже не может выжить без насилия. Это очень важный момент. Раньше реальная поддержка Путина была большой, а экономически на нефти Россия зарабатывала очень много. Власти не о чем было переживать. Во-первых, хватало и украсть и пенсионерам немного оставалось. Во-вторых, люди смотрели телевизор, им промывали мозги. Можно было управлять ложью и обходиться без насилия.

— Когда положение изменилось? После того как подешевела нефть или напали на Украину?

— Когда упали цены на нефть. Конечно, в корне все изменилось после Украины, но я подозреваю, что Кремль предвидел падение цен на нефть, поскольку цена на газ к тому времени уже упала. И, быть может, за Украину взялись, чтобы зажечь в людях огонь патриотизма перед лицом приближающегося кризиса.

— Украина — воздушный шар, чтобы Кремль не сел в лужу?

— Именно. Потом стали таять деньги, а другой грандиозный момент — стал заканчиваться и телевизор. Для ясности: последнюю конференцию Путина, которую передавали все каналы, смотрели меньше 6 миллионов. А фильм Навального об имуществе Дмитрия Медведева на Youtube видели больше 20 миллионов. Ситуация становится катастрофической. Ведь эти 6 миллионов все уменьшаются. Программу «Время» смотрят около 5 миллионов, а средний возраст зрителей — 63 года. Закончились деньги, закончился телевизор. Осталось лишь насилие. Поскольку Путин не хочет брать ответственность на себя — как на Украине, где, по его словам, воюют шахтеры и трактористы — насилие делегируют разным группам. В свою очередь эти группы, начинают использовать насилие не для повышения престижа власти, а для утверждения своей власти. Поэтому государство на глазах разбивается вдребезги.

— Значит, путинизм приближается к критической точке, появляется возможность перемен. Желаю, чтобы после них вы могли вернуться домой и благодарю за беседу.

Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 2 октября 2017 > № 2334418 Юлия Латынина


Россия. СКФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 сентября 2011 > № 397929 Юлия Латынина

Латынина: никто не хочет брать ответственность за Беслан

("Русская служба RFI", Франция)

Интервью с журналистом, писателем Юлией Латыниной

Елена Серветтаз

RFI: Семь лет прошло с того дня, как террористы захватили школу № 1 в Беслане. В столице Северной Осетии проходят траурные мероприятия, мало чем отличающиеся от траурных церемоний прошлых лет.

В разрушенном спортивном зале, в котором террористы в течение трех дней без воды и еды удерживали более 1200 заложников, зажгли свечи и возложили цветы и венки. Всего, как передает «Интерфакс», на территории школы собралось около трех тысяч человек.

В результате теракта в Беслане погибли 335 человек. Расследование теракта так до сих пор и не завершено.

О политических последствиях Беслана тоже говорят сегодня: закон об ужесточении мер по борьбе с экстремизмом, зажимание СМИ, отмена выборов губернаторов.

Юлия Латынина: Мне кажется, не очень корректно рассуждать о политических последствиях Беслана, потому что, ну хотел Путин отменить выборы губернаторов – он их отменил по какому-то другому поводу, не обязательно по поводу Беслана. Мне кажется, самое важное – это все-таки то, что произошло в самом Беслане. А произошло несколько вещей.

Во-первых, террористов в Беслан привел агент ФСБ Владимир Ходов, и ФСБ считало, что это замечательная спецоперация, ФСБ считало, что оно использует Ходова, в то время как очевидно, что Ходов и Басаев использовали ФСБ.

Во-вторых, значительная часть террористов ушла живьем. В числе их – их руководитель, будущий амир ингушского фронта амир Магас, он же – Магомед Евлоев.

В-третьих, к сожалению, все больше свидетельств, причем, непреложных свидетельств, связанных с расследованием, о том, что никакой «ошибки» террористов не было, а было начало штурма, связанное с тем, что сами же российские подразделения, сами же федералы выстрелили «Шмелем» (огнеметом) в крышу зала, где находились заложники. Видимо, в надежде сбить бомбу, которую подвесили там террористы.

И, наконец, есть такая печальная история, что школа была лишена охраны, в том числе, потому, что в этот день все милиционеры Осетии охраняли дорогу, по которой должен был проехать Путин, потому что Путин летел из Сочи в Нальчик - это очень недалеко от Беслана – открывать школу.

И когда наш «доблестный» мужчина-лидер, который любит позировать с обнаженным торсом и летать на военных истребителях, услышал, что захвачена бесланская школа, он приказал развернуть свой самолет.

И, собственно, это стало началом конца, потому что стало ясно, что Путин не хочет принимать на себя ответственность за операцию, и никто не захотел.

На мой взгляд, вещи, которые произошли в Беслане, намного важнее всяких политических последствий Беслана, потому что политические последствия были бы и без Беслана.

- В данном контексте, когда мы все это вспоминаем, те обещания Дмитрия Медведева – он пообещал «Матерям Беслана» разобраться с наказанием ответственных чиновников как юрист…

- Медведев много чего обещал: обещал разобраться с убийством Магнитского, с избиением Олега Кашина. Покажите мне хоть одну вещь, которую господин Медведев исполнил, и я поверю, что этот человек является президентом Российской Федерации.

- То есть, ждать, чтобы назвали виновных, наверняка не нужно уже?

- Основной традицией управления Россией времен Владимира Путина является то, что никого ни за что не увольняют. Вне зависимости от степени проступка или преступления, которое совершил человек. Если не уволили никого из силовиков после «Норд-Оста» и Беслана, смешно думать, что кого-то из них уволят спустя шесть лет.

- Организация «Матери Беслана» говорит, что люди, которые пострадали при штурме, до сих пор не получили нужной социальной поддержки…

- Это не совсем так, уж что-что, а денег Беслану дали. Власть как раз не повторила ошибки «Норд-Оста» и постаралась завалить Беслан деньгами по российским меркам очень большими

Россия. СКФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 сентября 2011 > № 397929 Юлия Латынина


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter