Всего новостей: 2579266, выбрано 1 за 0.045 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Манахов Сергей в отраслях: Армия, полициявсе
Манахов Сергей в отраслях: Армия, полициявсе
Россия > Армия, полиция > mvd.ru, 13 июля 2016 > № 1941338 Сергей Манахов

Сергей Манахов: «Важная задача - повысить престиж службы».

Сотрудники этой службы не часто расследуют резонансные преступления, о которых рассказывают все телеканалы. Однако именно на долю дознавателей приходится едва ли не половина всех расследуемых в стране уголовных дел! И это при том, что штатная численность службы немногим более 20 тысяч человек. Для сравнения - только в следственных подразделениях МВД России около 48 тысяч. А ведь ещё есть следователи Следственного комитета Российской Федерации, ФСБ России.

О том, как дознаватели справляются с постоянно растущей нагрузкой, в беседе с главным редактором газеты Богданой ЛАГУТИНОЙ рассказывает начальник УОД МВД России генерал-майор полиции Сергей МАНАХОВ:

- Сергей Анатольевич, так как справляетесь? Тем более что законодатель постоянно «подкидывает» дознавателям для расследования дополнительные составы…

- Нагрузка на наших сотрудников действительно из-года в год растёт. Так, в 2015 году в производстве дознавателей находилось 1,3 млн уголовных дел. Только за последние 5 лет Уголовный кодекс был дополнен 45 новыми статьями, расследование которых ложится на дознавателей. Ряд изменений коснулся и УПК РФ. Так что еле успеваем брошюры кодексов менять. Последнее глобальное новшество - введение в УК РФ статьи 264.1, устанавливающей уголовную ответственность за повторное управление автотранспортным средством в состоянии алкогольного опьянения. Только по ней у нас за полугодие прибавилось более 40 тысяч дел.

А ведь нагрузка на дознавателя и без того достаточно большая. По норме он должен расследовать около 55 уголовных дел в год. На практике же расследует 66, и плюс к этому более чем по 20 материалам принимает решения об отказе в возбуждении уголовного дела.

Несмотря на постоянное увеличение нагрузки, дознание в целом работает хорошо. Уже второй год подряд на 7-10 % растёт число дел, направленных в суд. Только за 5 месяцев текущего года эта цифра увеличилась на 17 %.

А достигаются эти результаты совместными усилиями руководителей территориальных подразделений и сотрудниками нашего Управления. Мы постоянно мониторим положение дел в подконтрольных подразделениях, выявляем проблемы, оказываем методическую и практическую помощь. Ежегодно сотрудники Управления свыше полусотни раз выезжают в регионы, проводят совещания с руководителями, встречаются с прокурорами. На основе анализа выявленных недостатков направляем обзоры с конкретными рекомендациями, разъяснениями, алгоритмами действий, подготавливаем макеты уголовных дел!

- И какую проблему, характерную для многих территориальных подразделений дознания, вы бы назвали главной?

- Прежде всего, это низкое качество расследования, слабое знание нормативно-правовой базы, методики расследования и тактики проведения отдельных следственных действий. Это влечёт ошибки, нарушение сроков расследования, негативно влияет на раскрываемость преступлений.

Поэтому наша методическая работа направлена на то, чтобы в целом повысить профессиональный уровень дознавателей, научить их конкретным приёмам расследования, в частности, скрупулезно работать на месте происшествия. Качественно производить осмотр, искать и фиксировать следы. Ведь для расследования протокол осмотра места происшествия - это источник доказательств, отправная точка для выработки следственных версий. Хотя за плечами у дознавателей юридические вузы, практические навыки зачастую очень слабые. Вроде бы осматривают, все детали записывают, но при этом механизм совершения преступления в протоколе не виден.

Мы же учим дознавателей обязательно составлять план-схему совершения преступления, применять фото- и видеосъёмку. Чтобы из содержания протокола было видно, к примеру, где стояла машина, с какой стороны преступник подошёл к ней, как открыл дверь и соединил провода, то есть полная картина преступления.

Выезжая в подразделения дознания, я обязательно стараюсь изучить уголовные дела и провести с дознавателями занятие лично.

Сталкиваясь с неправильно составленным протоколом, я привожу дознавателям характерные примеры того, к чему это может привести. Скажем, на поле злоумышленники спилили 20 столбов и сняли с них провода. На фотографиях видно, что один столб спилен на расстоянии около полутора метров от земли, остальные - около двух. Но в протоколе осмотра места происшествия это расстояние не зафиксировано. Судя по фотографии, можно предположить, что злоумышленники подъезжали на машине и спиливали столбы с кузова грузового автомобиля. Значит, нужно было осмотреть территорию вокруг на предмет фиксации следов от протектора. Ничего этого сделано не было. Вот конкретный пример того, что протокол даже для выдвижения версий использовать толком нельзя.

Или взять характерный пример допроса потерпевшего, в котором сказано, что стоимость ущерба - около 30 тысяч рублей. Но по УПК РФ нельзя вменить стоимость «около» или «примерно»! Нужно чётко указать, что похищены часы стоимостью 20 тысяч рублей, сумка - 10 тысяч рублей, а общий ущерб составляет 30 тысяч рублей.

В результате приходится опять вызывать потерпевшего, передопрашивать. А если преступление совершено на Дальнем Востоке, а потерпевший - китаец - уехал домой? И будет у дознавателя обвиняемый, а в суд дело не уйдёт. Вот каковы последствия брака.

Таких ошибок очень много, и задача нашего Управления и подразделений организации дознания на местах - внедрять все наши методики, выполнять указания, рекомендации.

Причём особое внимание уделяется планированию дознавателем своей деятельности, так как без правильной организации работы немыслимо достижение результатов по раскрытию и расследованию преступлений.

Также необходимо постоянно совершенствовать систему обучения дознавателей.

Выезжая в регионы и изучая дела, мы специально отбираем протоколы осмотра мест происшествия, выполненные с недостатками, чтобы использовать их как наглядное пособие, обучать дознавателей и слушателей образовательных учреждений МВД России. В последнее время подобное обучение проводим посредством видео-конференц-связи по несколько раз в месяц. Во время таких занятий мы нацеливаем руководителей на то, чтобы они передавали услышанное сотрудникам, лично обучали их, причём в доступной форме. Доводим, что лучшее пособие для таких занятий - заключения служебных проверок по тем нарушениям, которые допустили их подчинённые дознаватели.

- Хотя дознаватели расследуют и не столь значимые дела, как следователи, но это те, с которыми чаще всего сталкиваются рядовые граждане. А значит, можно сказать, что дознаватели в известной степени формируют отношение общества к полиции в целом…

- Конечно. В основном мы расследуем так называемые преступления небольшой тяжести: кражи и грабежи, причинившие незначительный ущерб, хулиганство, побои, незаконный оборот оружия и наркотиков, ложные сообщения об акте терроризма, преступления, совершённые в сфере экологии. И в большинстве случаев потерпевшие - это простые люди, для которых, тем не менее, очень важно, чтобы их дело было доведено до логического конца и справедливость восторжествовала.

Впрочем, есть в нашей копилке расследованных дел и те, что наделали много шума в прессе. К примеру, в Москве по разработке ФСБ России и УУР ГУ МВД России по г. Москве расследовали большое дело, связанное с изданием и распространением журнала «Флирт», посредством которого рекламировалась деятельность индустрии проституции. Дознание осуществляли 30 сотрудников. Были установлены десятки квартир в столице, где осуществлялись интим-услуги, задержаны и изобличены организаторы преступного бизнеса.

В суд, правда, материалы направляли уже следователи окружного СУ (поскольку по истечении полугода мы обязаны все дела передавать в следствие), но основной массив работы проделали дознаватели. В проведении обысков и других следственных действий участвовал весь личный состав 3 отдела УОД столичного главка.

Очень резонансное дело, связанное с незаконной добычей биоресурсов, было расследовано на Дальнем Востоке. Осенью прошлого года во время операции «Путина» сотрудники Управления уголовного розыска и отдела организации дознания УМВД России по Хабаровскому краю в лесном массиве обнаружили лагерь для проживания браконьеров и строение, специально оборудованное для засолки икры. В ходе дознания было установлено, что незаконным промыслом здесь уже не первый год занималась целая преступная группа.

Главарь - 66-летняя дама - выстроила систему строгой иерархии. Сама распределяла доходы, выплачивала деньги участникам группы, руководила рыбалкой, указывала место добычи, занималась засолкой икры, организовывала прикрытие от сотрудников полиции и рыбинспекции, объясняла работникам специфику рыбалки и необходимость сокрытия следов преступления путём выбрасывания выловленной и потрошёной рыбы обратно в реку, сбывала незаконно добытую икру и рыбу лососёвых видов, обеспечивала лодками и лодочными моторами, горюче-смазочными материалами, продуктами питания, сетями и другими необходимыми предметами.

Три года преступная группа регулярно занималась незаконной добычей рыб лососёвых видов в период нерестовой миграции и нереста тихоокеанских лососей, в результате чего ежегодно заготавливалось около полутонны икры, которую пенсионерка солила и сбывала скупщикам по цене от 500 до 800 рублей за 1 килограмм.

Несмотря на возражение районной прокуратуры, дознаватели доказали, что икра добывалась злоумышленниками в составе организованной преступной группы. Наши сотрудники направили материалы в краевую прокуратуру и получили-таки согласование. Суд поддержал квалификацию обвинения: преступники были осуждены по ч. З ст. 256 УК РФ (Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов).

- А много ли по всей стране расследуется дел, связанных с причинением вреда экологии?

- К компетенции подразделений дознания отнесено расследование 12 составов преступлений, связанных с экологией: незаконная охота и порубка леса, загрязнение атмосферы, порча земли… В 2015 году на территории России зарегистрировано более 5 тысяч таких преступлений.

В последнее время мы вплотную занялись проблемой загрязнения вод. Подняли статистику дел по этой статье и ужаснулись. В прошлом году было зарегистрировано около 30 преступлений по статье 250 (Загрязнение вод) УК РФ, а осуждён всего один человек. Остальные дела просто не дошли до суда. Стали разбираться и вскрыли ворох проблем, связанных с методикой расследования, с поздним выявлением фактов загрязнения. Один из последних примеров - ситуация в подмосковном Щёлково. В результате загрязнения Клязьмы только рыбы погибло на 7 миллионов рублей, и никому дела нет! Сначала проведением проверки занималась природоохранная прокуратура, затем материалы поступили к нам, дознаватель возбудил дело и расследовал ни шатко ни валко. Я его вызвал и спрашиваю: ты ведь сам живёшь на берегу реки, неужели тебе не хочется довести это дело до логического конца? Выяснить, откуда был сброс, почему это происходит. Внести представление в администрацию, чтобы выделила средства на реконструкцию очистных сооружений.

Похожая ситуация, только связанная с порчей земли, имела место в Башкирии. Там чёрные копатели повадились выкапывать трубы старого нефтепровода. Вытаскивали трубы, резали на металлолом, а остатки нефти сливали в землю. А администрация никак не реагировала. И правоохранители не слишком усердствовали в раскрытии преступлений. Задержанных не арестовывали. Дескать, они простые исполнители. Я спрашиваю, а что мешает искать организаторов?

Природа жаловаться не любит, получается, что потерпевший молчит. Но причинённый ей человеком ущерб зачастую оказывается непоправимым.

Данная проблема была обсуждена на совещании с руководителями территориальных органов МВД России, а ход расследования уголовных дел данной категории взят нами на контроль.

- То есть это самые трудные для расследования дела?

- Трудные. Преступления против природы, как правило, совершаются в условиях неочевидности. Выявляются зачастую спустя несколько месяцев после их совершения. Место происшествия может быть протяжённостью до нескольких километров, объём работы большой, и для этого надо создавать следственно-оперативную группу, более тесно работать с населением. Только это может помочь в раскрытии преступления. Но самое сложное - установить размер причинённого природе вреда. Для этого требуются очень сложные и дорогостоящие экспертизы. А у нас порой даже пробы воды и почвы не могут качественно взять. В том же Щёлково сотрудник Росприроднадзора при осмотре места происшествия взял пробы воды в… пивные бутылки. Эксперт потом только руками развёл. А ведь именно от соблюдения порядка подготовки к назначению и проведения экспертиз зависит судебная перспектива уголовного дела.

Сейчас мы совместно с ВНИИ готовим методические рекомендации по расследованию дел данной категории.

- Какие ещё проблемы службы вы считаете на сегодня самыми насущными?

- Начиная с 2013 года наблюдается ежегодное увеличение числа уголовных дел, оконченных в срок, свыше установленного УПК РФ. Только за 5 месяцев текущего года число таких дел выросло почти на 30 %, их удельный вес скоро достигнет трети от всего массива уголовных дел. Всё началось с изменений в статье 196 УПК РФ, касающихся обязательности назначения психиатрических экспертиз, если есть основания полагать, что подозреваемый является больным наркоманией. В результате теперь каждый задержанный с наркотиками должен быть отправлен на такую экспертизу. Более того, в некоторых регионах прокуроры требуют назначать её во всех без исключения случаях. Задержали вора на краже. А вдруг он наркоман? Очереди в соответствующих судебно-медицинских учреждениях выросли до полугода! А у нас на всё дознание месяц даётся. Мы вынуждены продлевать сроки. На последнем межведомственном совещании, состоявшемся в ЦФО, мы доказывали прокурорам, что нужно пересматривать эту позицию, что зачастую это искусственно созданная проблема.

В ряде регионов удалось решить этот вопрос. Например, по инициативе отдела организации дознания УМВД России по Брянской области совместно с региональным департаментом здравоохранения и областным наркологическим диспансером разработан порядок взаимодействия. В ходе медицинских консультаций устанавливается, являются ли подозреваемые больными наркоманией. При получении выводов об отсутствии наркозависимости назначение судебно-психиатрической экспертизы не является обязательным.

Мы приложим максимум усилий, чтобы подобную практику внедрить и в других регионах.

Ещё одна проблема выявилась в ходе наработки правоприменительной практики по статье 264.1 (Нарушение правил дорожного движения лицом, подвергнутым административному наказанию) УК РФ. Если в одних подразделениях автомашины признаются вещественными доказательствами и хранятся в органах внутренних дел до решения суда, то в других их передают на ответственное хранение законному владельцу или собственнику. Во втором случае это порой приводит к тому, что привлечённый к ответственности по статье 264.1 УК РФ вновь садится за руль пьяным. Чем это может грозить другим участникам движения, очевидно.

Вот почему наша задача сделать так, чтобы лишить незаконопослушных граждан возможности сесть за руль. Сделать это можно двумя способами: изъять автомобиль либо заключить виновное лицо под стражу.

Однако по закону за совершение такого противоправного деяния невозможно заключение лица до суда под стражу. Кроме того, судами допускаются неоправданные послабления преступникам при назначении наказания.

Таким образом, складывающаяся судебная практика по делам данной категории сводит на нет профилактическую составляющую рассматриваемого состава преступления. Фактическая безнаказанность способствует совершению новых преступлений, а также ДТП.

В целях законодательного урегулирования обозначенной проблематики Управлением прорабатывается возможность ужесточения наказания и устранения предпосылок для совершения не только повторных преступлений, предусмотренных статьёй 264.1 УК РФ, но и других, способных повлечь самые тяжкие последствия.

- А как зарекомендовала себя введённая в 2013 году сокращённая форма расследования?

- В самом начале новшество шло очень плохо. Всего по России по сокращённой форме направляли в суд лишь 5 % дел. Потом мы подготовили методику, провели несколько координационных совещаний с прокурорами, потому что до сих пор некоторые из них не признают эту форму, считая, что каждое дело нужно расследовать в полном объёме. Мы всем доказывали и доказываем, что дознание - это то подразделение, которое расследует дела быстро. И если ситуация очевидна: злоумышленник задержан, во всём признался, вина доказана, ущерб возмещён, то можно и даже нужно направлять материалы в суд по сокращённой форме, не через 30, а через 15 дней. Это значительно экономит наши ресурсы: время, затраты на дорогостоящие экспертизы. На сегодняшний день уже каждое пятое дело расследуется в сокращённой форме. Есть регионы, где дел по этой форме направляют половину. А лидер в этом плане - Республика Крым, где по такой форме расследуется почти 70 % дел!

- Служба дознания традиционно является женской, а это неизбежно влечёт вполне очевидные издержки. Наверное, немалая часть личного состава находится в декрете или в отпуске по уходу за ребёнком?

- Вы затронули один из самых больных вопросов. Действительно, восемь из десяти дознавателей - женщины, и большинство из них молодые. Так что каждый руководитель территориального органа дознания сталкивается с проблемой: как при постоянно возрастающей нагрузке, в условиях ненормированного рабочего времени и с находящимся в декрете личным составом решать поставленные задачи.

Я недавно был в Чебоксарах и заехал в районное подразделение дознания. Там работают четыре сотрудницы, включая начальника - все женщины. Дознаватели со стажем работы от 2 месяцев до года. У каждой - по 15 уголовных дел в производстве. У начальника - 17. Она не то что помочь, даже проконтролировать не успевает их работу. Пришёл человек из института - дают 15 дел - и расследуй. Дознаватели дежурят по 5-6 раз в месяц. И во время каждого 12-часового дежурства - по три, четыре выезда на место происшествия. Нагрузка колоссальная!

В этих условиях задача руководителя: правильно организовать работу дознавателей, определять нагрузку подчинённых сотрудников с учётом их профессиональной подготовки и опыта работы, а также категории расследуемых уголовных дел.

Несмотря на наличие проблем, многие руководители территориальных органов понимают значимость службы, оказывают помощь, гордятся своими сотрудниками.

- А что, на ваш взгляд, нужно сделать, чтобы поднять престиж службы?

- Это очень непростая задача. Стереть грани между дознанием и следствием не получится. Следствие всегда считалось более престижной службой. Там - резонансные дела, высокие «потолки» по званиям. Поэтому даже если мужчина и приходит в дознание, то, дослужившись до майора, стремится перейти в следствие, где есть перспективы получения подполковничьих погон. А женщины чаще остаются в службе дознания.

Кстати, эта проблема имеет и ещё одну сторону. У нас сегодня слабо работает институт наставничества.

Женщины, как вы справедливо заметили, часто уходят в декрет, в отпуск по уходу за ребёнком. Освободившиеся места занимают выпускники вузов, а учить их практическим навыкам некому!

В этой связи одна из основных задач Управления по организации дознания МВД России - это повышение профессионализма дознавателей, усилиями которых раскрывается и расследуется значительный массив преступлений. Профессиональные навыки дознавателя формируются не быстро, 3-4 года. Процесс этот можно ускорить, если рядом с молодым и неопытным дознавателем будет работать наставник или руководитель, который будет контролировать и внимательно относиться к его профессиональному росту.

Но мы не опускаем руки, ищем возможности заинтересовывать сотрудников работой в службе дознания. Вот сейчас вышли с ходатайством на министра внутренних дел о поощрении отличившихся сотрудников из девяти регионов страны.

В конце июля проведём заключительный этап конкурса профессионального мастерства на звание «Лучший по профессии».

Думаю, что со временем нам удастся решить эту проблему и работа дознавателей будет более престижной.

Россия > Армия, полиция > mvd.ru, 13 июля 2016 > № 1941338 Сергей Манахов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter