Всего новостей: 2577827, выбрано 2 за 0.008 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Михайлов Сергей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаФинансы, банкиСМИ, ИТАгропромвсе
Россия > Агропром > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698740 Сергей Михайлов

Невидимый пастух. Как государство регулирует рынки мяса

Сергей Михайлов

генеральный директор Группы «Черкизово»

Россия обновляет доктрину продовольственной безопасности и приступает к разработке новой программы развития аграрного комплекса. На Западе консенсус между государством и участниками рынка в регулировании агропромышленного комплекса найден давно. В чем он заключается и какие выводы можно сделать, изучая западный опыт?

Аграрные рынки — это, по сути, не «рынки», а гибридные системы, где влияние государства уравновешивает «невидимую руку», о которой писал Адам Смит. Это особенно ярко проявляется на рынках продукции животноводства. Государства выращивают национальных чемпионов и ограничивают импорт до тех пор, пока их компании не становятся конкурентоспособными. Чем ниже издержки производства, тем либеральнее подход к внешней торговле. С точки зрения ВТО существуют легитимные и нелегитимные методы регулирования рынка. Между ними лежит «серая» зона — приемы, которые периодически оспариваются торговыми партнерами. Рассмотрим «инструментарий» на примере двух рынков: рынка говядины США и рынка свинины ЕС.

Несвободные рынки

Вплоть до конца 50-х годов прошлого века рынок говядины США практически всецело принадлежал американским фермерам. Импорт составлял около 2% потребления. Проблемы начались после пересмотра соглашения о поставках австралийского мяса на рынок Великобритании в 1958 году. До этого Австралия должна была поставлять основной объем своей говядины в метрополию. Но Великобритания стремилась развивать собственное производство, и новое соглашение снимало это ограничение. Поставки австралийской говядины в США начали быстро расти. Доля импорта выросла до 8%, и уже в 1964 году от либертарианского принципа laissez-faire пришлось отказаться: были введены первые импортные квоты. Конгресс дал администрации президента полномочия оговаривать с торговыми партнерами «добровольные» ограничения на поставки при достижении определенных уровней импорта.

В противном случае США могли ограничить ввоз в одностороннем порядке. Такое решение несло очень серьезные репутационные издержки: ведь формально США продолжали отстаивать принципы «свободной» торговли. Доля импорта в потреблении говядины продолжала расти, но темпы роста удалось сбить, и этот показатель никогда не достигал 15% объема. В деньгах доля импорта была значительно меньше, поскольку в основном завозилось мясо, используемое для изготовления фарша, а не премиальные отрубы. В последние годы актуальность системы квотирования снизилась. Неблагоприятные погодные условия привели к росту издержек и последующему росту цен в Австралии и Новой Зеландии. Кроме того, усилился спрос в Азии, что отвлекло экспортеров от США. «Свободный рынок» победил. По крайней мере до очередного кризиса перепроизводства американской говядины.

В отличие от США Евросоюз никогда не допускал на свою территорию сколь-либо значимые объемы иностранной свинины. Этот рынок остается одним из наиболее закрытых в мире. Для защиты рынка свинины ЕС использует сочетание тарифных квот и так называемых санитарных и фитосанитарных мер (СФМ). Претензии ЕС к свинине из Бразилии, США и Канады сводятся к наличию в ней рактопамина, стимулятора роста мышечной ткани. Для экспорта в ЕС ветеринарные службы США и Канады должны дать гарантии, что рактопамин никогда не использовался в производстве предприятия (что означает выстраивание отдельной производственной цепочки для ЕС). При этом ЕС настаивает на том, что бразильская служба не может предоставить достаточных гарантий. Комиссия Codex Alimentarius (влиятельная международная организация в области стандартов пищевой безопасности) установила минимально допустимые уровни содержания рактопамина в мясе и субпродуктах, но ЕС продолжает настаивать на «нулевом» варианте. В результате доля импортной свинины в европейском потреблении составляет ничтожные 0,07%.

Все средства хороши

Какие выводы можно сделать на основе этих примеров регулирования рынка в разных странах? Западные государства выбирают стратегически важные сегменты АПК и добиваются того, чтобы доля собственного производства составляла не менее 80%, а лучше около 100%. Вне зависимости от риторики, а также наличия или отсутствия формальных программ развития для достижения цели используются все возможные средства. Если производителям становится «тесно» внутри, им надо помочь. Для открытия новых рынков используется вся доступная дипломатическая, политическая и экономическая мощь. Военные достижения также используются для расширения экспортных поставок (см. статистику экспорта американского продовольствия в Японию и Ирак после поражения этих стран в военных конфликтах). Да и внутренний рынок можно расширить с помощью программ продовольственной помощи — крупнейшая в мире программа такого рода (порядка $100 млрд) продолжает действовать в США.

Почему Евросоюз и США проводят такую политику? Они понимают, что продовольственная безопасность обеспечивается, главным образом, собственным производством. Концентрировать животноводство в нескольких странах неразумно уже из-за рисков, связанных с возможными эпидемиями опасных болезней. Кроме того, внешние поставщики, не встречая конкуренции со стороны отечественных производителей, начинают диктовать более высокие цены. Экономическая доступность продуктов достигается за счет внутренней конкуренции. В Евросоюзе жестко конкурируют животноводы Испании, Германии, Франции, Дании. Белгород станет нашей «Германией», а Ставрополье — «Испанией». В перспективе потребитель будет получать все более дешевое мясо. Как показывает опыт Евросоюза, наличие импорта при этом не играет особого значения. Производители обеспечивают рабочие места, а это важнейший показатель для любого государства — источник национального спокойствия, благосостояния, гордости. Теоретической основой регулирования сельского хозяйства на Западе остается меркантилизм, подразумевающий непреклонную защиту ключевых сегментов внутреннего рынка.

Independence forever

Документы, в которых прописаны основные принципы регулирования отечественного АПК, нуждаются в периодическом обновлении. Сейчас подготовлена новая версия Доктрины продовольственной безопасности. Начинается работа над новой Программой развития аграрного комплекса (действие предыдущей заканчивается в 2020 году). Доктрина фиксирует основные концепции развития отрасли. В программе детализируются планы по ее финансированию. В проекте обновленной доктрины «независимость» становится наиболее часто используемым термином. И, как мы видим на примере ЕС и США, стремление к самообеспечению не является уникальной чертой российской политики. Это скорее норма для продовольственных рынков по всему миру. При регулировании аграрного сектора можно и нужно опираться на опыт других стран. Но разумно отделять декларации от работающих концепций. Российская экономика относительно молода. Мы вынуждены прописывать то, что наши торговые партнеры «оставляют за скобками». Внутри страны и за ее пределами популисты будут продолжать обвинять нас в протекционизме и «нерыночности». Но отказ от государственной поддержки сельского хозяйства и демонтаж защиты своих рынков можно сравнить с односторонним ядерным разоружением: это было бы красиво, но скорее всего гибельно для государства.

Россия > Агропром > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698740 Сергей Михайлов


Россия. ЦФО > Агропром > bfm.ru, 1 июня 2017 > № 2205065 Сергей Михайлов

Группа «Черкизово»: мясной рынок заинтересован в сильном рубле и слабой инфляции

Совладелец и генеральный директор Группы «Черкизово» Сергей Михайлов стал участником ПМЭФ. В интервью Business FM он рассказал об успехах компании, ее планах и взглядах на экономику

Власти Московской области и Группа «Черкизово» подписали соглашение о сотрудничестве на ПМЭФ. Директор компании Сергей Михайлов обсудил это с главным редактором Business FM Ильей Копелевичем. По его мнению, сейчас вопрос импортозамещения уже решен, и на мясном рынке даже наблюдаются элементы перепроизводства. Какие перспективы у этого бизнеса в России?

У нас в студии Сергей Михайлов — совладелец и генеральный директор Группы «Черкизово» — это одна из крупнейших частных компаний в российском продовольственном секторе и крупнейший производитель мяса. И одна из немногих в этом секторе, которые еще и публичные, и торгуются на рынке, что, безусловно, говорит о масштабе. Сергей, сельское хозяйство — это та отрасль, на которую мы все смотрим с огромной надеждой. Мы знали, что она должна показать рост, она его показывает. Но интересно, как это выглядит со стороны бизнеса, какими по результатам были для вас 2014-2016 годы? Я думаю, что там была хорошая прибыль. Из чего она формировалась, и на что вы ее тратите?

Сергей Михайлов: Аграрный сектор развивается. На самом деле, у нас никогда спокойно не бывает. У нас, можно сказать, что каждый год какой-то кризис. И на самом деле, 2015 и 2016 годы были достаточно волатильные и непростые, и по доходности, в том числе не лучшие для нас. Сейчас мы видим, что ситуация у нас стабилизируется, и доходность растет. Во многом это связано с тем, что у нас поменялась ситуация на рынке. Если раньше мы больше работали над импортозамещением, то, что касается мяса, Россия была одним из крупнейших импортеров мяса последние 10-15 лет, то сейчас этот вопрос уже решен. На фоне того, что потребительский спрос не растет, даже где-то, может быть, падал, а сейчас стабилизировался, но вопрос импортозамещения решен, и мы теперь даже наблюдаем элементы перепроизводства, если говорить, допустим, про птицу. Конкуренты усиливаются, приходится больше работать над эффективностью, над продуктами с добавочной стоимостью, что мы и делаем. Но, несмотря на это, мы не остановили наши инвестиции и развитие. Мы проинвестировали около 10 млрд в прошлом году, и в этом году планируем проинвестировать примерно такую же сумму. Это в том числе проекты в Московской области по мясопереработке. Мы сегодня утром подписали соглашение с губернатором по реализации этого проекта.

Губернатор Московской области Андрей Воробьев был у нас в студии и помянул это специально. Он, кстати, огромное значение придает этому проекту, в числе четырех, вообще, которые он назвал для Московской области.

Сергей Михайлов: Приятно это слышать. Проект, на самом деле, сам по себе уникален. Он не только уникален своим масштабом — это 6 млрд инвестиций, до 100 тонн продукции в сутки.

Какая продукция там будет? Мы же все это едим, поэтому это интересно.

Сергей Михайлов: Это сырокопченые, сыровяленые колбасы. Мы занимаем на рынке достаточно сильные позиции, являемся лидером на этом рынке. И этот проект позволит нам практически удвоить нашу долю рынка. Проект еще уникален не только в России, но и в Европе своей высокой технологичностью и автоматизацией, фактически продукции от начала и до конца никто не касается, в большей степени это роботизированное предприятие.

Это импортное оборудование?

Сергей Михайлов: Да, оборудование в большей степени импортное.

Вот тут мы как раз касаемся общеэкономической темы, потому что, с одной стороны, курс рубля, который у нас образовался после конца 2014 года, хорош для внутреннего производителя, сильнее, чем санкции защищает внутренний рынок от импортной продукции и, с другой стороны, делает очень дорогостоящими покупки нового оборудования. Как тут одно с другим совмещается?

Сергей Михайлов: Вы знаете, поскольку мы ориентированы больше на внутренний рынок, более 95% наших продаж — это сегодня российский рынок, то нам интересен в большей степени стабильный и сильный рубль. Сегодняшние уровни, например, 56-57 рублей.

А иностранного конкурента Вы не боитесь и снижения цен?

Сергей Михайлов: У нас тоже снижается себестоимость. Сильный рубль значит снижение себестоимости, потому что 70% нашей себестоимости впрямую или косвенно привязаны к валюте. Это то же зерно, которое в рублях, но оно экспортируется. Это витаминные аминокислоты, ветпрепараты, масла. На самом деле мне легче назвать, что у нас невалютозависимое, если говорить о производстве свинины и птицы, поэтому и себестоимость падает. Да, есть угроза импорта продукции по более низким ценам.

Но перевешивает вот это. То, что ваши издержки в значительной степени удвоятся.

Сергей Михайлов: Да. Для экспорта слабый рубль — конечно, это приоритет, но мы считаем, что даже здесь мы не согласны, нужен относительно стабильный рубль, и больше важен уровень инфляции. Если мы с вами имеем стабильно низкий уровень инфляции — среднесрочно 3-5%, то это позволяет лучше управлять себестоимостью. Если мы вспомним ранние периоды, когда рубль был на уровне 30 к доллару, но инфляция ежегодная была в среднем 10%, а рубль стабильно держался, то понятно, что через пять-десять лет конкурентное преимущество мы теряем.

Мне кажется, что если бы вас сейчас услышала Эльвира Набиуллина, она бы просто вас вывела на авансцену и сказала: вот видите, что на самом деле нужно бизнесу, — отвечая многим своим оппонентам, которые критикуют ее за ту политику.

Сергей Михайлов: Нужен баланс интересов. Я думаю, у всех тут немножко разная картинка.

Вы идеально иллюстрируете именно ее аргументы в том макроэкономическом споре.

Сергей Михайлов: Добавлю, мы за низкие процентные ставки. В среднесрочной перспективе, понятно, опять же баланс и курс рубля. Я думаю, это, скорее всего, и произойдет, потому что это основной двигатель инвестиций. При ставках в 10-12%, конечно, ожидать огромных инвестиций сложно.

Теперь позвольте перейти к мясу и деньгам. Года два-три назад я разговаривал с одним из ваших коллег из аграрного сектора про свинину. Извините, но меня потрясла цифра, он мне назвал, что маржинальность — это тогда был курс рубля где-то в районе 50, потом он был хуже, потом лучше — он сказал: вот этот курс рубля наш рынок защищает, но у нас маржинальность достигает 40%. Я это запомнил, хотя я очень далек от всех этих технологических вопросов, но мне показалось, что свинина — это какое-то «золотое дно». Так это или не так?

Сергей Михайлов: Вы знаете, во многом это так. На самом деле, мы публикуем наши данные, у нас маржинальность текущая по свинине — в районе 40%.

То есть все совпадает с тем, что я слышал?

Сергей Михайлов: Наверное, нужно отметить, что с одной стороны, это происходит благодаря тому, что в России в целом очень высокое конкурентоспособное производство свинины и себестоимость одна из самых низких в мире. У тех, кто сделали современные, новые инвестиции и применили последние технологии, последнюю генетику. С другой стороны, наверное, маржинальность — не лучший показатель, как мерить это производство, потому что цикл производства — практически год. Возвратный капитал — здесь задействованы большие обороты и средства.

Многие скажут, всего год.

Сергей Михайлов: Ну да, если брать молочное производство или другие...

Там 10 лет.

Сергей Михайлов: Но год, согласитесь, если даже колбасу ту же взять, колбасу мы делаем за сутки, даже ту же сырокопченую колбасу — за месяц, а здесь год. Птица — это три месяца примерно. Индейка — что-то посередине. Поэтому маржинальность высокая, и я думаю это связано еще и с тем, что, имея огромный потенциал внутри страны, до недавнего времени Россия была одним из крупнейших импортеров свинины. И еще, может быть, пять-семь лет назад импортировали даже больше свинины, чем Китай. Китай — сегодня основной потребитель свинины в мире с большим запасом.

Сейчас мы уже выходим на тот рынок. Кстати, мы знаем, что мы начали экспорт свинины в Китай, объемы пока небольшие, какие-то другие рынки мы тоже осваиваем. Вы уже сказали, что наш внутренний рынок бурно развивался, он почти исчерпан?

Сергей Михайлов: Начат экспорт в Азию. На самом деле, доступа прямого на китайский рынок мы пока, к сожалению, не имеем, ни по птице, ни по свинине. И в этом направлении ведется огромная работа и Минсельхозом, и правительством, но, к сожалению, этот рынок для нас остается пока закрытым.

Он административно закрыт?

Сергей Михайлов: Да.

То есть у них тоже есть свой Роспотребнадзор, который инспектирует, проверяет?

Сергей Михайлов: Да.

Как вы думаете, от чего зависит открытие рынка?

Сергей Михайлов: Во многом это и от нас самих зависит, во многом это вопрос политический. От нас самих, потому что мы должны иметь реальную возможность, Россельхознадзору иметь возможность гарантировать качество и безопасность экспортируемой продукции. А здесь не последний вопрос — регионализация. Потому что сегодня, если у нас болячка в одной части страны, сразу другие страны закрывают всю Россию, потому что регионализация до конца еще не доведена, но практически этот вопрос уже решается. И в связи с этим перемещение продукции между регионами внутри страны — этот вопрос еще открыт. И возможность трейсить и прослеживать движение товара по стране — это важные темы, потому что и африканская чума присутствует, и птичий грипп. Это всегда риски, с которыми придется работать.

Я в связи с этим другую близкую тему затрону. Я знаю, что у нас ведется активная борьба не на жизнь, а на смерть с африканской чумой свиней, и в связи с этим, как я слышал, начали забивать в лесах кабанов. И многие, знаете ли, очень беспокоятся на этот счет. На ваш взгляд, это оправданная мера? Я, конечно, знаю понаслышке об этом.

Сергей Михайлов: Вы знаете, действительно, основной источник распространения африканской чумы — это дикая фауна, кабаны. Но, наверное, промежуточное звено этого — это те же ЛПХ — личные небольшие подсобные хозяйства небольшие, которые сегодня, к сожалению, не нормированы и не соблюдают те же правила безопасности, которые применяются в промышленном производстве, и тем самым создают дополнительные риски не только для себя, но и для крупных хозяйств. Это, конечно, проблема, потому что проинвестированы десятки миллиардов рублей, в том числе и частных инвестиций, и кредитные — это и банки, и государственные банки. И здесь уже в какой-то момент риски становятся слабоуправляемыми. И, к сожалению, африканская чума пока развивается по худшему сценарию, и, несмотря на много деклараций о том, что все с этим борются, мы пока видим, что все-таки больше деклараций, меньше действий. Хотя при этом я должен согласиться, что вопрос непростой.

И это на сегодня реальный, серьезный фактор в Вашей отрасли, да? То есть мы пока ничего не добились, чтобы побороть эту инфекцию?

Сергей Михайлов: Знаете, статистика вещь упрямая, мы, конечно, с этим боремся, но пока, если посмотреть на цифры, на количество вспышек, их меньше не стало. Последние 12 месяцев говорят о том, что их стало больше в разных регионах. Это, конечно, тревожный фактор.

И еще один вопрос. Вы сейчас запускаете в Подмосковье огромный новый завод. Приходится ли вам сейчас, в этой нашей экономической стадии, привлекать кредиты, или достаточно собственных средств?

Сергей Михайлов: Мы инвестируем и реинвестируем собственные средства, а также привлекаем кредиты. Например, в проекте в Каширском районе где-то 70 с лишним процентов — это кредиты.

Тогда позвольте еще один макроэкономический вопрос. Ну, так сказать стон, который звучит над российским бизнес-сообществом, что вот по этим ставкам, которые есть в этом году, были в прошлом году, ну, в общем, до сих пор они есть, что вообще кредитовать невозможно. Значит ли это, что ваш пример доказывает обратное, что и по этим ставкам, при той ценовой динамике, которая есть, кредиты можно брать, вкладывать, открывать производство в том сегменте, где гарантирован спрос?

Сергей Михайлов: Вы знаете, аграрный сектор — здесь, наверное, все-таки исключение, потому что действует ряд программ субсидирования процентной ставки, и вот новая программа, где субсидии получают банки, но заемщики могут брать деньги под 3-5% в рублях на длинный срок, я считаю, это подъемные ставки. Поэтому, наверное, когда мы говорим о процентных ставках, вопрос не только об аграрном секторе, а в целом там ставки, конечно, выше — и 10, и 12%. Поэтому у нас эффективная ставка — сегодня на уровне 3-4%.

Мы знаем, что со свининой и с птицей у нас стало все очень хорошо, мы не импортируем, мы, наоборот, экспортируем уже. Но нам бы очень хотелось знать, что и говядиной, и молоком мы тоже будем обеспечены. Вот интересы Вашей группы в эту сторону простираются, или Вы считаете пока это сложным, и с точки зрения бизнеса не привлекательным?

Сергей Михайлов: Мы пока сфокусированы на наших направлениях — птица, свинина, мясопереработка. И вот последний проект был на прошлой неделе. Мы запустили производство мяса индейки совместно с испанской группой «Фертес». Они более 20 лет занимаются индейкой. Это, наверное, новое направление для нас, но вот на данном этапе мы будем дальше усиливать и фокусироваться на этих направлениях. В молоко и говядину у нас планов заходить нет.

А Вы как-то рассматривали, оценивали, в чем причина? Я здесь не с Вашей корпоративной, а с такой общественной позиции. Мне просто интересно. Вы же успешная группа, но вот Вы не занимаетесь этим пока. Почему?

Сергей Михайлов: Знаете, просто мы считаем эти проекты, если говорить про говядину, то не очень привлекательными, слишком длинный срок производства. Рынок сам по себе не растущий, а он стагнирующий, и, на самом деле, потребление переключается от говядины на свинину, птицу и на индейку. Там рост приличный. Это связано, может быть, с высоким потреблением говядины, и она становится менее доступна для людей. Мы все-таки предпочитаем работать на растущих, на массовых рынках, где все-таки можно расти внутри рынка, но и сам рынок растет. По говядине рынок сужается. Что касается молока, достаточно неплохие программы, мне кажется, начинают работать по поддержке и стимулированию этого, но все равно цикл воспроизводства и регулирования этого рынка еще требует доработок. Хотя я не специалист на этом рынке, но мы также понимаем, что там очень высокая, сильно выраженная сезонность потребления.

Вы хотели бы иметь свою собственную зерновую базу?

Сергей Михайлов: Конечно, хотели бы, и мы ее сегодня уже имеем. У нас земельный банк около 300 тысяч гектар, мы недавно его практически удвоили — приобрели земли. Это позволит нам довести нашу самообеспеченность в зерне до 50-60%. Это вот тот комфортный уровень, который мы хотели поддерживать, чтобы сбить волатильность и защитить наш бизнес.

Больше не нужно или больше сложно сделать?

Сергей Михайлов: На данном этапе мы считаем, что даже больше не нужно, потому что все-таки риски в растениеводстве все равно остаются видимыми, риски в этом бизнесе выше, чем в мясе и переработке по новым разным факторам. Поэтому мы считаем, наш тот баланс, который мы для себя определили — это 50-60%, а остальное мы покупаем с рынка. Имеем сегодня очень развитую инфраструктуру, мы можем хранить до миллиона тонн зерна единовременно. Обладаем комбикормовыми заводами, мы себя полностью обеспечиваем своими кормами, и, в принципе, мы считаем, что у нас здесь рисков никаких нет.

Спасибо.

Россия. ЦФО > Агропром > bfm.ru, 1 июня 2017 > № 2205065 Сергей Михайлов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter