Всего новостей: 2579913, выбрано 3 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Мусий Олег в отраслях: Медицинавсе
Мусий Олег в отраслях: Медицинавсе
Украина > Медицина > interfax.com.ua, 12 мая 2016 > № 1757371 Олег Мусий

Олег Мусий: "Я бы не преувеличивал значение законопроекта об автономизации клиник, это только первый шаг к новой системе"

Интервью заместителя главы Комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения Олега Мусия агентству "Интерфакс-Украина".

Вопрос: Комитет по здравоохранению поддержал депутатский законопроект об автономизации клиник, который впоследствии был принят Верховной Радой в первом чтении, хотя ранее категорически был против такого законопроекта, разработанного Минздравом. Почему комитет изменил свое отношение к этой теме?

Ответ: Комитет Верховной Рады по вопросам здравоохранения последовательно выступает за автономизацию учреждений здравоохранения. Отражением последовательности этой позиции было внесение и регистрация альтернативного законопроекта через три для после регистрации Кабминовского законопроекта.

Законопроект Кабмина (№2309а), который был зарегистрирован в 2015 году, не в полной мере отвечал тем принципам, которые были задекларированы Минздравом. Я взял на себя ответственность и для того, чтобы по-сути спасти ситуацию с вероятным разворовыванием всей государственной системы здравоохранения заложенным в правительственном законопроекте, внес альтернативный законопроект №2309а-1.

Когда мы получили заключения главного научно-экспертного управления Рады и внимательно изучили с юристами и медиками то, что заложено в правительственном законопроекте, мы поняли, что там на самом деле предусматривался полный "дерибан" всей системы здравоохранения. А именно, превращение государственных учреждений здравоохранения в общества с ограниченной ответственностью – ООО и АО, открытие их счетов в коммерческих банках, а самое ужасное - это то, что имущество, средства, помещения и земля, на которой находятся эти учреждения, должны были стать основной уставного капитала новосозданных коммерческих предприятий, и эти активы должны были передаваться без аудита и без бухгалтерского учета, только по данным бухгалтерии на день передачи.

Здесь как раз была "зашита" вся эта схема по расхищению, даже не приватизации, а просто по бесплатному отбору наиболее привлекательных лечебных учреждений и земли, на которой они находятся.

Альтернативный законопроект мы готовили очень быстро, потому, что регламент отводит на это только две недели. Мы определились, что пойдем по пути доработки альтернативного законопроекта и попробуем всем комитетом найти общую точку зрения на автономизацию учреждений здравоохранения, что и произошло еще в июле 2015 года.

Потом были каникулы и за сентябрь мы подготовили уже согласованный со всеми членами комитета законопроект, который несколько отличался от альтернативного. Например, были внесены уточнения относительно названия неприбыльных некоммерческих предприятий, которыми станут государственные и коммунальные учреждения здравоохранения. Посоветовавшись со специалистами по хозяйственному праву, мы оставили в законопроекте только два вида создаваемых автономных предприятий, в которые может быть преобразовано существующее медучреждение - казенное предприятие, и коммунальное некоммерческое предприятие, хотя раньше законопроект предусматривал четыре вида подобных предприятий.

Вопрос: В чем же заключаются основные отличия вашего законопроекта от предложений Кабмина/Минздрава?

Ответ: Мы убрали все риски, которые были заложены в правительственном и минздравском законопроекте. А а именно риски, касающиеся организационной формы предприятий, связанные с размещением счетов в коммерческих банках, а также добавили возможность влияния общественности на новосоздаваемые медицинские предприятия в виде обязательности существования общественных наблюдательных советов.

Вопрос: Как это будет воплощено практически?

Ответ: Если примут нашу редакцию, то те медицинские учреждения, в которые превратятся существующие учреждения здравоохранения, будут обязаны создать наблюдательные общественные советы с привлечением пациентских и врачебных организаций, профсоюзов и т.д. Механизм создания таких НС будет прописан подзаконными актами.

Это позволит общественности контролировать учреждения здравоохранения, в т.ч. и расходование ими бюджетных средств. Даже в районной поликлинике (сейчас они называются консультативно-диагностическим центром), если она превратится в коммунальное некоммерческое предприятие, там обязательно будет создан НС.

Вопрос: Для чего это нужно?

Ответ: Смысл закона об автономизации в том, что мы убираем бюджетную классификацию и постатейное бюджетное финансирование, которые на сегодня существует во всех учреждениях здравоохранения. Сегодня бюджет клиники формируют так называемые "защищенные статьи", где 80% бюджетных средств, которые выделяются государством через субвенцию или бюджет идет на зарплату врачей, 7-8% идет на коммуналку, до 5% - на лекарства, и почти ничего не остается на развитие.

Автономизация предполагает, что на финансирование этого некоммерческого коммунального предприятия будет выделяться глобальный бюджет. Он будет поступать во все учреждения здравоохранения, и его руководитель будет сам им распоряжаться.

Для того, чтобы у руководства клиники не было соблазна потратить эти средства не на учреждение здравоохранения и нужен НС, чтобы обеспечить контроль представителей коммунальной общины.

Вопрос: Какие еще важные новации вводятся законопроектом об автономизации клиник?

Ответ: Я бы отметил, что в проголосованном в первом чтении законопроекте об автономизации введена норма о контрактных отношениях с руководителями учреждений здравоохранения и о конкурсе на назначение руководителя – контракт будет заключаться с победителем конкурса. Порядок проведения конкурса будет разрабатываться Минздравом, но понятие конкурса мы ввели.

Законопроект также узаконивает статус медиков как физических лиц-предпринимателей, которые смогут на первичном уровне оказывать медицинскую помощь.

Кроме того, важна норма, которая оставляет в распоряжении учреждения здравоохранения средства, которые не были использованы до завершения бюджетного года – на сегодня они возвращаются в бюджет. Неиспользованные или сэкономленные средства будут переходить на следующий бюджетный год и клиника получит возможности для расходование средств на собственное развитие.

Статус коммунального некоммерческого предприятия предусматривает, что учреждение здравоохранения сможет легально зарабатывать, предоставляя платные услуги, перечень которых будет утверждать Кабмин, а их стоимость должна быть определена Минздравом и будет универсальной для всей страны. Эти средства будут оставаться в учреждении здравоохранения, и оно само будет ими распоряжаться. Сегодня эти средства находились на полулегальных счетах, и использовать их можно было только по статьям бюджетного финансирования, т.е. например, только на зарплату или только на оплату коммунальных услуг.

Теперь бюджетом может распоряжаться руководитель учреждения здравоохранения, и эти средства смогут переходить на любую статью, которая предусмотрена уставом. Кроме того, устав некоммерческого предприятия предусматривает, что заработанные средства могут быть распределены только на это учреждение. Таким образом, все, что заработает клиника, она будет вынуждена потратить на свое развитие.

Вопрос: Значит, может быть такая ситуация, что одно учреждение здравоохранения заработает больше, а другое меньше?

Ответ: Да. И то, которое больше заработало, будет иметь возможность, например, обновить свою технику или повысить зарплату, или нанять лучшего специалиста, который будет приносить большую прибыль. Учреждение здравоохранения сможет экономически развиваться, а сегодня по существующему бюджетному кодексу это невозможно.

Вопрос: Какими будут следующие этапы реформирования здравоохранения, после принятия закона об автономизации?

Ответ: Несмотря на ряд принципиальных новаций, заложенных в законопроекте об автономизации, я бы не преувеличивал его значение. Это первый шаг к переходу на новую модель финансирования и управления учреждениями здравоохранения. Гораздо важнее наш законопроект об организациии медицинского обслуживания (№4456), в котором уже детально расписано, каким образом будет осуществляться финансовая и хозяйственная деятельность учреждений здравоохранения.

Так законопроект об организации медобслуживания предусматривает, что какие-то услуги будут платными, и описывает, как будет формироваться цена на них. Очень важно, что в законопроекте предусмотрено создание государственного закупочного агентства. Это фундаментальный закон, который изменяет всю систему организации здравоохранения и механизмы хозяйственной деятельности новосоздаваемых автономных учреждений здравоохранения, которые будут организованы в соответствии с законом об автономизации.

Кроме того, законопроект №4456 предусматривает, что Минздрав будет обязан разработать на основе протоколов лечения перечень стоимости медуслуг. Эта стоимость будет унифицирована и обязательна для всех учреждений здравоохранения, чтобы не было такой ситуации как сегодня, когда, например, МРТ в одной клинике стоит 500 грн, а в другой – 1000 грн.

Клиники будут получать деньги в соответствии с перечнем и количеством предоставляемых услуг. Расчеты будут осуществляться через закупочное агентство, и через него же будут заключаться контракты с учреждениями здравоохранения, например, вторичного уровня. Так, в Украине, условно говоря, в год проводится 10 тыс. аппендэктомий. Будет определена стоимость этой операции, и закупочное агентство будет заключать с конкретным учреждением здравоохранения в конкретном населенном пункте договор на эти операции, и будет выделять на них средства.

Вопрос: Эти два закона формируют законодательную базу реформирования системы здравоохранения?

Ответ: Также мы разработали законопроект №2409д - об основах государственной политики здравоохранения, он может быть рассмотрен в пакете с предыдущими. В нем прописаны принципы и основания, на которых будет базироваться новая украинская система здравоохранения.

Еще раз повторюсь: я бы не преувеличивал значение законопроекта об автономизации, это только первый шаг, даже не фундамент новой системы. Базовые и основные законы – это №2409а и №4456. Они зарегистрированы в Верховной Раде, одобрены всеми членами комитета по здравоохранению и комитет дает им зеленый свет. Есть решение комитета о незамедлительном включении этих основных двух законопроектов в повестку дня, чтобы мы могли в течение месяца получить заключение главного научно-экспертного управления, дать рекомендацию комитета и вынести в зал на голосование.

Если так произойдет, то уже в конце мая или в начале июня они могут быть проголосованы в первом чтении. Тогда же может быть проголосован во втором чтении и доработанный законопроект №2309а-д.

Вопрос: К этому законопроекту есть принципиальное замечание, озвученное, в частности, вашим коллегой Константином Яриничем: в законопроекте не прописаны сроки реорганизации учреждений здравоохранения, поэтому реформа может затянутся бесконечно долго…

Ответ: Сроки – очень дискуссионный вопрос. На мой взгляд, автономизация должна быть возможностью, а не обязанностью. Если мы пропишем, что автономизация должна пройти в течении года, как предлагал К.Яринич, то может возникнуть большая проблема, связанная с тем, что сегодня многие учреждения здравоохранения не имеют качественных менеджеров и управленцев, которые понимают, как управлять предприятием. У главных врачей в этом нет опыта, они привыкли жить по бюджетному кодексу, поэтому есть риск, что эти учреждения здравоохранения не смогут эффективно предоставлять услуги.

Но если бы я предлагал ввести сроки автономизации, то установил бы, например, срок до 2020 года.

Срок в один год, который предлагал Кабмин и депутат Ярынич, по сути загонял все клиники в автономизацию. Я не сторонник этой идеи насилия. Я сторонник того, чтобы государственное закупочное агентство, которое будет создано, закупало услуги именно в лучших учреждениях здравоохранения. Такими учреждениями могут быть только автономные. Те, кто не перешел в автономный режим, будут получать государственное финансирование, но его как и сегодня хронически не будет хватать даже на простые услуги. Так мы получаем возможность показать преимущества новой системы и дать возможность естественного развития автономных медучреждений. Я думаю, что три-четыре года дадут возможность обкатать эту систему, и развить учреждения здравоохранения в эффективные многопрофильные клиники.

Вопрос: Вы будете вносить сроки в законопроект об автономизации?

Ответ: Это пока что дискуссионный вопрос.

Вопрос: Когда будет понятен ответ?

Ответ: Если в процессе подготовки законопроекта ко второму чтению кто-то подаст эти предложения, мы рассмотрим их на заседании комитета.

Вопрос: Если вернуться к законопроекту об организации медицинской помощи, нет ли риска, что его постигнет та же судьба, что и у Кабминовского законопроекта об автономизации - его будут критиковать за ликвидацию бесплатной медицины?

Ответ: В этом законопроекте мы нашли формулу, как наконец совместить 49-ю статью Конституции о бесплатном медобслужвивании с 95-й статьей, которая говорит, что все социальные расходы осуществляются исключительно в рамках госбюджета.

Госбюджет здравоохранения, который на сегодня составляет 55 млрд грн. После определения стоимости всех медуслуг, станет понятно, на что бюджет государства может быть направлен - например, гарантированную скорую помощь, на родовспоможение, на первичную медицину. Станет понятно, какую часть вторичной и третичной медпомощи мы можем закрыть за счет бюджетных денег.

Законопроект об организации медицинского обслуживания через создание государственного закупочного агентства откроет путь к созданию государственного медицинского страхового фонда и заложит основу для перехода на дополнительный источник финансирования – общеобязательное государственное социальное медицинское страхование. Будет известна стоимость услуги, будет государственное закупочное агентство, которое в перспективе трансформируется в медицинский страховой фонд, а также государственное агентство контроля качества оказываемой медицинской помощи. А это уже гарантия защиты прав пациентов и защита от некачественных услуг. В течение примерно пяти лет эти механизмы будут налажены, и тогда мы сможем запустить страховую медицину - дополнительный и необходимый источник финансирования. Таким образом, мы получим бюджетно-страховую модель здравоохранения.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 12 мая 2016 > № 1757371 Олег Мусий


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 19 июня 2015 > № 1409757 Олег Мусий

Олег Мусий: "Необходимо легализовать доходы учреждений и медиков"

Эксклюзивное интервью заместителя главы Комитета Верховной Рады по здравоохранению Олега Мусия агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос:Насколько необходимо реформировать систему здравоохранения? Почему? В чем заключается основная проблема существующей системы? К чему может привести ее сохранение?

Ответ: Реформирование - не совсем удачное слово. Большинство граждан воспринимает его как резкие изменения. А любые резкие изменения чреваты неприятностями и для системы, и для населения, и для тех, кто на такое пойдет. Поэтому Всемирная организация здравоохранения рекомендует применять более спокойное понятие "укрепление системы".

У нас же задача все-таки более сложная. Много лет в сферу здравоохранения страны не вносились существенные изменения. Финансирование резко снизилось, а эффективность использования средств не менялась. Мы продолжаем содержать избыточные мощности стационаров, отсутствует мотивация к повышению качества обслуживания как на уровне учреждений, так и на уровне отдельного исполнителя. Кадровая политика – полный провал: пополнение давно не перекрывает убыль, возрастает удельный вес работающих пенсионеров, лучшие, наиболее активные кадры, уходят в частный сектор или уезжают за границу. Кроме того, низкий уровень качества управленческой информации из-за фальсификации статистических данных. Система очень закрыта и коррумпирована, управление крайне неэффективно.

Отражение этих проблем в работе учреждений здравоохранения ощущают практически каждый работник отрасли и пациент. Современный мир знает, что развиваться "от проблем" - это путь в никуда, это - движение, обреченное на неуспех. Успех - это движение к цели, к видению идеального будущего. Общеизвестно, к чему может привести отсутствие изменений, - это разрушение и смерть! В природе все, что не развивается, - гибнет. Поэтому нужно не дыры латать, а планомерно строить новую национальную модель здравоохранения.

Вопрос:Сколько времени должна занять медицинская реформа?

Ответ: По большому счету, она не должна заканчиваться никогда. Наука и практика лидеров идет впереди и непрерывно дает новые ориентиры для движения вперед.

Нам есть чему поучиться хотя бы у наших соседей из Восточной Европы. Еще не все понято и оценено из опыта эксперимента реформирования медицины в пилотных регионах. Кстати, Европейское бюро ВОЗ расценивает опыт "пилотов" в целом как правильный, но не завершенный в силу недостаточной продолжительности. Ведь известно: даже если реформа эффективна и охватила большую часть системы, это позитивно отражается на показателях здоровья не ранее чем через пять лет.

По оценкам экспертов, на формирование основных элементов новой национальной системы здравоохранения может потребоваться до пяти лет. Темп частично зависит и от финансирования реформ. Но говорить, что реформа зависит только от ресурсов, тоже неправильно. Многие задачи, как например, разработка законодательства, подготовка кадров, научное обоснование шагов реформы, не требуют значительного финансирования. А, скажем, оптимизация структуры стационарного сектора даже позволяет перераспределять и более эффективно использовать имеющиеся ресурсы. Попытаться такую махину развернуть быстро – гарантированно отправить ее на дно.

Предлагаемая нами Концепция построения новой национальной системы здравоохранения и план действий по ее реализации предусматривают временной период от пяти до 10 лет. Даже на введение известного всем медицинского страхования нужна отсрочка приблизительно два-три года после принятия соответствующего закона и упреждающих изменений налогового законодательства.

Также после принятия плана по реформированию одним из главных условий его успешной реализации является упреждающая информационно-разъяснительная работа как среди населения, так и среди медработников. Только в случае понимания и участия в реформировании всех сторон отрасли (государства, врачей, фармсектора, пациентов, общественных организаций) таким реформам гарантирован успех. На все это, естественно, необходимо не очень ограниченное время.

Вопрос: Как вы оцениваете возможную конкуренцию между частной и государственной медициной? Нужно ли ограничивать перечень услуг, которые могут предоставлять частные медицинские учреждения?

Ответ: Частный сектор в большинстве стран охватывает лишь небольшую часть рынка медицинского обслуживания. Правильность преобладания государственного сектора в социальной сфере доказана многими примерами и исследованиями. Но сегмент частного сектора, конечно же, может и должен быть значительно, в разы, расширен. Прежде всего, это касается высокотехнологичных услуг, высоких стандартов сервиса. Наша задача - содействовать снижению цен на такие услуги, возможно, путем налоговых преференций для медицинского бизнеса. И никаких ограничений для частных поставщиков медуслуг по номенклатуре. Учреждения здравоохранения всех форм собственности и хозяйствования должны быть уравнены в праве получить госзаказ. Только равные права и живая конкуренция между частными и государственными медучреждениями могут гарантировать украинскому пациенту лучшее качество медицинской помощи, а медработникам - достойную заработную плату.

Однако правила такой работы еще не отработаны, законодательство - в стадии разработки. Безусловно, в этом нам может помочь положительный европейский опыт. Уверен, что перспектива и большое будущее в Украине есть и у частно-государственного партнерства, как в вопросах строительства больниц, так и во внедрении новых современнейших медицинских технологий.

Вопрос: Нужно ли предоставлять возможность государственным лечебным учреждениям оказывать платные медицинские услуги? Какие это могут быть услуги? Кто и как должен формировать цену на медуслуги госклиник?

Ответ: Сегодня это один из ключевых вопросов. Государственные гарантии медицинского обслуживания и возможности адекватно эти гарантии финансировать не сбалансированы. Население сегодня оплачивает более половины потребностей отрасли из собственного кармана. Это и коррупцией язык не поворачивается назвать – без этих платежей отрасль давно бы перестала существовать. Если запретить подобное дофинансирование – лучшие врачи уедут, технологии остановятся. Да что там - простой аппендицит без перевязочных материалов и скальпеля не сделаешь.

Бюджетных денег хватает только на неадекватно низкую зарплату, воду в кранах и свет в лампочках. Это результат несогласованности 49 и 95 статей Конституции. Необходимо легализовать доходы учреждений и медиков. Но сделать это можно ой как по-разному. ВОЗ предупреждает: нерегулируемая коммерциализация здравоохранения приводит к крайне негативным последствиям.

Систему здравоохранения "отпускать" нельзя как минимум пока не сформированы тарифы на медицинские услуги и не обусловлены четкие гарантированные государством минимумы бесплатной медицинской помощи. А это задача на не менее, чем несколько лет. Что бы там ни говорили "эксперты", которые в этом ничего не смыслят, - никому в мире не удалось провести реформы быстро. Сегодня важно решить вопрос принципиально - куда мы движемся - и разрабатывать гарантированный объем медицинской помощи (что тоже за полгода-год да еще при отсутствии тарифов не сделаешь). Думаю, можно рискнуть - ввести оплату, например, за гостиничные услуги. Оплачивают же пациенты коммуналку и питание, когда находятся дома. Одновременно нужно понимать, что гостиничные услуги при родах - это не "полежать, поесть, погреться", это часть необходимого обслуживания.

Не исчерпаны возможности государственно-приватного партнерства. В этой сфере у нас законодательство слишком рамочное, не имплементированы важнейшие европейские нормы. Частные инвестиции в государственные и коммунальные учреждения не защищены, процесс практически не идет.

Далеко не исчерпаны возможности добровольного медицинского страхования – его емкость в Украине, согласно мировому опыту, в 5-10 раз больше, чем сейчас. Сегодня, возможно, нужны определенные протекционистские меры, чтобы отдельные люди и корпоративные клиенты больше страховали свое здоровье в частных страховых организациях. Я не имею в виду, что нужно позволить ь частным страховщикам распоряжаться бюджетными средствами. Кто бы что нам не рассказывал, доказано: это конртпродуктивно, неэффективно. Мы не можем себе позволить из нынешнего и так скудного бюджета обеспечить еще и прибыль страхового бизнеса, а также расходы на содержание аппарата, которые выше чем в бюджетной системе, в 4-5 раз.

В этом вопросе нет простых и очень быстрых решений. В перспективе, когда уравняются права государственных и частных клиник, когда государственные клиники будут иметь статус неприбыльных, некоммерческих, возможно и предоставление ими платных медицинских услуг. Перечень подобных услуг и их цена обязательно должны находиться под контролем государства и местных органов власти.

Вопрос: Как вы видите возможность привлечения инвестиций в сферу здравоохранения? Нужно ли это или здравоохранение должно развиваться за счет государственного или местного бюджета?

Ответ: Первый источник – частные инвестиции, здесь необходимо новое законодательное поле. Будем над этим работать.

Второй источник – местные бюджеты. Здесь должен быть баланс между централизацией и децентрализацией, т. н. диалектическое "взаимодействие и борьба противоположностей" (кто изучал философию, помнит). Роль государства – обеспечить равную доступность и качество медицинского обслуживания повсеместно. Так называемый "государственный стандарт". Нельзя лишить медицинской помощи жителей даже депрессивных городов, сел и районов только потому, что там идет быстрая депопуляция. Поэтому финансы здравоохранения должны объединяться на максимальном уровне и распределяться равномерно – так работает вся Европа. Контроль качества - тоже функция в первую очередь государственная, хотя в некоторых странах его контролируют и профессиональные врачебные корпорации. Одновременно у местного самоуправления должно быть право и возможность дополнительно финансировать здравоохранение, в т.ч. инвестировать в развитие технологий, материально-технической базы, усиление кадрового потенциала, профилактические программы и т. д.

Третий источник – это инвестиции международных организаций. Европейский Союз немало помогал новым членам в развитии социальной сферы. Мы тоже можем рассчитывать на такую помощь. Но тут важно, чтобы политика в здравоохранении была быть понятной, прозрачной и прогнозируемой. Для этого она должна быть хотя бы задекларирована и корреспондироваться с рекомендациями ВОЗ, Всемирного банка, европейской практикой, результатами доказательных исследований. А вот этого как раз у нас пока и нет.

Четвертым источником могут быть благотворительные фонды, меценатство, религиозные организации, добровольные благотворительные взносы самим учреждениям здравоохранения. Здесь необходимо особо подчеркнуть: все эти взносы должны быть исключительно добровольными и никоим образом не влиять на предоставление или непредоставление медпомощи, а не так, как происходит сейчас – условно добровольные взносы, а по сути, оплата за медицинские услуги. Также должен быть контроль за использованием взносов. Эти вопросы тоже нужно четко отрегулировать в законодательном и правовом аспекте.

Вопрос: Как вы оцениваете деятельность Минздрава по реформированию системы здравоохранения? Какие действия/шаги вы считаете правильными, какие - неправильными? Что, по вашему мнению, нужно сделать Минздраву и что он не делает?

Ответ: Сейчас ситуация с оценкой работы Минздрава приобрела даже скандальный характер. Уже два комитета Верховной Рады – по здравоохранению и по борьбе с коррупцией - приняли решения о неудовлетворительной работе министерства. По поручению премьера проводится служебное расследование о бездеятельности руководства Минздрава. Непрофессионализм и непрозрачность кадровой политики в министерстве вызывают у подавляющего большинства общества полное недоумение.

Ни одного принятого документа относительно реформирования ни в Кабмине, ни в Минздраве до настоящего времени нет. Как можно оценивать то, что просто отсутствует? Красивые картинки и рассказы о все более прекрасных наших перспективах уже никого не впечатляют. Законопроекты, которые были столь широко и эффектно анонсированы в прессе как настоящая реформа, свелись к изменениям нескольких статей в "Основах законодательства о здравоохранении" и в правках одного-двух слов в еще нескольких законах. Предлагаемый законопроект затрагивает исключительно одну хотя и важную, но маленькую часть системы здравоохранения – статус медицинских учреждений.

Предлагаемые изменения в результате реализации ничего, кроме неприятностей, не несут. Отброшены все наработки предыдущих лет. Вместо этого предлагается просто отпустить систему в свободное плавание. Для продвижения этой идеи используются модные тезисы – о свободе больниц в зарабатывании и использовании бюджетных средств, "деньги идут за пациентом", гарантии - незащищенным слоям населения (я уже говорил, как это получилось в Грузии). При этом умалчиваются предостережения Всемирного банка и ВОЗ относительно огромных рисков для отрасли и населения, да что там говорить – для всей страны, ведь просчеты власти в здравоохранении - это отличный повод расшатать, разбалансировать всю систему власти. А впереди - выборы.

Поэтому нужно, прежде всего, вернуться к Концепции построения новой национальной системы здравоохранения, наработанной в 2014 году, стратегии и плану ее реализации. Начинать целесообразно с определения модели здравоохранения, общих принципов и видения перспектив. Любой вырванный из контекста шаг может оказаться или преждевременным или даже не в ту сторону. Сейчас Минздрав декларирует интенсивную работу над новым законом о медицинском страховании. Их предыдущие наработки вселяют опасения, что эта инициатива будет того же качества. А если речь идет только о том, чтобы поделиться бюджетными деньгами с частными страховщиками, это будет просто прикрытое лозунгами воровство.

Вопрос: Нужно ли проводить реорганизацию Минздрава?

Ответ: Конечно, нужно. Но сначала необходимо изменить его функции. Пока функции не изменены, любые реорганизации – это не более чем перетасовка кадров по должностям или метод "на выход" для неугодных. В то же время, бесспорно, нуждаются в усилении такие направления, как координация реформы, общественное здравоохранение, первичная помощь, управление качеством, информационно-комуникационное обеспечение. Сестринство вообще не имеет своего "начальника", хотя во всех европейских странах оно мощно представлено на всех уровнях управления. Конечно, должны уйти из Минздрава и закупки.

Часть функций должна быть передана организациям профессионального самоуправления врачей, медсестер, провизоров. Нами, кстати, подготовлен первый из необходимых в этом направлении законопроектов – "О врачебном самоуправлении". Предприятия, которые работают на медицинском рынке, должны иметь возможность создания саморегулирующихся объединений с передачей им некоторых регуляторных функций министерства. Такой подход используется в большинстве демократических стран мира.

При назначении кадров на высшие руководящие должности в министерстве необходимо, наконец, исключить квотный партийный принцип. Нужно ввести по всей вертикали переаттестацию руководителей и назначать их по результатам прозрачного конкурса с обязательным участием общественности. Необходимо скорее завершить процесс люстрации.

Новая структура Минздрава, в первую очередь, должна соответствовать новым функциям. Переход на электронный документооборот, электронный реестр пациентов и ограничение личных контактов с чиновниками даст возможность минимизировать коррупционную составляющую работы ведомства.

Вопрос: Как вы оцениваете действия Минздрава/правительства по регулированию фармрынка?

Ответ: По состоянию на сегодня считаю эту сферу наиболее коррумпированной как государственными чиновниками, оставшимися от предыдущей власти, так и новыми, назначенными уже в послемайданный период, которые быстро освоили старые схемы предшественников. "Крышевание" фармацевтического бизнеса и особенно его регулирования происходит на самых верхушках украинской власти.

Яркое свидетельство тому – очередная попытка монополизировать фармрынок. Свести регистрацию медикаментов, лицензирование, контроль качества и все проверки в едином государственном органе-монополисте. Идея со времен пресловутого Азарова продолжает жить и процветать в стенах нового Кабмина.

Непродуманное введение правительством референтного ценообразования при госзакупках медикаментов и изделий медицинского назначения на сегодня практически парализовало закупку медикаментов во всех больницах в стране. И Минздрав вместо отмены неуклюжего постановления и обещаний решить этот вопрос еще в марте до сегодняшнего дня неспособен предложить необходимые решения для выхода из паралича.

Ликвидация правительством Госслужбы по лекарственным средствам и отсутствие на протяжении более полугода новой структуры, которая бы перебрала на себя ее функции, привело к очередному коллапсу на фармрынке.

Убежден: демонополизация, деоффшоризация, понятные, прозрачные, одинаковые для всех участников рынка правила игры и саморегулирование будут способствовать скорейшему продвижению украинской фармации в ряды европейской. Вмешательство правительства и Минздрава здесь должны быть минимизированы и касаться исключительно регулирования общих правил игры и разработки методических рекомендаций.

Во многом разрешить существующие проблемы в фармотрасли позволит принятие новой редакции закона "О лекарственных средствах", полностью адаптированного к директивам ЕС. Такой законопроект уже зарегистирован в Верховной Раде, сейчас он проходит процедуру согласований, на его принятие есть политическая воля парламентского комитета по здравоохранению.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 19 июня 2015 > № 1409757 Олег Мусий


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 18 августа 2014 > № 1151514 Олег Мусий

Министр здравоохранения: "Никто из президентов Украины до сих пор не брал на себя ответственность изменить систему здравоохранения"

Эксклюзивное интервью министра здравоохранения Олега Мусия агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Как вы оцениваете последствия введения санкций против РФ для фармацевтического рынка Украины?

Ответ: Если будут введены санкции во всех отраслях экономики, то под них попадет и медицина. Из 310 препаратов производства РФ, которые зарегистрированы в нашей стране, около 50 не имеют зарегистрированных аналогов. Остальные 260 препаратов имеют аналоги в Украине, поэтому мы считаем, что от них вполне можно отказаться. Из 50 не имеющих аналогов препаратов для здравоохранения важны только несколько вакцин. Остальное – это препараты, которые на здоровье не очень влияют и не являются необходимыми, это препараты второго или даже третьего ряда применения. Исключительно от них еще никто не выздоровел.

Поэтому беспокоиться стоит только о некоторых вакцинах, но такие же вакцины производятся и в других странах. Если Украина примет системное решение о запрете в государстве чего бы то ни было российского, то мы будем инициировать перед фирмами-производителями регистрацию этих препаратов, изготавливаемых в других странах, в Украине. Значит, ничего экстра необходимого в том, что мы получаем от РФ, нет.

К тому же рынок российских препаратов в Украине за полгода составил около $15 млн в денежном выражении, а в натуральном - всего 2,6% всех зарегистрированных препаратов. Поэтому большой беды для здоровья украинцев от санкций не будет. Если будет принято такое решение, мы его поддержим, потому что не можем сами спонсировать убийство наших же людей.

Вопрос: Какова ситуация с вакцинами российского производства?

Ответ: На сегодняшний день российские заводы-производители вакцин не имеют сертификатов GMP, которые гарантируют их качество и обязательны для препаратов, обращение которых разрешено в Украине. Беспокоясь о здоровье украинцев, мы считаем, что имеет смысл поднимать вопрос об использовании российских вакцин только после того, как они пройдут соответствующую сертификацию GMP. Стоит отметить, что Гослекслужба неоднократно обращалась к российским заводам-производителям вакцин по поводу проверки их мощностей на соответствие стандартам GMP, но они несколько раз переносили такую поверку. В последний раз просили перенести проверку на сентябрь.

Вопрос: То есть, эти заводы готовы подтянуться к стандартам?

Ответ: Сложно сказать. GMP не обязательно в РФ, и заводы не планировали получать такие сертификаты, но Украина не регистрирует и не перерегистрирует лекарства, которые не соответствуют требованиям GMP. И это правильно, потому что GMP – это качество лекарственных средств. Если у российских препаратов не будет сертификатов GMP, они не будут перерегистрированы в Украине.

Вопрос: Есть какие-то препараты на замену этим вакцинам?

Ответ: Есть. Например, возьмем вакцину БЦЖ, которая была закуплена в прошлом году за государственные средства и срок регистрации которой закончился. Физически она в наличии, но в связи с завершением срока регистрации находится на карантине и запрещена к использованию до тех пор, пока, возможно, не будет изменен закон о лекарственных средствах, который бы разрешал такое использование. Есть три проекта закона от разных субъектов законодательной инициативы, которые направлены на то, чтобы разрешить оборот и использование лекарств, которые уже были завезены и имеют достаточный срок годности, но регистрация которых закончилась.

На примере вакцин БЦЖ: у нас сейчас есть около 500 тыс. доз со сроком годности еще год, поэтому эта вакцина, закупленная за бюджетные средства в 2013 году, теоретически могла бы быть использована. Она в течение 30 лет использовалась на территории Украины, никаких серьезных претензий не было. Единственная формальная причина не использовать ее заключалась в завершении срока регистрации.

Кроме того, в Украине зарегистрированы еще две вакцины БЦЖ: одна - польского производства, вторая – датского. Регистрация датской вакцины заканчивается в октябре, регистрация польской - в начале 2015 года. Будут ли фирмы-производители продолжать регистрацию, мы не знаем. Этих вакцин в наличии нет, но они могут быть ввезены в любой момент любой фирмой-импортером.

Вопрос: Что делать, если окажется, что импортерам невыгодно их ввозить, а вакцина производства РФ не зарегистрирована?

Ответ: Минздрав не регистрирует лекарственные средства по собственной инициативе. В таком случае будут переговоры с производителями, мы будем их просить, чтобы регистрировали эту вакцину. Нужно учесть, что в 2013 году вакцину БЦЖ за средства госбюджета закупали по цене 1,8 грн за дозу. Сейчас на торги вышли два поставщика вакцины российского производства, которые предложили вакцины по 5 грн и 5,50 грн за дозу. Кроме того, на торги вышла польская фирма с ценой 8,80 грн. Датская вакцина еще дороже, чем польская. Но в госбюджете заложены те же самые средства, что и в 2013 году, из расчета 1,8 грн. Возможно, нам удастся договориться с производителями, ведь прививка БЦЖ внесена в календарь прививок.

Вопрос: Какова ситуация с противогангренозной вакциной?

Ответ: Зарегистрированная в Украине противогангренозная вакцина российского производства не имеет сертификата GMP. При этом она сомнительной эффективности, ее эффективность клинически не доказана. Кроме этой вакцины, еще есть два завода-производителя - польский и испанский, которые также производят противогангренозную сыворотку, и нужно вести переговоры, чтобы компании зарегистрировали и завозили ее. Хотя, естественно, эти вакцины европейских производителей будут существенно дороже российской, но их качество однозначно выше и гарантировано европейской фармакопеей.

Фармпроизводители жалуются, что в Украине очень долго и дорого регистрировать препараты

У нас зарегистрировано около 14 тыс. препаратов. Однако сейчас по инициативе правительства мы упрощаем процедуру регистрации лекарственных средств, адаптируем ее к требованиям ЕС: мы откажемся от перерегистрации препаратов каждые пять лет и оставим только одну перерегистрацию, после которой препарат будет иметь бессрочную регистрацию.

Вопрос: Какова ситуация с поставкой лекарственных средств для АТО? Есть ли препараты, которые нужны для предоставления помощи, но они не зарегистрированы в Украине?

Ответ: Все препараты для решения лечебных проблем есть. Даже этот знаменитый кровоостанавливающий препарат "Целокс" зарегистрирован в Украине, правда, как изделие медицинского назначения. В то же время периодически появляется информация о каких-то волшебных препаратах, которые могут спасать жизни, но не имеют регистрации. Например, недавно была информация о некоем кровоостанавливающем препарате "Гемма". В Украине он не зарегистрирован и даже не был направлен на регистрацию. Наша позиция - в том, что государство не может рекомендовать его для использования, а его выпуск является не законным. Если будут найдены доказательства использования его в качестве лекарственных средств, за это может быть открыто уголовное производство.

Вопрос: В чем были проблемы с проведением тендеров на закупку лекарственных средств?

Ответ: Средств в бюджете больше не становится – их столько, сколько есть, но их нужно правильно использовать. Но и эти средства не использованы, потому что тендеры не проведены.

Мы столкнулись не только с нехваткой средств в бюджете на закупку, но и с тем, что глава тендерного комитента, первый заместитель министра здравоохранения не выполняет своих служебных обязанностей по организации тендеров. Сколько бы ни было средств, тендеры нужно проводить, а имеющиеся средства нужно каким-то образом распределять. Так поступают всегда. Например, в 2013 году госпрограммы были обеспечены на 40%, в 2014-м будет не более 30% и в первую очередь из-за роста курса иностранных валют. За остальное пациенты вынуждены платить собственные средства, они ищут спонсоров, обращаются в благотворительные фонды, к волонтерам. Реально на медикаменты идет только 7% от общего финансирования здравоохранения.

Изменить ситуацию можно введя медицинское страхование и систему реимбурсации стоимости лекарств. Медицинское страхование будет предусматривать, что мы все вместе будем отчислять, например 7% от зарплаты на наполнение медицинского страхового фонда и этот фонд будет обеспечивать нас лекарствами и медуслугами. Тогда не нужно будет в экстремальной ситуации платить за лекарства многие тысячи гривен из своего кармана. Если будут отчислять ежемесячно по 7% в фонд медицинского страхования - тогда будет достаточно денег и на медикаменты и на повышение официальной зарплаты медработникам.

Вопрос: Почему, по вашему мнению, в Украине до сих пор нет медицинского страхования?

Ответ: Потому, что пока нет политической воли изменить систему здравоохранения. Никто из президентов до сегодняшнего дня не брал на себя ответственность изменить систему. Кроме того, есть проблема наличия трех лобби, которые между собой борются за то, кто будет управлять средствами медицинского страхового фонда. Он сможет аккумулировать фактически еще один бюджет здравоохранения – около 50 млрд грн. Это огромные средства и все думают, что если они будут иметь отношение к этим средствами и их распределению, то смогут на этом нажиться. Поэтому идет борьба между тремя группами влияния, где будет находиться этот фонд, кто будет назначать руководство и распределять средства. Одна группа – это Минсоцполитики, которое управляет другими социальными фондами. Вторая группа – это частные страховые компании. Третья группа - это Минздрав и медики, которые считают, что смогут распределять средства страхового фонда. Эти три группы не могут между собой договориться, поэтому каждые два-три года в парламент направляются разные законопроекты, которые в итоге не принимаются.

Я считаю, что медицинское страхование должно реализовываться в форме государственного социального медицинского фонда с особым статусом по типу Пенсионного фонда, который бы управлялся правительством. Не Минздравом, ни Минсоцполитики и не частными страховыми компаниями.

Вопрос: Ваша позиция облечена в законопроект?

Ответ: Соответствующий законопроект разработан Минздравом и проходит согласование в госорганах. С некоторыми госорганами согласовать сложно, например, потому что медицинское страхование влечет за собой нагрузку на фонд оплаты труда. Сейчас законопроект находится в Минюсте, после его заключения сможем вынести его на Кабмин. Кабмин, в свою очередь, должен принять политическое решение и вынести законопроект на рассмотрение Верховной Рады. Думаю, уже через две недели мы сможем подать этот законопроект на рассмотрение правительственного комитета.

В то же время я уверен, что медицинское страхование тесно связано с изменениями в Налоговый кодекс и вводить его при существующей налоговой системе невозможно. Мы искренне поддерживаем инициативу правительства уменьшить ставку единого социального взноса. Это позволит легализировать все зарплаты. Если мы примем такие изменения налоговой системы Украины, думаю, проблем с наполнением медицинского страхового фонда не будет. Эти 7% будут направляться в целевой фонд на охрану здоровья, и каждый человек будет понимать, что он гарантированно получит медицинскую помощь, ему не нужно будет платить из собственного кармана. При этом существующий бюджет на здравоохранение будет сохранен и будет направляться на экстренную медпомощь, медицинскую помощь при родах и т. д, а медицинское страхование позволит легализовать то финансирование, которое сейчас идет в медицину теневым образом. Это называется бюджетно-страховая модель финансирования здравоохранения.

Вопрос: Сколько времени может понадобиться для введения медицинского страхования?

Ответ: Думаю, что на это реально нужно еще год-два для подготовки. Нужно подготовить инфраструктуру, обучить, как распределять средства, ввести протоколы предоставления медпомощи, разработать систему контроля качества предоставления медпомощи, создать отделения на местах, заключить контракты с больницами, у которых фонд будет закупать медуслуги. Это достаточно длительная процедура.

Думаю, мы могли бы принять закон о медстраховании осенью этого года с отсрочкой введения некоторых его частей, чтобы через год-два можно было ввести полномасштабное медстрахование.

Вопрос: Вы часто говорите о врачебном самоуправлении и введении индивидуальных лицензий. Что это и для чего?

Ответ: Врачебное самоуправление – это один из механизмов демонополизации управления системой здравоохранения. В Украине системой здравоохранения управляет государство в виде министерства и управлений здравоохранения на местах, которые подчинены местным госадминстрациям. Частный рынок здравоохранения в нашей стране составляет всего 4%, это мизер. В других странах, кроме государства, системой здравоохранения управляет и профессиональное сообщество. Врачебное самоуправление - это созданная в соответствии с законом корпоративная профессиональная организация врачей, которая будет предоставлять разрешение на осуществление врачебной деятельности на территории Украины, что, по сути, и является лицензией. Т. е. студент, который закончил медуниверситет, получил диплом и врачебную специальность, после предоставления в эту организацию определенного перечня документов автоматически будет вноситься в реестр врачей Украины. После внесения в реестр ему автоматически будет выдано свидетельство на право осуществления врачебной деятельности на территории Украины (в теперешнем понимании – лицензия). Никаких дополнительных экзаменов не нужно.

Потом врачу нужно будет ежегодно проходить повышение квалификации. Это то, что сегодня проводится формально, но мы предполагаем, что за повышение квалификации, участие в конференциях, написание статей, волонтерство, чтение лекций и прочее врачу будут начисляться баллы - за год нужно будет набрать определенное самими врачами количество баллов. Если вы не набрали такого количества, врачебная организация заберет у вас право на осуществление врачебной деятельности. Такая система даст возможность постоянно повышать квалификацию всех врачей и нести ответственность за качество предоставления медицинской помощи. И в реестре врачей будет автоматически высвечиваться информация о состоянии дел у каждого из врачей.

Везде в мире такая система эффективно работает. Мы не изобретаем велосипед и предлагаем проект закона о врачебном самоуправлении похожий на подобные законы в Польше, Болгарии, Чехии, Сербии. Кроме того, этим законом мы хотели бы урегулировать соблюдение этических и моральных норм поведения врача во взаимодействии с коллегами, пациентами, учреждения здравоохранения и представителями бизнеса. Такие взаимоотношения государство не может регулировать, а профессиональная организация может.

Вопрос: Кто будет создавать организацию?

Ответ: Организация будет создана по закону о врачебном самоуправлении решением съезда врачей. На съезд мы предлагаем делегировать одного делегата от 400 врачей прямыми выборами. Если мы имеем 200 тыс. врачей, то в съезде врачебного общества будут принимать участие 500 делегатов. Единственное, на чем я мог бы настаивать, это использование исторического названия организации врачей Украины, имеющей более чем 100-летнюю историю - Всеукраинское врачебное общество (ВВО).

Вопрос: Не боитесь, что скажут, что Мусий лоббирует свою организацию?

Ответ: Мусий не может лоббировать свою организацию, потому что Мусий лоббирует только историческое название. Я сложил полномочия президента ВВО и даже не являюсь сейчас членом правления. Я считаю, что работа чиновника и работа в общественном секторе – это две разные несовместимые функции. Я также ушел с должности главы общественного совета при Минздраве.

Проект закона о врачебном самоуправлении отработан и одобрен ВВО как общественной организацией, многими узкопрофильными врачебными ассоциациями, окончательный вариант проекта подан на рассмотрение парламентского комитета по вопросам здравоохранения. В ближайшее время он будет зарегистрирован в Верховной Раде от имени народных депутатов, которые входят в комитет. Рабочую группу, которая работает над законопроектом, возглавляет Роман Илык.

Нужно отметить, что в концепции построения новой системы здравоохранения предусмотрено принятие этого закона.

Вопрос: В какой стадии находится работа над концепцией новой системы здравоохранения?

Ответ: Эта концепция находится на рассмотрении в Минюсте. Сразу после получения заключения Минюста мы подадим ее на правительственный комитет и на рассмотрение Кабмина.

Я представлял основные постулаты концепции премьер-министру три месяца назад, они получили одобрительные отзывы. Думаю, она будет поддержана и президентом Петром Порошенко. Концепцию уже анализировали ведущие международные эксперты, Всемирный банк, она признана одной из лучших на территории Восточной Европы. В отличие от реформы, которая была начата при предыдущей власти, наш подход является комплексным и системным, затрагивает все аспекты медицинской помощи – от профилактики до создания так называемых Центров общественного здоровья и госпитальных округов. Парадигмой будет не лечение и предоставление медуслуг, а профилактика, сохранение здоровья народа и здоровый образ жизни.

Международный фонд "Видродження" по инициативе общественных и пациентских организаций выделил грант на разработку следующего документа - стратегии построения новой системы здравоохранения – публичного, более детализированного документа написанного не на чиновничьем языке, с которым можно будет "идти в народ" и убеждать пациентов и медиков поддержать необходимые изменения. Она будет разрабатываться в течение трех месяцев. Я уже подписал соответствующий приказ о создании экспертного совета для подготовки стратегии.

После стратегии будет разработан конечный продукт – поэтапный план действий по внедрению новой системы здравоохранения, в котором будет детально расписано, в какое время и какой закон, постановление или приказ нужно будет принять.

Фонд "Видродження" выделил на три месяца работы экспертов средства в размере $150 тыс. Кроме того, Всемирный банк инициировал выделение Украине $330 млн на реформу системы здравоохранения на четыре года. Эти средства будут распределены между 10 регионами (областями) страны, а также Минздраву для обобщения опыта всех этих регионов. Минздраву из них планируется выделить около $50 млн на весь период.

Вопрос: Как реформа координируется с введением страховой медицины?

Ответ: Введение страховой медицины предусмотрено и в концепции, и в стратегии, и в поэтапном плане действий. В частности, в нем будет прописан переходный период для запуска медицинского фонда.

Но на самом деле для успеха предлагаемых реформ должна быть политическая воля высшего руководства государства – президента, на сегодня самого легитимного лица в стране. Думаю, глава государства, как умный человек, поддержит ее и возьмет реформу системы здравоохранения под свой патронат. Мы планируем в ближайшее время представить концепцию построения новой системы здравоохранения на Совете реформ при президенте Украины, а в дальнейшем и самому первому лицу государства.

Вопрос: На какой стадии находятся конфликты, возникшие вокруг руководства Национального медуниверситета и Института рака?

Ответ: Минздрав начал серьезную борьбу с коррупционными схемами, существовавшими при всех предыдущих властях. В то же время чтобы борьба была действенной, мы обязаны работать в соответствии с законодательством. Самым проблемным был НМУ. Ректор Виталий Москаленко был уволен законным путем. Против него открыты уголовные производства с обвинениями в расхищении госсредств в особо крупных размерах, злоупотреблении властью. Сейчас он опять увиливает от следствия на больничном.

В Национальном институте рака во время проверки были выявлены огромные злоупотребления, в том числе со строительством и закупкой медаппаратуры, которая годами не используется. Директор Института рака Игорь Щепотин не работает, находится на больничном – по закону он может быть в таком статусе в течение четырех месяцев, затем его можно будет законно уволить. Сейчас обязанности директора исполняет его заместитель Ирина Крячок. Вопрос с избранием нового руководства будет решаться тогда, когда завершится "эпопея" с увольнением г-на Щепотина. Хочу отметить, что претензии к Щепотину не касаются деятельности всего трудового коллектива.

Вопрос:Какова ситуация вокруг завода "Индар"?

Ответ: Через завод "Индар" кроме производства инсулинов прокручиваются сотни миллионов гривен, и хотя 70,7% акций завода принадлежат государственной компании "Укрмедпром", а "Укрмедпром" на 100% принадлежит Минздраву, реально государство не может восстановить контроль над заводом из-за деструктивной позиции главы правления завода, назначенной при Януковиче. Она полностью игнорирует все решения государства и считает завод своей частной собственностью. Нам удалось уволить директора "Укрмедпрома" Дмитрия Политико и назначить новый, более эффективный менеджмент.

На заводе "Индар" состоялось собрание акционеров, на котором было принято решение об отстранении главы правления Любови Вишневской и назначении нового руководства. Однако она через судебные органы заблокировала внесение информации о собрании и этих решениях в государственный реестр. Ее поддерживают лоббисты в Верховной Раде и ставленники предыдущей власти во главе с экс-замминистра здравоохранения Романом Богачевым, приближенным к Александру Януковичу.

Кроме производства инсулинов, наибольший интерес вызывает так называемый "бразильский контракт", по которому "Индар" должен построить в Бразилии производство инсулинов и выйти на рынок Южной Америки. По нашей информации, 10% этого будущего завода принадлежит Украине, 10% - бразильской стороне, а 80% - швейцарскому оффшору, который контролируется "Сашей-стоматологом". Именно поэтому остатки предыдущей власти стремятся сохранить в должности Вишневскую, чтобы дальше контролировать многомиллионные доходы, найдя достойных последователей уже в новой власти.

В настоящее время завод работает, но реального доступа Минздрава к заводу нет. В то же время борьба продолжается, и мы намерены бороться за восстановление контроля государства над заводом. У предыдущей власти не получилось отстранить меня от должности министра, и я продолжу активную борьбу, как со старой властью, так и с новыми их последователями, которые пытаются наживаться на здоровье людей. Уверен, что моя бескомпромиссная борьба с коррупцией и теневыми схемами однозначно закончится победой нового мышления над годами выстроенной системой разворовывания государственной собственности. И эту уверенность вселяет в меня полная поддержка моих действий со стороны общества и моей команды.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 18 августа 2014 > № 1151514 Олег Мусий


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter