Всего новостей: 2606514, выбрано 2320 за 0.209 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. Китай > СМИ, ИТ > comnews.ru, 21 сентября 2018 > № 2736275

China Mobile определила пути развития в России

Анна Устинова

Телекоммуникационный оператор China Mobile официально открыл представительство в России. Компания видит для себя три основных стратегических направления развития - B2O (операторы), B2B (корпоративные клиенты) и B2C (мобильные пользователи). По первому направлению в планы компании входит сотрудничество с крупными операторами мобильной связи в области IoT и терминальных устройств с поддержкой 4G. Основное внимание в развитии корпоративного сегмента China Mobile уделит обслуживанию компаний, ведущих бизнес с Азиатским регионом, а также предоставлению облачных услуг на территории РФ. Что касается обслуживания мобильных пользователей - это предоставление услуг роуминга и запуск GlobalDataSim.

Компания China Mobile International Limited (CMI, дочерняя структура крупнейшего телекоммуникационного оператора в мире по абонентской базе China Mobile, контролируемого правительством Китая) официально объявила об открытии представительства в России. Российская "дочка" China Mobile получила название China Mobile International Russia (ООО "Чайна Мобайл Интернешнл (Раша)").

Согласно данным ЕГРЮЛ, генеральным директором компании указан Игорь Сорокин. "Чайна Мобайл Интернешнл (Раша)" на 100% принадлежит "Чайна Мобайл Интернешнл (Сингапур) Пте. Лтд.". Уставный капитал созданной компании составляет 500 млн руб.

Решение China Mobile International выйти на рынок России, по словам советника посольства КНР в России Чжао Цюянь, придаст новую силу соединению и строительству объектов между двумя странами. "Мы также надеемся, что China Mobile International сможет использовать Россию в качестве моста для развития рынков России и стран СНГ. Посольство Китая в России будет, как всегда, поддерживать углубленное развитие прагматического сотрудничества между Китаем и Россией", - отметила она.

Председатель правления и генеральный директор China Mobile International Co., Ltd. Ли Фэн подчеркнул, что отношения между Россией и Китаем становятся прочнее, а торгово-экономическое партнерство укрепляется. "Открытие дочерней компании в России означает новую веху в развитии международной деятельности China Mobile. China Mobile International Russia будет придерживаться принципов взаимной выгоды при сотрудничестве, усилит взаимосвязанность базовой инфраструктуры российско-китайских телекоммуникационных сетей, а также представит новые продукты и услуги в области телекоммуникаций для клиентов в России и Средней Азии", - заявил он.

Глава представительства China Mobile International Russia Лу Цзин добавила, что открытие представительства в России является существенным мероприятием в рамках реализации инициативы "Один пояс - один путь" (инициатива Китая, направленная на совершенствование существующих и создание новых торговых путей, транспортных, а также экономических коридоров, связывающих более чем 60 стран Центральной Азии, Европы и Африки). "Мы уверены, что деятельность China Mobile International Russia будет отличаться не только высокой экономической эффективностью, но также будет служить во благо народов двух стран и внесет свой вклад в стимулирование развития информационного обмена между двумя государствами", - сказала она.

CMI планирует на российском рынке в ближайшие три года развивать три стратегических направления: B2O (операторы), B2B (корпоративные клиенты) и B2C (мобильные пользователи). Основные инвестиции на российском рынке компания вкладывает в развитие маршрутов передачи данных.

В China Mobile International Russia сообщили, что в планы компании входит сотрудничество с крупными операторами мобильной связи в области IoT и терминальных устройств с поддержкой 4G.

Основное внимание в развитии корпоративного сегмента оператор уделит обслуживанию компаний, ведущих бизнес с Азиатским регионом, а также предоставлению облачных услуг на территории РФ. В компании пояснили, что цель CMI Russia заключается в предоставлении услуг на выгодных условиях для китайских корпоративных клиентов на российском рынке.

К слову, на церемонии открытия российского представительства China Mobile International Russia подписала соглашение о сотрудничестве с ООО "Парк Хуамин" (застройщик одноименного китайского делового центра в Москве). Соглашение предусматривает, что российская "дочка" China Mobile будет предоставлять цифровые коммуникационные услуги (в частности, услуги по передаче данных) китайскому деловому центру в Москве. При этом в компании добавили, что несколько крупных проектов уже находятся на стадии подписания.

Также российская "дочка" China Mobile будет предлагать бизнес-решения для российских компаний, выходящих на китайский рынок, заключая соглашения с российскими операторами.

Что касается работы с мобильными пользователями на российском рынке, China Mobile International Russia планирует предоставлять услуги роуминга и запустить GlobalDataSim (SIM-карта, позволяющая использовать мобильные услуги передачи данных при поездках за рубеж). По сути, оператор делает ставку на туристов из Китая и пребывающих в России соотечественников.

China Mobile интересуется российским рынком мобильной связи уже давно и даже наметила для себя некоторые планы. Например, в феврале 2018 г. Лу Цзин сообщила о намерении оператора создать MVNO-проект в России в 2019 г. (см. новость ComNews от 1 марта 2018 г.). Тогда же в ответ генеральный директор ООО "Т2 Мобайл" (Tele2) Сергей Эмдин заявил, что российский оператор не против стать партнером China Mobile. Однако вчера в CMI Russia сказали ComNews, что пока не готовы делиться подробностями в этом направлении.

Досье ComNews

Чтобы обеспечить лучшие телекоммуникационные услуги для операторов, предприятий и потребителей на международном рынке China Mobile создала в декабре 2010 г. в Гонконге дочернюю компанию - China Mobile International Limited (CMI). China Mobile International Limited работает в 21 стране. На данный момент в распоряжении CMI находится более 40 международных каналов связи на суше и на море с пропускной способностью передачи данных 30 ТБ, а также 138 дата-центров, которые обеспечивают покрытие 91 крупного города по всему миру. На текущий момент у CMI 478 международных партнеров по роумингу в 260 странах и регионах.

У самой материнской компании China Mobile по данным на II квартал 2018 г. было 906 млн мобильных абонентов по всему миру. Более 74% из них - пользователи 4G.

Россия. Китай > СМИ, ИТ > comnews.ru, 21 сентября 2018 > № 2736275


Китай. Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 сентября 2018 > № 2734217

Гуаньча (Китай): Передовая времен холодной войны станет последним фронтом в Северо-Восточной Азии

Фэн Шаолэй, Гуаньча, Китай

За последние годы Путин сосредоточил все силы на востоке страны, и произошедший там прогресс заставил взглянуть на регион по-новому. Китайский ученый Фэн Шаолэй — под впечатлением от этих изменений. Если все пройдет успешно, то регион станет неотъемлемой частью торговли во всем азиатском регионе. А «Азиатское Средиземное море» в скором времени расширится на Север.

В период непрекращающихся глобальных и региональных перемен председатель КНР Си Цзиньпинь посетил Восточный экономический форум. Его приезд во Владивосток не только способствовал продвижению направленных на модернизацию долгосрочных отношений между Россией и Китаем, но также имел большое значение для процесса глобализации и установления межрегионального сотрудничества.

Взаимодополняемость в глобальных делах

Разработка Дальнего Востока и Сибири началась российскими учеными несколько десятилетий назад. Этот район стал последней надеждой страны преодолеть упадок экономики, окрепнуть и осуществить амбиции крупного государства. В то время как европейская часть России находится под давлением со стороны западных стран, было решено развивать обширные отсталые территории на востоке, откуда должны были черпаться силы для будущего продолжительного развития.

За последние годы Путин сосредоточил все силы на востоке страны и произошедший там прогресс заставил взглянуть на данный регион по-новому.

В 2012 году было создано Министров по развитию Дальнего Востока. Данный правительственный орган стал олицетворять собой идею открытости этого региона. С 2012 года было создано 18 районов опережающего развития и свободный порт во Владивостоке. Были созданы законодательные нормативы, регулирующие иностранные инвестиции и безвозмездное предоставление гражданам России земельных участков. Таким образом за последние три года уровень развития Дальнего Востока превысил средней уровень по стране. Малонаселенный район, составляющий 5% всей территории страны, привлек 26% от полного объема иностранных инвестиций.

Развитие Дальнего Востока и Сибири оказало влияние как на развитие России и Северо-Восточной Азии, так и на весь азиатский континент и процесс глобализации в целом.

Обширные территории Дальнего Востока — не только одним из источников будущего развития страны, они связаны с будущим всего азиатско-тихоокеанского региона. Вслед за продолжительным экономическим ростом, который наблюдался в Азии, возросли потребности среднего класса, составлявшего основу экономики. Из-за этого образовалась нехватка ресурсов, экологических условий и пространства. На этом фоне и сложились отношения взаимодополняемости между Дальним Востоком, Сибирью и Азией.

По статистике на один квадратный километр на Дальнем Востоке приходится менее одного человека, также там находится самое большое пресное озеро Байкал, в то время как население Китая составляет 20% от мирового, на территории страны располагается только 6% всей пресной воды и 8% пахотных земель. Несмотря на то, что природные ресурсы, находящиеся на территории страны, по закону принадлежат только этой стране, в ходе консультаций, на которые страны пошли добровольно и проводили честно, Китай и Россия открыли для себя небывалые перспективы сотрудничества. Что же касается Японии, стран АСЕАН и Корейского полуострова, то они особо остро нуждаются в энергоресурсах, земледельческой и лесной продукции, а также улучшении экологии; повышен спрос в этих регионах на сельскохозяйственную и животноводческую продукцию без ГМО. Поэтому взоры этих стран и устремились в сторону Сибири и Дальнего Востока.

Полигон для всестороннего сотрудничества

Стоит отметить, что в деле открытия миру Дальнего востока и Сибири Россия упорно придерживается стратегии укрепления всестороннего экономического сотрудничества. Из опыта экономического развития логически следует, что те районы ускоренного развития, которые выдержали конкуренцию с другими и не сильно зависят от какой-то конкретной системы смогут стать объектом интереса со стороны иностранных держав. Таким образом мы можем заключить, что международное сотрудничество на Дальнем Востоке может стать началом сотрудничества стран Северо-Восточной Азии в сфере экономики и безопасности.

Сейчас все зависит от выбора модели для будущего межрегионального развития. С одной стороны, основываясь на историческом опыте, это может быть тот детерминизм, которого придерживались страны, устанавливая Ялтинскую систему, или сплочение в условиях конкуренции и интеграция, где предпочтение отдается странам Европы, с помощью которого произошел подъем в Германия. В первом случае приходится пренебрегать желанием средних и малых стран осуществлять развитие внутренних и внешних дел самостоятельно, а во втором, внимание не обращается на вопрос о суверенитете азиатских стран и на опыт стран ЕС, перенесших трудности, связанные с «избытком суверенности». В то время как метод, применяемый ШОС для осуществления межрегионального сотрудничества, уже показал свою эффективность. И все же для установления такого сотрудничества необходимо немного больше времени и усилий. На долгом пути установления межрегионального сотрудничества еще встретится немало препятствий.

С другой стороны, кардинальные изменения в межрегиональной обстановке заключаются в следующем: в процессе установления сотрудничества факторы, затрудняющие его, наслаиваются и переплетаются.

Во-первых, история России знает немало примеров, когда появившиеся возможности для сотрудничества использовались не сразу, о них не забывали и прилагали усилия по их использованию через некоторое время. Предположим, что в этом году представился случай, отложенный на будущее, что страна на время потеряла часть своих территорий, зато ее народ жив и стремиться возродить былое могущество. Сейчас стране как раз выпал такой шанс, взяв который за основу и приложив достаточно усилий в будущем можно получить добиться развития всей страны.

Во-вторых, перемены в ситуации на Корейском полуострове, могут искоренить оставшиеся настроения в духе Холодной войны. Готовность Ким Чен Ына во время президентского срока Трампа провести денуклиаризацию дает людям надежду на улучшение обстановки. В то же время в новостном агентстве «Франс Пресс» приводятся слова ведущего специалиста по вопросам Южной Кореи Андрея Ланькова: «Россия не принимает участие в развитии ситуации на Корейском полуострове», что расходится со следующими фактами: на протяжении многих лет ведется строительство железных дорог и трубопроводов из России на полуостров, а также осуществляется множество других планов в рамках экономического сотрудничества между Россией, Северной и Южной Кореей. А это значит, что обе Кореи возлагают большие надежды на сотрудничество с Россией.

В-третьих, российско-китайские отношения играют важную роль для соединения между собой двух описанных выше труднодостижимых возможностей. Если рассмотреть данную ситуацию, то получится, что многостороннее сотрудничество на Дальнем Востоке связывает Северо-Восточную Азию с такими факторами, как процесс социально-экономического развития всей России, делая его стабильным и предсказуемым. Сотрудничество со странами Корейского полуострова дает России больше времени на то, чтобы воспользоваться этой возможностью. Говоря о времени, нельзя не сказать, что обсуждение корейского вопроса предоставляет небывалые возможности для совместных действий в области развития безопасности. Таким образом Северо-Восточная Азия сможет избежать самую серьезную угрозу, базирующуюся на принципах холодной войны. С другой стороны, это дает новые возможности для развития и открытости внешнему миру Сибири и Дальнего Востока. В таком случае, Китай, будучи стратегическим партнеров и России, и Северной Кореи, сможет повысить уровень собственной значимости в данной ситуации.

Расширение «Азиатского Средиземного моря» на Север

В новых исторических условиях, когда поменялась обстановка в Сибири, на Дальнем Востоке и на Корейском полуострове, остается еще один важный фактор. Вместе с повышением роли северных морей новым долгосрочным критерием отбора становится сферы транспортировок и экономического сотрудничества в западной части тихоокеанского региона. Азиатско-тихоокеанский регион — это северные моря, прилегающие к Сибири и Дальнему Востоку, проход вдоль Японии, Корейский полуостров и вся западная часть Тихого океана, на Юге он доходит до Южно-китайского моря, стран АСЕАН и касается Австралии и Новой Зеландии. В этом районе всегда существовали и с большой вероятностью продолжат существовать возможности развития транспортной системы и экономического сотрудничества. В 2011 году французский ученый Франсуа Жипулю отметил, что оживление экономики в данном регионе можно сравнить с аналогичным явлением в Средиземном море, получается «Азиатское Средиземное море». Тогда Жипулю не имел в виду северную акваторию, его внимание было сосредоточено на водах к югу от Японии. В настоящее время значение северной акватории повысилось, особенно вслед за потеплением Северного Ледовитого океана. Перспектива сокращения трети новых рейсов в Европу и Азию ведет к тому, что «Азиатское Средиземное море» расширится и станет включать в себя Сибирь и Дальний Восток, что будет логично. Это будет касаться не только «морского Шелкового пути» и «арктического пояса Шелкового пути», но также и усиления сотрудничества и конкуренции между странами и регионами.

Последний фронт глобализации

Перед всем миром сейчас остро встал один вопрос: продолжать процесс глобализации или нет. От этого выбора не удастся уклониться ни одной стране. Количество новых возможностей, предоставленных открытием и развитием Сибири и Дальнего Востока, наводит на мысль, что поздно отказываться от этой идеи, глобализации не миновать. Но ведь можно ограничиться и успехом открытия миру Дальнего Востока и Сибири и не стремиться к неоглобализму по пути «Вашингтонского консенсуса». Модель «маленькое правительство — большой рынок» не соответствует такому затруднительному природному окружению и сложным задачам открытости внешнему миру. В ситуации существенных различий внутренних и внешних условий, продвижение стратегии слабого правительства не сможет принесли успеха в далекой перспективе.

В то же время за сотни лет Сибирь и Дальний Восток развились в самостоятельные территориальные образования, обеспечение безопасности которых составляет для России непростую задачу. Поэтому в деле развития и открытия Дальнего Востока и Сибири нельзя отказываться от принципов глобализации. С развитием транспортно-коммуникационной взаимосвязанности, у стран, участвующих в этом, появляются равные возможности. В то же время этот масштабный международный процесс по укреплению сотрудничества протекает на основе суверенного права, с согласия всех участвующих стран. С точки зрения международной политической экономии, процесс развития отсталого российского региона влияет на состояние всей страны. Если провести параллель с ходом глобализации в 80-90-х годах прошлого века, то такой сложный и длительный процесс отличается разнообразием аспектов, богатым содержанием, увеличением потребностей в сотрудничестве и взаимопонимании.

Таким образом отличительной чертой «новой» глобализации станет ее проявление на Дальнем Востоке и в Сибири. Существуют мнения, что одновременно не удастся достичь глобализации, демократизации и национализма. Возможно, приоритетные для одной страны цели развития окажутся недостижимыми, но Россия, новичок в глобальных делах, может стать исключением из правил. Может, у России и не получится добиться значительных успехов по всем трем направлениям, но всем видна непоколебимость позиции России в отношении национализма.

Понятие демократии в России отличается от западных стран, однако и в этом направлении наблюдаются некоторые сдвиги: в 2012 году Путин в третий раз одержал победу на президентских выборах, во время праздничной церемонии, на эмоциях, он заявил, что «демократия по-русски» — это не игрушки. Если России удастся продолжать процесс глобализации и вместе с тем изменить стратегию поведения правительства, частных и государственных субъектов, задействованных в процессе, установить новые виды сотрудничества, тогда можно смело прогнозировать успех открытости Дальнего Востока.

Затруднения внешнего и внутреннего характера в развитии Дальнего Востока

Великое дело развития Дальнего Востока и Сибири затронуло весь мир, его прошлое и настоящее, отразилось на ситуации внутри страны и между странами. Стоит отметить, что в день открытия Восточного экономического форума начались крупнейшие со времен холодной войны военные учения с участием Китая и Монголии. Не демонстрация ли это непримиримости России с Западом? Вряд ли. Как говорил бывший глава РЖД Якунин: почему бы России не продлить Транссибирскую магистраль до Берингова пролива, а оттуда до Аляски. Даже в самые трудные времена Россияне не перестают думать о будущих возможностях.

Конечно, мысли о светлом будущем не гарантируют его осуществления.

Во-первых, сможет ли Россия сделать упор на развитие Дальнего Востока в условиях ведения многомиллиардной торговли в Европой, и развить на этом основании еще более тесное сотрудничество со странами Азии. Дискуссии на этот счет ведутся в стране в настоящее время. Против развития Дальнего Востока и укрепления сотрудничества с Азией выступал уволенный из-за обвинения в коррупции бывший министр экономики Улюкаев. Однако под руководством Путина в стране укрепилась тенденция развития Дальнего Востока и усиления сотрудничества с Азией. Однако из-за споров о распределении ресурсов и выгоды остается неясным план построения сотрудничества по отдельным направлениям. Непреодолимой дилеммой остается территориальная принадлежность России как к Европе, так и к Азии.

Во-вторых, между правительствами всей страны и ее регионов еще не выработалось единого мнения: сделать развитие Дальнего Востока фронтом борьбы с Западом или употребить его богатства на благо страны, управлять им ради удовлетворения внутренних потребностей. Согласно опросу, более 40% жителей региона не довольны тем, что правительство не учитывает их интересы в данном вопросе, а более 30% опасаются наплыва в регион китайцев. Такое отношение жителей Дальнего Востока к центральному правительству вряд ли изменится в ближайшее время.

В-третьих, участие в развитии Дальнего Востока и Сибири не способствует смягчению контроля за иностранными инвестициями. Улучшение инвестиционного климата в дальневосточном регионе было проблемой на протяжение долгого времени. Инвесторы потянутся туда только после завершения этого процесса, иначе им придется бороться за получение выгоды от вложенных денег. Над этим вопросом еще предстоит поработать. Продвинуться в этом направлении возможно благодаря совместным исследованиям и поискам оптимальной модели сотрудничества, после чего станет возможным утвердить сферы сотрудничества, учитывая опыт прошлых лет. Такая работа потребует немало сил и времени.

У Китая уже есть многолетний опыт сотрудничества с развитыми западными рынками. Поможет ли это Китаю добиться успеха в непростых рыночных условиях данного региона? Если же двусторонне сотрудничество в этом регионе не удастся наладить таким странам как Россия и Китай, у которых существует преимущество в виде государственной поддержки, то об открытости региона другим странами и говорить нечего.

В-четвертых, усиление степени открытости внешнему миру внутреннего рынка Китая также является частью установления сотрудничества на Дальнем Востоке. Россия проявила большой интерес к Китайской международной импортной выставке, которая пройдет в ноябре в Шанхае. Ведь эта выставка важна в качестве первых шагов в рамках открытости России. Для сотрудничества будет выбрано немного сфер, но Китай не оставляет надежды, что выбор сфер сотрудничества заставит страны действовать сообща. Что же касается США, то это может стать поводом обменяться обещаниями на будущее. Очевидно, что это повлияет на общую ситуацию в сфере производства. В долгосрочной перспективе взаимное уважение и распределение выгоды между тремя странами: Россией, США и Китаем существенно снизится или же, наоборот, устремится в сторону взаимовыгодных отношений.

В-пятых, поддержка открытости Дальнего Востока на высшем уровне вовсе не подразумевает успешное гуманитарное сотрудничество на остальных уровнях. Ведь давние обиды и небольшие недопонимания могут сильно и надолго отразиться на отношениях между странами. Россия и Китай должны быть готовыми, что без того сложные условия сотрудничества усугубятся критикой или сопротивлением третьих сторон, которыми в том числе могут оказаться партнеры по сотрудничеству. Однако многие ученые и специалисты твердо уверены, что обстановка для сотрудничества улучшится.

Дальний Восток и Восточная Сибирь уже давно перестали быть «фронтом холодной войны», но в отношении к новой глобализации, этот регион должен стать «последней линией фронта», что будет сделать непросто.

Китай. Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 сентября 2018 > № 2734217


Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 сентября 2018 > № 2734205 Роберт Каплан

The Wall Street Journal (США): Почему Китай жестоко подавляет мусульман

Преследование уйгуров служит имперским амбициям Пекина, которому нужна стабильная сухопутная граница.

Роберт Каплан (Robert D. Kaplan), The Wall Street Journal, США

Репрессии против мусульманской общины тюркоязычных уйгуров на западе Китая, включая интернирование до миллиона человек в секретных лагерях, являются ключевой составляющей новой имперской политики Пекина. Лишь поняв динамику китайской империи, можно разобраться в сути этой жестокой кампании.

Слово «Синьцзян», как называют Синьцзян-Уйгурский автономный район, где проживают миллионы уйгуров, переводится как «новое владение». Эта территория исторически и географически известна под названием Восточный Туркестан. Хотя китайское государство существует более 3 500 лет, Синьцзян вошел в состав Империи Цин только в середине 18-го века. С тех пор он очень часто находится в состоянии «устойчивой турбулентности», как говорил британский исследователь Фицрой Маклин (Fitzroy Maclean).

Когда я в 1994 году впервые проехал по территории Синьцзян-Уйгурского автономного района и взял интервью у уйгуров, мне стало понятно, что они испытывают лютую ненависть к китайским оккупантам хань. «Это Туркестан, а не Китай. Китайцы не учат наш язык, а многие из нас не учат китайский. Даже на чисто человеческом уровне отношения очень плохие», — рассказал мне один молодой уйгур.

С тех пор отношения еще больше ухудшились. Есть одна глубокая и негласная причина, по которой Китай отказывается от либерализации. Состоит она в том, что его авторитарное руководство боится национальных восстаний. Волнения такого рода случались на периферии Советского Союза в 1980-е годы, когда там начался процесс либерализации. Поэтому Китай держит свою политическую систему закрытой, одновременно проникая в Центральную Азию посредством дипломатии и экономической интервенции. Он реализует огромные инфраструктурные проекты в этом регионе, чтобы вступить в союзнические отношения с тюркоязычными мусульманами бывшего Советского Союза и лишить своих собственных мусульман тыловой базы поддержки будущих восстаний. Китайское продвижение за пределы своих границ в конечном итоге связано с тем, что он не устранил демонов внутри страны.

Поскольку Китай исторически плохо защищен на суше, особенно в своей западной части, у него не было возможностей заниматься морской экспансией. Если не считать морские путешествия адмирала Чжэн Хэ по Индийскому океану в начале правления династии Мин, у Китая довольно слабые морские традиции. Однако сегодня эта страна в основном надежно защищена с суши, и поэтому она нацелилась на создание самых крупных в мире военно-морских сил. А усиленное подавление мусульман-уйгуров стало последним актом в данном процессе. Инициатива «Один пояс, один путь», предусматривающая создание сухопутных и морских транспортных коридоров через всю Евразию, требует полного подчинения уйгурского населения.

Сердцем этого Шелкового пути 21 века является Центральная Азия. Построив автомобильные и железные дороги, и проложив трубопроводы через территорию бывших советских республик с тюркским населением, Китай наладит тесные связи с Ираном. Китайско-иранский экономический и инфраструктурный альянс будет доминировать в Евразии, а Россия в такой ситуации окажется оттесненной на обочину. Но для этого Пекину нужно послушное уйгурское население, поскольку все эти дороги и энергетические маршруты между прибрежным Китаем и Ближним Востоком проходят через Синьцзян.

Китайцы планируют выхолостить традиционную уйгурскую культуру, расселив людей в многоквартирных домах и модернизировав рынок фольклора. Они также хотят соединить города с новыми автострадами и высокоскоростными железными дорогами. Я стал свидетелем этого, когда в 2015 году снова посетил Синьцзян-Уйгурский автономный район. Кроме того, они тысячами расселяют уйгуров в лагерях для интернированных, одновременно повышая материальное благосостояние других людей. Это классическая тактика кнута и пряника. Все это имеет целью покончить с уйгурской мусульманской культурой в том виде, в котором она существует сегодня, и завершить процесс установления владычества китайцев хань над этой неспокойной пограничной землей.

Средства массовой информации много пишут о том, как Китай загоняет в долги целые страны, такие как Пакистан и Шри-Ланка, дабы получить контроль над портами и автомагистралями, которые он там строит. Но гораздо меньше внимания они уделяют этнической составляющей большой евразийской стратегии Китая. А она заслуживает пристального внимания, ибо пустынная родина уйгуров может оказаться самым слабым звеном в китайском Шелковом пути 21-го века.

Нельзя недооценивать чувства национальной гордости и недовольства в этом процессе. Гонконг и Макао вышли из-под власти европейских колонизаторов, формально положив конец эпохе унизительного иностранного посягательства на Китай. Суверенитет Внешней Монголии был значительно ослаблен экономическими интересами Китая. Тибет был порабощен. Синьцзян остается последним бастионом, оказывающим сопротивление и мешающим созданию великого сухопутного Китая. Если такой Китай будет создан, Пекин сможет в полной мере сосредоточиться на установлении своего господства в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях. Это откроет ему путь в Индийский океан, где Китай строит и помогает проектировать новые порты от Мьянмы до Джибути. Кто сказал, что эпоха империй миновала?

Поскольку США находятся на другом конце земли, они явно не в состоянии предотвратить становление новой империи. Вашингтон заинтересован в том, чтобы ни одно государство не могло владычествовать в Восточном полушарии, как сами США когда-то господствовали в Западном полушарии. Но китайский Шелковый путь, проходящий через Иран и далее, а также военно-морское присутствие Китая на южных рубежах Евразии помогут ему установить такое господство.

Политика антагонизма в двусторонних отношениях (а именно таким курсом следует сегодня Америка) лишает США самого крупного преимущества в этой борьбе — системы альянсов, в основе которой лежат американские идеалы свободного рынка, гражданского общества и прав человека. В условиях такого соперничества важно призывать Китай к ответу за нарушения прав уйгуров. Это элемент реалистичного подхода, который поможет сдержать ВМС Китая в Южно-Китайском море. Если составной частью большой стратегии КНР является подавление уйгуров, значит, Америка должна настойчиво отстаивать права человека в Китае, и это должно быть неотъемлемой частью ее подхода.

Роберт Каплан — автор книги " Возвращение эпохи Марко Поло. Война, стратегия и американские интересы в 21 веке" (The Return of Marco Polo's World: War, Strategy, and American Interests in the Twenty-First Century). Он работает старшим научным сотрудником в Центре за новую американскую безопасность (Center for a New American Security) и старшим советником в «Евразия Групп» (Eurasia Group).

Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 сентября 2018 > № 2734205 Роберт Каплан


Россия. Китай > Образование, наука. СМИ, ИТ > obrnadzor.gov.ru, 19 сентября 2018 > № 2732352

Рособрнадзор рассказал о ЕГЭ по китайскому языку

Выпускники 11 классов с 2019 года впервые получат возможность сдать единый государственный экзамен по китайскому языку. Он станет пятым языком по выбору для участников ЕГЭ наряду с английским, немецким, французским и испанским.

С 2015 года Рособрнадзор по поручению правительства занимался подготовкой к включению китайского языка в число предметов, по которым проводится ЕГЭ.

«Работа была непростая. Китайский язык имеет другую структуру, нежели европейские языки по которым уже проводится ЕГЭ. Еще одна особенность – иероглифическое письмо. В процессе работы эти и другие трудности были успешно разрешены», - рассказал на пресс-конференции в Ситуационно-информационном центре Рособрнадзора заместитель руководителя ведомства Анзор Музаев.

Руководитель рабочей группы по китайскому языку, заведующий кафедрой китайского языка Московского городского педагогического университета (МГПУ) Владимир Курдюмов отметил, что с введением ЕГЭ в качестве итоговой аттестации выпускников ситуация с изучением китайского языка стала парадоксальной: выпускники изучали в школе китайский язык, а на ЕГЭ были вынуждены сдавать английский, если иностранный язык им был нужен в качестве вступительного экзамена в вуз. «Китаеведческая общественность постоянно призывала к введению ЕГЭ по китайскому языку, чтобы дать возможность школьникам, изучающим и любящим китайский язык, продолжать его системное изучение в вузе», - рассказал он.

В рамках подготовительной работы были разработаны и включены в реестр проекты примерных основных образовательных программ по китайскому языку.

«До этого школы вели преподавание китайского языка по разным учебникам и программам. Введение примерных программ имеет большое значение для создания единого образовательного пространства в сфере преподавания китайского языка. А возможность для выпускников сдать ЕГЭ по этому предмету значительно повысит уровень преподавания и изучения китайского языка и в школах, и вузах: в школах он теперь с полным основанием сможет изучаться как первый язык, а в вузы придут подготовленные ребята, которые будут начинать не с самых азов», - прокомментировала руководитель Федеральной комиссии по разработке контрольных измерительных материалов (КИМ) ЕГЭ по иностранным языкам Мария Вербицкая.

В ходе подготовки была разработана концепция проведения государственной итоговой аттестации по китайскому языку, учитывающая особенности этого языка. Разработаны экзаменационные задания по китайскому языку, методические материалы и программа повышения квалификации для экспертов по проверке экзаменационных заданий.

Мария Вербицкая пояснила, что в ЕГЭ по китайскому языку нет заданий с кратким ответом – это связано со сложностью машинного распознавания иероглифов. «Но это не возвращает нас к тестам-«угадайкам». Никакой «угадайки» нет, проверяются все те же умения и навыки, что и в европейских языках, но немного другим способом в силу специфики языка», - рассказала Мария Вербицкая.

В ходе подготовки к введению ЕГЭ по китайскому языку было проведено несколько апробаций, где не только проверялась работоспособность модели, но и отрабатывалась технология проведения экзамена. Проведены срезы знаний по китайскому языку, в которых приняли участие более 3 тысяч школьников.

В настоящее время проекты документов ЕГЭ по китайскому языку (спецификация, демоверсия, кодификатор) опубликованы на сайте Федерального института педагогических измерений (ФИПИ) для общественно-профессионального обсуждения.

Экзаменационная модель, как и в других иностранных языках, включает в себя письменную и устную части.

Письменная часть работы содержит 42 задания и состоит из четырех разделов: «Аудирование», «Чтение», «Грамматика, лексика и иероглифика» и «Письмо». Устная часть КИМ ЕГЭ по китайскому языку включает в себя три задания. В задании 1 предлагается ознакомиться с ситуацией и задать пять вопросов на основе ключевых слов, в задании 2 – выбрать одну из трёх фотографий и описать её на основе плана, в задании 3 необходимо сравнить две фотографии на основе предложенного плана.

Общественно-профессиональное обсуждение опубликованных документов продлится до 1 октября. На основе полученных отзывов и замечаний в КИМ ЕГЭ по китайскому языку могут быть внесены финальные коррективы, после чего задания по китайскому языку пополнят Открытый банк заданий ЕГЭ на сайте ФИПИ.

«В школах, где ведется изучение китайского языка, в конце осени мы организуем пробный экзамен для выпускников, чтобы снять вопросы и волнение, дать возможность ребятам попробовать свои силы, увидеть, на какие баллы они могут рассчитывать», - заявил Анзор Музаев.

Он также сообщил, что Рособрнадзор направит в вузы письмо, информирующее о включении китайского языка в число предметов, по которым проводится ЕГЭ, чтобы вузы могли учесть это при подготовке правил приема на следующий учебный год.

Директор ФИПИ Оксана Решетникова рассказала, что в рамках подготовительной работы разрабатывалась модель не только ЕГЭ, но и основного государственного экзамена (ОГЭ) по китайскому языку для 9 классов. «Позже мы ОГЭ по китайскому языку тоже включим, обе модели будут преемственны», - сообщила она, уточнив, что решения о сроках включения китайского языка в число предметов ОГЭ пока не принято.

Справочно:

Китайский язык является самым распространенным языком в мире, на нем говорят 1,2 миллиарда людей. Изучение китайского языка в России имеет более чем 300-летнию историю. Первый указ о необходимости учить китайский был издан Петром I в 1700 году. Это указ отвечал политическим и торговым интересам России в Китае.

Наиболее активно китайский язык стал изучаться (в основном в среде русского дворянства) в конце XVIII века, в период правления императрицы Екатерины II (разговорным китайским языком в Российской империи в тот период оценочно овладело до нескольких сот человек). В XIX веке в России были заложены научно-методические основы изучения китайского языка, в том числе письменности и китаеведения. Так, в 1838 году была издана первая в России “Китайская грамматика” (автор Н.Я. Бичурин), в 1841 году появилось учебное пособие “Как выговаривать китайские речи, писанные российскими литерами” (автор И.К. Россохин).

В последнее время количество общеобразовательных учебных заведений, где преподают китайский язык, растет с каждым годом. В школах его изучение все чаще начинается со 2-го класса.

Китайский язык изучается в 34 субъектах Российской Федерации в 168 образовательных организациях. Преподают китайский язык более 200 учителей. Количество учащихся, изучающих китайский язык более 17 тысяч, из них около 3 тысяч человек – старшеклассники. В 75 школах в разных регионах нашей страны более 10 тысяч школьников изучают китайский язык в рамках обязательной программы. Преподавание китайского языка в обязательной программе или факультативно уже ввели более 5% столичных общеобразовательных школ (69 из 1 364 учебных заведений).

Россия. Китай > Образование, наука. СМИ, ИТ > obrnadzor.gov.ru, 19 сентября 2018 > № 2732352


Казахстан. Китай. Белоруссия. РФ > Транспорт > newskaz.ru, 17 сентября 2018 > № 2733111 Алексей Гром

Аналога СЭЗ "Хоргос – Восточные ворота" нет в мире: интервью с президентом ОТЛК ЕРА

В чем уникальность сухого порта на территории СЭЗ "Хоргос – Восточные ворота"?

Сухой порт "Хоргос – Восточные ворота" — уникальный железнодорожный проект Казахстана, считает президент "Объединенной транспортно-логистическая компании — Евразийского железнодорожного альянса" (ОТЛК ЕРА) Алексей Гром.

ОТЛК ЕРА на паритетных началах учредили "Российские железные дороги", "Белорусская железная дорога" и "Казахстанские железные дороги". Железнодорожные монополии трех стран объединились ради того, чтобы связать две крупнейшие экономики мира — китайскую и европейскую. Благодаря сервисам ОТЛК ЕРА до четырехсот поездов в месяц следуют по территории трех стран со скоростью пассажирского поезда. Какую роль в китайско-европейском транзите играет Казахстан, Алексей Гром рассказал в интервью для Sputnik.

- Какими конкурентными преимуществами обладает ваш центральноазиатский акционер — "Казахстанские железные дороги"?

— Сухой порт в специальной экономической зоне "Хоргос — Восточные ворота" в Казахстане играет ключевую роль в железнодорожном сопряжении Китая и стран ЕС. Именно входной пункт транзита задает общий ритм и темп для последующих участков маршрута.

От того, насколько быстро и эффективно будет обработан груз на территории Казахстана, зависит работа других звеньев в цепочке транзита.

Главное преимущество терминала "Хоргос — Восточные ворота" — скорость и большой запас прочности перерабатывающей способности. Сегодня сухой порт может беспрепятственно справиться с объемом один миллион контейнеров в год. Таких приграничных сухих портов я не встречал ни в Европе, ни в Америке.

- Почти в каждом вашем интервью и выступлении вы говорите о важности цифровизации таможни. Почему это так важно?

— Цифровизация транзита — это очевидное благо, оно напрямую влияет на скорость перевозки грузов. В современном мире весь процесс оформления перевозок должен перейти в цифру. Это наше неотвратимое будущее, и мы можем либо ускорить его приход, либо продолжать работать в "бумажном" режиме до тех пор, пока это не станет невозможным.

Мы сильно продвинулись в вопросе цифровизации с белорусскими и казахстанскими коллегами, нам нужно сделать последний рывок. К сожалению, даже в тех местах, где уже внедрено цифровое оформление документов, бумага все еще главенствует над цифрой. К транзитным грузам все еще нужно прикладывать огромное количество дополнительной документации. Мы пытаемся убедить ответственные службы, что транзит требует упрощенного документооборота, и, кажется, вскоре ситуация изменится в нашу пользу.

- Поделитесь, пожалуйста, планами ОТЛК ЕРА на ближайшее время.

— Базовый план "А" — увеличить объемы транзитных перевозок. Но есть и план "Б" — еще больший рост. Мы поставили себе задачу увеличить количество перевезенных контейнеров до миллиона в год. Миллион контейнеров — это поезд каждый час, работа в режиме пригородной электрички.

Для железной дороги это частота отправки поездов как, например, у крупного предприятия угольной или нефтеперерабатывающей промышленности. При этом доходность и эффективность перевозки контейнерных поездов тоже должна повыситься.

Между Китаем и Европой по морю следует более 23 миллионов контейнеров в год, а по нашей евразийской железнодорожной инфраструктуре пока перевозится чуть более одного процента этого объема. Возможности нашей инфраструктуры позволяют в четыре раза увеличить этот объем, и мы можем и должны использовать этот потенциал.

- Чем деятельность ОТЛК ЕРА выгодна для стран, по территории которых проходит транзит?

— Работа ОТЛК ЕРА выгодна для наших акционеров, инфраструктурных железнодорожных компаний — белорусских, казахстанских и российских железных дорог, так как она приносит хорошую доходность.

Партнерство трех стран в ОТЛК ЕРА — это хороший индикатор рынка, показатель того, как транспортные индустрии нескольких стран могут быть объединены для достижения конкретных целей.

Рост объема перевозок напрямую влияет на экономический и даже социальный рост страны, по территории которой проходит транзит. Благодаря развитию железных дорог растут предприятия машиностроения, строительной индустрии, компании по ИТ-сопровождению производств — список можно продолжать. Железнодорожные проекты объединяют страны, компании и людей. Это, в свою очередь, приводит к повышению конкурентоспособности стран в целом и росту благосостояния их граждан.

Казахстан. Китай. Белоруссия. РФ > Транспорт > newskaz.ru, 17 сентября 2018 > № 2733111 Алексей Гром


Китай. Азия. ДФО > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 14 сентября 2018 > № 2730605 Александр Климентьев

Александр Климентьев: Ускорить СПГ-проекты можно за счет Восточной Сибири.

В условиях растущей конкуренции на азиатских рынках сжиженного газа российским компаниям следует ускорить реализацию дальневосточных СПГ-проектов. Намерение Китая ввести 25-процентные пошлины на американский СПГ пока только угроза, но в случае ее осуществления российские производители получат хороший шанс обойти на быстрорастущем китайском рынке поставщиков из США.

Китай в 2017 г. стал вторым по объемам импортером СПГ в мире. При этом США в 2017 г. обогнали Россию по поставкам сжиженного газа в эту страну и сравнялись с российскими поставщиками на рынке Южной Кореи. Инвестиции Китая должны стать основным источником финансирования проекта «Аляска СПГ», включающего в себя газопровод протяженностью боле 1200 км и завод СПГ в Никиски мощностью 20 млн тонн в год. Запуск производства СПГ на Аляске намечен на 2025 г.

Американский СПГ уже давно заставляет нервничать «Газпром» и других производителей природного газа.

Поставки СПГ с Аляски в танкерах большой вместимости и без необходимости ледовой поддержки могут существенно осложнить перспективы российских СПГ-проектов на Дальнем Востоке – третьей очереди «Сахалина-2», новых проектов «Дальневосточный СПГ» и «Владивосток СПГ», – которые и без того сталкиваются с проблемами.

Главная сложность этих проектов – нехватка газа. Несмотря на реанимацию «Газпромом» проекта «Владивосток СПГ», его планируемая мощность снижена с 15 млн тонн до 1,5 млн тонн в год. Но даже для такого среднетоннажного завода проблема обеспечения газом не решена, в том числе по причине существенного изменения планов по добыче на Южно-Киринском месторождении, оказавшемся под санкциями.

В числе других причин, тормозящих реализацию экспортно ориентированных СПГ-проектов на Дальнем Востоке, – социальные обязательства по газификации Приморья и Хабаровского края, ограниченные возможности газотранспортной системы на Сахалине и газопровода Сахалин – Владивосток, на доступ к которым накладываются корпоративные ограничения со стороны «Газпрома». Хотя «Роснефть» и «Газпром» публично заявили о наличии договоренностей по поставке газа на третью очередь завода СПГ в Пригородном («Сахалин-2»), а FEED третьей очереди прошла государственную экспертизу в 2017 г., решение о ее строительстве до сих пор не принято.

В настоящее время сжиженный газ поставляется в АТР с дфействующего завода «Сахалина-2», начаты поставки с проекта «Ямал СПГ». При этом остается незадействованным потенциал месторождений Восточной Сибири с запасами 2,5 трлн м3.

Кардинально решить проблему нехватки газа для нефтегазохимических и СПГ-проектов в Приморье и на Сахалине можно лишь за счет объединения строящегося газопровода «Сила Сибири» с действующим газопроводом Сахалин – Владивосток.

Необходимо обеспечить доступ к «Силе Сибири» независимых производителей и увеличить добычу газа в Восточной Сибири. Поставщиками по новому маршруту могут выступить компании «АЛРОСА-Газ» и «Ленск-Газ», которые ведут добычу природного газа в Западной Якутии, а также «Сургутнефтегаз», «Роснефть» и ИНК, добывающие попутный нефтяной газ.

Александр Климентьев

Эксперт WWF по СПГ

Китай. Азия. ДФО > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 14 сентября 2018 > № 2730605 Александр Климентьев


Китай. Казахстан. Азия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 12 сентября 2018 > № 2729830 Чжан Сиюнь

Экс-Посол Китая в Казахстане: «Один пояс, один путь» основан на принципах совместных консультаций, совместного строительства и совместного пользования

«Один пояс, один путь» является платформой и общественным благом международного сотрудничества, требующей совместного участия стран вдоль маршрута. В этом отношении политические контакты и сопряжение стратегий развития государства являются основой делового сотрудничества разных сторон. Сопряжение «Одного пояса, одного пути» со стратегией развития Казахстана «Светлый путь» («Нурлы жол») – замечательный образец. Есть один пример, как континентальная страна Казахстан нуждается в выходе к морю. Порт Ляньюньган Китая требует реконструкции. В этом процессе и во время проектирования и планирования повышения потенциала линии Ланьчжоу-СУАР, которая соединяет границу Китая и Казахстана и восточное приморье Китая. В процессе проектирования и планирования китайская сторона в полной мере учитывает потребность Казахстана в транзитной перевозке грузов. Есть еще один пример – открытие международных грузовых железнодорожных перевозок Китай-Европа из Чжэнчжоу либо Чунцина, которые пройдут через Казахстан. Это требует, чтобы обе стороны не только соединили транспортную инфраструктуру, но и политических контактов по таможенным вопросам, налоговым сборам, нормам перевозки и коммуникационным связям.

«Один пояс, один путь» осуществляется не в таком порядке, что один указывает, а другой подчиняется или один планирует, другой выполняет. Реализация «Одного пояса, одного пути» – это процесс совместных консультаций, совместного строительства и совместного пользования. В ходе совместных консультаций стороны стыкуют и координируют политику, совместно разрабатывают планы сотрудничества, в ходе совместного строительства стороны вместе продвигают реализацию значимых проектов, в ходе совместного пользования стороны совершенствуют и увеличивают результаты сотрудничества.

От инициативы «Один пояс, один путь» до образования сообщества единой судьбы человечества – руководители Китая выдвинули китайский план по совершенствованию системы глобального управления, который заслужил широкое признание международного сообщества. Развитие современной науки и техники, в частности коммуникационной техники, транспортной техники более тесно объединяют нас. Перед сложной ситуацией в мировой экономике и глобальными вопросами ни одна страна не сможет защититься в одиночестве. Многие дела требуют совместных усилий. Такие общие дела требуют общих сил.

Казахстан – страна, которая раньше всех поддержала инициативу «Один пояс, один путь». Здесь реализовано наибольшее количество проектов сотрудничества в рамках «Одного пояса, одного пути». Он является важным участником «Одного пояса, одного пути». Китай и Казахстан объединены общими горами и водами, культура двух стран близка, экономика взаимодополняема, народы друг друга хорошо знают и душевно близки. Перспективы сотрудничества сейчас широкие, а его потенциал просто огромен.

Экс-посол Китая в Казахстане, экс-директор департамента стран Европы и Центральной Азии МИД КНР Чжан Сиюнь.

Китай. Казахстан. Азия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 12 сентября 2018 > № 2729830 Чжан Сиюнь


Япония. Китай > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 12 сентября 2018 > № 2727276

Лидеры Японии и КНР договорились улучшать отношения между своими странами

Премьер-министр Японии и председатель КНР заявили о намерении работать над улучшением отношений. В рамках этой работы, как сообщил корреспондентам Синдзо Абэ, он постарается реализовать планы визита в Китай в будущем месяце. Лидеры двух стран провели встречу на полях экономического форума, который проходит на российском Дальнем Востоке.

Абэ сказал: "Горизонт сотрудничества между Японией и Китаем расширяется. Сейчас отношения между двумя нашими странами находятся на нормальном пути".

Председатель КНР Си Цзиньпин заявил: "Посредством взаимного сотрудничества отношения Китая и Японии вернулись на свой путь. Нам необходимо продолжать взаимодействовать и развивать китайско-японские связи, чтобы выстроить устойчивые отношения, которые будут двигаться вперед к дальнейшему развитию".

Япония. Китай > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 12 сентября 2018 > № 2727276


Китай. Россия. ООН > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 11 сентября 2018 > № 2729025 Владимир Путин, Си Цзиньпин

Заявления для прессы по итогам переговоров с Председателем КНР Си Цзиньпином.

По окончании переговоров Владимир Путин и Си Цзиньпин сделали заявления для прессы.

В.Путин: Уважаемый Председатель Си Цзиньпин! Дорогой друг! Уважаемые дамы и господа!

Прежде всего хотел бы выразить признательность Председателю КНР господину Си Цзиньпину за то, что он принял наше приглашение и впервые участвует в качестве главного гостя в Восточном экономическом форуме во Владивостоке.

Председателя КНР во Владивостоке сопровождает большая делегация, включающая руководителей правительства, представителей региональных властей и бизнеса.

Завтра вместе с Председателем Си Цзиньпином, а также Президентом Монголии, главами правительств Кореи и Японии примем участие в пленарном заседании форума. А сегодня состоялся рабочий визит Председателя КНР, прошли переговоры, на которых обсудили наиболее актуальные вопросы двусторонней и международной повестки дня, наметили планы по дальнейшему развитию всеобъемлющего российско-китайского партнёрства и стратегического взаимодействия.

Особое внимание по традиции уделили углублению торгово-экономического сотрудничества. С удовлетворением констатировали, что в первом полугодии двусторонний товарооборот увеличился почти на треть и достиг 50 миллиардов долларов. И есть все основания в этой связи полагать, что к концу года мы выйдем на рекордный уровень товарооборота в 100 миллиардов долларов.

Дополнительные возможности для роста встречных товаропотоков появляются в связи с подписанием в мае этого года Соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕврАзЭс и Китаем.

С российской и китайской сторон подтверждена заинтересованность в более активном использовании во взаиморасчётах национальных валют. Это повысит устойчивость банковского обслуживания экспортно-импортных операций в условиях сохраняющихся рисков на глобальных рынках.

Важной сферой сотрудничества является энергетика. В прошлом году только в рамках межправительственных соглашений Россия поставила в Китай 30 миллионов тонн нефти, а с учётом коммерческих отгрузок эта цифра превысила 52 миллиона тонн.

По графику идёт строительство газопровода «Сила Сибири», ввод в эксплуатацию которого намечен на конец 2019 года. Согласованы основные условия поставок газа с Дальнего Востока. Китайским инвесторам принадлежит существенная доля в проекте «Ямал СПГ». С декабря 2017 года с этого предприятия потребителям в 14 странах мира включая КНР, отгружено четыре миллиона тонн сжиженного газа.

Россия – крупнейший экспортёр в КНР электроэнергии, угля. Развивается российско-китайское взаимодействие в сфере мирного атома. Уже эксплуатируется первая очередь Тяньваньской АЭС. В этом году принят третий энергоблок, четвёртый готовится к сдаче. Запланировано строительство «Росатомом» ещё двух блоков этой АЭС.

Отмечаем и расширение сотрудничества в научной сфере, в области мирного использования атомной энергии. Расширяется кооперация в сельском хозяйстве. В январе–июне этого года более чем наполовину вырос экспорт в Китай российской сельхозпродукции. По зерновым уже достигли отметки 656 тысяч тонн, что выше показателей за весь 2017 год.

Продвигаются переговоры по увеличению числа российских регионов, которые могут поставлять в Китай пшеницу, а также упрощению условий взаимных поставок мяса и молока.

Особое значение придаём укреплению прямых связей между субъектами Российской Федерации и провинциями Китая. Этому призвано способствовать проведение Годов межрегионального сотрудничества в 2018–2019 годах.

Вместе с Председателем Си Цзиньпином чуть позже встретимся и с участниками круглого стола руководителей регионов России и Китая.

Большая работа проводится в рамках Межправкомиссии по сотрудничеству и развитию Дальнего Востока и Байкальского региона России и Северо-Востока Китая. В центре внимания её второго заседания, которое прошло в августе в Даляне, были вопросы расширения приграничной инфраструктуры и международных транспортных коридоров.

Многоплановый характер носят наши гуманитарные связи. Растёт интерес граждан двух стран к туристическим поездкам. Отмечу, что чемпионат мира по футболу в России посетило рекордное число китайских болельщиков – около 70 тысяч.

Углубляется сотрудничество в сфере образования, культуры, спорта, молодёжных обменов.

Констатировано растущее взаимодействие наших стран в международных организациях: ООН, Шанхайской организации сотрудничества, БРИКС, «Группе двадцати», на других площадках.

Продолжим совместные усилия по политико-дипломатическому урегулированию ситуации на Корейском полуострове – в соответствии с российско-китайской дорожной картой.

Поддерживаем предпринимаемые руководством Республики Корея и КНДР шаги по восстановлению двусторонних отношений и надеемся на результативность очередного межкорейского саммита в Пхеньяне. Важным элементом общего процесса урегулирования ситуации вокруг Корейского полуострова, естественно, считаем и нормализацию отношений Корейской Народно-Демократической Республики и США.

В заключение хотел бы поблагодарить китайских друзей за содержательный и конструктивный диалог. Уверен, состоявшиеся переговоры и многочисленные контакты на Восточном экономическом форуме послужат дальнейшему развитию дружественных отношений между нашими народами и странами.

Благодарю вас за внимание.

Си Цзиньпин (как переведено): Уважаемый Президент Путин!

Дорогие министры, представители СМИ! Добрый день!

Очень приятно вместе с моим близким другом Президентом Путиным встретиться с вами. Это моя седьмая поездка в Россию на посту Председателя Китая и моё первое участие в Восточном экономическом форуме. Восемь лет назад я был во Владивостоке. На этот раз здесь я вижу город и знакомый, и совсем обновлённый. Я искренне рад динамичному развитию этого города.

Сегодня во второй половине дня мы с Президентом Путиным провели откровенные, углублённые и плодотворные переговоры, обменялись мнениями по широкому спектру вопросов двусторонних отношений и актуальной международной региональной повестки дня, достигли важных договорённостей.

После этого мероприятия мы продолжим совместную программу, запланирован круглый стол руководителей китайских и российских регионов. Все эти мероприятия очень важные и представительные, они демонстрируют охват и глубину нашего сотрудничества. Завтра мы с Президентом Путиным примем участие в IV Восточном экономическом форуме. Там со странами региона обсудим планы сотрудничества и развития.

За последние четыре месяца мы с Президентом Путиным уже провели три встречи. Такая интенсивность контактов между нами свидетельствует о высоком уровне и особом характере китайско-российских отношений, подчёркивает приоритетное место наших двусторонних отношений во внешней политике двух государств. К концу текущего года предстоит ещё ряд встреч между мной и Президентом Путиным на важных мероприятиях для продолжения наших контактов.

Мы с Президентом едины в том, что с начала этого года китайско-российские отношения показывают стремительную динамику, вступили в новую эпоху ускоренного развития и идут к более высокому уровню. Стороны подтвердили и твёрдую взаимную поддержку в выборе пути развития, соответствующего национальным особенностям каждой из стран, а также в обеспечении собственной безопасности и интересов развития. Всё это служит примером отношений между державами и между соседними странами мира.

Мы рады видеть, что при совместных усилиях политическое преимущество и стратегические ценности наших двусторонних отношений шаг за шагом превращаются в ощутимые результаты сотрудничества. За первые семь месяцев текущего года объём взаимной торговли составил 58,3 миллиарда долларов, вырос по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 25,8 процента.

Улучшаются наши торговые структуры. Обе стороны прилагают активные усилия к сближению проектов «Один пояс, один путь» и ЕАЭС, продвигают крупные стратегические проекты в энергетике, авиации, космосе, транспортной взаимосвязанности, а также наращивают наше сотрудничество во вновь растущих сферах, таких как финансы, сельское хозяйство, электронная торговля. Сотрудничество впечатляет как количеством, так и качеством, наполняется новым содержанием, расширяются его границы.

Развивается наше гуманитарно-культурное сотрудничество. Всё более плотными становятся связи граждан двух стран. Количество студентов и туристов взаимного обмена раз за разом обновляет рекорд. Нас особенно радует укрепление взаимопонимания и дружбы среди молодёжи.

Всероссийский детский центр «Океан» во Владивостоке, как наилучший символ любви и дружбы, демонстрирует искренние чувства нашей молодёжи и, я уверен, несомненно, будет наращивать неиссякаемые жизненные силы дружбы Китая и России.

Текущий и следующий годы – Годы межрегионального сотрудничества Китая и России. В этой связи проводится ряд содержательных мероприятий. Механизм регионального сотрудничества Северо-Востока Китая и Дальнего Востока России, проект «Янцзы – Волга» становятся всё более зрелыми, динамично развиваются контакты и взаимодействие между другими регионами наших стран.

Мы с Президентом Путиным подтверждаем активную поддержку всестороннего межрегионального сотрудничества и установление побратимских отношений между городами, провинциями и областями повсеместного осуществления межрегионального взаимодействия для углубления дружбы наших народов. Уверен, что завтрашний Восточный экономический форум придаст новый импульс углублению межрегионального сотрудничества, в том числе и сотрудничеству на Дальнем Востоке.

Китай и Россия, как постоянные члены Совбеза ООН и ведущие страны с формирующимися рынками, несут огромную ответственность за поддержание мира и стабильности, содействие развитию и процветанию во всём мире.

У нас схожие или совпадающие позиции по международным делам, широкие общие интересы и прочные основы во взаимодействии.

На фоне быстро меняющейся международной обстановки и наличия растущих факторов нестабильности и непредсказуемости всё большее значение приобретает взаимодействие Китая и России в поддержании равенства, справедливости, мира и стабильности во всём мире. Будем вместе с российскими коллегами наращивать плодотворное взаимодействие в международных делах и активизировать нашу координацию на многосторонних площадках, включая ООН, ШОС, БРИКС. Будем вместе с международным сообществом продвигать политическое урегулирование актуальных проблем, горячих точек, непоколебимо отстаивать цели и принципы Устава ООН, сообща выступать против одностороннего подхода и торгового протекционизма, продвигать формирование нового типа международных отношений и сообщества единой судьбы человечества.

Ещё раз искренне благодарю Президента Путина и российских друзей за тёплый, радушный приём, оказанный китайской делегации в поездке на Дальний Восток.

Желаю успехов завтрашнему Восточному экономическому форуму.

Спасибо за внимание.

Китай. Россия. ООН > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 11 сентября 2018 > № 2729025 Владимир Путин, Си Цзиньпин


Китай. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 11 сентября 2018 > № 2726791

Китай нам поможет: Alibaba, Mail.ru и «Мегафон» объединяют силы

Александр Баулин Forbes Staff, Анастасия Ляликова Forbes Staff, Екатерина Кинякина Forbes Staff

Что получат стороны от рекордной сделки объемом до $2,5 млрд

Alibaba Group, «Мегафон», Mail.Ru Group и РФПИ заявили на Владивостокском экономическом форуме о заключении стратегического партнерства. Они планируют к первому кварталу 2019 года закрыть сделку по созданию совместного предприятия AliExpress Russia, которое будет осуществлять сотрудничество корпораций «во всех сегментах электронной коммерции, в том числе в трансграничном и локальном маркетплейсах, а также собственных прямых продажах».

«Партнерство с глобальным лидером в области электронной коммерции будет иметь большое значение для цифровой трансформации российской экономики. Альянсы между крупными игроками становятся трендом на рынке электронной коммерции. А учитывая, что это партнёрство с китайской компанией, я уверен в большом потенциале сделки для укрепления российско-китайских деловых связей. В России у рынка электронной коммерции огромный потенциал. Кроме того, перед российскими производителями откроются новые возможности по выходу на новые рынки», — прокомментировал сделку совладелец Mail.ru Group и «Мегафона» Алишер Усманов F 10.

Структура сделки

После закрытия сделки и ее согласования всеми участниками СП партнеры станут владельцами AliExpress Russia в следующий долях: 48% получит Alibaba Group, а 52% — российские партнеры: «Мегафон» (24%), Mail.Ru Group (15%) и РФПИ (13%). По данным источника «Ведомостей», РФПИ вложит $300 млн в сделку, поэтому всю ее можно оценить в $2,5 млрд.

Стороны объединят как активы, так и кадры и экспертизу. В частности:

— бизнес AliExpress в России станет частью нового совместного предприятия, которое будет включать в себя локальные и трансграничные операционные активы Alibaba Group в России, включая международную платформу электронной коммерции AliExpress и российскую B2C-площадку Tmall. Также Alibaba Group будет инвестировать финансы в поддержание деятельности СП.

— РФПИ инвестирует капитал.

— «Мегафон» продаст Alibaba Group свою долю в 10% в Mail.Ru Group в обмен на 24% доли в AliExpress Russia.

— Mail.Ru Group передаст СП свой бизнес электронной коммерции Pandao, денежные средства, а также дистрибуцию через продукты Mail.Ru Group. Также AliExpress Russia и Mail.Ru Group будут обмениваться трафиком и продуктовыми инициативами.

Таким образом российские компании получат доступ к платформе для электронной торговли, а китайская компания получит доступ к более чем 100 млн пользователей российских компаний. Одно из будущих направлений работы — совместное инвестирование в новые бизнесы, в частности, FoodTech (доставка еды и другие сервисы).

PR-директор российского AliExpress Антон Пантелеев уточнил, что торговлю планируется осуществлять по текущим правилам. Так, все китайские товары B2C-сервиса Tmall (он тоже войдет в сделку) получают сертификацию по российским стандартам, а в маркетплейсе AliExpress она не обязательна (фактически это торговля между частными лицами).

Симметричны ли условия

Президент DIY-ассоциации и управляющий партнер ГК «220 Вольт» Алексей Федоров считает, что эта сделка в первую очередь нужна Alibaba: «Россия для них — самый большой рынок, поэтому им нужны тут свои склады и инфраструктура». Он отмечает, если РФПИ вносит $300 млн за долю в 13%, то общая стоимость проекта оценивается в $2,5 млрд — это самая большая инвестиция на российском рынке. По размерам она обгоняет проект Сбербанка и «Яндекс.Маркета», в который стороны вложили $1 млрд.

Конкуренция с «Яндексом». Интерес Mail.ru Федоров видит в возможности вернуться к полноправной конкуренции с «Яндексом», так как собственные торговые интернет-платформы Mail.ru «не взлетели». Кроме того, сделка позволит монетизировать колоссальный актив в виде пользовательских данных, объем которых сравним с имеющимся у Сбербанка.

Дружба с Китаем. Важным государственным аспектом этой сделки могло быть укрепление сотрудничества с Поднебесной. «Полагаю, это решение было принято на самом высоком уровне с согласия администрации президента РФ, потому что в мире, где у России остается все меньше и меньше друзей, мы стараемся укреплять дружбу с Китаем. Таким образом, Алишер Усманов продолжает выполнять задачу правительства по консолидации всего [российского] интернета», — заключает Федоров.

Наблюдатели на рынке также отмечают, что после создания СП Алишер Усманов, владеющий «Мегафоном» и Mail.ru Group, может выполнять лоббирующую роль. Хотя оборот товаров с Китаем сейчас велик, но постоянные планы по снижению порога беспошлинного ввоза тревожат зарубежных контрагентов. Введение пошлин на посылки любого размера снизит кросс-граничные закупки, а доля российских структур в новом СП снизит вероятность принятия этих налоговых мер.

Имиджевая часть. Для «Мегафона» это решение, возможно, и не очень важно стратегически, но позволяет решать имиджевые цели. «Всему российскому истеблишменту хочется постоять рядом с Джеком Ма», — добавляет президент DIY-ассоциации.

Расчет на рост рынка. Генеральный директор eBay в России и на развивающихся рынках Европы Илья Кретов считает, что сделка скорее выгодна российской стороне: «Кому из создателей наиболее выгодна эта сделка, можно судить по долям в составе будущего СП. Но с ее помощью каждый из участников добивается поставленной цели: кто-то получает доступ к трафику покупателей, кто-то — диверсификацию портфеля и партнерство вместо заведомо сложной конкуренции».

Он добавляет, что сделка положительно повлияет на развитие российского рынка: «Электронная коммерция в России все еще находится на этапе становления. В ближайшие годы, при благоприятном стечении обстоятельств, объем этого рынка может вырасти до 8-10 раз. Появление нового игрока, особенно учитывая финансовый и административный ресурсы его учредителей, приведет к изменениям на всем внутреннем рынке e-commerce».

Гендиректор российского офиса eBay считает, что создаваемое СП станет драйвером конкуренции между игроками, что пойдет на пользу конечным потребителям. Кроме того, работа новой компании приведет к дальнейшему развитию логистической инфраструктуры, что положительно отразится как на импорте, так и на экспорте из нашей страны через интернет.

Китай. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 11 сентября 2018 > № 2726791


Китай > Госбюджет, налоги, цены > chinapro.ru, 10 сентября 2018 > № 2733681

За 1981-2017 гг. инвестиции в основные фонды Китая достигли объема в 490 трлн юаней ($72,05 трлн). В среднем они росли на 20% в год, сообщило Государственное статистическое управление КНР.

В прошлом году часть инвестиций в основные фонды в размере 132 трлн юаней поступила в строительные проекты. В 1980 г. аналогичный показатель составлял всего 482,2 млрд юаней.

В 2017 г. шла реализация 890 000 строительных объектов на территории Поднебесной. При этом сданы в эксплуатацию 620 000 объектов. Оба показателя стали рекордными за последние сорок лет.

На долю частного сектора китайской экономики в объеме инвестиций в основные фонды КНР в 2004 г. приходилось 41,7%, а в 2012 г. – 62,4%. По итогам 2013-2017 гг. от частных предпринимателей страны в основные фонды поступило в виде капиталовложений 175 трлн юаней. Данный показатель рос на 13,7% в год. На его долю пришлось 63,2% от всех инвестиций за указанный период.

Ранее сообщалось, что по итогам января-июля 2018 г., инвестиции в основные фонды Китая выросли на 5,5% относительно уровня января-июля 2017 г. За первую половину текущего года рост капиталовложений составил 6%. Таким образом темпы увеличения показателя замедляются.

За семь месяцев текущего года темпы роста частных инвестиций в основные фонды Китая составили 8,8%. За январь-июнь 2018 г. аналогичный показатель достигал 8,4%.

Китай > Госбюджет, налоги, цены > chinapro.ru, 10 сентября 2018 > № 2733681


Китай. ДФО > Агропром. Приватизация, инвестиции > carnegie.ru, 10 сентября 2018 > № 2726683 Иван Зуенко

Сможет ли Россия накормить Китай дальневосточной соей

Иван Зуенко

Из-за торговой войны с США Китай заинтересовался поставками сои из России. Агентство по привлечению инвестиций на Дальний Восток обещает выделить иностранным инвесторам до 1 млн гектар земли, пригодной для производства этого продукта. Но, несмотря на бодрые рапорты чиновников, потенциал России в борьбе за многомиллиардный китайский рынок сои по-прежнему весьма скромен, а вот риск породить взаимные завышенные ожидания, напротив, велик

Пятнадцатого июня президент США Дональд Трамп установил заградительные пошлины на импорт товаров из Китая. Пекин тут же ввел аналогичные меры в отношении 659 наименований американских товаров, и самым значимым среди них оказались соевые бобы. Потребление сои в Китае огромно: ее добавляют в самые разные блюда, из нее делают масло, напитки и даже сладости. Своей сои не хватает, и ежегодно только из США Китай импортировал порядка 70 млн тонн на сумму $12 млрд (для сравнения: Россия за последний год поставила в КНР 800 тысяч тонн сои).

Из-за введения 25% пошлины под вопросом оказались перспективы дальнейших поставок. Ответив Трампу и заодно обрушив мировой рынок сои, Китай занялся поиском новых источников соевых бобов. Главным из них считается другая заокеанская страна, Бразилия. Ожидается, что бразильцы займут до 50% всего китайского импорта сои. Около 5% придется на Аргентину.

А что же гораздо более близкий к Китаю российский Дальний Восток? Для производства сои здесь оптимальные климатические условия. Расстояния для вывоза продукции – смешные. Российские власти создали целый ряд преференциальных режимов и бюрократических структур, ориентированных как раз на привлечение в регион инвестиций, в том числе в сельское хозяйство.

Четырнадцатого августа руководитель одной из таких структур, Агентства по привлечению инвестиций и поддержке экспорта, Валерий Дубровский заявил, что Россия ожидает притока иностранных инвестиций (около 50% – из Китая) для освоения имеющегося 1 млн гектаров сельхозземли. Материал об этом опубликовала влиятельная китайская газета South China Morning Post. Крупная китайская госкорпорация COFCO уже подала заявку на статус резидента ТОР Михайловская в Приморском крае с проектом создания большого элеватора и склада хранения сельхозпродукции, в том числе соевых бобов.

Предполагается, что расширение российско-китайского сотрудничества в области производства сои будет одной из основных тем на переговорах представителей двух стран во время Восточного экономического форума, который пройдет 11–13 сентября и куда приедут Владимир Путин и Си Цзиньпин. Не исключено, что тема дальневосточной сои, которая вдруг превращается в важный стратегический ресурс, будет затронута в выступлениях руководителей двух стран.

Между тем, как водится, в ситуации есть нюансы. Заявления господина Дубровского вызвали у экспертов, хорошо знакомых с ситуацией в сельском хозяйстве региона, саркастическую улыбку. Несмотря на стереотипное представление о Дальнем Востоке как о бескрайних просторах пустующей земли, местные специалисты знают, что резервов для резкого увеличения сельхозпроизводства там попросту нет. Главная причина этого – отсутствие свободной площади, пригодной для растениеводства.

Свободной земли точка нет

Если смотреть на Дальний Восток из бизнес-класса самолета Москва – Владивосток, он выглядит как огромная необжитая целина. Но если поездить по полям и деревням, то легко увидеть, что большая часть площадей либо гористые, либо заболоченные, либо находятся в поймах рек и легко затапливаются при первом же тайфуне (а их на Дальнем Востоке с его муссонным климатом хватает).

Да, по бумагам неосвоенная земля есть. Но официальная статистика в данном случае может быть весьма обманчивой. По данным департамента сельского хозяйства Приморья, в крае порядка 700 тысяч гектар пашни. Из них посевная площадь составляет 450 тысяч га, еще 20–50 тысяч ежегодно находится под паром, столько же выведено из оборота в связи с банкротством или сменой собственника.

Однако и по поводу оставшихся 150–200 тысяч га обольщаться не следует. Как правило, это земля, которая никому не нужна, поскольку заниматься на ней рентабельным хозяйством практически невозможно. Это либо болотистые топи – типа той, что досталась участнику программы «Дальневосточный гектар» казаку Юрию Бугаеву, либо «мелкоконтурные участки», собрать из которых более-менее крупный земельный пул без масштабных капиталовложений невозможно.

Период «первоначального накопления земельных фондов» уже закончился. Земельные паи, доставшиеся селянам в наследство от колхозной системы, разобраны. Вся пригодная сельхозземля имеет своих хозяев, и дешево ее уже никто не продаст. Тем более никуда не уйдут крупные игроки, вложившие серьезные средства в формирование земельных пулов и создание производственно-логистической инфраструктуры.

Крупнейший из них – федеральная компания «Русагро». В 2016–2017 годах компания агрессивно зашла на местный рынок, часть земель выкупила, а часть взяла в аренду по завышенным ставкам. Собственники земли, ранее сдававшие ее по более низкой цене местной компании «Армада» (фактически «дочка» корпорации «Хуасинь» из приграничного уезда Дуннин), предпочли иметь дело с федеральным игроком. «Армада» осталась без земли и вынуждена была уйти из сельхозотрасли, продав «Русагро» имевшиеся земельные фонды, технику и складские помещения.

Между тем это был крупнейший и самый успешный представитель китайского бизнеса во всем Приморском крае. Представить, что в сложившейся ситуации у «Русагро» найдется достойный конкурент, очень сложно. Учитывая, что иностранцы не могут иметь сельхозземли в собственности, а аренда у юридических лиц крайне ненадежна, вообразить, что подобным конкурентом будет иностранная компания, еще сложнее.

Приход иностранного инвестора сопряжен с рядом трудностей. Во-первых, высокая стоимость земли: 35–38 тысяч рублей за гектар в южных районах Приморского края, 25-30 тысяч рублей в северных районах. Во-вторых, необходимость вкладываться не только в покупку земли, но и выкуп у прежних собственников всей сопутствующей инфраструктуры (техника, склады и так далее), без которых фермеры, как правило, землю не продают. В-третьих, дабы обойти ограничения в российском законодательстве, нужно будет искать российского зиц-председателя, который вопреки ожиданиям инвестора зачастую оказывается весьма деятельным и плохо контролируемым.

И самое главное: все это без особых перспектив резко увеличить производство за счет целины, поскольку этой целины попросту нет. В лучшем случае речь может идти о 50–70 тысячах га пашни в Приморском крае, о 150–200 тысячах га в Амурской области. В Хабаровском крае и Еврейской автономной области цифры значительно меньше из-за обилия болот.

Бобовое золото и соевые фьючерсы

Итак, свободной земли нет, а большая часть обрабатываемой уже сейчас отдана под сою. Например, в Приморском крае ею занято до 70% пашни. Резкий рост производства сои начался после распада СССР и был обусловлен ее исключительной прибыльностью. Постоянный спрос на соевые бобы обеспечивает Китай, а также мода на веганские продукты из сои в самой России. До падения котировок сои на Чикагской бирже стоимость соевых бобов, скажем в Октябрьском районе Приморского края, достигала 30–35 рублей за килограмм. Рентабельность производства сои начинается с четырех центнеров с гектара, притом что в среднем современные урожаи достигают 20 ц/га.

Как шутит начальник управления сельского хозяйства Смидовичского района Еврейской автономной области Михаил Святовец, «при Союзе за урожай восемь центнеров с гектара медаль давали». Сейчас общее производство сои раза в четыре больше, чем 20 лет назад. Это связано не только с совершенствованием технологий, но и с увеличением посевных площадей.

В погоне за прибылью большинство фермеров предпочитают переходить на сою даже в тех районах, где во времена СССР выращивали пшеницу или овес. Выращивать другие культуры – себе в убыток, особенно учитывая, что в дальневосточных условиях зерновые в основном идут на корм скоту.

Проблема в том, что сеять зерновые тоже необходимо, потому что без соблюдения севооборота питательные свойства земли быстро истощаются. Как говорят специалисты, «соя вытаскивает фосфор». Однако зачастую ее сажают по 20 лет подряд. Это становится возможным благодаря активному использованию удобрений.

Как говорит начальник отдела сельского хозяйства и охраны окружающей среды Пограничного района Приморского края Василий Цыбаков, если раньше нормой считалось 70 кг удобрений на гектар, то сейчас эта цифра доходит до трехсот. И это не считая активного использования гербицидов, без которых сою также не вырастишь, поскольку, в отличие от зерновых, она восприимчива к росту сорняков.

В подобном вредительском отношении к земле замечены не только китайские, но и российские фермеры (подробнее здесь). Понять их тоже можно. Без доступа к дешевым кредитам каждый новый сезон начинается с дефицита свободных средств. В это время потребители сои – как перекупщики, так и производители масла, колбасы, модного у хипстеров соевого творога – уже весной готовы предложить фермерам живые деньги под будущие поставки урожая сои по фиксированной цене (как правило, это около 20 рублей за килограмм). Устоять сложно. Севооборот откладывается на следующий год, а поле снова засеивается бобовым золотом.

Дефицит продукции на китайском рынке ожидаемо приведет к новому ажиотажу среди покупателей дальневосточной сои. Вероятнее всего, стоимость бобов уже к сбору урожая текущего года восстановится и даже начнет расти. Вот только резервов для значительного повышения производства, которое бы соответствовало аппетитам китайских потребителей, нет. И даже наоборот. Как отмечает Василий Цыбаков, «существует вероятность того, что урожайность сои упадет». Причина – в истощенности земли, которая неизбежно приведет к выведению пашни из-под сои в рамках севооборота.

Другая помеха росту производства сои – это строительство крупных мясо-молочных комплексов, ориентированных на китайский рынок. Сейчас экспорт мяса и молока из России в Китай запрещен, но прорыв в переговорах по поводу его возобновления ожидается уже в конце этого года. Вероятно, что-то конкретное будет сказано уже на ВЭФ.

Так или иначе, крупные российские инвесторы («Русагро», «Мерси Агро») уже сейчас строят сразу несколько больших предприятий. Пока что сырье для комбикормов завозится с запада России, что серьезно удорожает себестоимость мяса. Если в перспективе хотя бы часть скота предполагается обеспечить местным кормом, определенную долю пашни нужно будет отдать под зерновые, выведя ее, таким образом, из-под сои.

Слеза несбывшихся надежд

Иначе говоря, производство сои на Дальнем Востоке и так находится на своем максимуме. Резко увеличить его не удастся ни тем, кто работает там уже сейчас (главный из них – российский гигант «Русагро»), ни потенциальным китайским инвесторам.

Успешные китайские компании на этом рынке есть: например, компания «Елена» в Пограничном районе Приморского края или «Урми» в Смидовичском районе Еврейской автономной области. Они пользуются крупными площадями земли, солидным парком техники, имеют налаженные связи с местным истеблишментом.

Однако новым китайским инвесторам, которых, возможно, привлекут сладкие речи российских чиновников, придется нелегко. Свободной земли нет, все ниши в отрасли заняты, перспективы значительно увеличить производство драгоценной сои весьма сомнительны.

Говорить об этих перспективах – безответственно. Всерьез им верить – глупо. Да, риторика Агентства по привлечению инвестиций, возможно, приведет к некоторому всплеску интереса к вложениям в дальневосточный агробизнес. Будут проводиться встречи, писаться пресс-релизы, подписываться меморандумы о намерениях. Все это весьма эффективно, если задача состоит в том, чтобы показать свою бурную деятельность, оправдать свое существование в глазах руководства и, возможно, получить бонус: в виде годовой премии или карьерного повышения. Однако по сути это не работа на результат, а имитация его достижения.

Побочным эффектом станет появление у российского общества и наших партнеров завышенных ожиданий, которые заведомо не получится выполнить. А невыполненные ожидания, как правило, приводят к разочарованию. Причем с обеих сторон.

Китай. ДФО > Агропром. Приватизация, инвестиции > carnegie.ru, 10 сентября 2018 > № 2726683 Иван Зуенко


Китай. ДФО > Транспорт > gudok.ru, 9 сентября 2018 > № 2737714 Николай Маклыгин

Николай Маклыгин: «Время следования поезда с контейнерами от госграницы до наших портов составляет менее двух суток»

Завтра во Владивостоке начнётся деловая программа Восточного экономического форума, в котором примет участие делегация ОАО «РЖД». Традиционно на этом форуме обсуждаются вопросы экономического сотрудничества со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Накануне открытия форума о развитии внешнеторговых перевозок в регионе рассказал начальник Дальневосточной железной дороги Николай Маклыгин.

– Дальневосточный бизнес традиционно работает с рынками стран Юго-Восточной Азии. Какие услуги железнодорожного транспорта востребованы у местных экспортёров?

– Дальний Восток обладает богатыми природными ресурсами, и преимущественный поток экспорта формируют уголь, лес и продукция нефтяной отрасли. Основной объём этих грузов перевозится железнодорожным транспортом.

Наиболее востребована у наших клиентов такая услуга, как движение поездов по согласованному времени отправления и прибытия. Данный сервис особенно популярен у компаний угольной промышленности. За семь месяцев текущего года по такой схеме отправлено 373 угольных маршрута, в которых перевезено более 1,4 млн тонн угля.

– По МТК «Приморье-1» в прошлом году транзитные перевозки контейнеров выросли более чем вдвое, а какова динамика в этом?

– В 2017 году объём транзитных грузов в контейнерах по МТК «Приморье-1» по сравнению с 2016-м вырос в 2,2 раза – с 3,2 тыс. до 7,2 тыс. TEU (контейнеры в 20-футовом исчислении). К сожалению, в текущем году значительно отстаём от прошлогодних показателей. За семь месяцев перевезено 2,1 тыс. TEU, тогда как за тот же период 2017 года – 4,8 тыс. TEU. Столь резкое падение, по мнению китайских партнёров, связано с ростом стоимости услуг по переработке контейнеров в приморских портах при снижении тарифов на стивидорные операции в портах Китая и Южной Кореи. Тем не менее Дальневосточная дорога продолжает проводить работу со всеми заинтересованными сторонами по привлечению дополнительных объёмов на этот международный транспортный коридор. К тому же, по заявлению китайской стороны, МТК «Приморье-1» имеет хороший потенциал для перевозки кукурузы – до 6 млн тонн ежегодно.

– Как вы оцениваете контейнерные перевозки в направлении восток – запад?

– Полагаю, обеспечение конкурентоспособности Транссиба по сравнению с морским транспортом – один из самых актуальных вопросов для «Российских железных дорог». Параметры понятны: обеспечение гарантированного вывоза продукции предприятий-грузоотправителей в срок, оптимизация оборота приватного подвижного состава, ценовой фактор. Одним из решений стала отправка с припортовых станций ДВЖД контейнерных поездов по специализированному расписанию. В прошлом году таких составов было отправлено 2,4 тыс. Основными станциями формирования контейнерных маршрутов выступают Находка-Восточная, Владивосток, Угольная, Мыс Чуркин, Гайдамак.

Думаю, транзитные перевозки будут в дальнейшем выступать локомотивом для роста грузовой базы. Условия, которые сегодня складываются на рынке транспортно-логистических услуг в АТР, мы считаем благоприятными. В пользу развития транзита свидетельствует тот факт, что действующие сухопутные маршруты из северных в южные провинции Китая имеют лимитированные пропускные способности. При этом необходима организация оптимальной цепочки перевозок различными видами транспорта, а также таможенного оформления груза. В этом году прошёл ряд встреч с грузовладельцами, представителями правительственных кругов и железнодорожных администраций Китая, в результате которых были выработаны меры по дальнейшему развитию контейнерных перевозок по МТК «Приморье-1» (Суйфэньхэ – Гродеково – порты Приморского края). Сегодня время следования поезда с контейнерами от госграницы до наших портов, с учётом прохождения государственного контроля, составляет менее двух суток.

– Какие работы ведутся по развитию международного транспортного коридора «Приморье-2» (Хуньчунь – Махалино – порты Приморского края)?

– Ещё в 2017 году были проведены тестовые отправки, а недавно состоялась полноценная мультимодальная перевозка: контейнеры, в которых находилась медная руда, пришли сначала морем из Республики Корея в порт Зарубино. Далее сформированный поезд проследовал через переход Махалино – Хуньчунь в китайскую провинцию Цзилинь. В обратном следовании контейнеры загружались зерном кукурузы. Сейчас в Зарубино формируется партия груза для отгрузки на судно, которое ориентировочно 14 сентября возьмёт курс на южный китайский порт Нинбо. Таким образом, начало железнодорожного транзита по МТК «Приморье-2» будет положено. Его перспективный объём оценивается в 100 тыс. TEU ежегодно. Эта локальная перевозка выгодна для дороги – мы привлекаем дополнительный груз, но не выводим его на грузонапряжённый транссибирский ход.

С учётом экспорта ежегодный грузооборот погранперехода Махалино (Камышовая) – Хуньчунь, по одним оценкам, может достигнуть 8 млн тонн, по другим – возможен рост до 16 млн тонн. Для увеличения пропускной способности и расширения номенклатуры перевозимых грузов в пункте пропуска Махалино планируется создать перегрузочный комплекс с контейнерным терминалом, площадкой для тяжеловесных и тарно-штучных грузов, а также административно-хозяйственный модуль с помещениями для государственных контрольных органов.

– Ещё один транспортный коридор, который появится с Китаем, связан со строительством мостового перехода Нижнеленинское – Тунцзян. Какие у него перспективы?

– По информации компании-заказчика, после завершения объекта, летом 2019 года, инфраструктура погранперехода останется на балансе этой организации, а перевозчиками будут выступать ОАО «РЖД» и China Railway Corporation. Нам до этого времени предстоит отработать все технологические нюансы организации будущих перевозок.

В свою очередь, на дороге модернизируется участок Биробиджан – Ленинск протяжённостью 124 км, в текущем году здесь предстоит оздоровить 23 км пути. На эти цели в программе развития Восточного полигона заложено 6,1 млрд руб. Проектом предусмотрено также развитие станций Биробиджан-2, Бирофельд, Унгун, Ленинск, электрификация перегона Биробиджан-1 – Биробиджан-2, реконструкция искусственных сооружений и линий связи.

Перевозки в адрес нового погранперехода, согласно прогнозу ИЭРТа, к 2025 году достигнут 6,2 млн тонн. В основном это будет железорудный концентрат с Кимкано-Сутарского ГОКа, а также уголь для металлургического комбината, расположенного в непосредственной близости от станции Тунцзян. Мы в большом ожидании нового пункта пропуска. В этом году были сложности по передаче груза в Китай по Гродеково – с нескольких дорог шла крупная отгрузка лесной продукции на данное направление. Часть грузопотока будет переориентирована на мостовой переход.

– В целом грузооборот магистрали растёт?

– Грузооборот магистрали за семь месяцев достиг 119,8 млрд тарифных тонно-километров, что на 1,5% выше прошлогоднего уровня. Драйвером роста продолжает оставаться экспорт, следующий через морские терминалы Дальнего Востока. На ДВЖД в текущем году результат по выгрузке достиг 6700 вагонов за сутки (прежнее достижение было в 2015 году – 6530). 18 июля на дороге установлен максимальный за всю историю показатель по приёму грузовых поездов: со стороны Забайкальской магистрали по станции Архара поступило 102 состава при среднесуточном показателе 76.

Компанией запланирован для магистрали наибольший за последние годы объём летних ремонтно-путевых работ – всеми видами ремонта мы должны оздоровить 625,4 км пути, с ростом к 2017 году на 10,6%. Только на БАМе будет модернизировано 200 км пути. В таких условиях важной задачей является максимальное использование пропускных способностей магистрали между технологическими «окнами».

– Перевозки через сухопутные погранпереходы также в плюсе?

– В январе – июле через погранпереход Гродеково – Суйфэньхэ проследовало 5,8 млн тонн различных грузов, рост к прошлогоднему уровню составляет 1,7%. В 2017 году здесь достигнут максимальный объём перевозок за всю историю его существования, перевезено 10,7 млн тонн. Но увеличение показателей в 2018-м позволит установить новый рекорд. Грузооборот другого российско-китайского пункта пропуска, Махалино – Хуньчунь, также в плюсе. За семь месяцев перевозки здесь достигли 1,8 млн тонн, с ростом к прошлогоднему показателю на 1,3%.

– Вы работаете с японскими грузовладельцами?

– В этом году проводится серия тестовых перевозок продукции японских компаний по Транссибу. Результаты пробной отправки обсуждались в марте на встрече с делегацией Минтранса Японии. В августе тестовые перевозки возобновились, как сообщили представители Минтранса Японии, они будут продолжаться по март 2019 года. Японцев интересуют не только стоимость и сроки доставки, но и оценка вибрации во время перевозки, уровня влажности и температуры внутри контейнеров. Им важна возможность отслеживания местонахождения контейнеров в пути следования, процедура оформления таможенного транзита, процесс организации транспортировки тяжеловесных и сборных грузов, продуктов питания через территорию России. Японские грузоотправители – перспективные клиенты для железной дороги.

– Как вы оцениваете перспективы пассажирского сообщения между приграничными районами России и Китая?

– Дальневосточная дорога, безусловно, заинтересована в развитии пассажирского сообщения между Владивостоком и приграничными районами Китая. Сейчас будущий перевозчик ООО «Международный экспресс» при поддержке администрации Приморского края проводит с китайской стороной работу по назначению нового поезда Владивосток – Муданьцзян. ДВЖД на договорной основе предоставит этой компании услуги локомотивной тяги и доступ к инфраструктуре. Ожидается, что данный маршрут будет востребован у туристов.

Недавно китайская сторона представила предварительные наработки по проекту высокоскоростного сообщения Муданьцзян – Суйфэньхэ – Владивосток. Мы изучаем это предложение с учётом существующей практики организации движения в межгосударственном следовании. Например, изучается работа поезда Talgo с системой автоматического изменения ширины оси колёс под требуемую колею, курсирующего по маршруту Москва – Берлин.

– Один из инфраструктурных проектов, который будет представлен на ВЭФ, – создание транспортного перехода Сахалин – материк. Как к его строительству готовится дорога?

– Мы приступили к ускоренному окончанию программы по переустройству островной колеи на стандарт 1520 мм. В настоящий момент завершился первый этап – модернизировано около 53 км пути. Помимо этого, развёрнута реконструкция на 25 мостах, на 10 станциях направления Холмск – Арсентьевка – Взморье до конца года необходимо выполнить сборку 27 стрелочных переводов широкой колеи, которые заменят старые на последующем этапе, а также выполнить работы по предварительной перешивке 19,9 км станционных путей.

В следующий сезон на новых участках реконструкции (линия Арсентьевка – Христофоровка) будем сразу укладывать рельсошпальную решётку под общесетевой габарит, а на тех направлениях, где модернизация уже была (Холмск – Арсентьевка – Ноглики), будет происходить перекладка рельса с колеи 1067 мм на колею 1520 мм. Таким образом, в 2019 году на Сахалин уже сможет зайти материковый подвижной состав, в частности локомотивы серии ТЭМ18Д.

– Как в условиях роста перевозок решается кадровая задача, в первую очередь на БАМе, где сокращается население?

– На дороге работала комиссия ОАО «РЖД», изучавшая ситуацию с кадровым обеспечением БАМа.

В настоящее время формируется корпоративная программа для привлечения и закрепления трудовых ресурсов на этом стратегическом направлении. Мотивацией должны стать повышенный размер оплаты труда, развитие социальной инф­раструктуры. Безусловно, закрепление населения в зоне БАМа – совместная задача с руководством территорий. Например, с правительством Амурской области сейчас активно контактируем по повышению уровня и доступности медицины на отдалённых станциях. Вопрос этот крайне важный. Кстати, пользуясь случаем, хочу поблагодарить руководство ВСЖД за проведение поездок по Дальневосточной дороге медицинского передвижного центра «Академик Фёдор Углов». Наш поезд «Терапевт Матвей Мудров», выработавший свой ресурс, был списан в прошлом году. Спасибо, помогли соседи. Сейчас руководство компании рассматривает возможность строительства нового медицинского поезда, который будет обслуживать население по всему БАМу – от Тайшета до Совгавани.

Павел Усов

Китай. ДФО > Транспорт > gudok.ru, 9 сентября 2018 > № 2737714 Николай Маклыгин


Китай. ООН > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 5 сентября 2018 > № 2730357 Антониу Гутерреш

Антониу Гутерреш: «Ликвидация крайней бедности в Китае к 2020 г. – огромный вклад в борьбу с нищетой во всем мире»

3 сентября Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш дал эксклюзивное интервью Китайскому информационному Интернет-центру «Чжунгован». Он высоко оценивает вклад Китая в дело ликвидации нищеты в мире и глубоко убежден, что к назначенному сроку Китай выиграет свою борьбу против бедности. Он также выразил восхищение усилиям Китая в деле совместного развития и процветания с развивающимися странами (в том числе со странами Африки) путем сотрудничества по линии Юг-Юг и с помощью инициативы «Один пояс, один путь».

Какую роль играет Китай в реализации целей устойчивого развития? Особенно в сфере «повсеместной ликвидации нищеты»?

Главный вклад Китая в дело ликвидации нищеты – собственные результаты Китая на этом поприще. На самом деле, экономическое развитие Китая позволило миллионам человек выбраться из нищеты, и Китай направляет все усилия, чтобы к 2020 г. полностью ликвидировать крайнюю бедность в стране. В этом и заключается огромная роль, которую Китая играет в борьбе с нищетой во всем мире. Кроме того, Китай проводит политику взаимовыигрышного сотрудничества и совместного развития со странами Африки – это тоже большой вклад в дело ликвидации бедности. Цель проведения Пекинского саммита Форума сотрудничества Китай-Африка в этом году – не только оказание помощи другим странам, но и ликвидация нищеты в мировом масштабе. Одним словом, выполнение Китаем своих обещаний и есть его главный вклад в дело реализации повестки дня в области устойчивого развития ООН до 2030 г.

Как Вы оцениваете планы Китая к 2020 г. полностью ликвидировать крайнюю нищету в стране? С какими трудностями столкнется Китай на этом пути?

Во-первых, я глубоко убежден, что Китай сможет реализовать эту цель, это торжественное обещание, которое дал и лично Си Цзиньпин, и китайское правительство, и все общество в целом. Конечно, важна не только ликвидация бедности. Я верю, что после 2020 г. Китай, как и прежде, будет продвигать систематические планы социального развития, не только ликвидирует крайнюю бедность, но и полностью искоренит эту проблему. Я убежден, что Китай будет стремиться не просто к развитию, но и к достижению социального равенства, чтобы каждый человек имел доступ к социальным благам.

Как Китай сможет поделиться своим опытом борьбы с бедностью с другими странами в рамках сотрудничества по линии Юг-Юг и инициативы «Один пояс, один путь»?

Китайские инвестиции в страны Африки оказывают огромную поддержку развитию этих стран. Благодаря инвестициям из Китая жители африканских стран получили возможность присоединить к различным проектам развития и начать свой путь к процветанию, а также в максимальной степени извлечь выгоду из сотрудничества с Китаем. Сотрудничество Китая и других стран играет большую роль в деле ликвидации нищеты в мире и реализации других целей развития. Более того, международное сотрудничество создаст синергетический эффект и будет способствовать процветанию глобальной экономики, что принесет пользу народам всего мира.

Китай. ООН > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 5 сентября 2018 > № 2730357 Антониу Гутерреш


Казахстан. Турция. Китай. РФ > СМИ, ИТ > kursiv.kz, 5 сентября 2018 > № 2723097

«Казахтелеком» сообщил о запуске альтернативного транзитного маршрута передачи данных

В нынешнем году крупные операторы из России, Турции, Казахстана и Китая представили новейшие достижения в области передачи и обработки данных

Актуальные и перспективные тренды телекоммуникационной отрасли и меры, предпринимаемые игроками индустрии с целью адаптации к новым реалиям, обсудили участники состоявшейся в Алматы международной выставки-конференции операторов связи CIS GCCM-2018, в которой приняли участие более 350 представителей 110 отраслевых компаний из стран СНГ, Юго-Восточной Азии, Европы и Ближнего Востока.

Инициатором мероприятия, прошедшего при поддержке АО «Казахтелеком», является Carrier Community - международный телекоммуникационный клуб, основанный в 2008 году с целью организации диалога между поставщиками и заказчиками телекоммуникационных услуг. На сегодняшний день Carrier Community объединяет 2 500 операторов связи. Конференции Global Carrier Community Meeting регулярно проводятся под эгидой клуба в Сингапуре, Дубаи, Кейптауне, Берлине, Амстердаме, Лондоне и Сан-Паулу. Алматы, являющийся одним из крупнейших телекоммуникационных хабов СНГ, принимает данное мероприятие во второй раз.

В нынешнем году крупные операторы из России, Турции, Казахстана и Китая представили новейшие достижения в области передачи и обработки данных, голосовых и sms-услуг. Гости, посетившие стенд бриллиантового спонсора мероприятия АО «Казахтелеком», получили возможность ознакомиться с реализуемыми оператором проектами по внедрению услуг «интернет вещей» (IoT) и 5G. О названных выше проектах, а также о других инициативах, реализуемых ведущим национальным оператором, рассказал управляющий директор по инновациям АО «Казахтелеком» Нурлан Мейрманов. По его словам, основные усилия компании сегодня сконцентрированы на предоставлении услуг доступа по оптическим линиям: уже построено более 1 млн портов по технологии GPON, число активных пользователей превысило 700 тыс. Параллельно продолжается утилизация медной инфраструктуры. «Мы максимально сохраняем классический телефонный бизнес, хотя во всем мире происходит миграция фиксированных абонентов в сторону мобильных сетей, и этот процесс обоснован, поскольку мобильные сервисы более интересны. Но начиная с прошлого года, мы предлагаем сервис, позволяющий одним счетом приобретать сервисы мобильной и фиксированной связи», - отметил г-н Мейрманов.

Интернет вещей (IoT) в ближайшей перспективе обещает стать одним из основных драйверов роста доходов IT-индустрии, и, следуя актуальным тенденциям, «Казахтелеком» реализует проект по строительству крупнейшей в СНГ сети М2М/IoT на базе технологии LORA. Покрытие беспроводной сети с низким энергопотреблением охватит все сегменты IoT: ЖКХ, транспорт, безопасность, производственные объекты, контроль за территорией городов, уличным освещением, потребительскими приборами. В рамках первого этапа завершено строительство сети в Алматы, Астане и Шымкенте, всего в ходе реализации проекта планируется установить более 400 базовых станций LORA во всех областных центрах.

«Казахтелеком» активно развивает относительно новое для себя направление электронной коммерции и работает над усовершенствованием инфраструктуры. По словам Нурлана Мейрманова, казахстанская экономика в большей мере становится транзакционной, а значит инфраструктура операторов должна быть надежной и безопасной, чтобы соответствовать требованиям, предъявляемым к осуществлению транзакций. «Казахтелеком» стал оператором фискальных данных, и в последнее время производится подключение большого количества контрольно-кассовых машин (ККМ). Это естественный процесс, связанный с тем, что перечень сфер деятельности, попадающих в орбиту цифровизации и фискализации, постоянно расширяется. В связи с этим мы строим инфраструктуру, которая позволяет производить основные подключения в онлайн-режиме, тестируем новые кассовые аппараты, развиваем собственный платежный инструмент и в дальнейшем планируем более активно работать в этом направлении», - подчеркнул Нурлан Мейрманов.

В рамках GCCM-2018 представители «Казахтелекома» сообщили о запуске нового транзитного телекоммуникационного маршрута передачи данных PEARL. Слово, которое в переводе с английского означает «жемчуг», одновременно является аббревиатурой Persia Europe Alternative Rapid Link. Новый наземный маршрут пролегает через страны Европы, Россию, Казахстан, Туркменистан и Иран с последующим выходом на страны Персидского залива и Индию. PEARL представляет собой альтернативу существующим подводным морским кабелям, на восстановление которых в случае их повреждения приходится тратить много времени. Вместе с тем, запуск альтернативного маршрута является важным шагом в реализации стратегии АО «Казахтелеком», направленной на увеличение доли рынка транзита между Востоком и Западом.

Как отметил директор по продажам дивизиона по корпоративному бизнесу АО «Казахтелеком» Шынгыс Сагындык, в активе компании уже есть опыт реализации известного на мировом рынке проекта по транзиту передачи данных из Европы в Азию. «Мы наблюдаем существенный рост трафика между Европой и Азией, и операторы ищут альтернативы существующим телекоммуникационным путям для более надежной и стабильной работы сервисов. Новый маршрут, который станет альтернативой основному подводному пути передачи информации между Персидским заливом (основной точкой генерации трафика в данном регионе) и Европой – это своего рода «жемчужина» для операторов, новый ресурс для инфокоммуникационного рынка. Качественные параметры маршрута будут объявлены чуть позже, у нас уже есть клиенты для его тестирования, а также для запуска в коммерческую реализацию», - прокомментировал он.

Шынгыс Сагындык также сообщил, что PEARL – один из немногих маршрутов, собранный «Казахтелекомом» совместно с зарубежными партнерами, в частности, Министерством связи Туркменистана и компанией «Туркментелеком» на туркменском участке, а также с одной из крупных иранских телекоммуникационных компаний.

Казахстан. Турция. Китай. РФ > СМИ, ИТ > kursiv.kz, 5 сентября 2018 > № 2723097


Китай. Россия > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 30 августа 2018 > № 2716845

25 августа 2018 г на 4м энергоблоке АЭС Тяньвань Ляньюньган, КНР начался этап физического пуска.

Об этом 29 августа 2018 г сообщил Атомэнергомаш.

В реактор энергоблока были загружены 1е тепловыделяющие сборки ТВС-2М производства Новосибирского завода химконцентратов (НЗХК), входящего в топливную компанию Росатома - ТВЭЛ.

Данная конструкция ядерного топлива была разработана в ОКБ ГИДРОПРЕСС, дочке машиностроительного дивизиона Росатома - Атомэнергомаш.

4й энергоблок АЭС, так же, как и 3 остальных блока, находящихся в эксплуатации, оснащен реакторной установкой с ВВЭР-1000, спроектированной ОКБ ГИДРОПРЕСС.

Загрузка топлива началась с опережением графика после выполнения всех предпусковых наладочных работ, в рамках которых были осуществлены:

- проверка и оценка технического состояния реактора, его внутрикорпусных устройств и другого основного оборудования после проведения холодно-горячей обкатки реакторной установки (РУ);

- закончены пусконаладочные работы;

- подготовлено транспортно-технологическое оборудование и другие системы и оборудование объектов пускового комплекса блока АЭС к началу загрузки ядерного топлива в реактор.

Подольский ОКБ ГИДРОПРЕСС - проектировщик всех проектов реакторных установок с реакторами типа ВВЭР.

Строительство АЭС Тяньвань в провинции Цзянсу в Китае ведется при участии России.

JNPC выступает заказчиком строительства Тяньваньской АЭС.

Первые 3 энергоблока уже сданы в коммерческую эксплуатацию.

3й энергоблок был передан в эксплуатацию КНР в марте 2018 г.

Сейчас идет строительство 4го, 5го и 6го блоков АЭС Тяньвань.

В мае 2018 г энергоблок №4 АЭС Тяньвань в Китае прошел «горячие» испытания.

Китай. Россия > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 30 августа 2018 > № 2716845


Китай. Малайзия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > carnegie.ru, 29 августа 2018 > № 2721570 Михаил Коростиков

Колдобины Шелкового пути. Почему страны все чаще выходят из главного международного проекта Китая

Михаил Коростиков

Если число провальных проектов «Пути» продолжит расти, это будет означать неудачу всей идеи экспорта китайской модели развития и нанесет сильный удар по позициям Си Цзиньпина, который фактически заменил этой своей инициативой всю внешнеэкономическую деятельность страны

На пятилетие проекта «Пояс и Путь» премьер-министр Малайзии Махатхир Мохаммад подготовил подарок для председателя КНР Си Цзиньпина. Малайзийский премьер заявил, что китайские проекты в его стране реализованы не будут и что кредиты, которые Китай навязал Малайзии, кабальные, поэтому выплачивать он их не намерен, а намерен пересматривать. Важно, что проекты были остановлены в середине пути, когда Exim Bank уже выделил около $5 млрд из $20–22 млрд, в которые Малайзии обошлись бы два газопровода и железная дорога.

Вот так спокойно и буднично Махатхир открыл новую, третью главу эпопеи с китайской инициативой «Пояс и Путь». Первая длилась с объявления о запуске проекта в ноябре 2013 года по март 2015 года, когда была принята концепция «Пояса и Пути». Тогда китайцы искали содержание для проекта, пытаясь совместить ожидания других стран со своими реальными возможностями.

Во второй главе, начавшейся с марта 2015 года, китайцы безудержно набирали проекты во всех уголках земли, не особенно заботясь о их выполнимости и влиянии на принимающие страны. Этот этап подошел к концу сейчас, когда лидер крупной развивающейся страны Махатхир сообщил Си Цзиньпину, что Малайзии такого счастья не нужно.

Наконец, открывающаяся теперь третья глава должна стать временем отрезвления: набрав более полутора тысяч проектов в 78 странах «Пояса и Пути», китайские компании столкнулись с трудностями, которые необходимо как-то разрешить. Небольшие протесты и отмена проектов бывали и ранее, но случай Малайзии – первый, когда крупная страна продемонстрировала твердую решимость не соблюдать условия сделки, противоречащей национальным интересам, и при этом сохранять дружественные отношения с Китаем.

Если число провальных проектов «Пути» продолжит расти, это будет означать неудачу всей идеи экспорта китайской модели развития и нанесет сильный удар по позициям Си Цзиньпина, который фактически заменил этой своей инициативой всю внешнеэкономическую деятельность страны. Так каковы главные риски, с которыми «Пояс и Путь» столкнулся через пять лет существования?

Критерии успеха

Ключевая задача Пекина сейчас – понять, каковы наиболее распространенные причины отмены или задержки проектов «Пути». Тем более что пока проблем не так много. По данным американской RWR Advisory Group на середину лета 2018 года, те или иные трудности возникли в 234 из 1674 ситуаций, или в 14% случаев. Это означает, что в 86% проблем пока нет.

Много это или мало? Вопрос сложный, потому что сравнить «Пояс и Путь» пока не с чем: инициативы одной страны редко охватывают 80 стран. Но можно использовать данные международных банков, которые часто конкурируют с Китаем за право профинансировать проект. По подсчетам 2015 года, доля успешных проектов Азиатского банка развития составляла 64,9%. Доля успешных проектов группы Всемирного банка в Азии – 78,3%.

На таком фоне китайская инициатива сразу начинает казаться намного успешнее. Тем не менее очаровываться не нужно: «Пояс и Путь» был запущен в конце 2013 года, а по факту реализация началась только в 2015 году (если не считать тех проектов, которые были включены в него задним числом). В то время как Всемирный банк и Азиатский банк развития работают десятилетиями и уже собрали как солидный перечень успехов, так и собственное инвестиционное кладбище.

«Пояс и Путь» провел второй этап жизни в стадии чёса, когда на качество привлекаемых проектов особенно не смотрели. Это закономерно привело к большому объему мусорных с инвестиционной точки зрения проектов, которые в принципе не могли принести никакой пользы и достались Китаю без борьбы, так как все международные игроки от них отказались.

Долговая яма и суверенитет

Основная претензия, которую предъявляют к «Поясу и Пути» – он увеличивает риски дефолта в развивающихся странах с нестабильной экономикой. Об этом говорит, например, исследование вашингтонского Center for Global Development. Из 68 стран, активно вовлеченных в «Путь», они выделили сначала 23 страны с кредитным рейтингом ниже инвестиционного, а затем – восемь, находящихся в зоне наибольшего риска. Это Джибути, Киргизия, Лаос, Мальдивы, Монголия, Пакистан, Таджикистан и Черногория.

Во всех этих странах, как полагают исследователи, госдолг к концу 2018 года должен превысить 50% ВВП, если они получат от Китая кредитные деньги. При этом у Джибути, Монголии и Черногории он превысит 80%, а у Мальдив составит около 109%. Условия предоставления китайских кредитов варьируются от почти беспроцентных в некоторых проектах в Пакистане до коммерческих в Джибути. Учитывая, что возврат от инфраструктурных проектов обычно растягивается на десятилетия, до этого времени вполне возможен дефолт стран-заемщиков.

22 июля в Financial Times вышла статья, в которой неназванный пакистанский чиновник сообщил изданию, что страна уже осенью может обратиться к МВФ за кредитом, чтобы избежать дефолта. Пакистан – мировая витрина сотрудничества с Китаем, аналог Японии для послевоенных США. Исламабад фактически доверил Китаю свою промышленную политику и в рамках Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК) вызвался принять $62 млрд китайских инвестиций (21,8% ВВП страны), с тем чтобы транспортная, аграрная и промышленная система страны была сшита с китайской. Если в самом начале сотрудничества с Китаем (пока запущено проектов на $19 млрд из $62 млрд) страна объявит дефолт, то это станет страшным ударом по имиджу Пекина.

Классический пример того, как страна не смогла справиться с китайскими инвестициями, – это Шри-Ланка. В декабре 2017 года стране пришлось передать Китаю в пользование на 99 лет порт Хамбантота и прилегающую к нему территорию, чтобы уменьшить свои обязательства. Порт был построен на китайские кредиты в 2010 году и сразу же начал генерировать убытки: проект с самого начала был обречен, от него отказались все международные кредиторы и Индия, традиционный союзник и инвестор.

Когда взявший у Китая кредит на строительство порта президент Махинда Раджпакса проиграл выборы в 2015 году, новое правительство обнаружило, что доходов страны не хватает даже на выплату процентов по кредиту, не говоря уже об уменьшении его тела. В попытке уменьшить обязательства порт передали тем, кто его строил. Долг Шри-Ланки тем не менее продолжает расти: в 2018 году, по прогнозам Всемирного банка, он составит 77% ВВП, и на его оплату уйдет 14,1% ВВП.

На всех парах в том же направлении катятся Мальдивы. До 2012 года архипелаг был в индийской сфере влияния, у Китая там даже не было посольства. В 2013 году президентские выборы выиграл Абдулла Ямин и резко изменил курс страны. Он подписал с Китаем три большие сделки: на реконструкцию аэропорта ($800 млн), строительство возле него Китайско-Мальдивского моста дружбы ($224,2 млн, 57,5% – грант правительства КНР; 36,1% – кредит правительства КНР; 6,4% – собственные мальдивские средства), а также на постройку порта (цена неизвестна). Все это повысило долговую нагрузку крошечной нации до 60% ВВП и сделало Китай основным держателем ее долгов.

Бывший президент Мальдив Мохаммед Нашид, возглавивший оппозицию, заявил, что в случае прихода к власти он пересмотрит условия сделки с Китаем, так как страна выплатить кредит не способна. «Ни один из этих проектов не был отобран в ходе тендера, – заявил он. – Мы не знаем общую сумму, мы не знаем их условий, кому они выделены и что за них должно государство» .

Китай действительно обычно старается выделять деньги на коммерческих условиях и с расчетом на возврат, поэтому некорректно сравнивать «Пояс и Путь» с послевоенным «планом Маршалла» США. Негласной платой Вашингтону в конце 1940-х годов было изгнание из правительств Западной Европы коммунистов и создание прочного блока союзников в борьбе с СССР. Китай в 2010-х хочет получить вложенные деньги обратно с процентами, а также по возможности закрепить страну в орбите своего влияния.

Ставка, под которую Китай готов давать деньги на проекты, в большинстве случаев засекречена. В проектах, условия которых известны (железная дорога Джакарта – Бандунг в Индонезии, шоссе Белград – Бар в Восточной Европе, железная дорога в Малайзии и так далее), она чаще всего колеблется в диапазоне 2–3,5% при 20–45-летнем сроке выплат и 5–10-летнем периоде до начала начисления процентов.

Это довольно много, тот же Азиатский банк развития дает кредиты на инфраструктуру по ставке в среднем от 0,5% до 1,5% годовых. Но тут нужно учесть, что и требования к заемщику у него куда выше: от страны требуют строгой финансовой дисциплины и открытости, что под силу далеко не всем развивающимся государствам. Все происходит так же, как и на национальном уровне: чем выше риск, тем выше премия за него, так что китайские банки здесь работают в стандартной рыночной логике, в которой им западные наблюдатели часто отказывают. При этом, как и в случае с частными предприятиями, у стран есть риск банкротства по международным обязательствам.

Возникает вопрос, если страна не сможет платить по счетам, как ответит Пекин? Не потребует ли расстаться со своим суверенитетом?

Ответ на этот вопрос зависит от нескольких факторов, основные из которых – глубина трудностей, в которых оказался заемщик, наличие у Пекина территориальных претензий к стране и в целом ее место в планах Пекина. В зависимости от этого ответ может быть очень разным.

Во-первых, Китай может просто списать долг, если видит, что страна все равно не в состоянии его отдать в обозримой перспективе и его наличие ухудшает с ней отношения. Так произошло, к примеру, с Зимбабве, Мозамбиком, Йеменом и некоторыми другими странами.

Впрочем, в основном это случается, когда речь идет о небольших и периферийных для китайских интересов государствах. Зачастую документы о списании долгов подписываются одновременно с документами о принятии нового долга, который по объему оказывается куда больше списанного. Например, в октябре 2017 года Китай согласился списать Мозамбику $36 млн и тут же подписал контракт на строительство на китайский кредит аэропорта стоимостью $60 млн.

Другой вариант – реструктуризация долга. Здесь примеров совсем немного: пока самый крупный и известный из них – реструктуризация долга Венесуэлы, которая может быть отнесена к «Поясу и Пути» лишь условно, а детали реструктуризации до сих пор обсуждаются.

Намного чаще Пекин использует обмен долговых обязательств на нефинансовые активы или политические уступки, что и позволяет многим аналитикам называть «Пояс и Путь» «долговой ловушкой». Типичный пример здесь – судьба упоминавшегося порта Хамбантота, который Шри-Ланка вынуждена была отдать Пекину, чтобы снизить долг объемом $3 млрд на $1,1 млрд.

Политическая нагрузка

Вторая важная проблема, связанная с некоторыми проектами «Пояса и Пути», – явное наличие политической нагрузки в соглашениях, что делает их куда менее стабильными. Китай зачастую делает ставку на вполне определенных лидеров, оказывая им политические и экономические услуги в обмен на заключение сомнительных с точки зрения национальных интересов контрактов. Эти соглашения обычно сразу же засекречиваются и становятся достоянием публики, только когда прокитайский лидер уходит и на его место приходит кто-то менее прокитайский. Как результат, новое правительство часто замораживает китайские проекты, что сказывается на двусторонних отношениях не лучшим образом.

Немало исследователей полагают, что Пекин просто подкупает некоторых лидеров, после чего заставляет их в кратчайшие сроки набрать максимум долговых обязательств, чтобы ситуация стала необратимой. Ставший достоянием гласности пример – уже упоминавшаяся история на Шри-Ланке, где, как выяснила The New York Times, представители КНР прямо финансировали избирательную кампанию того самого Махиндры Раджпаксы, который набрал у китайцев неподъемных долгов.

Схожая ситуация и в Малайзии. Недавно вернувшийся к власти после пятнадцатилетнего перерыва Махатхир отменил три крупнейших проекта с китайским финансированием, которые были начаты предыдущей администрацией Наджиба Разака. Заморожено строительство Железнодорожной ветки Восточного побережья длинной 688 км (подрядчик – China Communication Construction Corporation) и двух газопроводов (China National Petroleum Corporation).

Проблемы две. Во-первых, по мнению новых властей, проекты могут быть связаны с масштабными хищениями в малайзийском фонде развития 1MDB, которые и стали причиной поражения предыдущего премьера на выборах. Фонд накопил долгов на $11 млрд, причем местонахождение $4,5 млрд обнаружить до сих пор не удалось. В конце июля этого года стало известно, что Разак предположительно финансировал дыры в балансе 1MDB из тех китайских кредитов, которые должны были идти на строительство железной дороги .

Во-вторых, как подсчитало Министерство финансов, фактическая цена проектов для Малайзии сильно отличается от их заявленной стоимости при подписании контракта. Изначально железная дорога обходилась Куала-Лумпуру в $13,6 млрд, но из-за разных дополнительных соглашений стоимость выросла до $16,5 млрд. Более того, если учесть все проценты, которые страна должна будет выплатить китайскому Exim Bank (85% финансирования проекта – его кредит), то сумма вырастает до $20 млрд. Без радикального уменьшения стоимости проекта он стране невыгоден и продолжаться не должен, подытожило министерство. Похожие выводы были сделаны и по поводу трубопроводов.

В излишней и немотивированной любви к Пекину обвиняют теперь и бывшее руководство Непала. В ноябре 2017 года новое правительство страны объявило о том, что отменяет заключенный с китайской компанией Gezhouba Water and Power Co. Ltd. контракт на $2,5 млрд на строительство гидроэлектростанции Будхи-Гандаки. Основной претензией непальцев было то, что предыдущее коммунистическое правительство утвердило проект без необходимых по закону тендерных процедур, просто передав его китайской компании.

Примечательно, что условия соглашений с Китаем в рамках «Пояса и Пути» засекречивают даже демократические правительства тех стран, которые находятся с Китаем в непростых отношениях. Австралийское правительство в начале августа отказалось обнародовать текст меморандума о взаимопонимании с КНР в рамках совместной работы по «Поясу и Пути». От Канберры этого требовали местные СМИ, ссылаясь на закон об открытости информации. Но власти заявили, что китайская сторона не давала согласия на обнародование информации и ее раскрытие «подорвет доверие» между странами. Как заметили в Fairfax Media, соседней Новой Зеландии конфиденциальность не помешала опубликовать полный текст аналогичного соглашения.

Некорректный анализ

Третья причина трудностей многих китайских проектов напрямую вытекает из их политической природы: они часто не очень хорошо просчитаны. Когда проект громко объявляют «флагманом дружбы и сотрудничества», обеим сторонам приходится игнорировать реальность, надеясь, что объективные ограничения получится преодолеть с помощью политической воли. В некоторых случаях это работает, в других – ведет к внезапной отмене запланированных сделок.

Хрестоматийный пример здесь – Индонезия, где серьезно задерживается строительство 142 км железнодорожной ветки Джакарта – Бандунг общей стоимостью $5,9 млрд. Контракт на ее строительство Китай перехватил у Японии в 2015 году. Совместная индонезийско-китайская компания Kereta Cepat Indonesia China должна была найти способ приобрести 550 гектаров земли, по которым предположительно пройдет железнодорожное полотно. Но после запуска проекта выяснилось, что индонезийские фермеры, бизнесмены и муниципалитеты не спешат продавать эти земли: их не устраивает предложенная цена и осложнения от того, что территорию разрежут железной дорогой.

Объявленная цена проекта уже выросла по сравнению с первоначальной на $800 млн, и президент Индонези Джоко Видодо хочет, чтобы Китай владел не 40%, а 90%-ной долей в новой дороге с соответствующим увеличением китайских затрат на строительство. В проект уже внесено огромное количество правок: изменена выходная точка железной дороги, скорость снижена с 350 км/ч до 250 км/ч, изменился маршрут, выросла стоимость земли, которую необходимо купить, понадобились дополнительные инженерные работы. Оказалось, что куда больше времени займет перекладка кабелей и водопроводных труб. Уже очевидно, что в 2019 году, как планировали, высокоскоростной поезд запущен не будет.

Другой пример – Мьянма. В декабре 2017 года первое за долгие годы демократическое правительство Мьянмы отменило контракт на строительство крупнейшего в стране нефтеперерабатывающего завода близ города Тавой стоимостью $2,6 млрд. Завод должна была строить компания Guangdong Zhenrong Energy Co., но, по словам представителей ее мьянманского партнера, компании Myanmar Economic Holdings Ltd, за два года после подписания соглашения китайцы так и не начали строительство. Причиной стали финансовые трудности Guangdong Zhenrong Energy, о чем власти Мьянмы сообщили изданию Myanmar Times. Китайская компания просто не рассчитала собственные возможности и не смогла приступить к реализации проекта.

Неверные расчеты обеих сторон серьезно осложнили строительство скоростной магистрали Будапешт – Белград. Идеолог этого начинания премьер-министр Венгрии Виктор Орбан предполагал отдать контракт китайской стороне без тендера, просто в знак укрепления отношений и чтобы позлить руководство ЕС. Сооружение ветки общей стоимостью $2,89 млрд при помощи китайских подрядчиков должно было начаться в 2014 году, но Еврокомиссия открыла разбирательство против Будапешта за то, что тот проигнорировал тендерное законодательство ЕС и отдал заказ без конкурса Пекину.

В октябре 2017 года Венгрию все же вынудили отменить сделку и открыть тендер, окончание которого намечено на сентябрь 2018 года. По первоначальному плану строительство ветки должно было быть завершено в 2017 году, но теперь намечено на 2023 год. Здесь расчеты китайских властей получить крупный престижный подряд в Европе натолкнулись на институциональные ограничения, которые, по всей видимости, в первоначальной версии не были приняты в расчет.

Проблемы с местными

В некоторых странах проекты «Пояса и Пути» сталкиваются с трудностями из-за негативного отношения к ним местного населения. Причина опять же в непрозрачности условий сделок, которая рождает чувство отчужденности у населения, не видящего в инфраструктурных мегапроектах пользы для себя. Особенно эта проблема актуальна в расколотых обществах, где противостояние между властью и населением или этническими или религиозными общинами превращает любой вопрос в острополитический.

Больше всего проблем такого рода «Пояс и Путь» испытывают в Пакистане. Пакистанское руководство почти полностью состоит из выходцев из штата Пенджаб, а значительная часть объектов находится в штатах Синд и Белуджистан, включая флагманский проект Китайско-пакистанского экономического коридора – порт Гвадар.

По федеральному законодательству Пакистана доход от объектов инфраструктуры идет непосредственно в центральный бюджет. Это вызывает понятный гнев у синдов и белуджей: они полагают, что пенджабцы в сговоре с китайцами просто собираются в очередной раз разграбить их родные провинции, богатые ресурсами.

К примеру, сепаратистская группировка провинции Синд «Джай Синд Мутахида Махаз» выступает резко против КПЭК и полагает, что он задуман для уничтожения синдов, проживающих в провинции. Они заявили, что будут атаковать всех, кто связан с проектом, включая китайцев. Фронт освобождения Белуджистана и другие группировки, действующие в этом штате, придерживаются такой же позиции: называют КПЭК «новой Ост-Индской компанией» и обещают сделать китайцев целью своих атак.

Вооруженные группировки синдов и белуджей насчитывают десятки тысяч человек и по идее могли бы серьезно осложнить строительство китайских объектов. В целом насилие пока удается сдержать в приемлемых рамках, хотя отдельные эксцессы случаются. Первое серьезное происшествие было в октябре 2017 года, когда в корпус, где проживали китайские строители порта Гвадар, прилетела граната. В тот же день атаке подверглись две другие группы рабочих того же проекта, уже пакистанцев. Всего было ранено 26 китайских и 19 пакистанских граждан, один пакистанец погиб. С 2014 года по октябрь 2017 года сепаратистами было убито 50 граждан Пакистана, работавших на строительстве КПЭК.

Пятого февраля 2018 года в Карачи убили выстрелом в голову главного странового управляющего китайского транспортного гиганта Cosco Shipping Lines Co. Чэнь Чжу. Ответственность за его смерть никто официально не взял, но, скорее всего, это убийство тоже связано с недовольством китайским присутствием в стране, а не криминалом: убитый не был ограблен.

Наконец, 11 августа 2018 года в округе Чагай Белуджистана подорвавшийся смертник ранил шесть человек, включая трех китайских инженеров. Ответственность на себя взяла одна из группировок, Армия освобождения Белуджистана.

В других странах такой острой реакции пока не наблюдается, но мирные протесты против строительства объектов «Пояса и Пути» были в Мьянме и Индонезии, а также во Вьетнаме и многих странах Африки.

Итоги

Демарш Махатхира должен заставить Китай пересмотреть свое отношение к проектам «Пояса и Пути». Не все государства можно согнуть в бараний рог, как это произошло со Шри-Ланкой. Пекин очевидно не готов к военной интервенции для защиты своих вложений за рубежом, поэтому ему придется учиться договариваться, принимая во внимание не только личность конкретного лидера, но и общий контекст страны.

Из описанных проблем вытекает еще несколько практических выводов.

Во-первых, значительные трудности возникают в основном в небольших и финансово нестабильных государствах, которые выбирают не между китайским и западным финансированием, а между «нарастить суверенный долг или не иметь инфраструктуру». К сожалению, небольшим государствам в любом случае непросто найти деньги: критикующие «Пояс и Путь» США, Япония и Индия не спешат выдавать Мальдивам, Шри-Ланке или Киргизии кредиты по ставке лучше китайской.

За развитие нужно платить, и если платой за строительство инфраструктуры становится размещение китайской военной базы или безоговорочная поддержка Китая в ООН, это может быть вполне разумной стратегией. Суверенитет – такой же ресурс, как и любой другой, и им вполне можно торговать.

Во-вторых, Китай по факту заинтересован в открытой публикации условий заключенных контрактов. Прозрачность автоматически перекладывает часть ответственности за «кабальный договор» с Пекина на правительство принимающей стороны, публично согласившееся на такие условия. Они в большинстве случаев хуже условий, скажем, Азиатского банка развития, но зато Китай на этапе выдачи кредита не требует контроля за экономической политикой других государств, а это стоит денег.

Наконец, Китаю необходимо учиться работать со сложными многосоставными обществами, будь то демократии или просто полиэтнические страны со множеством внутренних противоречий. Договор с центральным правительством в таких обществах не означает абсолютных гарантий выполнения контракта, потому что правительство может смениться или оказаться не самым сильным игроком в государстве.

Китай. Малайзия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > carnegie.ru, 29 августа 2018 > № 2721570 Михаил Коростиков


Китай. СФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 29 августа 2018 > № 2717507

Итоги работы резидентов Российско-Китайского молодежного бизнес-инкубатора в провинции Гуйчжоу.

Завершилась программа Российско-Китайского молодежного бизнес-инкубатора в провинции Гуйчжоу. Российские резиденты встретились с представителями предпринимательского сообщества Китая, посетили лучшие предприятия, заводы, фабрики, молодежные инкубаторы и центры развития предпринимательства.

Участие в образовательной программе принял руководитель интернет-агентства «Альянс+», являющегося действительным членом Алтайской ТПП с 2016 г., Виталий Лажинцев:

«Участие в таких проектах требует серьезного обучения, и при этом позволяет вывести бизнес на качественно новый уровень, получить уникальные конкурентные преимущества. Теперь с государственной поддержкой самого высокого уровня наша компания предлагает услуги по продвижению российских предприятий на интернет-рынок Китая».

Резиденты бизнес-инкубатора посетили города исторического значения, погрузились в историю Китая, прикоснулись к его традициям, ощутили темп развития компьютерных технологий, оценили перспективы развития робототехники и программ «Умный город» корпорации «Тяньюэ».

Программа посещения центра Big Data позволила выстроить сотрудничество в области интернет-технологий и интернет-маркетинга. Визит в маленький город Синъи запомнился посещением заводов по переработке отходов энергопроизводств, производству отделочных материалов и солнечной энергии.

Неизгладимое впечатление оставил визит в Гуйчжоускую индустриальную корпорацию «Фанъи» по производству сельскохозяйственных культур, которые не выращиваются и не экспортируются в Россию. Корпорация «Фанъи» готова поставлять продукты, произведенные из иовлевых слез, в Россию.

25 августа в г. Гуйяне в отделении комсомольской организации состоялось торжественное закрытие Российско-Китайского молодежного бизнес-инкубатора. На торжественном закрытии присутствовали высшие гости – Господин Ма Синминь, начальник Китайского международного центра молодежных обменов, Господин Цзя Тесун, помощник начальника Китайского международного центра молодежных обменов. Все резиденты из Китая, посетившие Барнаул, приняли участие в мероприятии. Каждый из них выразил огромное желание продолжить сотрудничество с российскими резидентами.

В рамках торжественного закрытия состоялось подписание меморандума о взаимодействии предпринимателей Алтайского края и провинции Гуйчжоу. Подписантами стали руководитель бизнес-инкубатора в Алтайском крае Екатерина Четошникова и председатель наблюдательного совета Молодежной торговой палаты провинции Гуйчжоу Господин Дай Цзюнь. Меморандум стал основой развития бизнеса двух стран в области туризма, образования, IT-технологий, строительства и дизайна, медицины, косметологии, спорта и сельского хозяйства. Алтайские резиденты Российско-Китайского молодежного бизнес-инкубатора заключили восемь индивидуальных соглашений, которые стали первым шагом на пути развития совместного бизнеса предпринимателей двух стран.

Подводя итоги работы Российско-Китайского молодежного бизнес-инкубатора, можно отметить, что данный проект стал надежным основанием для развития партнерских отношений между молодыми предпринимателями двух стран.

«Благодаря слаженной работе Российского Союза Молодежи и Всекитайской Федерации Молодежи при поддержке Росмолодежи и Алтайского государственного педагогического университета, работа инкубаторов в Барнауле и Гуйяне показала высокий уровень готовности предпринимателей двух стран сотрудничать и развивать совместные проекты, а также бережно хранить историю и культуру наших стран», – отметила руководитель Российско-Китайского молодежного бизнес-инкубатора в Алтайском крае Екатерина Четошникова.

Проект стал победителем Всероссийского конкурса молодежных проектов среди образовательных организаций высшего образования, организованного Росмолодежью.

По материалам сайта

Алтайского государственного педагогического университета

Алтайская ТПП

Китай. СФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 29 августа 2018 > № 2717507


Китай. СФО > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 28 августа 2018 > № 2717501 Рафаэль Шагеев

Интервью об итогах делового визита руководства Центрально-Сибирской ТПП на о. Хайнань.

С 16 по 24 августа делегация Центрально-Сибирской ТПП пребывала с деловым визитом на острове Хайнань (КНР). Во главе с президентом Союза «ЦС ТПП» Рафаэль Шагеева состоялось посещение нескольких экономически значимых объектах и проведены многочисленные встречи с представителями административных кругов и бизнес-сообщества провинции.

Президент региональной палаты Рафаэль Шагеев рассказывает о своих впечатлениях и результатах поездки.

- Все свое впечатление о Хайнане я могу охарактеризовать одним словом – «шок». Масштабы всех реализуемых нашими китайскими коллегами проектов поражают даже такого искушенного делового туриста как я. Например, посетили мы IT-парк «Hainan Resort Software Community». Его площадь – 100 квадратных километров. И это лишь одна шестая или седьмая часть того, что запланировано. Более 120 корпусов вмещают в себя всевозможные лаборатории, исследовательские центры. Это настоящая основа для программного комплекса, обеспечивающего развитие всей страны во всех технологических нишах. На Хайнане строится крупнейший в мире IT-парк, равных которому в мире не будет. В этом плане нам есть чему у них поучиться.

- Изначально Вас пригласили на Хайнань для работы в рамках «Международной детской арт-недели моды в Санья-2018». Что Вы хотели бы сказать об этом мероприятии?

- Детская арт-неделя моды – это, несомненно, лишь вершина айсберга. Такие события грамотно используются коллегами из провинции Хайнань. Такие мероприятия развивают сразу несколько отраслей экономики провинции: и туризм, и легкую промышленность – производство одежды, и торговлю. И нам стоит взять на заметку такой подход – касаемо КЭФа, Азиатско-тихоокеанского фестиваля и, разумеется, Универсиады. Во всяком случае, наши китайские коллеги уже проявили большой интерес к этим событиям и заявили о своей готовности посетить их.

Возвращаясь к вопросу о неделе моды, важно отметить, что в этом году в ней приняли участие дети из 8 стран мира: Китая, России, Беларуси, Украины, Казахстана, Филиппин, США и Великобритании. Представьте только – 1000 детей представили свои наряды жюри на отборочных турах. Это впечатляющий размах.

- И все-таки, большую часть Вашей поездки заняли другие деловые мероприятия…

- Да. За 9 дней и 7 раз презентовали Красноярский край бизнесменам и чиновникам. Причем видеоролик о нашем регионе на каждой из презентаций смотрели по 2 раза. Это нас очень удивило. К сожалению, несмотря на большой интерес китайских коллег к нашим возможностям, информации о нас у них не так уж и много. Поэтому появилась идея провести в 2019 году Инвестиционный форум на Хайнане, где примут участие предприниматели России и Китая. Остров – идеальное место для организации такого мероприятия, поскольку там сосредоточено недвижимое имущество многих активных в инвестиционном плане жителей КНР и других стран, а также имеется подходящий конгрессный центр мирового уровня – в городке Боао (Цюнхай). Предварительная договоренность с представителями Китая об организации форума уже есть.

- Какие еще потенциальные проекты Вы можете отметить как результат поездки на Хайнань?

- Мы провели очень продуктивные переговоры с представителями авиакомпании «Хайнаньские авиалинии» – директором по Хайнаньскому району Ай Чжу-вэем и заместителем директора офиса по Хайкоу Лу Цзин-фэном, – о развитии авиасообщения между нашими регионами. Но об этом пока рано подробно говорить, наши инициативы еще в стадии обсуждения, в том числе с руководством аэропорта «Красноярск».

Продолжая тему развития транспортной инфраструктуры и экономического сотрудничества, стоит отметить и новый виток в истории развития особой экономической зоны при красноярском аэропорте.

В свою очередь, у красноярских производителей также появились новые перспективы выхода на китайский рынок. Будучи на Хайнане, мы посетили консигнационную свободную экономическую зону в Хайкоу и провели переговоры с ее руководителем Хань Бинем.

Продукции Красноярского края на острове почти нет, а интерес к нашим экологически чистым продуктам питания и к строительным материалам – есть. Поэтому сейчас мы обсуждаем возможности открытия точки присутствия Красноярского торгового дома в СЭЗ г. Хайкоу. В перспективе эта территория станет перевалочной базой для выхода на материковый Китай. Предпосылкой к этому служит проект развития портов Хайнаня, предрекающий ей статус одного из крупнейших транспортных узлов Юго-Восточной Азии.

Важный нюанс: СЭЗ Хайкоу предоставляет возможность поставки продукции с оплатой налогов и пошлин по факту реализации.

- Хорошим подспорьем в этом наверняка станет сотрудничество с Международной Китайской торговой палатой в г. Санья?

- Да, действительно. С ее президентом Го Цзинмином мы подписали Меморандум о взаимопонимании о сотрудничестве. Этот документ закрепил побратимские отношения наших палат и намерения сотрудничать в развитии торгово-экономических отношений наших городов и регионов.

К слову, в ходе многочисленных встреч с административными кругами провинции и городов Санья, Хайкоу, Цюнхай и Цюнчжун мы договорились организовать бизнес-миссию предпринимателей Красноярского края на Хайнань. Сложно говорить о конкретных сроках, поскольку и нам и нашим китайским коллегам нужно оценить масштабы мероприятия и, следовательно, сроки подготовки к нему. Вероятнее всего, выезд состоится в июле 2019 года. Из наиболее перспективных направлений сотрудничества нашего бизнеса с предпринимателями острова Хайнань, повторюсь, – поставка экологически чистых продуктов и стройматериалов, взаимный туризм и привлечение китайских инвестиций в АПК Красноярского края.

- Также Вы побывали на двух медицинских объектах – в пилотном кластере международного медицинского туризма «Лэчен» в Боао и в санатории «Источник здоровья» в Санья…

- Да. С последним мы еще подписали соглашение о сотрудничестве и обсудили возможности предоставления преференций для представителей российской системы ТПП. Подробности об этом будут позже.

- И, наконец, еще одна тема – обмен студентами с провинцией Хайнань.

- Действительно, мы обсуждали такую инициативу. На фоне установившихся теплых отношений между лидерами наших государств, расширяются возможности взаимного обмена студентами и школьниками для прохождения обучения и практики. Эту тему мы обсуждали и с административными кругами, и с президентом футбольного клуба «Цюнчжун» Сяо Шанем. Среди перспективных направлений – спорт, переводческая деятельность, туризм, информационные технологии и многое другое.

- В завершение: есть решение посетить Хайнань с бизнес-миссией, а есть ли подобная договоренность о посещении Красноярского края бизнесменами КНР?

- Безусловно. После наших презентаций представители профильных комитетов городов Санья, Цюнхай и Цюнчжун выразили готовность посетить КЭФ, Универсиаду и Азиатско-Тихоокеанский фестиваль, а также проявили интерес к системному взаимодействию с Правительством Красноярского края и Администрацией города Красноярска в целях системного развития сотрудничества. Центрально-сибирская ТПП в очередной раз выступила мостом, соединившим регионы Китая и России. И наша задача – претворить все вышеназванные инициативы в жизнь, а также строить и реализовывать новые, более амбициозные планы совместно с коллегами из Китая.

Центрально-Сибирская торгово-промышленная палата благодарит за содействие в организации встреч и проявленный интерес к визиту руководства Союза "ЦС ТПП":

- официальных представителей Союза "ЦС ТПП" в КНР Юлию Алексеевну Максимову и Максима Александровича Максимова,

- вице-мэра города Цюнхай Пань Яньхуна,

- начальника Канцелярии по иностранным делам г. Цюнхай Чжао Лихун и ее заместителя Чжан Хунина,

- заместителя начальника Комитета по туризму г. Цюнхай Чжан Юйя,

- директора русского отдела международного кластера "И-Лин" Лю Цзясэня,

- начальника Отдела приемов Боаоского "Супер-госпиталя" Чжао Цзяоцзяо,

- руководство управления Боаоским Азиатским форумом;

- директора Комитета по туризму г. Санья Тан Сысяня,

- директора Центра по международному культурному сотрудничеству г. Санья Цзян Дунцюня и его заместителя Ли Вэй Хуна,

- начальника Отдела международных связей Канцелярии по иностранным делам г. Санья Вэнь Цзина,

- заместителя председателя Комитета по развитию туризма провинции Хайнань Чжоу Пина и его коллег: начальника международного отдела Ван Кэ, ведущего специалиста по России Ли Кэчжи, специалиста Ли Яньцзюна,

- директора компании "Хайнаньские авиалинии" по Хайнаньскому району Ай Чжу-вэя и заместителя директора офиса по Хайкоу Лу Цзин-фэна,

- руководителя консигнационной свободной экономической зоны в Хайкоу Хань Биня,

- президента Китайской международной торговой палаты в г. Санья Го Цзинмин,

- вице-мэра г. Цюнчжун, председателя Комитета по Туризму и культуре, спорту и СМИ Пань Юна и его заместителя Чжун Юн-хуаня,

- начальника Бюро по привлечению инвестиций г. Цюнчжун Чжэн Юн-цзюня,

- начальника Канцелярии по иностранным делам г. Цюнчжун Чэнь Шао-фу,

- президента футбольного клуба "Цюнчжун" Сяо Шанья,

- генерального директора «SEMPROGROUP HAINAN» Константина Радюка.

Пресс-служба Союза «ЦС ТПП»

Китай. СФО > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 28 августа 2018 > № 2717501 Рафаэль Шагеев


Китай > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 28 августа 2018 > № 2716486

Ли На Лэнд: как бывшая китайская теннисистка зарабатывает больше Шараповой

Софья Капалина

Внештатный автор Forbes и Forbes Life

Ли На завершила карьеру в 2014-м, но остается рекламной иконой у себя на родине

В середине августа Forbes опубликовал ежегодный рейтинг самых высокооплачиваемых спортсменок мира. Его лидером третий раз подряд стала американская теннисистка Серена Уильямс. Мария Шарапова, возглавлявшая список до Серены на протяжении 11 лет, вернулась в топ-10 спустя год отсутствия: допинговый скандал негативно отразился на финансах российской теннисистки. В 2018-м Шарапова заняла пятую строчку рейтинга, заработав за год с июня 2017-го $10,5 млн — почти в два раза больше, чем за предыдущий отчетный период. Мария постепенно возвращает себе статус любимицы брендов, но пока ее доходы не дотягивают и до половины того, что спортсменка получала от спонсоров до дисквалификации. И если бы рейтинг учитывал не только действующих спортсменок, Шарапова уступила бы и бывшей китайской теннисистке Ли На. Она завершила карьеру в 2014-м, но по-прежнему зарабатывает около $20 млн в год. Forbes объясняет, как ей это удается.

Ли На никогда не мечтала стать спортсменкой, этот выбор сделали за нее родители. «Они согласились, что я должна играть в теннис, но никто не побеспокоился о том, чтобы спросить об этом меня», — вспоминала теннисистка в интервью The New York Times в 2013-м.

По теннисным меркам Ли На начала заниматься поздновато — в 8 лет. Поначалу отец хотел, чтобы она пошла по его стопам и стала звездой популярнейшего в Китае спорта — бадминтона. На смене вида спорта настаивал один из тренеров: у девочки были слишком широкие плечи и недостаточно гибкие запястья для бадминтона, зато эти недостатки в теннисе превращались в преимущество. Свой первый профессиональный матч Ли На сыграла в июне 1999-го в китайском Шэньчжэне, когда ей было 17. Последний — в 2014-м на Уимблдоне.

За 15 лет карьеры она выиграла девять топовых турниров, в том числе два из серии Большого шлема (2011, 2014), добралась до второй строчки мирового рейтинга (февраль 2014-го) и заработала $16,7 млн призовых. И всего этого она добилась первой из Китая. Статус одной из самых популярных спортсменок в стране с населением больше миллиарда человек не мог остаться незамеченным брендами.

Для многих компаний Ли На стала золотым ключиком к успеху на китайском рынке. В женском теннисе только фееричная Серена Уильямс и красотка Мария Шарапова заключали более крупные рекламные контракты. В 2011 году китаянка впервые выиграла турнира Большого шлема, став чемпионкой «Ролан Гаррос», и получила сразу семь предложений на общую сумму около $50 млн.

Ее спонсорское портфолио стало похоже на элитный супермаркет. Часы — Rolex, минеральная вода — Kunlun Mountain, молочная продукция — Yili Group, тейпы — Spider Tech, электроника — Samsung, автомобили — Mercedes-Benz, страховые услуги — Taikang Life. В 2014 году, после победы на Australian Open, Ли На впервые попала в список Forbes 100 самых высокооплачиваемых знаменитостей с годовым доходом $24 млн (85-е место). И лишь 23% этой суммы ($5,6 млн) китаянка заработала на корте, остальное добавили партнерские бренды. Столь эффективная конвертация спортивных результатов в рекламные контракты — во многом заслуга Макса Айзенбада из маркетинговой компании IMG, который стал агентом теннисистки в 2009 году (он же работает и с Шараповой). Еще в середине нулевых Ли На рискнула отказаться от поддержки китайской Федерации тенниса и уехала тренироваться в Штаты. И не ошиблась.

Не прогадал и Айзенбад, подписывая соглашение с 27-летней теннисисткой со скромным резюме (два титула турниров WTA), мужем-тренером и репутацией мятежницы. Если в 2010 году ее финал на Australian Open (проигранный) в Китае смотрели 19 млн человек, то успешный полуфинал «Ролан Гаррос» в 2011-м — уже 116 млн. А в 2014 году в китайском аналоге твиттера Weibo у Ли На имела 23 млн подписчиков. Ее популярность в родной стране была так велика, что сделала популярным вид спорта — за время карьеры Ли На число играющих в теннис китайцев выросло в 15 раз, с 1 млн до 15 млн человек (для сравнения: в США постоянных игроков в теннис — 10 млн).

В 2014-м обострившаяся травма колена заставила 32-летнюю спортсменку оставить профессиональный тур. Но, кажется, ее имидж от этого только выиграл. Ли На стала больше времени проводить на родине, родила двоих детей и взялась за бизнес-образование. Еще в 2002 году спортсменка ставила карьеру на паузу ради учебы в университете (степень бакалавра по журналистике она получила в 2009-м), а сейчас заканчивает МВА в Пекине. Кроме того, Ли На активно участвует в социальной жизни страны. Так, в 2016-м она стала лицом турнира Wuhan Open в своем родном городе.

Даже после завершения карьеры Ли На остается любимицей китайцев. СМИ называют ее «матерью китайского тенниса», а молодежь «старшая сестра На» восхищает тем, что не побоялась бросить вызов системе и добилась успеха. Спортсменка, активистка, красавица, прекрасная жена и мама, Ли На — идеальная ролевая модель для любого сегмента аудитории. Бренды это понимают, причем как местные, так и глобальные. Например, Nike еще в 2009-м предложил спортсменке эксклюзивные условия, разрешив разместить на форме логотипы двух личных спонсоров. Taikang Life Insurance Co. платили за это китайской теннисистке $2,5 млн в год, а контракт с Mercedes-Benz предусматривал ежегодный гонорар, по данным разных источников, от $1,5 млн до $2,5 млн. Обе компании по-прежнему в числе партнеров Ли На.

Nike сотрудничает с теннисисткой до сих пор: эксклюзивная женская коллекция для китайского рынка появилась в продаже весной 2017 года. Контракт с Rolex тоже продолжается. Как и давнее партнерство с экипировщиком Babolat — скоро состоится премьера именной модели ракетки Ли На.

Американский производитель мороженого Haagen Dazs выбрал Ли На лицом своей кампании, когда в начале 2010-х решил выйти китайский рынок. Этот контракт приносил спортсменке более $1 млн ежегодно. В 2013 году многомиллионное двухлетнее соглашение с теннисисткой заключил австралийский оператор казино Crown Resorts Limited — так компания осваивалась в Азии. В 2015-м Ли На стала амбассадором производителя пищевых добавок Blackmores и заключила контракт с китайской ресторанной сетью Element Fresh, которая с тех пор регулярно обновляет посвященное спортсменке меню.

На пике карьеры Ли На зарабатывала на рекламных контрактах около $18 млн ежегодно. В 2016-м, по словам Макса Айзенбада, ее доход составил $20 млн. И, судя по всему, Ли На не собирается останавливаться на достигнутом.

Так, в планах на будущее строительство комплекса «Ли На Лэнд». В него войдет первая в Китае теннисная академия, а также отели, рестораны и спа-курорт. Основная сложность заключается в поиске подходящей партнерской школы, так как Ли На непременно хочет дать ученикам достойное общее образование.

Кроме того, продюсерский центр китаянки будет заниматься созданием реалити-шоу о жизни семьи Ли На. А уже в следующем году в прокат выйдет автобиографический фильм о спортсменке, созданный на основе ее мемуаров, опубликованных в 2014-м. К актрисе, выбранной на главную роль, Ли На относится с долей скептицизма: «Она много тренируется и уже набрала 15 кг, но все еще недостаточно сильна. Она не сможет показать мою мощь».

Китай > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 28 августа 2018 > № 2716486


Китай. СФО. ДФО > Леспром > carnegie.ru, 28 августа 2018 > № 2715871 Вита Спивак

Великая китайская вырубка. Что реально угрожает сибирскому лесу

Вита Спивак

Китайцы активно работают в лесной отрасли не только в России, и китайский бизнес ведет себя за рубежом совершенно по-разному: многое зависит от уровня контроля со стороны местных властей. Это очень хорошо видно на примере лесопроизводства

Один из главных российских страхов перед китайцами – это то, что они хотят вырубить весь наш сибирский лес. В последние несколько месяцев об этом написали практически все – начиная с блогеров-активистов и заканчивая крупнейшими таблоидами. В интернете эта тема обсуждается на повышенных тонах уже не первый год, жители Иркутской области и Красноярского края пишут многотысячные петиции против «захвата» китайцами сибирской тайги.

Например, они требуют ввести мораторий на вырубку и экспорт леса-кругляка из России в КНР на десять лет. Местные активисты утверждают, что после варварской вырубки не происходит новых посадок леса, на освоенных участках остаются щепки и ветки, что вызывает пожары, а российские власти на местах то ли не хотят, то ли вовсе не в силах противостоять «желтой угрозе» лесам Сибири.

Общественность возмущена и тем, что сибирский лес продается в Китай практически в необработанном виде за копейки, а китайский бизнес, по сути, выигрывает дважды, продавая потом продукты деревопереработки обратно в Россию.

Действительно, Китай – один из крупнейших поставщиков мебели на мировом рынке, а по мере роста уровня жизни там активно расширяется и внутренний рынок изделий из древесины. В итоге КНР постепенно превратилась в мирового лидера по импорту необработанного дерева: в 2017 году его объем составил $23,4 млрд, 16,6% мирового импорта. На втором месте – США с импортом $21,1 млрд, далее – Япония ($10,3 млрд). Круг поставщиков древесины в Китай постоянно расширяется, но далеко не все они бьют тревогу.

Российские поставки

По данным китайской статистики, Россия – лидер по поставкам леса в Китай. Сейчас на нее приходится 30% китайского импорта древесины и пиломатериалов, на втором месте – Новая Зеландия с долей 13,8%, далее – Канада и США (по 9,8%). Из Новой Зеландии традиционно везут в основном просто лес-кругляк, из Северной Америки – продукты переработки (целлюлозу, бумагу, древесную массу). А вот структура древесного экспорта из России в Китай интересным образом изменилась за последние 10 лет, в том числе благодаря ограничениям на экспорт леса-кругляка, за которые так ратуют активисты.

В 2007 году российское правительство ввело новые тарифы на экспорт необработанной древесины из России: они выросли с 6,5% до 20%, а годом позднее увеличились еще раз – до 25%. В некоторых случаях пошлины на необработанный лес теперь достигают 80%. Рост таможенных сборов, по замыслу российских властей, должен был подтолкнуть поток инвестиций (в первую очередь иностранных) в отечественную деревообрабатывающую промышленность. Также законодатели, разумеется, думали и о пополнении бюджета: пошлины на товарную группу «лесоматериалы необработанные» в зависимости от сорта дерева теперь в большинстве случаев составляют 15 евро за кубометр (но могут доходить и до 100 евро за кубометр).

Увеличение тарифов отразилось на торговле с Китаем уже тогда, хотя 10 лет назад китайскую угрозу российскому лесу не рассматривали как самую страшную (больше переживали за поставки в скандинавские страны). Из-за новых правил объем экспорта российской древесины в Китай после десятилетнего роста впервые стал падать в 2007 году: с $2,7 млрд до $1,9 млрд в 2009 году. Несмотря на снижение объемов поставок из России, общий объем китайского импорта дерева продолжил увеличиваться – российский лес быстро заместили поставки из Новой Зеландии.

Несмотря на новые пошлины, интерес китайского бизнеса к российской древесине не пропал. Леса в России много, да и везти недалеко. Среди российских регионов лидерами по поставкам леса в Китай являются именно граничащие с ним Сибирь и Дальний Восток (в 2016 году их доля в общем объеме лесозаготовок в РФ – 41%). Но после введения драконовских тарифов на лес-кругляк в экспорте России стали преобладать лесоматериалы, все же прошедшие минимальную обработку (сейчас их доля – 62%). В 2017 году на лес-кругляк приходилось всего 35% российских поставок дерева в Китай.

Этот сдвиг в структуре российского экспорта леса неслучаен. Пошлины на вывоз распиленной древесины из России существенно ниже – 10% (от 5 евро за кубометр). Этим и воспользовался китайский бизнес. Вместо того чтобы, как задумывали власти в РФ, инвестировать в глубокую обработку лесоматериалов северного соседа, китайские предприниматели поступили проще: они стали потихоньку перебираться в Россию и открывать собственные лесопилки.

Если в 2008 году в России было зарегистрировано 152 лесопромышленные компании с китайским участием, то сейчас их не менее 564. Чаще всего они не занимаются непосредственно вырубкой леса: они привозят свою технику и специалистов, а на низшие должности нанимают россиян. В итоге экспорт дерева из России в Китай продолжает набирать обороты, но дальше первичной обработки лесоматериалов дело не доходит.

Китайский инвестор и русский эколог

Высокопоставленные чиновники Китая и России тем не менее не теряют надежды совместно развивать деревообрабатывающую промышленность на более сложном уровне. Переговоры о проектах по глубокой обработке леса ведутся уже почти 15 лет, но не всегда приводят к реальным результатам. Один из самых заметных совместных проектов КНР и РФ в лесной индустрии – это Асиновский лесопромышленный парк в Томской области, созданный еще в 2004 году. С 2008 года этим проектом занимается корпорация «РосКитИнвест», принадлежащая Яньтайской зоне технико-экономического освоения и китайской компании AVIC Forestry.

В 2016 году Томские власти объявили, что привлекли в этот проект «нового» инвестора из КНР – Объединенную инвестиционную корпорацию провинции Хубэй, которая также оказалась держателем контрольного пакета акций AVIC Forestry. Объем инвестиций в проект Асиновского ЛПК, как говорится на сайте парка (который, к слову, до сих пор не перевели на китайский язык), превышает 30 млрд рублей, а объем перерабатываемой древесины достигнет в перспективе 4,5 млн кубометров. Некоторые мощности ЛПК уже запущены, а полноценно проект заработает к 2022 году.

Другие российско-китайские проекты в лесопромышленности пока остаются на стадии переговоров или подготовки к строительству: это лесохимический комплекс в Енисейском районе стоимостью $2 млрд, Амурский целлюлозный завод (обещанный объем инвестиций – $1 млрд), а также совместная лесная биржа РФ и КНР. Еще один проект в Томской области, Белоярский лесопромышленный комплекс, обсуждается с 2015 года. Китайские инвесторы из Xinjiang Zhongtai Group и AVIC Forestry (той же, что финансирует Асиновский ЛПК) говорили о желании поскорее начать строительство ЛПК и собирались вложить туда до 50 млрд рублей, но с 2015 года новостей о проекте нет.

А вот будущее почти завершенного Амазарского лесопромышленного комплекса, который строится в Забайкальском крае при стопроцентном участии китайских инвесторов, сейчас под вопросом из-за экологических проблем. Проект начали еще в 2005 году при поддержке правительства Читинской области, а в декабре 2017 года даже включили в приоритетную программу развития приграничных территорий Забайкальского края.

Но на завершающем этапе строительства выяснилось, что ЛПК создает серьезную угрозу для экологии региона: необходимого количества леса для переработки в регионе просто нет (объемы лесозаготовки проекта по плану достигнут 2 млн кубометров в год), а плотина на реке Амазар, построенная для обеспечения работы комплекса, перекрывает миграционные пути рыбы и нарушает жизнедеятельность водоема. Экологи стали протестовать еще в 2013 году, а спустя пять лет, во многом из-за поднявшейся шумихи, китайские инвесторы окончательно вышли из проекта, успев вложить в него $360 млн.

Китайская грамота в лесном хозяйстве

Защитники сибирских лесов объясняют интерес китайского бизнеса тем, что в самом Китае вырубка леса запрещена законодательно из-за экологических проблем. Мол, китайцы довели свои леса до полного истощения и теперь принялись за богатства России. Однако это не совсем верно.

Действительно, экстенсивная и масштабная индустриализация в Китае в последние 30–40 лет привела к тому, что многие регионы оказались на грани экологической катастрофы, а возрождение природы буквально из пепла и создание «зеленой цивилизации» – приоритет для социально-экономической политики Пекина в последние годы. Но полного запрета на вырубку лесов в Китае не существует: власти вводят серьезные ограничения на лесозаготовку (даже в зоне искусственных лесопосадок), но при наличии лицензии делать это все-таки можно.

Ограничения меняются в зависимости от региона, особенно жесткие они для естественных лесов. В некоторых местах (например, вокруг крупнейших мегаполисов – Пекина, Шанхая и Тяньцзиня, а также в заповедных территориях Тибета) вырубка природного леса практически полностью запрещена. Больше всего леса можно вырубать в Гуанси-Чжуанском АО. Это один из наименее экономически развитых регионов Китая, которого слабо коснулась индустриализация.

До 2020 года китайские власти разрешают заготовить до 5,08 млрд кубометров леса по всей стране, причем коммерческой вырубке подлежат исключительно искусственные лесопосадки (2,8 млрд кубометров). То есть сейчас китайские власти разрешают вырубать примерно 1 млрд кубометров собственных лесов в год, что в три раза больше пиковых объемов экспорта из России. Но к 2020 году Пекин планирует полностью остановить вырубку естественных лесов и сократить коммерческую лесозаготовку на 20%, что может отразиться и на масштабах экспорта дерева из России.

Что не так с российским регулированием

В 2007 году в России не только повысили пошлины на экспорт леса-кругляка, но и серьезно переработали лесное законодательство. Ответственность за сохранность российских лесов перешла от федеральных к региональным властям В результате местные чиновники готовы подписаться даже под самым сомнительным с экологической точки зрения проектом (как, например, Амазарский ЛПК), лишь бы выполнить KPI по привлечению китайских инвестиций в свой регион.

Новый Лесной кодекс фактически ликвидировал систему государственной лесной охраны, значительно уменьшилось количество профессиональных лесников. Из-за этого ослабла система контроля за лесопользованием: на местах вырубок перестали убирать щепки и опилки, которые повышают риск пожаров (пик пришелся на лето 2010 года, отголоски чувствовались даже в Москве).

Кроме того, растут масштабы нелегальной вырубки лесов. Из-за сокращения финансирования лесники все чаще закрывают глаза на черных лесорубов, чьими услугами нередко пользуются и китайские компании, вызывая особый гнев россиян. Отследить такие противозаконные вырубки (которые нарушают правила лесопользования, что ведет к обезлесиванию территорий и пожарам) практически невозможно – это часто происходит в труднодоступных регионах.

Сюда же добавляется коррупция на таможне. Очень часто незаконно срубленный лес (даже если это дерево из Красной книги) без проблем можно обелить на российской границе: документы можно купить даже на экспорт реликтового сибирского кедра. Но пока возмущение общественности обращено не столько на чиновников, сколько на головы китайских предпринимателей, которые просто используют возможности того бизнес-климата, в котором существуют.

Экологи говорят, что чуть ли не главной проблемой для России является потребительское отношение к лесу, которое закреплено законодательно. В Лесном кодексе, по словам Алексея Ярошенко из «Гринпис Россия», практически не уделяется внимание возобновлению лесных массивов, а к тайге относятся как к «месторождению бревен». Действительно, объемы лесовосстановления в России оставляют желать лучшего. В 2016 году в России работы в этом направлении прошли на территории площадью 0,78 млн гектаров, а в том же Китае площадь новых посадок составила 28 млн гектаров.

Зеленый пояс и китайский путь

Китайцы активно работают в лесной отрасли не только в России. Зная о своей плохой экологической репутации, китайские власти все чаще говорят о необходимости «зеленого развития», особенно в рамках инициативы «Пояса и Пути». Но на деле китайский бизнес ведет себя за рубежом совершенно по-разному: многое зависит от уровня контроля со стороны местных властей. Это очень хорошо прослеживается на примере лесопроизводства.

Российская ситуация схожа с положением дел в странах Африки. Китайцы очень ценят розовое дерево, а мебель из него – признак статуса для растущего среднего класса. Крупнейшие поставщики розового дерева в Китай – Замбия, Конго, Мозамбик, одни из самых бедных и коррумпированных стран даже по-африканским меркам. Китайский бизнес там ведет себя почти так же, как в России: закупщики древесины из КНР стали крупными работодателями, дерево уходит на Восток по дешевке, в необработанном виде, а местные власти получают огромные взятки за то, что закрывают глаза на вырубки лесов без лицензии.

В Африке, как и во многих регионах Сибири, на лесоповалах нет китайских рабочих, предприниматели из КНР нанимают для этого местных жителей. Африканцы, кстати, рады такому сотрудничеству: благодаря бизнесменам из Китая у них есть стабильная работа, которая оплачивается выше рынка, а в городах, тесно связанных с производством древесины, снижается преступность и даже растет уровень образования.

Пока местные власти в странах Африки и в отдельных районах России смотрят сквозь пальцы на нелегальную лесозаготовку на своей территории, в Новой Зеландии работа китайских компаний становится важной темой на региональных выборах. Это притом, что там китайские компании обязаны покупать права на вырубку лесов, которые согласовываются на уровне центральных властей. Расходы на покупку лицензии может потянуть только крупный бизнес, поэтому на территории Новой Зеландии действуют не мелкие фирмы, а крупная China Forest Group Corporation, созданная при непосредственном участии Государственного управления лесного хозяйства КНР.

В CFGP New Zealand на высших должностях работают новозеландцы, и компания активно расширяет программу образовательных грантов для местных с целью развития торговых отношений между Пекином и Веллингтоном. Власти на местах, судя по всему, жестко контролируют китайских инвесторов: например, администрация в регионе Вайрарапа подняла шумиху всего лишь из-за того, что китайский фермер, выкупив участок земли, перекрывает общественный проход в лес вопреки предписаниям новозеландской Комиссии пешей доступности (следит за соблюдением правил природных районов общественного пользования).

Основательная система лицензирования лесопроизводства в Новой Зеландии и контроль даже за мелкими нарушениями правил пользования земельными участками практически исключает возможность возникновения экологических проблем. Также активно проводятся программы лесовосстановления: в Новой Зеландии этим занимаются на правительственном уровне, что уравновешивает масштабную вырубку. Лесное хозяйство – один из приоритетов государства, и китайский бизнес (даже крупные госкорпорации) здесь играет по тем правилам, которые задают местные власти. То же самое он делает и в России.

Китай. СФО. ДФО > Леспром > carnegie.ru, 28 августа 2018 > № 2715871 Вита Спивак


Люксембург. Китай. США. РФ > Медицина > rusnano.com, 28 августа 2018 > № 2714405

«Митотех» привлек $17 млн в клинические испытания глазных капель в США.

Биотехнологическая компания Mitotech S.A. (зарегистрированная в Люксембурге 100% дочерняя структура ООО «Митотех», портфельной компании РОСНАНО ), специализирующаяся на разработке новых лекарств на основе митохондриально-адресованных антиоксидантов — «ионов Скулачева», заключила соглашение с Essex Bio-Investments о совместной разработке лекарства компании Mitotech. По условиям соглашения Essex Bio-Investment (входит в группу Essex Bio-Technology) обеспечит финансирование программы клинических исследований в США соединения SkQ1, разработанного компанией «Митотех». На проведение III фазы исследований, которая начнется уже осенью 2018 года, будет выделено около $17 млн. В дальнейшем финансовый вклад группы Essex Bio Technology может быть увеличен.

Ранее Mitotech S. A. успешно завершила в США II фазу исследований глазных капель на базе SkQ1 с участием пациентов с синдромом «сухого глаза». В результате исследований получены статистически достоверные данные, по ряду признаков и симптомов исключающие эффект плацебо. Первый этап III фазы исследований будет направлен на подтверждение указанных результатов и результатов российских клинических исследований, проведенных матринской компанией — российским «Митотехом».

В России «Митотех» имеет необходимые подтверждения регулирующих органов для своей формулы глазных капель на базе SkQ1. С момента выхода на российский рынок в 2012 году продажи препарата под коммерческим названием «Визомитин» составили более 1 млн флаконов.

Доказано, что разработанная «Митотехом» молекула SkQ1 («ионы Скулачева») снимает воспаление, замедляет дегенерацию тканей и улучшает качество слезной жидкости. В отличие от существующих методов лечения, вещество SkQ1 борется с синдромом «сухого глаза» на клеточном уровне и защищает глаза от окислительного стресса.

Управляющий директор по инвестиционной деятельности УК «РОСНАНО» Ольга Шпичко: «Технология, разработанная портфельной компаний РОСНАНО „Митотех“ уже получила признание на российском фармацевтическом рынке под брендом „Визомитин“. На новом этапе становления компания подтвердила перспективность отечественной инновационной разработки в области офтальмологии на мировом рынке, что положительно влияет на капитализацию „Митотеха“ и доли АО „РОСНАНО“ в проекте. Мы ожидаем, что финансирование клинических испытаний со стороны профильного независимого игрока позволит ускорить процесс регистрации вещества SkQ1 и уникальный препарат станет доступен и для пациентов в США».

Генеральный директор Mitotech S. A. Наталья Перехватова: «Мы с удовольствием приступаем к сотрудничеству с группой компаний Essex Bio-Technology. Для нас оно имеет стратегическое значение, поскольку Essex Bio-Technology специализируется на препаратах в области офтальмологии, в частности, на лечении синдрома „сухого глаза“. На российском рынке мы получаем исключительно положительные отзывы как от врачей, так и от самих пациентов. Данное партнерство позволит нам оперативно приступить к последнему этапу разработки SkQ1 в США. В случае успешного окончания III фазы SkQ1 станет первой молекулой в категории митохондриально-направленных протекторов кардиолипина, одобренной в США. Мы уверены, что такой инновационный подход позволит благополучно и эффективно лечить синдром „сухого глаза“ за счет устранения не одного, а сразу нескольких факторов заболевания».

Президент Essex Bio-Investments Малькольм Нгиам: «Мы рады началу стратегического партнерства с компанией «Митотех» по совместной разработке SkQ1 на международном уровне, в частности проведению III фазы клинических исследований в США. „Митотех“ доверила нам разработку своего продукта потому, что видит в Essex Bio-Technology компанию, которая занимает прочное положение на рынке Китая и соседних стран, а также обладает серьезными компетенциями в области исследований, клинических испытаний и продаж. Мы надеемся, что с помощью SkQ1 нам удастся укрепить свои позиции ведущего игрока в сфере лечения синдрома „сухого глаза“ и офтальмологии».

СПРАВКА

Окислительный стресс традиционно наблюдается у пациентов с синдромом «сухого глаза». Он возникает в тех случаях, когда уровень образующихся в клетках и тканях АФК превышает нормальные показатели. Одним из основных источников АФК в клетках является органелла под названием «митохондрия». Было доказано, что SkQ1 проникает в митохондрии и прицельно нейтрализует производимые ими АФК, тем самым способствуя восстановлению функций клеток.

* * *

Биотехнологическая компания Mitotech S.A., зарегистрированная в Люксембурге, занимается разработкой инновационных лекарственных препаратов для лечения преимущественно возрастных заболеваний. Продукция компании разрабатывается на основе нового класса синтетических препаратов — митохондриально направленных ингибиторов перекисного окисления кардиолипина. Главная разработка компании — соединение SkQ1 — применяется в ряде лекарственных форм терапевтического применения в области лечения преимущественно глазных и нейродегенеративных заболеваний.

100% Mitotech S. A. принадлежит ООО «Митотех», созданной при участии РОСНАНО в 2009 году. Доля участия АО «РОСНАНО» в ООО «Митотех» составляет 32,2%.

* * *

Essex Bio-Technology Limited — биофармацевтическая компания, акции торгуются на основной площадке Гонконгской биржи (тикер 1061:HK). Основанная в начале 90-х годов Essex Bio-Technology стояла у истоков биофармацевтической отрасли Китая. Компания запустила в Китае серийное производство пяти биофармацевтических продуктов, в состав которых входит rb-bFGF (рекомбинантный основной фактор роста фибробластов). Из них три продукта являются лекарственными препаратами первой категории (Beifushu, Beifuji и Beifuxin) и применяются для лечения поврежденной поверхности глаза и местных (кожных) поверхностных ран.

Компания делает упор на два основных направления — офтальмология и хирургическое лечение местных (кожных) поверхностных ран, куда входят дерматология, стоматология, гинекология и акушерство. Кроме того, выборочно занимается лечением неврологических, онкологических и ортопедических заболеваний. EssexBio продает собственную и стороннюю фармпродукцию в более чем 5400 больницах Китая.

* * *

Акционерное общество «РОСНАНО» создано в марте 2011 года путем реорганизации государственной корпорации «Российская корпорация нанотехнологий». АО «РОСНАНО» содействует реализации государственной политики по развитию наноиндустрии, инвестируя напрямую и через инвестиционные фонды нанотехнологий в финансово эффективные высокотехнологичные проекты, обеспечивающие развитие новых производств на территории Российской Федерации. Основные направления инвестирования: электроника, оптоэлектроника и телекоммуникации, здравоохранение и биотехнологии, металлургия и металлообработка, энергетика, машино- и приборостроение, строительные и промышленные материалы, химия и нефтехимия. 100% акций АО «РОСНАНО» находится в собственности государства. Благодаря инвестициям РОСНАНО работает 96 предприятий и R&D центров в 37 регионах России. Последние 4 года компания работает с прибылью.

Функцию управления активами АО «РОСНАНО» выполняет созданное в декабре 2013 года Общество с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «РОСНАНО», председателем правления которого является Анатолий Чубайс.

Задачи по созданию нанотехнологической инфраструктуры и реализации образовательных программ выполняются Фондом инфраструктурных и образовательных программ, также созданным в результате реорганизации госкорпорации.

Пресс-служба УК «РОСНАНО»

Люксембург. Китай. США. РФ > Медицина > rusnano.com, 28 августа 2018 > № 2714405


Россия. Китай. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > globalaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2714105 Го Сяоли

Почему Россия не обречена на одиночество

Отклик из Китая

Го Сяоли – доктор филологических наук, профессор Института иностранных языков Хэбэйского педагогического университета; руководитель Китайско-российского центра по исследованию Дальнего Востока при Хэбэйском педагогическом университете; замдиректора Института иностранных языков при ХПУ.

Резюме Дискуссия о путях развития России продолжается уже двести лет. Принадлежит ли культура России Западу? Или новому Западу? Или Востоку? Или новому Востоку? Или Евразии? Большой Евразии? К какому культурному типу ее ни отнести, Россия не может быть «одиноким» игроком на международной арене.

В кругу китайских ученых и молодежи большой интерес вызвала статья Владислава Суркова «Одиночество полукровки (14+)». Например, в ходе Валдайской конференции (25–26 апреля 2018 г., Шанхай) на данную статью многократно ссылались китайские участники, ведь название на китайский язык было переведено как «Политика России сталкивается с вековым одиночеством».

Несомненно, мнение Суркова является непосредственной реакцией на сложившуюся международную ситуацию. Но следует отметить, что автор статьи освещает российские и мировые политические проблемы с точки зрения культурной идентификации, а не только с позиций политики, как это понимают некоторые китайские ученые. Владислав Сурков сформулировал три ключевых идеи: во-первых, четырехсотлетние усилия России присоединиться к Западу потерпели фиаско, результатом чего стали события 2014 года. Во-вторых, столь же давние попытки интегрироваться в восточную культуру также закончились неудачей. В-третьих, культура России смешанная, она не принадлежит ни Западу, ни Востоку. Россия уникальна. Вывод автора: Россия будет опираться в своем развитии на самоё себя, на свой собственный опыт.

В русском и китайском языках слово «одиночество» имеет смысловые культурологические отличия. В китайском оно обладает только негативной коннотацией, обозначая «полную изоляцию». Но в русской культуре значение шире: кроме негативных коннотаций, оно обладает и положительными: уединенность, уникальность, непокорность, стойкость. Поэтому для русской культуры характерны такие образы, как одинокий «Демон сидящий», одинокий «Иисус Христос в пустыне», одинокий «Парус», одинокий «лишний человек». Кроме того, в статье раскрывается мученическое и героическое начало русской культуры. Мученичество нередко окружено ореолом святости и стойкости, поэтому недаром в заключении автор провозглашает: «Звезды будут!».

Исходя из анализа нынешней международной ситуации, Сурков поднимает проблему культурной идентификации России. Китайское академическое сообщество ищет ответ на вопрос: обречена ли Россия на политическое «вековое одиночество»? Каким образом следует рассматривать данное явление?

Дискуссия о путях развития России продолжается уже двести лет. Ее предметом являются различные позиции: принадлежит ли культура России Западу? Или новому Западу? Или Востоку? Или Новому Востоку? или Евразии? Большой Евразии? Или же это культура-полукровка? На наш взгляд, независимо от того, к какому культурному типу ее отнести, Россия не может быть «одиноким» игроком на международной политической арене.

Во-первых, в случае кардинальных изменений в мировой структуре Китай и Россия должны поддерживать друг друга. Сегодня в мире происходят коренные изменения. Справедливо отметил Сергей Караганов, что после пятисот лет процветания цивилизация Запада столкнулась с проявлениями глубокого кризиса. Мы стали свидетелями того, что многие факторы, способствовавшие прогрессу и развитию западной цивилизации на протяжении пяти веков, в настоящее время являются причиной напряженных и систематических конфликтов. И наоборот, такие развивающиеся страны, как Китай и Россия, становясь все сильнее, оказывают влияние на развитие всего человечества. Россия привлекает особое внимание способностью «оружием критики» разоблачать западную гегемонию. Сегодня, когда структура мировых цивилизаций претерпевает серьезные преобразования, Китай и Россия должны быть готовы к сближению. России не грозит участь преодоления трудностей в одиночестве.

Несомненно, преобразование модели мира – процесс долгий и нелинейный. Например, уже в начале ХХ века Освальд Шпенглер и Арнольд Тойнби указывали на «упадок Запада». Однако после холодной войны Запад, напротив, достиг апогея. Сегодня он продолжает занимать ведущие позиции во многих областях науки и в создании высокого уровня жизни. Но проблема Запада в том, что, после того как Китай и Россия отказались от прежней идеологической конфронтации, он продолжает придерживаться старой позиции. Министр иностранных дел России Сергей Лавров отмечал, что между Россией и Западом нет существенной разницы: та же демократическая политика, та же рыночная экономика. Председатель КНР Си Цзиньпин, выступая на церемонии открытия Боаоского Азиатского форума-2018, еще раз решительно заявил об открытости политики Китая. Но западные страны во главе с США настаивают на привилегированном положении, забывая о глобализации и общечеловеческих интересах.

Другими словами, Китай и Россия добились существенного прогресса на пути реформ; в то же время Запад деградирует потому, что не хочет проводить реформы и меняться. Из-за того, что Запад не добился прогресса, он объявляет санкции против Китая и России, выдвигая необоснованные обвинения. Как же нам поступить в такой ситуации: решать только свои проблемы или же объединять усилия для взаимной пользы? Заниматься лишь теоретическими рассуждениями, сохраняя собственное достоинство и преследуя личные интересы? Отказаться от сотрудничества и вернуться к конфронтации? Безусловно, Китай и Россия должны совместными усилиями формировать масштабную стратегию сотрудничества. Есть множество общих проблем, которые необходимо решать сообща. Это одна из причин, по которой Россия не окажется одинокой.

Во-вторых, создание новой теоретической базы в процессе трансформации мира от однополярности к «многополярной современности» должно основываться на достижениях древних культур и философских доктринах двух стран. Китай и Россия представляют собой крупнейшие и самые влиятельные независимые цивилизации, они занимают близкие позиции и имеют сходные государственные интересы. Позиция каждой страны базируется на тысячелетней идеологической и культурной основе. Характеризуя международные отношения, Председатель КНР Си Цзиньпин напомнил концепцию золотой середины, присущую основным учениям китайской философии: все вещи могут сосуществовать гармонично и не вступать в противоречия друг с другом. Этот принцип в китайской культуре именуется «гармония многообразия». В истории русской философии существует сходная концепция, называемая «соборностью», на основании которой были сформулированы идеи «всечеловечности» и «всеединства».

Хотя смысл идей «гармонии» и «единства» не совсем тождествен, мы считаем, что сотрудничество между Китаем и Россией на основании сходных национальных концепций необходимо для создания всемирного «человеческого сообщества». Наши страны должны поддерживать друг друга и на стадии теоретических разработок, и в процессе их реализации. Владимир Путин отмечал на церемонии вступления в должность президента: «Вместе с нашими партнерами будем активно продвигать интеграционные проекты, наращивать деловые, гуманитарные, культурные, научные связи», что будет способствовать «стабильности на планете». В этом смысле ни Китай, ни Россия не будут одиноки.

Конечно, и у Китая, и у России есть собственные цели и интересы. Поэтому в мирное время стать партнерами, а не союзниками – сознательный политический выбор обеих стран. Но в то же время уточнение, что «стратегическое партнерство не имеет ограничений», оставляет шанс для углубленного сотрудничества. Различие государственных интересов не препятствует нашему сотрудничеству и взаимной поддержке.

В-третьих, Китай и Россия имеют сходные представления о путях развития и общие культурные традиции. Они знают о Западе больше, чем Запад знает о них. Об этом свидетельствует тот факт, что в России и Китае изучали западные разработки: в России в начале XVIII века имела место западническая реформа, проведенная Петром I; в Китае во второй половине XIX столетия – движение западничества Ли Хунчжана. Также велись споры о путях развития России между различными общественными течениями: между западниками и славянофилами в XIX веке; были последователи почвенничества и евразийства. В Китае в ХХ веке происходили дискуссии западников и консерваторов, электистов (то есть тех, кто придерживался принципов «золотой середины») и сторонников традиции. Столкнувшись с Западом, мыслители двух стран размышляли над сходными вопросами: кто мы? откуда мы? и куда мы идем?

Основываясь на теоретических разработках и учитывая практический опыт, Китай и Россия выработали свой путь развития, что позволило им играть заметную роль на мировой арене. Признание статуса России и Китая во всем мире свидетельствует о том, что путь развития, выбранный Китаем и Россией, отвечает их государственным интересам и соответствует культурным традициям.

Недавно президент Владимир Путин и Председатель Си Цзиньпин были переизбраны своими народами, продлены сроки их полномочий. Этот исторический момент доказывает, что большая часть молодого поколения как в Китае, так и в России оказала поддержку лидерам. Такой результат был неожиданным не только для Запада, но и для китайского и российского сообщества. То, что мы видим в настоящее время, – совершенно новая ситуация: молодое поколение стало более уверено в правильности модели развития своей страны, и это притом что современная молодежь хорошо знает Запад.

Молодежь хорошо знает собственную историю и полностью осознает трудности, с которыми мы сталкиваемся. Стремясь к свободе и открытости, молодое поколение Китая и России прагматично и рационально оценивает стабильность и безопасность своих стран, поддерживает преемственность политического лидерства. Исходя из системы ценностей молодежи Китая и России, отношения двух стран уже можно охарактеризовать как позитивные. Необходимы дальнейшие совместные усилия, чтобы предоставить молодым людям духовные ценности, уходящие корнями в старинные культурные традиции, что поможет им избежать заблуждений.

Современные политические процессы в Китае и России все чаще получают поддержку граждан других стран. Однако почти все понятия, с помощью которых мы трактуем самобытные китайские и российские реалии, были заимствованы у Запада. Например, такие слова с негативными оттенками значения, как «авторитаризм», «народничество» (в современном обществе «народничество» часто означает «популизм», что существенно отличается от понимания народничества как революционного движения в России в 1860-е–1910-е гг.). Эти понятия могут оказаться непригодными для характеристики России и Китая, где имеет место «централизация власти», а не «авторитаризм»; «народность», а не «народничество». Поэтому создание метаязыка, теоретической системы и категорий, подходящих для объяснений исторических традиций России и Китая, требует долгосрочных совместных усилий.

Конечно, китайско-российское сотрудничество по-прежнему сталкивается со многими проблемами не только со стороны внешнего мира и противоборствующих сил внутри стран, но и с культурными и когнитивными барьерами, вызванными национальными различиями. Русская и китайская культуры существенно различаются.

Во-первых, различны способы культурного мышления: Россия отличается бинарностью, а Китай – тернарностью. Если бинарность проявляется в альтернативном выборе – социализм либо капитализм, то тернарность – другой подход: не социализм, не капитализм, а обширный рынок и сильное правительство. То есть вместе с двумя началами существует и третье – новая единица, гармонично соединяющая противоположные полюсы в единое целое.

Во-вторых, различны принципы поведения. В России наступление является обороной, в Китае отступление служит способом нападения. В русском языке бытует пословица: «Лучшая защита – нападение», и многочисленные жизненные и политические примеры подтверждают эту истину. А китайская пословица гласит: «Терпение приносит покой, отступление открывает широкую перспективу».

В-третьих, у нас различные национальные характеры: в России отдают предпочтение культу силы и удара, в Китае предпочитают гибкость и мягкую силу. Так, например, в период татаро-монгольской зависимости, которая раньше именовалась как «татаро-монгольское иго», русский народ вел длительную борьбу с захватчиками. Героический дух борьбы с врагами навсегда остался в народной памяти. Такие произведения, как «Повесть о разорении Рязани Батыем», «Слово о погибели русской земли» и другие, не оставляют впечатления гнетущей безысходности, а внушают надежду на возрождение русской земли и веру в могучие силы народа. В Китае тоже были великие патриоты и национальные герои, которые заслужили доблестью и мужеством уважение народа и заставили считаться с собой даже захватчиков. Монголо-татары захватывали Китай, но китайцы не сдались, ассимилировав и победив врагов благодаря своей культурной гибкости и мягкой силе.

В-четвертых, различны и культурные ценности: русские стремятся к духовности, а китайцы практичны и акцентируют внимание на самой жизни. Современный китайский мыслитель Лю Сяофэн отмечал, что, хотя провозвестника «русской идеи» Федора Достоевского много читают в Китае, его «яд» до сих пор не «навредил» китайцам. Китайцам трудно его понять: воспитываясь в контексте конфуцианских идей, сложно уловить смысл произведений, пронизанных христианским духом.

Но, несмотря на эти существенные различия, многовековой обмен между странами создает богатую почву для взаимопонимания. Кочевые монголы и маньчжуры когда-то объединили судьбы Китая и России. В период процветания империй и формирования современных национальных государств Китай и Россия установили прочные отношения. Особенности многовекового обмена и связь между нашими странами еще недостаточно изучены. Поэтому истинная история долголетних китайско-российских взаимоотношений является целиной, которую нужно обрабатывать.

Мы считаем, что китайские ученые обязаны откликнуться на тему «одиночества» России, сформулированную политическим деятелем Владиславом Сурковым, поскольку это касается не только судьбы Китая и России, но и будущего всего человечества.

Россия. Китай. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > globalaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2714105 Го Сяоли


Россия. Китай > Экология > interaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2713260 Александра Шевко

Об экологии КНР

Александра Шевко, Востоковед

Вышел в свет первый сборник «Экологическое законодательство КНР»*, (*Экологическое законодательство КНР. Сборник законов и документов. М.: Прогресс, 2018. 536 с.) подготовленный российско-китайским Экологическим советом.

Российско-китайский Экологический совет создан в декабре 2014 года в рамках Российско-китайского комитета дружбы, мира и развития. Целью совета является содействие сотрудничеству между российскими и китайскими организациями в сфере экологии. Российскую часть совета возглавляет председатель Наблюдательного совета компании «Базовый Элемент» О.В.Дерипаска, председателем китайской части совета является заместитель министра экологии и охраны окружающей среды КНР Чжао Инминь.

В сборник вошли основные действующие законы КНР и регламентирующие документы, касающиеся экологии и защиты окружающей среды КНР. Книга включает три раздела: «Основные законы КНР об охране окружающей среды»; «Законы и документы о регулировании выбросов на предприятиях КНР»; «Документы по охране окружающей среды в рамках 13-й пятилетки (2016-2020 годы)».

Лидеры России и КНР едины во мнении, что охрана окружающей среды требует особого внимания со стороны государства. Охрана окружающей среды вписана в долгосрочные стратегии развития как России, так и КНР.

Президент России В.В.Путин в послании Федеральному Собранию 1 марта 2018 года подчеркнул важность «экологического благополучия страны». В России действует ряд стратегических программ в области охраны окружающей среды, в том числе «Основы государственной политики в области экологического развития России на период до 2030 года», «Стратегия экологической безопасности Российской Федерации на период до 2025 года» и другие.

Председатель КНР Си Цзиньпин на XIX съезде Коммунистической партии Китая в октябре 2017 года призвал форсировать строительство в стране «экологической цивилизации», подчеркнув, что «зеленые горы и чистые воды дороже золота и серебра». Одной из главных задач КНР к 100-летию основания КПК в 2021 году объявлено создание общества «средней зажиточности», что невозможно без благоприятного состояния окружающей среды. Стратегические цели восстановления экологии прописаны в 13-м пятилетнем плане страны, а также в «Общем плане реформирования экологической цивилизации».

Первый раздел сборника включает основные законы КНР по охране окружающей среды, предотвращению загрязнения атмосферы, воды, а также по стимулированию цикличной экономики и чистых производств (с. 2-118).

Закон «Об охране окружающей среды» является ключевым документом КНР в природоохранной области (с. 2). Поправки в закон от 2015 года положили начало масштабной трансформации экологического законодательства КНР во всех сферах. Благодаря новым положениям закона экологическая проблематика впервые стала учитываться при ведении экономической

деятельности, появилась развернутая система наказания за загрязнения. В соответствии с законом, в КНР ведутся мониторинг состояния окружающей среды, лицензирование предприятий-загрязнителей, определяется система ответственности за экологические нарушения и возмещения расходов на экологию, а также сбор за выбросы (с. 6, 9, 12).

Второй раздел сборника включает законы и документы о регулировании выбросов на предприятиях КНР. Этот раздел полезен для изучения при выстраивании партнерского взаимодействия с китайскими компаниями, когда важно учитывать нормативно-правовые особенности и экологические риски ведения деятельности в другой стране (с. 130-218).

Правительство КНР активно поощряет модернизацию промышленности, увеличение инвестиций в низкоуглеродные отрасли, создание новых «зеленых» технологий и «зеленых» финансов, развивая стимулирующее их налогообложение. Китай одним из первых проходит путь создания таких моделей борьбы с загрязнением, как «зеленый интернет+», интернет экологически безопасных вещей, экологический менеджмент, система обязательного страхования ответственности в случае загрязнения, «зеленые» фондовые индексы (с. 297, 298, 320). Изучение опыта стимулирования «зеленого» производства в Китае полезно для создания низкоуглеродной экономики в России.

Правительство КНР проводит оптимизацию рыночных механизмов с целью защиты окружающей среды, экологического строительства и разработки ВИЭ (с. 296). С января 2018 года в КНР действует закон «О налоге на охрану окружающей среды». Согласно ему, предприятия обязаны платить налог за загрязнение атмосферы и воды в размере 1,2-12 и 1,4-14 юаней соответственно в зависимости от региона загрязнения (c. 138).

Китай стремится не только улучшить состояние окружающей среды, но и предотвратить новые очаги загрязнения. В соответствии с законом «Об оценке влияния на окружающую среду», при разработке и планировании строительства необходимо осуществлять «тщательный анализ, прогноз и оценку экологических рисков» (с. 163). Генеральные планы оценки влияния на экологическую среду будут утверждены в городах и определенных районах. Отчеты об оценке влияния на окружающую среду станут учитываться в дальнейшем при выдаче лицензии на выбросы (с. 298).

КНР активно развивает систему возмещения экологического ущерба и компенсационных механизмов для повышения ответственности природопользователей (с. 298). Правительство будет оказывать финансовую поддержку, включая создание «межрегиональных механизмов региональной компенсации» (с. 299).

В третий раздел сборника вошли документы по охране окружающей среды в рамках 13-го пятилетнего плана социально-экономического развития (2016-2020 гг.), в том числе по контролю выбросов парниковых газов, сокращению энергопотребления и развитию соответствующих стандартов.

13-й пятилетний план отражает комплексный подход КНР к улучшению экологической ситуации в стране до 2020 года и включает механизмы стимулирования «зеленого» и низкоуглеродного производства, способы снижения эмиссии и экологических рисков, меры по повышению качества атмосферы, воды и почвы (с. 321, 231, 232, 239).

Китай планирует к 2020 году снизить выбросы углекислого газа на 18% по сравнению с уровнем 2015 года (с. 318), а концентрацию диоксида серы и оксида азота - на 15% (с. 233). Впервые в пятилетнем плане фигурирует цель сокращения содержания промышленных летучих органических веществ (ЛОВ) в воздухе на 10%, а также снижения на 18% концентрации в воздухе мелких твердых частиц РМ2,5, опасных для здоровья граждан (с. 233).

К 2020 году КНР трансформирует энергетический баланс страны. Правительство определило план поддержки использования природного газа вместо угля в электрогенерации, а также стимулирования развития возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и атомной энергетики. К 2020 году доля ВИЭ в энергетическом балансе страны составит 15% (в 2015 г. ВИЭ составляла 10%), доля природного газа - 10% (в 2015 г. - 6%), в то время как использование угля сократится с 64 до 58% (с. 273, 320).

13-й пятилетний план устанавливает новые цели по улучшению качества воздуха. Состояние воздуха в городах КНР должно соответствовать стандартам «отлично» и «хорошо» индекса качества воздуха. Количество дней с высокой степенью загрязнения уменьшится на 25% в основных городах (в Пекине в 2014 г. 175 дней (48%) наблюдался повышенный уровень загрязнения) (с. 231).

В рамках Парижского соглашения Китай принял на себя обязательство достичь пика выбросов парниковых газов к 2030 году. Для достижения этой цели к 2020 году стоит промежуточная задача стимулировать тяжелую промышленность к прохождению пика эмиссий, а также достижение пика в особых экономических зонах (с. 326).

В промышленной сфере план устанавливает повышенный контроль над выбросами вредоносных веществ и их сокращение на 1,1 млрд. тонн (с. 321). В сельскохозяйственной сфере план обязует принимать меры по решению проблем радиационного загрязнения пахотных земель путем регуляции оборота окиси азота, а также сокращения выбросов метана, повышения контроля над удобрениями и утилизацией отходов.

Пятилетний план стимулирует низкоуглеродную урбанизацию путем расширения строительства «зеленых» городов, доля которых к 2020 году должна составить 50% от строящихся (с. 323). Площадь лесного покрова за пять лет увеличится на 23,04%, а площадь лесных заповедников составит более 16,5 млрд. м3 (с. 231, 322).

Низкоуглеродная система транспортных перевозок позволит уменьшить выбросы парниковых газов от грузовых, пассажирских, морских перевозок на 8, 2,6 и 7% соответственно (по сравнению с уровнем 2015 г.). Объем продаж электромобилей и автомобилей с гибридным двигателем к 2020 году увеличится до 5 миллионов (с. 324). Государство выделяет субсидии для водителей низкоуглеродных машин: бесплатное разрешение на вождение автомобиля, льготные условия парковки. Помимо этого, правительство намерено поддерживать разработку и использование экологически чистого бензина и дизельного топлива стандарта China V (соответствует Евро-5).

План поддерживает развитие международного сотрудничества, в частности в рамках Парижского соглашения, а также стимулирование продвижения Целей в области устойчивого развития до 2030 года, установленных ООН (с. 314).

КНР планирует продвигать экологическую реализацию инициативы «Один пояс - один путь» (ОПОП). Согласно пятилетнему плану, предусмотрена разработка плана охраны окружающей среды в регионах, охватываемых инициативой ОПОП (с. 244).

В рамках стратегии «зеленого» развития современный Китай проходит путь переориентации экономики с тяжелой промышленности на наукоемкие технологии. Принимая во внимание намерения России и Китая по сопряжению ЕАЭС и ОПОП, а также общую государственную границу, изучение законодательной базы страны-соседа необходимо для учета экологической составляющей во время реализации двусторонних проектов, а также понимания подхода государства к охране окружающей среды.

Книга представляет интерес для специалистов в области экологического права, востоковедов, юристов, студентов, представителей государственных структур, бизнеса, науки, общественных организаций и широкого круга читателей, интересующихся проблемами защиты окружающей среды в КНР, а также законодательной базой КНР. Заинтересовавшиеся данным изданием могут написать на почтовый адрес секретариата российской части Экологического совета (ruschin_ecocouncil@mail.ru).

Россия. Китай > Экология > interaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2713260 Александра Шевко


Казахстан. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Транспорт > kt.kz, 24 августа 2018 > № 2711903

Сотрудничество в транспортной сфере будут развивать АО "НК "Казакстан темир жолы" (КТЖ) и провинция Сычуань Китая, передает Kazakhstan Today.

На встрече заместителя председателя правления по развитию КТЖ Максата Кабашева с членом постоянного комитета Сычуаньского провинциального партийного комитета КПК, секретарем горкома КПК города Чэнду Фань Жуйпином обсуждены вопросы развития сотрудничества в сфере железнодорожного транспорта. Отмечена положительная динамика объема контейнерных перевозок по маршруту КНР - ЕС - КНР через территорию Казахстана, сообщила пресс-служба нацкомпании.

За 7 месяцев 2018 года объем перевозок грузов через пограничные переходы Алашанькоу - Достык и Хоргос - Алтынколь составил 7 723 тыс. тонн, что на 1 964 тыс. тонн (или на 34%) больше, чем за аналогичный период 2017 года.

Кабашев проинформировал о транспортно-логистических возможностях Казахстана, развитии транснациональных маршрутов, о мерах по наращиванию транзитных грузопотоков.

"У казахстанской программы "Нурлы жол" и китайской инициативы "Один пояс - один путь" - общие цели, открывающие большие перспективы в сфере развития транзитно-транспортного сотрудничества между нашими странами", - сказал представитель КТЖ.

Один из факторов успешного сотрудничества - слаженная работа альянсов и партнеров по инфраструктуре. В настоящее время КТЖ работает в 17 провинциях Китая. В дальнейшем планируется расширить географию присутствия в китайских провинциях.

По словам Жуйпина, Казахстан и Китай активно развивают транспортно-логистическую инфраструктуру. Расширяются мощности приграничных станций, выстраиваются логистические цепи. Он рассказал о транспортных возможностях провинции Сычуань и высказался за развитие сотрудничества в данной сфере.

На встрече также обсуждены вопросы создания совместного предприятия/представительства нацкомпании КТЖ в городе Чэнду.

Казахстан. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Транспорт > kt.kz, 24 августа 2018 > № 2711903


Китай. СФО. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 22 августа 2018 > № 2709653 Иван Зуенко

Почему Россия и Китай провалили программу приграничного сотрудничества

Иван Зуенко

В этом году заканчивается девятилетняя программа сотрудничества приграничных регионов России и Китая. Вместо ожидавшегося прорыва в региональном сотрудничестве – почти полное отсутствие результатов. Логика стратегического партнерства двух стран требует оформления новой подобной программы, но только с учетом ошибок предыдущей

Нынешний сентябрь будет богат на знаковые годовщины. Пять лет назад в Астане председатель КНР Си Цзиньпин заявил о создании Экономического пояса Шелкового пути. Его предшественник Ху Цзиньтао за четыре года до этого, в 2009 году, вместе с тогдашним президентом России Дмитрием Медведевым подписал в Нью-Йорке Программу сотрудничества регионов Дальнего Востока и Восточной Сибири России и Северо-Востока Китая на 2009–2018 годы.

Этот документ, как считалось, должен был качественно изменить характер и динамику российско-китайского регионального сотрудничества. Кто-то видел в этом ключ к будущему прорыву в развитии Тихоокеанской России. Кто-то – будущую колонизацию восточной периферии России китайцами. Однако реальность оказалась гораздо прозаичнее: не произошло практически ничего.

Сейчас о Шелковом пути еще вспоминают, хотя уже не так восторженно. А вот о программе сотрудничества российских и китайских регионов 2009–2018 годов почти не говорят. Между тем пора бы. Программа официально была рассчитана на девять лет, и в этом году необходимо не только подводить ее итоги, но и решать, что делать дальше. Так как уровень взаимоотношения России и Китая по-прежнему остается «лучшим за всю историю», да еще и 2018–2019 годы объявлены «перекрестными годами регионального сотрудничества», все идет к тому, что будет принята новая программа.

Работа над новым документом уже началась. 21 августа в Даляне на очередном заседании Межправительственной комиссии по развитию Дальнего Востока и Байкальского региона РФ и Северо-Востока КНР его обсудили, а подписание новой программы может быть приурочено к Восточному экономическому форуму во Владивостоке (11–13 сентября) – благо в этом году впервые за всю историю ВЭФ на него пожалует Си Цзиньпин.

Самое время подумать, какие выводы можно сделать из истории реализации предыдущей программы. А для этого прежде всего нужно внимательно изучить текст документа, который должен был стать дорожной картой регионального сотрудничества, да так ею и не стал – во многом из-за того, что изначально был неудачно составлен.

Девять лет назад подписанию программы предшествовала встреча лидеров двух стран, по итогам которой Медведев и Ху заявили, что координация стратегий регионального развития «способна дать немалую отдачу для ускорения экономического развития соседних территорий». Тем самым они дали отмашку к составлению концептуального документа, который бы определял алгоритмы и цели этой координации.

Формирование самого документа происходило летом, в сезон отпусков – возможно, поэтому все делалось в спешке, без достаточной проработки и по принципу «от каждого региона – проекты в план». Причем регионы, получая запрос центра, в ответ отсылали списки стандартных предложений для крупных инвесторов, не корректируя их под цели и задачи программы и, скорее всего, имея о них крайне смутное представление.

Иначе говоря, программа с самого начала не была комплексной стратегией, в соответствии с которой две страны координировали бы развитие сопредельных регионов (как это предполагалось исходя из заявления лидеров), а распадалась на отдельные проекты, не связанные между собой.

Однако гораздо важнее то, что программа не содержала описания механизмов ее реализации. Конкретизируя до деталей предполагаемые совместные проекты (например, открытие прямого авиарейса из Петропавловска в Далянь), документ никак не регламентировал действия чиновников двух стран, называя лишь ответственных за реализацию: Министерство экономического развития РФ и Госкомитет по развитию и реформе КНР.

Анализируя содержание программы, легко заметить и другие родовые болезни. Документ был составлен чиновниками и для чиновников, однако большая часть заявленных проектов относилась к компетенции бизнеса, на который государство имело весьма ограниченные рычаги влияния.

В лучших бюрократических традициях многие пункты были составлены максимально бессодержательно, а критерии оценки реализации – размыто. Обычная формулировка выглядит так: «Продолжение изучения вопроса открытия регулярных пассажирских автомобильных перевозок по маршруту Хабаровск – Харбин». Очевидно, что все девять лет ответственные структуры «продолжали изучать вопрос».

Даже там, где пункты были сформулированы более конкретно, желаемый результат не появился (например, уже упоминавшийся авиарейс с Камчатки в Далянь так и не взлетел) или же потребует значительно большего времени, чем девять лет, отпущенные не реализацию программы.

И десятилетия мало

Если попытаться классифицировать все указанные в программе проекты, то их можно поделить на четыре большие группы. Первая – это масштабные объекты трансграничной инфраструктуры (например, мосты, железные и автомобильные дороги). Вторая – «трансграничное хозяйство», то есть погранпереходы и подъездные пути к ним. Третья – «инвестиционные проекты», под видом которых в программу были записаны различные бизнес-концепты, имевшиеся у региональных администраций по обе стороны границы в 2009 году. Наконец, к четвертой категории можно отнести «нематериальные» проекты – типа «дальнейшего расширения и углубления сотрудничества в приграничных районах в сфере высшего образования, языкового обучения, культурных обменов, спортивных обменов, научно-технического сотрудничества, а также молодежных обменов». Ими, как уже было сказано, программа особенно богата.

Даже если брать в расчет только первые три группы, выяснится, что оценить эффективность работы по ним практически невозможно. У многих из них к моменту подписания программы не было предпосылок к реализации: целесообразность некоторых вызывала вопросы у экспертов и чиновников, отсутствовал общественный и властный консенсус (так, еще в 2012 году министр по развитию Дальнего Востока Виктор Ишаев говорил, что реализация одного из флагманских проектов программы «негативно скажется на экономике Дальнего Востока»), все сложно было с финансированием.

Это привело к появлению в программе большого количества мертворожденных проектов. Реализованными же оказались, за редким исключением, те проекты, которые в том или ином виде уже существовали к 2009 году. В своем исследовании китаист Сергей Иванов приводит такую статистику: по данным Минэкономразвития, из 91 инвестпроекта на российской стороне к 2015 году «на стадии реализации» было 15 (с участием китайских инвестиций лишь 11), причем большая часть из них уже была запущена до начала реализации программы.

Например, в Приморье это были «промышленная зона Канцзи» под Уссурийском (на деле небольшое предприятие по производству картонных коробок) и так называемый Дальневосточный промышленный парк в Михайловском районе. Впрочем, тут особых иллюзий быть не должно – несмотря на то что по бумагам «парк» числится открытым, на деле его нет, а первый камень в его основание закладывали по меньшей мере трижды.

Те проекты, которые к началу программы, были на нулевой стадии, затянулись более чем на десятилетие из-за сложностей с финансированием и бюрократических проволочек. Особенно показательна история погранпереходов на российской стороне, которые вдоль всей российско-китайской границы находятся в удручающем состоянии, что, во-первых, диссонирует с роскошными китайскими «воротами в страну», а во-вторых, является реальным тормозом на пути развития трансграничной торговли и гуманитарных контактов.

Программа сотрудничества содержала указание реконструировать или модернизировать каждый из имеющихся на российско-китайской границе погранпереходов. Этим занималось созданное в 2007 году федеральное ведомство Росграница. В Приморском крае окончание работ было приурочено к саммиту АТЭС-2012. Но, как и в случае с пятизвездочными гостиницами Hyatt во Владивостоке, «что не построено к саммиту – не построено вообще». В результате пересечение границы через российский переход может занимать до шести часов. А в Забайкальске (единственном на всей границе круглосуточном пункте пропуска) в прошлом году были случаи, когда китайские туристы ночевали на полу таможенного пункта.

Непонятно, что стало с деньгами, которые были выделены на реконструкцию погранпереходов, но в 2016 году Росграницу упразднили, а ее функции передали Министерству транспорта (экс-руководитель Росграницы Дмитрий Безделов в декабре 2017 года был приговорен к девяти годам колонии за мошенничество при обустройстве границы, причем одним из эпизодов уголовного дела были и хищения в Приморье). Новая структура заново начала ревизию проектов, согласования и подготовительные работы. На данный момент завершение эпопеи запланировано на 2019–2021 годы, но верится в это с трудом.

Недоверие к заявленным срокам – это уже часть дальневосточного культурного кода. Быстро на границе ничего не делается. Возьмем, например, пресловутые мосты через Амур. История создания моста Благовещенск – Хэйхэ начинается еще в 1995 году, когда было заключено первое межгосударственное соглашение на эту тему. Четырнадцать лет спустя проект включили в программу сотрудничества. И только в 2013 году вопрос обсудили на уровне глав правительств. В марте 2016 года на паритетной основе создана российско-китайская компания для строительства и эксплуатации моста (на принципах концессии за счет займов из китайских банков), а в декабре того же года началось строительство объекта.

Создание другого моста через Амур – железнодорожного, Нижнеленинское – Тунцзян было инициировано российской компанией «Петропавловск» для вывоза своей продукции в Китай еще в 2007 году. Она же должна была инвестировать в проект, который решили осуществлять в форме государственно-частного партнерства. В 2009 году мост заявили в программе сотрудничества. Четыре года ушло на согласование проекта с китайской стороной.

В 2013 году подписали соглашение, по которому 1900 м строила китайская сторона, а 300 м – российская. Китайцы завершили свою часть в 2016 году. С российской стороны все оказалось плохо. В 2014 году компания «Петропавловск» вышла из проекта, и его реализация была передана Российскому фонду прямых инвестиций (РФПИ). В сентябре 2015 года на ВЭФ заявили, что, помимо РФПИ, в проект войдет Фонд развития Дальнего Востока. Однако очень скоро стало ясно, что фонды оттягивают оплату проекта. Пока изыскивали средства, у стройки дважды сменился подрядчик, и только в 2017 году строительство началось.

Успехи и ошибки

На примере моста Нижнеленинское – Тунцзян видно, что основная причина, по которой большинство проектов на китайской стороне реализовано, а на российской осталось на бумаге, – финансы. Впрочем, не нужно думать, что в Китае с этим все безоблачно. Там, где проекты реализуют не крупные госкорпорации с возможностью безлимитного списания долгов госбанками, а обычные местные компании, результат получается тот же. Так, построена лишь первая очередь заявленной в программе железной дороги Аршан – Шинэ-Барга – Маньчжурия. До сих пор не построены железнодорожные ветки из Хайлара в Хэйшаньтоу, из Хуньчуня в Дуннин.

Как и в России, лучше всего на китайской стороне реализовали те проекты, которые уже были запущены к сентябрю 2009 года – прежде всего, имеющие общегосударственное значение (например, скоростная автотрасса Чанчунь – Хуньчунь, являющаяся частью государственного шоссе G12). В списке перспективных инвестпроектов, который содержится в приложении к программе, китайцам также похвастаться особо нечем: Северо-Восточный Китай сам страдает от экономической рецессии и недостатка инвестиций. Причем речь идет об инвестициях из развитых прибрежных регионов КНР – российских капиталов здесь уже давно не ждут.

Таким образом, очевидно, что провал программы невозможно списать просто на нерасторопность российских чиновников или скудость местных бюджетов. Программа изначально была непроработанной, и удивление тут скорее должны вызвать отдельные успехи, а не общий провал.

К успехам тут можно отнести то, что благодаря этой программе Россия и Китай теперь обсуждают вопросы регионального сотрудничества на высшем уровне. В 2013 году появился Совет сотрудничества между регионами, а в 2016-м начала работу соответствующая межправительственная комиссия, очередное заседание которой прошло 21 августа в Даляне.

Также в России под эгидой Министерства по развитию Дальнего Востока появилась система институтов, занимающихся региональным сотрудничеством с Китаем. Госбанки и фонды создали новые финансовые инструменты для поддержки экономической интеграции. Любой крупный российско-китайский проект в регионе стал объектом пристального внимания со стороны центральных властей.

Есть у программы и конкретные результаты на земле. Вовремя построили мосты на остров Большой Уссурийский под Хабаровском (напомним, что половина острова принадлежит КНР, а половина – России). Китайский Уссурийский мост строился в 2010–2012 годах, российский мост Амурская протока – в 2011–2013 годах. Сдвинулось с мертвой точки строительство двух мостов через Амур. На высшем уровне ищут инвесторов для транспортных коридоров Приморье-1 и 2. С китайской стороны всю трансграничную инфраструктуру и подъездные пути к ней довели до состояния, близкого к идеальному.

Иначе говоря, программа сотрудничества периферийных регионов России и Китая должна существовать. Только это должна быть качественно иная программа, при составлении которой не нужно повторять ошибки предыдущей.

Во-первых, не стоит вновь нашпиговывать ее списком мелких инвестиционных проектов. Это создает иллюзию детальной проработки документа, но фактически бессмысленно, потому что чиновники в России и Китае не имеют тотального контроля над бизнесом, а подобные проекты быстро теряют актуальность. Скорее в программе должны быть прорывные инфраструктурные проекты. Опыт 2009–2018 годов показывает, что это очень хорошо стимулирует центральную и местную бюрократию, ответственную за реализацию документа.

Во-вторых, новая программа обязательно должна быть скоординирована с работой институтов развития на Дальнем Востоке: территориями опережающего развития и свободным портом Владивосток. Нужно описать конкретные механизмы экономической интеграции, которые могли бы функционировать на базе этих структур.

В-третьих, не нужно включать в программу недоработанные идеи и проекты, принятие которых потребует длительного согласования с контрольными ведомствами без гарантий на успех. Лучше, чтобы программа регионального сотрудничества содержала только те положения, с которыми согласны и бюрократия, и экспертные сообщества. Тогда не повторятся провалы нынешней программы, где хватало заведомо нереализуемых проектов. Ведь каждый провалившийся проект порождает скепсис не только в отношении всей программы, но и вообще российско-китайского регионального сотрудничества.

Китай. СФО. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 22 августа 2018 > № 2709653 Иван Зуенко


Китай. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dn.kz, 17 августа 2018 > № 2705787 Юрий Сигов

Страшно – аж жуть!

Есть ли причины опасаться подчинения стран Центральной Азии Россией и Китаем?

Юрий Сигов, Вашингтон

Когда развалился Советский Союз, то последними, кто был просто вынужден отправиться в свободное независимое плавание, оказались ныне суверенные государства Центральной Азии. А Казахстан был самым последним. Там долго никто не мог поверить, что растаскивание единого советского наследия так называемыми «демократически настроенными политиками» в Москве – дело более чем серьезное. И что ни до судьбы народов региона, ни тем более тех, кто там оказался у власти, в коридорах Кремля никому давно уже нет дела.

А далее сложилась очень интересная ситуация. С одной стороны, видя, что Россия просто бросила на произвол судьбы свои так называемые «окраинные республики», тамошнее руководство примерно лет пять-шесть все-таки в душе побаивалось, что в Москве одумаются и спохватятся, и в той или иной форме вернутся в Центральную Азию. Когда же стало ясно, что никто и никуда не намерен возвращаться, во всех пяти центрально-азиатских республиках стало набирать темпы строительство уже полностью независимых и неподконтрольных российскому центру государств.

И все бы ничего насчет постепенного «отчаливания» от российских берегов для стран региона, если бы не одна большая забота и тревога. А именно - не просто географическое соседство с огромным Китаем, но и постепенное «пробуждение» таинственного азиатского дракона. Который почувствовал экономический и стратегический вакуум, образовавшийся в регионе после ухода отсюда бывшего СССР, и постепенно стал прибирать эту «бесхозную» территорию к своим рукам.

В результате если поначалу правители стран Центральной Азии откровенно побаивались возвращения сюда России, то с начала 2000-х годов страшно стало уже по причине проникновения везде, куда только возможно, Китая. И чем дальше, тем уже не антироссийские, а антикитайские страхи стали все больше доминировать в государственных верхах стран этого региона.

Россия не вернется, и не надейтесь. По крайней мере, пока

Так есть ли какие-то объективные причины для того, чтобы властям стран Центральной Азии бояться возвращения в регион России и «нового завоевания» этих земель Китаем? Думаю, что от самих государств региона здесь мало что зависит. А вот просчитав поведение правящих кругов РФ и КНР, а также приняв во внимание то, какое место в своей дальнейшей внешнеполитической деятельности уделяют этому региону в Москве и Пекине, вполне вероятно сделать определенные выводы.

Начну со страхов, которые по-прежнему подспудно накапливаются в руководящих элитах центрально-азиатских государств относительно возможного возвращения России в этот регион. И соответственно, либо экономическое, либо даже территориально-политическое «воссоединение» по крайней мере отдельных районов (того же севера Казахстана, к примеру) с Российской Федерацией. Но есть ли для этого какие-то реальные и объективные причины? И способно ли то российское руководство, которое нынче находится в Кремле (а люди это одни и те же уже не первое десятилетие), нечто подобное совершить?

Прежде всего отмечу, что нынешний российский президент как мантру из месяца в месяц твердит о том, что Россия не собирается вмешиваться во внутренние дела бывших советских республик, всех их признает полностью независимыми и, соответственно, не только никуда не намерена «возвращаться», но и с каждым годом только ослабляет повсеместно свои позиции на всем постсоветском пространстве.

Экономические связи с Центральной Азией даже в рамках так называемого Евразийского союза крайне слабые, единое некогда транспортное, энергетическое и торговое пространство, существовавшее во времена бывшего СССР, практически полностью разрушено. А те связи, которые нынче все еще сохраняются, не дают возможности России даже теоретически надеяться на то, что соседние с ней республики Центральной Азии каким-то образом будут заинтересованы с Россией в том или ином формате объединиться.

Насчет политического влияния и возможности каким-то образом реставрировать бывшую Российскую империю у Москвы в регионе на сегодня практически нет никаких возможностей. Да, в регионе расположены несколько небольших российских военных баз (за исключением крупной воинской части в Таджикистане), которые именно на внутриполитическую систему сформировавшихся властных структур стран Центральной Азии никакого влияния не оказывают. А членство трех стран Центральной Азии в ОДКБ, по сути дела, чисто символическое и фактически подчинено Москве только на бумаге.

Важно и то, что за прошедшее с момента развала СССР время во всех странах Центральной Азии сформировались свои правящие элиты, классы, группы влияния, которых просто «свистком из Москвы» не только не сменишь, но даже минимально надавить на них не получится. Соответственно, для того, чтобы условный президент Кыргызстана или Таджикистана захотел вновь вернуться в состав «новой России», там нужно посадить на это место полностью про-российского чиновника. Да еще поменять «под ним» всю верхушку власти, что России на сегодня при тех руководителях, которые имеются (не только первое лицо), просто нереально (вспомните, что произошло в 2014 году с украинским майданом, и все станет ясно).

Наконец, давно уже избитая тема так называемых русскоязычных соотечественников, о которой часто вспоминают, прежде всего, в Казахстане и его северных районах. Так вот, события не только украинские, но и то, что происходит с тем же Приднестровьем в Молдове, да в той же Белоруссии, показывают, что никакой «защиты» (потому что иначе «обидится» Запад, а этого никак нельзя допустить!) интересов русскоязычных граждан других, ныне независимых стран, в Москве не планируют.

Причина для подобного поведения может быть только одна – размещение под самыми российскими границами условных натовских военных баз. Или проникновение и захват власти в том же Казахстане, к примеру, отмороженными исламистами. Но подобное- из области ненаучной фантастики. Поэтому никакая российская армия «спасать русских» в другие республики не придет. И все опасения, что так может в любой момент произойти (посмотрите, что до сих пор делается на Донбассе), не имеют под собой никакой почвы.

Если не Россия, то Китай. А он ведь еще опаснее и коварнее. Или нет?

Так как Центральная Азия чисто географически находится своего рода между молотом и наковальней (Россией и Китаем), то отсутствие какого бы то ни было интереса к «возвращению» в регион со стороны России неизбежно подталкивает к более активному проникновению в регион со стороны Китая. Достаточно поговорить не только с политиками стран Центральной Азии, но и с простыми гражданами, чтобы понять: Китай уже во всю хозяйничает в регионе, его втайне боятся, ему не особо доверяют, но преклоняются перед его растущей день ото дня экономической и военной мощью.

Такие государства, как Таджикистан и Кыргызстан, уже чуть ли не полностью подмяты прежде всего экономически Китаем. А те кредиты, которые им китайцы выдали за последние лет 10-15, не выплатить Бишкеку и Душанбе и за 50 лет вперед (по крайней мере при жизни нынешних тамошних правителей- совершенно точно). В итоге открыто обсуждается вероятность «расплаты» за китайские денежки участками территории(особенно приграничной). Потому как в Пекине не могут вечно ждать, пока таджикские и киргизские начальники вернут набранные в миллиардных суммах долги.

Дальше - больше. Китай никогда не работал в своей истории в короткую. Для него основа государственной политики - это планирование долгосрочное. И даже какие-то видимые сроки в осуществлении того или иного проекта - это минимум 30-50 лет, не меньше. Поэтому начинают китайцы обычно с малого- открытия фирм и компаний, торговых операций на местных рынках, подписания контрактов с национальными банками на предоставление льготных кредитов. А потом…

А потом граждане КНР начинают скупать потихоньку землицу в этих республиках, получать через иногда фиктивные(но и иногда и самые настоящие браки с местными гражданками) паспорта того же Таджикистана или Кыргызстана (там это уже стало весьма выгодным бизнесом для местных правоохранительных структур). И глядишь, а китайцы уже целые районы прибирают таким образом к своим рукам (кстати, также происходит и на российском Дальнем Востоке, да и во многих государствах Юго-Восточной Азии, особенно тех, которые с КНР граничат).

Китай предлагает построить газопроводы через территорию республик Центральной Азии, но непременно с охраной этих маршрутов китайскими «частными военизированными компаниями»(это чтобы всякие террористы из «Аль-Каеды» трубы не повзрывали). А ведь на подходе - крупномасштабное осуществление - уже даже в детских садах малышами обсуждаемый всекитайский проект «Один путь-один пояс». А поскольку пройдет он как раз через страны Центральной Азии, то китайское присутствие в этом регионе (причем на постоянной основе) с каждым днем будет только усиливаться. Так что же делать?

Пугать свой народ будем Китаем,«доить» будем Россию, а приглашать «посотрудничать» - США и Европу

Как и любой крупный промышленный проект Пекина, затея «Один путь-один пояс» будет осуществляться исключительно в китайских интересах и за китайские деньги. А это значит, что все то, что будет так или иначе размещаться на территории центрально-азиатских государств, профинансируется китайскими кредитами или под льготные займы. Сегодня это для руководства стран региона- большой плюс(платить ничего и ни за что не надо). Но потом срок выплат за нынешнюю «китайскую щедрость» все равно придет. А вот чем платить будут по долгам следующие начальники центрально-азиатских государств - большой вопрос.

Но вот на уровне не начальства, а обыкновенных граждан антикитайские страхи и настроения по всей Центральной Азии постепенно усиливаются. И это вполне объяснимо, причем не только в этом регионе. Мне довелось во многих странах Африки, Карибского бассейна и Юго-Восточной Азии сталкиваться с точно такими же настроениями среди обычных граждан этих стран.

Они постоянно жаловались на то, что «китайцы все скупили», «берут в жены наших девушек, потом получают гражданство, оформляют на себя собственность и впоследствии забирают землю» – то есть становятся практически хозяевами нашей страны. При этом, как и во всех центрально-азиатских государствах, понятно и уяснено: китайцы везде все строят своими силами, своей техникой, за свои деньги, и фактически никаких рабочих мест для местного населения не создают (а так происходит не только в Центральной Азии, но и повсеместно, где КНР ведет «взаимовыгодное экономическое сотрудничество»).

Сами китайцы утверждают, что среди местных им не найти «нужных специалистов», плюс они не знакомы с китайской техникой и оборудованием. Но виноваты в таком «сотрудничестве» не столько китайцы, сколько сами центрально-азиатские руководители, особенно местного «пошива». За «большое спасибо» в денежном эквиваленте они позволяют китайским компаниям делать все, что те пожелают (та же добыча нефти в Казахстане или золота в Кыргызстане и Таджикистане).

Честно говоря, не особо у меня вызывают доверие некие опросы общественного мнения насчет того, что к Китаю и присутствию китайских компаний в странах Центральной Азии народ относится вроде как со все большей неприязнью. Любые «опросы» ведь можно так подсчитать, что белое станет в одночасье черным, а зеленое - красно-коричневым. И тем не менее китайцев стали бояться побольше, чем еще в начале 2000-х годов в регионе. И связано это и с полной пассивностью в регионе России, и с тем, что для далеких отсюда Америки и единой Европы Центральная Азия все же далеко не приоритет в политике и экономике.

Интересен здесь, думаю, чисто политический аспект подобной проблемы, особенно связанный с укреплением власти тех, кто сегодня уже управляет центрально-азиатскими государствами. Тесно сотрудничая с Китаем (а с кем еще можно взаимодействовать так, чтобы тебе давали кредиты, строили тебе «за просто так» дороги, тоннели, промышленные объекты, гостиницы и деловые центры?), власти стран Центральной Азии тем не менее всегда учитывают и отношение собственного населения к растущему китайскому присутствию.

Одновременно с этим и так называемые оппозиционные силы нет-нет, да и пытаются робко разыграть против властей «китайскую карту» и поднять трудовые «обманутые массы» на борьбу с китайским засилием. Вот только никакой оппозиции в четырех из пяти центрально-азиатских республиках нет и в помине(за исключением Кыргызстана, но там вообще власть триедина, так что они скорее передерутся между собой, чем посмеют что-то серьезное предъявить Пекину).

Само же китайское руководство поддерживает и укрепляет свои позиции в Центральной Азии, прежде всего за счет тесного взаимодействия с первыми лицами государств региона. С ними заключаются все имеющиеся нынче договоренности, и через них подписываются контракты, которые, с одной стороны, неслабо помогают Центральной Азии в отсутствие бывшего российского «присматривающего» развивать инфраструктуру. А с другой - делает их все более зависимыми от китайских кредитов, экономики и в конечном итоге- политических интересов.

Между тем Китай вовсе не собирается завоевывать страны Центральной Азии чисто физически - каким-нибудь военным или иным вторжением (или свержением неугодных правителей, чем время от времени промышляют те же американцы). В Пекине справедливо считают, что нет ничего крепче и надежнее «торгово-экономической удавки». Которая и держит на привязи любую страну понадежнее всяких военных баз. И натянуть ее можно в любой момент так, что от внешней независимости любого из государств Центральной Азии останется лишь показная видимость. Да и то, если останется.

Китай. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dn.kz, 17 августа 2018 > № 2705787 Юрий Сигов


Китай. США. Евросоюз. РФ > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 августа 2018 > № 2702802 Владимир Синельников

Другой дорогой: автобренды делают ставку на продажи в интернете

Владимир Синельников

Управляющий партнер ecommerce-агентства Aero

Купить Maserati на китайском сайте, продать 20 000 автомобилей Renault в России через интернет или оформить абонемент на Cadillac за $1800 в месяц. Что придумывают автопроизводители в эпоху e-commerce?

В 2016 году департамент транспорта штата Северная Каролина отказался продлить компании Tesla лицензию на продажу автомобилей, руководствуясь законом, который запрещает производителям продавать машины напрямую конечным потребителям. И хотя в Северной Каролине Tesla удалось обойти запрет с помощью юридической уловки, в 12 американских штатах такой закон по-прежнему действует, а во многих других штатах прямые продажи ограничены. Абсурдные ограничения в отношении автопроизводителей лоббируются ассоциациями автодилеров, среди которых немало крупных налогоплательщиков и работодателей.

У Tesla нет дилеров, компания продает автомобили напрямую. Открывает шоу-румы и сервисы в крупных городах, а заявки от покупателей принимает через сайт. Tesla первой предложила покупателям «собрать» собственную модель прямо на сайте, выбирая цвета и различные характеристики. В таком подходе к продажам дилеры видят угрозу собственному бизнесу. И не без оснований.

По данным Accenture, 70% мировых продаж автомобилей идет через независимых дилеров. Общая структура мирового рынка автопрома оставалась неизменной десятки лет — производители занимались непосредственно производством, R&D и маркетингом, а за продажи отвечали официальные дилеры, которые создавали вокруг себя сети субдилеров. Для автобрендов эта структура была выгодна по ряду причин: не нужно было инвестировать огромные средства в инфраструктуру по всему миру, риски общения с клиентом ложились на дилеров, дилеры лучше понимали национальную специфику и т. д.

Но культура потребления и поведение покупателей за последнее время круто изменились. Взрослеет поколение Z, привыкшее решать все задачи c помощью цифровых приложений. По данным исследования Accenture, более 80% покупателей автомобилей в мире используют цифровые каналы при выборе марки автомобиля и более 60% — чтобы начать процесс покупки, например, оставить заявку на сайте и т. д. Исследование Ernst & Young показало, что 46% покупателей автомобилей по всему миру хотели бы иметь возможность оплатить полную стоимость покупки онлайн, а 31% респондентов назвали удобный интерфейс интернет-магазина и продуманный процесс покупки через интернет одним из важных факторов выбора продавца. Одна из причин, по которой люди предпочитают покупать авто на сайте, — нежелание общаться с менеджерами в автосалонах, которые давят на покупателя и мешают сделать правильный выбор. По данным опроса «Яндекса», 34% российских респондентов при выборе авто ищут информацию на сайтах производителей и дилеров.

Автобренды уже несколько лет тестируют прямые онлайн-продажи. Mercedes запустил интернет-магазин в Германии в 2013 году. Недавно член правления Daimler AG Бритта Сиггер заявила, что компания планирует к 2022 году продавать в онлайне четверть новых и подержанных автомобилей Mercedes. На сайте производителя можно полностью оформить покупку автомобиля, в том числе в лизинг, а за дополнительные €199 авто доставят по указанному покупателем адресу. Компания также представила ряд инструментов, которые позволяют покупателю расширить онлайн-опыт, в том числе оценить интерьер салона и внешний вид автомобиля при помощи дополненной реальности через мобильное приложение.

Самый продвинутый автомобильный e-commerce в Китае. Национальная онлайн-платформа Tmall продает автомобили KIA, VolksWagen, Ford. Еще в 2016 году Maserati в рамках эксперимента продал через TMall 100 новых автомобилей на сумму 100 млн юаней всего за 18 секунд. Этой весной в партнерстве с Ford маркетплейс открыл вендинговый автомат, с помощью которого можно купить авто или взять на тест-драйв.

Автопроизводители экспериментируют и на Amazon. Так, Hyundai предлагал тест-драйв подписчикам Amazon Prime, а Fiat Chrysler тестировал ограниченные продажи маркетплейса в Италии. В ближайшие годы Amazon может стать большим игроком на авторынке. Интернет-гигант уже продает автозапчасти и аксессуары.

Дьявол в деталях

В России автопроизводители только начинают осваивать онлайн-продажи. Российское представительство Renault недавно отчиталось о том, что за два года продало через онлайн-платформу 20 000 машин. В онлайн-шоу-руме можно выбрать автомобиль и заказать его в салон ближайшего дилера, внести предоплату и отправить заявку на кредит или трейд-ин, но оформлять договор, завершать оплату и забирать машину все равно придется у дилера. У «АвтоВАЗа» тоже есть онлайн-сервис, но там тоже можно только проверить наличие и забронировать авто. Купить автомобиль на сайте с доставкой «на дом» можно у дилера «Фаворит-Моторс». После года работы сервиса дилер рассказывал, что каждую четвертую машину продает через сайт. Начинает тестировать онлайн-продажи «Авилон».

Если спрос на покупку нового авто через интернет только формируется, то онлайн-рынок автозапчастей развивается много лет. По данным исследовательской компании Hedges, мировой объем этого рынка в 2018 году превысит $10 млрд, а к 2021-му достигнет $16 млрд. В России онлайн-продажи пока идут в основном через крупных агрегаторов, таких как Exist, Emex, AutoDoc. Выручка Exist на пике развития в 2015 году составляла, по данным компании, 30 млрд рублей. Потенциал онлайн-рынка всерьез рассматривают практически все автобренды. За полгода к нам обращались за разработкой e-commerce-платформы семи автопроизводителей — это и российские, и зарубежные компании.

По предварительным результатам исследования e-commerce-агентства Aero и издания E-pepper.ru «Производитель — новый ритейлер» автобренды выделяют четыре основных преимущества розничных продаж: собственный интернет-магазин позволяет собирать данные о предпочтениях потребителей, иметь независимый канал продаж, предоставлять «уникальный» сервис (то есть именно сервис будет отличать их интернет-магазин от дилерских центров) и увеличить географию доставки внутри страны.

Работающих интернет-магазинов автопроизводителей пока единицы. УАЗ продает в интернет-магазине автозапчасти, аксессуары и автохимию с доставкой по всей России. У КамАЗа тоже есть интернет-магазин, но пока ассортимент запчастей там очень небольшой. Некоторые автопроизводители тестируют онлайн-продажи через агрегаторов. Основная аудитория онлайн-агрегаторов — конечные покупатели, которые стремятся сэкономить на запчастях и автосервисы. Основная особенность рынка автозапчастей — в этом сегменте десятки миллионов артикулов, у каждой детали есть несколько аналогов разных производителей, которые могут отличаться между собой. Покупатель делает выбор в пользу аналогов, потому что они существенно дешевле. По подсчетам экспертов, 70-80% продаваемых в России автозапчастей — это аналоги, а не оригинальные детали.

Развивая собственную розницу, автобренды рассчитывают повлиять на эту ситуацию. У производителей уже налажена логистика для оптовых поставок дистрибьюторам и дилерским центрам в крупных городах. Но чем больше компания и объем продаж, тем более глубокие изменения в бизнес-процессах потребуются для обработки, отгрузки розничных интернет-заказов и клиентского сервиса.

Конкурировать, но не съесть

Чтобы конкурировать с мультибрендовыми агрегаторами, производителям придется выдерживать такие же сроки доставки. Если машина сломалась и стоит в сервисе, запчасти нужны так быстро, насколько это возможно. По ряду позиций онлайн-покупатели привыкли получать запчасти в день заказа. Чтобы оправдать их ожидания, производителю придется создавать собственную курьерскую службу или же хранить самые востребованные позиции на складе фулфилмент-оператора. Для этого потребуется классификация запчастей на категории по частоте продаж, которой сегодня нет у производителей.

Один из логистических операторов, работающих с автопроизводителями, — HWC International (ранее ПДК). Его услугами пользуются Mazda, Mitsubishi Motors, Man, Geely Automobile, Haval, другие автобренды и один из крупнейших онлайн-агрегаторов запчастей Emex. У автопроизводителей есть очевидные преимущества — доверие покупателя. Но на одном доверии далеко не уедешь. Покупатели в интернете ищут выгодную цену, однако производители боятся давать скидки и каннибализировать продажи партнеров. В результате получается, что цены у производителей оказываются даже выше партнерских, потому что дилеры могут жертвовать частью маржи и выставлять в интернете цены ниже рекомендованных розничных.

Между тем у производителей есть возможность сделать своим покупателям действительно уникальное предложение. Для этого придется поставить в центр бизнеса не продукт, а клиента, и построить омниканальную экосистему для удовлетворения (и предвосхищения) его потребностей на базе своего интернет-магазина. Новые партнерства помогут постоянно расширять пакет услуг. Внедрение бортовой телематики (интеллектуальная система датчиков, собирающих информацию о состоянии автомобиля) позволит получать массу данных о состоянии авто и предлагать его владельцу разные решения и продукты. Например, автовладельцы смогут покупать запчасти прямо с приборной панели, получать персональные предложения по КАСКО. Партнерство с банками поможет предлагать покупателям авто выгодные условия по кредитованию и лизингу, упростить документооборот, оформляя кредиты в онлайне. У покупателей должна быть возможность заказать тест-драйв автомобиля, но современные технологии позволяют познакомиться с авто поближе и без посещения салона. Audi, BMW и Tesla уже используют для этого технологии виртуальной и дополненной реальности.

Новый мобильный провайдер

Производители не могут игнорировать тот факт, что отношение людей к владению автомобилем меняется. По данным Ernst & Young, 25% потребителей считают, что владеть машиной не принципиально важно, и согласны арендовать транспортное средство. По подсчетам Zion Market Research, глобальный рынок аренды и лизинга автомобилей к 2022 году вырастет до $124,56 млрд.

Не исключено, что в будущем большинство водителей будут менять машины несколько раз за год или чаще, по настроению. Чтобы успешно конкурировать в новой реальности, производителям придется перейти от продажи автомобилей к удовлетворению потребности в мобильности. Некоторые автобренды уже сделали первые шаги в этом направлении. Так, Cadillac запустил on-demand-сервис, подписчики которого за $1800 в месяц могут пользоваться автомобилем как собственным, менять его до 18 раз в год и получать при этом полную техническую поддержку и страховку. Сервис уже доступен в Нью-Йорке, Далласе и Лос-Анджелесе.

General Motors запустила запустила в Штатах каршеринговый сервис Maven, через который можно арендовать автомобили из парка компании на гибких условиях — c поминутной оплатой, на день, на месяц и т. д. Недавно GM пошла еще дальше и начала тестировать новую услугу — Peer Cars. Пользователи приложения Maven получили возможность сдавать в аренду собственные автомобили GM не старше 2015 года выпуска друг другу. При этом концерн страхует все автомобили, которые сдаются в аренду через сервис.

Китай. США. Евросоюз. РФ > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 августа 2018 > № 2702802 Владимир Синельников


Китай. США. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 13 августа 2018 > № 2700671 Алексей Гривач

Вредные иллюзии. Почему Европе не нужен американский газ

Алексей Гривач

заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности

Сейчас сжиженный газ стремительно утекает с европейского рынка. За 7 месяцев поставки сократились на 10%, а из США было поставлено всего 380 млн кубометров. Из России больше поставляется за один летний день, а зимой столько же за полдня. Однако Еврокомиссия, чтобы сделать видимость уступки Трампу, направит еще несколько сотен миллионов евро бюджетных денег на новые терминалы

Стратегия агрессивного маркетинга по продвижению американского сжиженного природного газа на мировые рынки порождает все больше абсурда. Не успел рынок оправиться от итогов встречи президента США Дональда Трампа с председателем Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером, на которой гость из Брюсселя пообещал, что Евросоюз построит больше терминалов для приема американского СПГ, хотя на сегодняшний день действующие терминалы в Евросоюзе загружены всего на четверть, как появился новый сюжет из той же серии.

Последние новости пришли из Китая — Пекин рассматривает возможность введения 25-процентной пошлины на СПГ из США в качестве ответной меры на торговые барьеры, введенные американской администрацией. На неискушенный взгляд это может казаться логичной мерой. Вашингтон недвусмысленно давал понять, что для смягчения дефицита торгового баланса в двусторонних отношениях ждет от Китая увеличения импорта американских товаров и прежде всего закупок СПГ. А заградительная пошлина, которая сделает поставки газа из США неконкурентоспособными на китайском рынке, серьезная угроза.

Однако на деле Китай проводит у себя политику «чистого неба», интенсивно переводя коммунальных потребителей с угля на чистые энергоносители, и последние полтора года демонстрирует взрывной рост спроса на газ, который удовлетворяется за счет массированного импорта СПГ, так как собственная добыча и поставщики газа в Средней Азии не готовы оперативно наращивать предложение, а с контрактом на закупку российского газа Китай в свое время затянул и начнет его получать только в конце 2019 года. То есть, по сути, в среднесрочной перспективе нет страны в мире, которая была бы заинтересована в увеличении предложения сжиженного газа, в том числе со стороны США, больше чем КНР.

С другой стороны, китайская пошлина, по большому счету, ничего не изменит. За первые пять месяцев 2018 года на рынок Поднебесной было поставлено около 1,7 млрд кубометров газа из Соединенных Штатов, примерно 14% от общего экспорта американского СПГ и 6% от китайского импорта сжиженного газа. Не так мало, но и не так много. И среди прямых покупателей или акционеров СПГ-проектов нет китайских компаний, что связано с общей взаимной настороженностью в сфере купли-продажи стратегических активов. Кроме того, не стоит забывать, что для экспорта газа в страны, с которыми у США нет соглашения о свободной торговле, нужно получать специальное разрешение Департамента по энергетике, который вовсе не спешит выдавать новые разрешения новым СПГ-проектам. А строящиеся мощности по сжижению в Соединенных Штатах в основном уже законтрактованы на 20-25 лет транснациональными нефтегазовыми корпорациями и крупными национальными компаниями-импортерами, среди которых, как уже отмечалось, нет китайских покупателей.

Но главное, рынок устроен таким образом, что в условиях устойчивого спроса Китай может купить дополнительные объемы, например, новогвинейского СПГ, произведенного американской корпорацией ExxonMobil и предназначенного изначально Японии, а японцы, в свою очередь, получат необходимый им газ с американского терминала из портфеля Shell или Total, которые могли бы поставить его напрямую в Китай, но из-за пошлины такая сделка экономически непривлекательна.

По той же самой причине не имеет смысла обещание Юнкера Трампу построить новые терминалы для приема СПГ в ЕС. Сейчас сжиженный газ стремительно утекает с европейского рынка. За первые семь месяцев поставки сократились на 10%, а из Соединенных Штатов было поставлено всего 380 млн кубометров. Из России больше поставляется за один летний день, а зимой столько же за полдня. А получается, что поставщики американского СПГ не хотят поставлять в Европу, европейские покупатели не хотят его покупать, но Еврокомиссия, чтобы сделать видимость уступки Трампу, направит еще несколько сотен миллионов евро бюджетных денег на никому не нужные терминалы. Ну а газ придет по расписанию. Из России.

Китай. США. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 13 августа 2018 > № 2700671 Алексей Гривач


Китай. США > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 9 августа 2018 > № 2702261

Китайским госкомпаниям дано указание увеличить добычу нефти и газа.

Добыча нефти в Китае в первом полугодии 2018 года уменьшилась на 2%.

Председатель КНР Си Цзиньпин предписал китайским госнефтекомпаниям China National Petroleum Corp. (CNPC) и China National Offshore Oil Corp. (CNOOC) нарастить внутреннюю добычу нефти и газа с целью поддержания энергетической безопасности страны. Обе компании подтвердили получение «важных инструкций» от Си Цзиньпина.

CNPC, говорится в сообщении компании, примет «революционные меры» для обеспечения устойчивого роста добычи. «Важные с точки зрения обеспечения энергетической безопасности Китая инструкции, полученные от Си Цзиньпина, задают четкое направление для того, куда должна двигаться компания в плане разведки и добычи газа, а также того, как двигаться к этому», – отмечают в CNPC.

Тем временем, CNOOC заявила о намерении принять «адресные меры» для увеличения добычи нефти и газа, а также их резервов. Компания намерена активно наращивать производство природного газа, а также развивать сеть его продаж. Кроме того, CNOOC планирует активизировать инвестиции в ключевые нефтегазовые проекты и рассчитывает достичь прорыва в сфере глубоководной разведки нефти.

Китай в значительной мере зависит от импорта энергоносителей. Тем не менее власти страны планируют повысить ввозные пошлины на американские нефть и газ в ответ на торговые ограничения, вводимые США в отношении КНР.

Добыча нефти в Китае в первом полугодии 2018 года уменьшилась на 2%. Снижение производства нефти в стране отмечается третий год подряд, сообщает агентство Bloomberg. В прошлом году КНР стала крупнейшим мировым импортером нефти, обогнав США.

Китай. США > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 9 августа 2018 > № 2702261


Казахстан. Китай > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 9 августа 2018 > № 2702254

Казахстан поставит Китаю 5 млрд кубометров газа.

Казахстан рассчитывает на окупаемость газотранспортной системы уже в 2023 году.

Казахстан планирует экспортировать в Китай к октябрю 2018 года 5 млрд кубометров газа, подтвердил глава национальной компании «КазМунайГаз» (КМГ) Сауат Мынбаев. «Газовый экспорт в КНР не только дает значительные доходы группе компаний КМГ, но также покрывает убытки по поставкам газа на внутренний рынок. При нынешних темпах развития крупных газопроводов мы рассчитываем на окупаемость газотранспортной системы не в 2030-м, а уже в 2023 году», – сказал Мынбаев в интервью республиканской газете «Казахстанская правда». По его словам, подобная коррекция планов стала возможной благодаря «напряженной работе всего газового блока КМГ».

«Развитие транспорта газа в сторону КНР шло в то время, когда у КМГ были большие ограничения из-за накопившихся долгов. Газовики сумели выкроить необходимые денежные ресурсы, организовав финансирование из собственных средств. Приведу пример. Компрессорная станция «Караозек» – один из немногих проектов КМГ, который построен по стоимости ниже сметной и собственными силами», – отметил Мынбаев.

Казахстан начал экспортировать газ в Китай в 2017 году. Ожидаемая экспортная выручка – около $1 млрд. В 2019 году планируется увеличить экспорт газа в Китай до 10 млрд кубометров.

Казахстан. Китай > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 9 августа 2018 > № 2702254


США. Китай. Весь мир. РФ > Авиапром, автопром. Армия, полиция. СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698742

Атака дронов: как покушение на Николаса Мадуро сделало рекламу беспилотникам

Максим Артемьев

Историк, журналист

Лучшая реклама для любого нового продукта — его паблисити, упоминание в новостях, причем таких, чтобы они шли заглавной строкой. Покушение на венесуэльского президента Николаса Мадуро стало таковым для беспилотников

Самое начало XXI столетия ознаменовалось широким боевым применением беспилотной авиации. В 2001 году началась операция США в Афганистане, где получили известность такие ударные беспилотники, как MQ-1 Predator и MQ-9 Reaper. Управляемые по радио из Америки, за многие тысячи километров от района боевых действий, они атаковали цели и в Афганистане, и в Пакистане, и в других точках земного шара, например, в Йемене. Эти беспилотники революционизировали войну. С одной стороны, резко повысилась безопасность атакующей стороны, с другой — удешевились ее траты, поскольку не нужно готовить летчиков (а подготовка операторов аппаратов неизмеримо проще), а сами беспилотники гораздо дешевле (стоимость «Хищника» — $4 млн, а стоимость истребителя F-16 — $17 млн). При этом повысились точность и внезапность нападений, длительность нахождения в воздухе.

Производящая их компания General Atomics Aeronautical Systems оказалась самым известным подразделением General Atomics. В военно-промышленном комплексе изготовители беспилотников стали наиболее популярными у широкой публики фирмами, оставив позади и классическую авиацию, и ракеты. Общая стоимость программ Predator и Reaper составила $14 млрд, а ведь кроме них есть и другие проекты, пошедшие в серию. Израиль прославился своими аппаратами «Герон», успешно экспортируя их более чем в дюжину стран мира. До недавнего времени израильские боевые беспилотники составляли 60% мирового рынка, а «Эйтан» являются самыми большими и тяжелыми в своем классе.

И последние события в Сирии, откуда регулярно приходят сообщения о налетах беспилотников на российские базы, подтверждают актуальность данного вида техники. Но вот именно здесь боевики используют не специализированные военные образцы, а, как и в случае с покушением на Мадуро, общедоступные или даже самодельные.

Ведь в чем заключается значение того, что произошло в венесуэльской столице? Впервые в мире было продемонстрировано, что беспилотник, самый простой, который можно купить в магазине или заказать по интернету, является средством покушения на главу государства. Что, в свою очередь, может привести к непоправимым последствиям, как в случае с Венесуэлой, где режим держится на личности одного человека.

Это, в свою очередь, означает необходимость изменения как законодательства, так и правил охраны первых лиц. В январе 2015 года DJI Phantom 3 (как отмечают в новостях, в покушении на Мадуро использовали беспилотники этой фирмы) уже упал нечаянно на лужайку перед Белым домом в Вашингтоне, после чего компания-производитель ввела в настройки геолокации установки, запрещающие аппаратам приближение к существующим запретным для полетов зонам. Но в случае как с парадом, на котором был атакован Мадуро, заранее невозможно предусмотреть, что и где является запретным?

Вообще понятия приватности и невторжения в частную собственность с появлением беспилотников становятся размытыми и требуют переосмысления. Эта техника стала очень популярной у разного рода журналистов и расследователей. В России можно вспомнить Алексея Навального. Допустим, что перелезать через забор с целью произвести фотосъемку противозаконно. Но как быть насчет полета крошечного аппарата над этим самым участком? Вторжение это или не вторжение? Нетрудно предположить, что с увеличением числа аппаратов эти вопросы будут подниматься все чаще и чаще, равно как и вопросы безопасности. В 2017 году в России приняты правила обязательной регистрации квадролетов и прочей техники, но детальной процедуры постановки на учет до сих пор не прописано. Также имеются разного рода ограничения в плане полетов, но до думских законов еще не дошло, хотя их неотложность очевидна. Любая сфера развивается лишь тогда, когда опирается на правовое поле.

Также представляет проблему самостоятельное производство беспилотников. Скажем, война на Донбассе давно превратилась в войну беспилотной авиации. С обеих сторон активно их не только используют, но и изготовляют. Причем изначально делаются аппараты, предназначенные для военных целей. Как правоохранительные органы должны реагировать на расползание подобного рода самоделок?

Я специально заглянул на страничку ведущего украинского независимого изготовителя беспилотников, «волонтера» Юрия Касьянова — как он откликнется на новости из Венесуэлы? Касьянов, конечно, в полном восторге, для него это доказательство верности избранного им дела, он уже обещает наносить аналогичные удары в Донбассе и в Крыму. Правда, в комментариях ему посоветовали первым делом потренироваться на Порошенко во время военного парада 24 августа.

Но если отвлечься от военного и юридического аспекта и обратиться к экономическому и социокультурному, то окажется, что производство квадролетов и прочей подобной техники, — растущий как на дрожжах бизнес. Появившись сравнительно исторически недавно, они стали востребованным товаром по мере того, как цены на продукцию неуклонно падали, — типичный процесс с любой технической новинкой. Вспомним, как дешевели на наших глазах и персональные компьютеры, и мобильные телефоны, и планшеты, и т. д.

Forbes уже писал об основателе компании DJI — китайском миллиардере Ван Тао. Мировой рынок беспилотников бурно развивается. Военный сектор, по данным американского издания Aviation Week and Space Technology, может составить в ближайшее десятилетие более чем $67 млрд (имеются в виду суммарные расходы). Рынок гражданской продукции примерно в три раза меньше, но и он активно развивается. Не исключено, что в конечном итоге «мирная» продукция по объему превзойдет военную. Сегодня без квадролетов невозможно представить себе кино, телевидение, шоу, фотографию, геодезию, кадастр, учет биологических ресурсов и многое другое. Как сотовые телефоны революционизировали связь, так и квадролеты изменили лицо многих сторон человеческой деятельности — буквально на наших глазах. Не забудем и о хобби и играх, когда люди покупают себе аппараты для развлечения.

То, что именно китайцы перехватили эту новую отрасль техники, весьма показательно. Не японцы, не корейцы и не индийцы, например, осваивают это непаханое поле. Но долю DJI приходится до 70% мирового рынка данной продукции. Россия же опять в стороне. Есть некие разработки в области военных беспилотных технологий, но вот гражданская собственная продукция на нуле. Мы проигрываем еще одну технологическую гонку современности, уступаем конкурентам без боя рынок в десятки миллиардов долларов. А ведь сколько было разговоров про Сколково?

США. Китай. Весь мир. РФ > Авиапром, автопром. Армия, полиция. СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698742


Китай. США. Франция > Транспорт. Авиапром, автопром > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698797 Дирк Алборн

Не поезд и не самолет: что нужно знать о Hyperloop

Владимир Смеркис

сооснователь и партнер Tokenbox

Hyperloop Transportation Technologies заключила соглашение на строительство первой скоростной системы в Китае. Гендиректор компании Дирк Алборн рассказал о ходе работ в разных регионах, возможном приходе проекта в Россию и о том, что главная трудность отнюдь не в технологии

Компания Hyperloop Transportation Technologies (HyperloopTT) подписала коммерческое соглашение на строительство скоростной системы Hyperloop в Гуйчжоуской экономической зоне на юго-западе Китая. Об этом говорится в релизе компании.

Идея скоростного вакуумного поезда, приводимого в движение линейным электродвигателем, была предложена Илоном Маском пять лет назад. Маск заявил, что сам не планирует воплощать в жизнь этот проект, но замысел был подхвачен энтузиастами. Для реализации идеи и была создана компания HyperloopTT во главе с Дирком Алборном, сооснователем JumpStartFund. В настоящее время существуют несколько действующих полигонов системы в разных странах мира. Вот что генеральный директор HyperloopTT Дирк Алборн рассказал о соглашении, заключенном в Китае, о ходе строительства скоростных линий в других регионах мира и сложностях, стоящих перед проектом.

Первый пассажир

О чем вам удалось договориться в Китае?

Мы подписали соглашение с инвестиционной группой, занимающейся транспортными коммуникациями и туризмом в округе Тунжэнь. Это наше первое соглашение с Китаем, двенадцатое в истории Hyperloop TT и третий договор о коммерческом сотрудничестве — после Арабских Эмиратов и Украины.

Предметом договора стало строительство первой линии Hyperloop в провинции Гуйчжоу. Это одна из активно развиваемых китайским правительством областей: за последние пять лет в нее вложено уже более $100 млрд. Фактически это дорога на Тибет. Там мы начнем со строительства первых десяти километров, которые в дальнейшем соединятся с более длинной линией. Проект будет на 50% дотироваться из госбюджета КНР, вторую половину финансирования дадут частные партнерства.

Стараемся разжечь побольше искр по всему миру, запустить побольше проектов. Надо ковать железо, пока горячо.

Мы также регистрируем свою собственную компанию в Китае, чтобы объединить и развивать все наши проекты в этом регионе. Hyperloop будет играть важную роль в развитии проекта «Экономический пояс Шелкового пути».

Таким образом, теперь ваша компания представлена в пяти странах: Франции, Испании, ОАЭ, Украине и Китае?

Стран даже больше, просто все зависит от того, на какой стадии сотрудничества мы находимся. Мы плотно и уже довольно давно работаем с несколькими правительствами. В Индонезии и Индии проводятся технико-экономические исследования. Мы работаем со Словакией, Чехией. В США это Кливленд и Чикаго. Во Франции наша площадка в Тулузе. В Бразилии мы создали центр инноваций. В Южной Корее лицензируем нашу технологию и отдаем ее местному правительству, которое заявило о желании построить Hyperloop у себя, а мы консультируем их по проекту. Стараемся разжечь побольше искр по всему миру, запустить побольше проектов. Надо ковать железо, пока горячо.

Сколько времени нужно, чтобы построить десятикилометровый трек?

Первые пять километров будут построены уже до конца 2020 года. Самое сложное — не строительство, а получение всех разрешений. В Тулузе нам пришлось потратить год только на то, чтобы уладить все формальности.

Тулуза стала городом, который компания Hyperloop TT выбрала для строительства прототипа грузовой и пассажирской системы в 2018 году. На какой стадии этот проект?

В Тулузе мы работаем со множеством разным компаний, наших партнеров и экспертов по технологиям будущего. У нас есть возможность как следует протестировать все новые технологии, включая магнитную левитацию, в нашей научно-исследовательской и опытно-конструкторской лаборатории. Мы строим «Версию №1», это будет полностью функциональная система, и самое главное, что мы сможем испытать ее на месте. Думаю, в течение полутора месяцев первая транспортная капсула будет готова и отправится на испытания в Тулузу.

Выходит, что капсулу собирают в другом месте?

Для оптимизации капсулу собирают в Испании, затем она будет перевезена в Тулузу, где мы проведем комплексные испытания уже всей системы целиком. Наш выбор пал на Тулузу как на европейский центр аэрокосмических технологий, сосредоточенных в так называемой Аэрокосмической долине (Aerospace Valley). Там создана удивительная экосистема для коллективов, работающих в этом секторе. Мы уже запустили инновационные проекты с 15 компаниями. Для нас важно, что там работают высококвалифицированные люди, среди которых мы находим лучших специалистов.

Что будет с капсулой по окончании всех испытаний?

Она поедет в Абу-Даби и будет запущена на нашей первой в мире коммерческой линии. Для этого мы строим там первый участок тоннеля длиной в десять километров. В этом нам помогает компания Aldar, одна из крупнейших строительных компаний в ОАЭ. Но самый важный момент, конечно, касается регуляции. Мы должны начать работать над стандартами регуляции и сертификации в разных странах: в Эмиратах, Китае, на Украине.

Почему отдаете первенство пассажирской линии, а не системе перевозки грузов?

Дело в том, что на самом деле нет особой потребности в сверхскоростной грузоперевозке. Люди всегда важнее. Грузы важны с точки зрения бизнеса, транспортных схем, но пока большинство товаров из Китая все еще транспортируются морем. Но в перспективе, конечно, наш проект может ускорить транспортировку с нескольких недель до считаных часов.

Вы готовы стать первым пассажиром поезда Hyperloop?

Ну конечно, я же столько работал над этим!

Технологии и жизнь

Вы упомянули, что нужно уладить все юридические формальности до начала эксплуатации. Каковы основные препятствия?

Так как мы стремимся сделать коммерческую систему, нам нужно проработать целый комплекс мер. Для этого мы сотрудничаем с Munich Re, одной из лучших страховых компаний в мире. Есть отчет по рискам, где говорится, что они могут застраховать нашу систему, и теперь мы двигаемся дальше — разрабатываем стандарты с институтами безопасности.

Сложность в том, что раньше-то никакого Hyperloop не было. Это ведь и не поезд, и не самолет. Поэтому для него приходится создавать совершенно новое юридическое поле, работать вплотную как со страховщиками, так и со специалистами по безопасности. И поскольку в каждой стране стандарты разные, мы создаем пилотные проекты, чтобы потом соотнести их с местным законодательством. Честно признаюсь, никогда не знаешь, что случится завтра, вдруг правительство в стране поменяется?

Кроме юридических рисков, какие есть еще препятствия, которые могут помешать повсеместному внедрению вашей системы? Есть ли технологические проблемы?

Главное препятствие — все же регулирование. Нам надо доказывать и подтверждать каждую цифру, каждый показатель. И дело не в скорости, а в эффективности. Даже крупнейшие страны мира не всегда могут похвастаться хорошей инфраструктурой, потому что ее дорого строить и дорого обслуживать. Чтобы построить нормальное метро, приходится использовать деньги налогоплательщиков. А нужно создавать прибыльные бизнес-проекты — то, что само себя окупает. Вот такой подход я считаю правильным.

Правда ли, что в США участок земли может стоить дороже, чем строительство на нем транспортной системы Hyperloop?

Все зависит от того, где этот участок. В Нью-Йорке уж точно будет дорого. Настоящая проблема при приобретении земли в Америке — это законы, регулирующие этот процесс. Например, простая ситуация: мне нужен вот этот кусок земли, и я готов заплатить за него столько-то денег. В Америке это не работает. Если земля кому-то принадлежит, то хозяин может ее не отдать. За 2000 километров, нужных для реализации инфраструктурного проекта, надо буквально бороться.

Буквально месяц назад вы подписали соглашение с украинским Министерством инфраструктуры на создание в стране транспорта пятого поколения. Как обстоят дела с этим проектом?

У них большие проблемы с инфраструктурой. Но они очень хотят совершить некий технологический прыжок, который поможет им развить и улучшить транспортную систему в целом, построить нечто совсем новое. Они связались с нами, а это как раз наш бизнес — делиться с правительствами разных стран технологией.

То есть вы не будете строить там свою систему, а просто поделитесь своей технологией?

Наша бизнес-модель в том и заключается, что мы — поставщики технологии. Мы лицензируем ее желающим. Мы работаем с властями в том числе и потому, что хотим создать для проекта нормативную базу. На Украине все еще находится на очень ранней стадии. Мы подписали базовое соглашение, проводим консультации, а с их стороны уже определена территория, на которой будет построена линия. Я пока не знаю, где именно.

Не так давно вы посетили экономический форум в Санкт-Петербурге (ПМЭФ), общались с Владимиром Путиным. Значит ли это, что Hyperloop в скором времени может появиться и в России?

Конечно. Я считаю, что Россия вообще идеальное место для внедрения нашей технологии, учитывая, какие непростые вызовы сейчас России приходится принимать. И наше соглашение с Китаем также пойдет на пользу вашей стране и нашему сотрудничеству.

Вы говорили, что ваша компания — один из ярких примеров распределенной команды, которая работает из самых разных уголков мира. Как вы управляете такой командой?

Когда наш проект только начинался, я еще работал в некоммерческом бизнес-инкубаторе, спонсируемом NASA. Мы искали новые способы ведения бизнеса. Сегодня буквально все можно сделать онлайн. Купить продукты, найти себе спутника жизни. В Америке можно даже развестись в интернете. Но когда речь заходит о бизнесе, приходится выходить в офлайн, искать людей, искать решение проблемы — и через полгода обнаружить, что ты не смог решить эту проблему. А если найти в интернете одного, двух, сотню людей, объединенных идеей, можно построить рабочую платформу, собирать мнения этих людей, улучшать свой бизнес.

Эффективнее работать с лучшим инженером в Москве, чем с посредственностями, которые живут на соседней улице.

Когда Илон Маск сказал, что слишком занят проектом SpaceX, чтобы самому воплощать в жизнь идею Hyperloop, мы поняли: вот она, идеальная возможность попробовать нашу командную модель. Мы запустили платформу, кинули клич, получили более 200 заявок, привлекли людей, которые захотели быть частью проекта. Это было в 2013-м. Сегодня с нами работает более 800 человек, разбросанных по всему миру. В основном они работают с нами за долю в компании.

С нами сотрудничают около 50 компаний, некоторые из них — крупнейшие в своей области. Например, Oerlikon Leybold Vacuum — одни из лучших в мире специалистов по работе с вакуумным оборудованием. Нам не приходится изобретать велосипед заново, мы можем приглашать лучшие умы в мире! В штате у нас работает около 60 человек, которые управляют распределенной командой. Это очень удобно, признаюсь. Например, эффективнее работать с лучшим дизайнером Токио или гениальным инженером в Москве, чем с посредственностями, которые живут на соседней улице. Или вот гений из NASA — зачем он нужен нам на 40 часов в неделю? Нам хватит и часа его времени. Это еще и экономит нам кучу денег, и средства мы вкладываем именно в строительство, а не в исследования.

Охота за «хайпом»

Как определить, какая технология «выстрелит» завтра?

Допустим, необязательно определять эту технологию, достаточно просто начать ею пользоваться. Оценить, каковы преимущества, которые она может дать, и начать поддерживать и развивать ее самому.

Все получается и случается, только если приложить известные усилия. Например, есть несколько компаний, которые занимаются технологией Hyperloop, но мы были первыми. Сейчас есть шесть или семь других компаний, но небольших. А в течение двух лет мы были единственными, и если бы мы не проделали всю работу в течение этих двух лет, другие бы скорее всего даже не появились. Так что дело не в том, чтобы найти успешную технологию, которая «выстрелит». Важно выйти первым и сказать: это технология, в которую я верю. Ваша вера и будет толкать ее вперед.

Например, искусственный интеллект. Да, сейчас мы еще на раннем этапе развития этой технологии, пока машины только обучаются. Но возможность упростить огромное количество рабочих процессов, заменить труд двадцати человек одним компьютером — это удивительно и прекрасно. И чем больше мы пользуемся технологией, тем лучше она становится.

Вы используете в своей работе блокчейн-технологии?

Конечно. Если бы мы знали о блокчейне на старте проекта, возможно, использовали бы его вместо опционов для акционеров. Сейчас мы как раз ищем способы применить его в Hyperloop, но с регуляцией пока нет ясности. У нас уже такая большая компания, что приходится относиться к таким вещам с большой осторожностью. Мы не хотим проводить ICO (хотя многие постоянно говорят мне об этом!), но уже используем саму технологию блокчейн, чтобы улучшить нашу работу. Например, в управлении данными о пассажирах, оптимизации маршрутов, интермодальности.

А вы сами владеете биткоинами или эфиром?

Конечно. Покупаю сам, участвую в некоторых ICO. Неcколько криптопроектов делаю сам, лично. Но пока не могу сказать какие — секрет.

Что мешает более эффективно использовать криптовалюты?

Криптовалюты — это лишь одно из приложений блокчейна. Я думаю, что все снова упирается в регуляцию. Это как интернет: можно загрузить пиратский фильм, но это будет незаконно. Правительства, вот кто будет пользоваться возможностями этой технологии в полной мере. Возьмем, например, Америку. Помните историю с русскими хакерами? Если бы все было на блокчейне, подобные проблемы даже не могли бы возникнуть. Все бы было гораздо безопаснее, гораздо прозрачнее: голосование, земельный кадастр, налоги, системы поставок.

Но готово ли общество к полной прозрачности?

Думаю, да. Но к ней не готовы многие люди во власти. Помню одну историю, когда американские военные хотели помочь местным солдатам в Африке, но деньги до солдат даже не дошли. Ведь у них не было банковских счетов, но был генерал, который все деньги забирал себе. Полтора десятка лет американцы пытались наладить процесс, чтобы деньги шли напрямую солдатам.

Приватность (privacy) — это категория, которая появилась совсем недавно. Раньше ты что-то делал, и вся деревня об этом знала. Теперь у нас есть право решать, хотим ли мы делиться своей частной информацией или нет. Но на государственном уровне право знать должно быть у всех. Куда идут миллионы? Что значит «засекреченная информация»? Всегда будут люди, подобные африканским генералам, которые будут тянуть процесс назад. Но сильные лидеры смогут пройти через эти препятствия.

Получить визу в Россию — целая история. С паспортом болельщика весь процесс у меня занял две минуты.

В целом, технология, обеспечивающая прозрачность, значительно упростит работу властей, а нам — жизнь. Возьмем то же строительство. Есть поставщики, у которых есть определенные сроки, но они их не соблюдают. Дорога, которая должна была быть готова через два года, не готова и через пять лет. И вы не понимаете почему. С использованием смарт-контрактов все гораздо проще: если опаздываешь — не получаешь деньги. Думаю, что этот принцип сначала подхватят небольшие страны, за ними последуют страны побольше. Те же Украина, Эстония — то, что они делают в плане электронного государственного управления, это важный шаг вперед.

Признаюсь, каждый раз, когда мне надо ехать в Россию, получить визу — это целая история, которая длится несколько недель. Я даже собирался отказаться от билетов на чемпионат мира, потому что опасался из-за графика поездок не успеть оформить визу. Но оказалось, что надо сделать паспорт болельщика — и все. Я прилетел на матч полуфинала. С паспортом болельщика весь процесс у меня занял две минуты. Две минуты! Так что блокчейн еще в самом начале пути, но мы точно увидим его эволюцию, и это будет очень интересно.

Китай. США. Франция > Транспорт. Авиапром, автопром > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698797 Дирк Алборн


США. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > tpprf.ru, 2 августа 2018 > № 2693702 Павел Кудрявцев, Елена Щербинина

Торговая война США и КНР: чего ждут и опасаются российские компании в Китае.

Торговая война США и Китая набирает обороты с каждым днем и оказывает все более заметное влияние на глобальную экономику после введения ими взаимных пошлин; Вашингтон угрожает – Пекин защищается, отвечая оперативно и симметрично, но пока не спешит поворачиваться к своему стратегическому соседу-партнеру и наращивать импорт из России.

Эксперт объяснила, почему новые пошлины США против Китая маловероятны

Корреспондент РИА Новости пообщалась с региональным представителем Торгово-промышленной палаты России (ТПП) в Восточной Азии в Пекине Павлом Кудрявцевым и заместителем коммерческого директора ЗАО "Алейскзернопродукт" им. С.Н. Старовойтова Еленой Щербининой, которые рассказали, с какими именно вызовами и проблемами сталкивается российский бизнес в нынешних условиях, чего опасаются и на что надеются отечественные компании.

В среду Белый дом подтвердил, что США планируют ввести пошлины в 25% вместо 10% на импорт китайских товаров и услуг на сумму 200 миллиардов долларов. В Пекине, комментируя информацию об этом, ранее обнародованную агентством Блумберг, заявили, что КНР примет необходимые контрмеры для защиты своих законных прав и интересов, если США будут провоцировать эскалацию торговой войны.

Осторожное зондирование

В Китае заявили о намерении решать торговые противоречия путем переговоров

Торговые трения двух крупнейших экономик мира и повышение взаимных пошлин на ввоз целого перечня товаров заставили других игроков международного рынка задуматься о том, как воспользоваться данной ситуацией, успеть занять освобождающие ниши и выгодно реализовать собственную продукцию. При том, что у российской продукции на китайском рынке есть значительный потенциал в связи с относительно невысокой ценой и хорошей репутацией, особо активного повышения интереса с китайской стороны пока не наблюдается.

"На сегодняшний день говорить о развороте китайского бизнеса в сторону России вследствие торговых трений с США пока, наверное, преждевременно. Между тем, некоторое влияние американо-китайского разлада на российско-китайское торгово-экономическое сотрудничество уже проявляется", — заявил Кудрявцев.

По словам собеседника агентства, прежде всего необходимо отметить возросшую активность китайских игроков рынка масличных культур, главным образом – сои. По данным Россельхознадзора, с июля 2017 по май 2018 года экспорт соевых бобов в КНР увеличился почти вдвое.

"Положительная тенденция налицо, китайцы продолжают зондировать возможности российского Дальнего Востока на предмет расширения поставок масличных, при этом действуют "по всем фронтам": соответствующие обращения идут по линии бизнеса, государственных ведомств и ассоциаций предпринимателей, активная работа проводится бизнесменами из КНР непосредственно и на территории России", — сообщил представитель ТПП.

Преграды и стимулы

Китай предостерег США от эскалации торговой войны

По мнению Кудрявцева, "можно предположить, что трения с США дали некоторый стимул для активизации работы по снятию нетарифных барьеров в российско-китайской торговле продовольственными товарами".

"Так, например, в текущем году сторонам практически удалось договориться относительно деталей открытия рынков молочной продукции и замороженного мяса птицы. В идеале, подписание соответствующих соглашений следует ожидать в ближайшее время", — добавил представитель ТПП.

Однако, подчеркнул он, "при всем при этом есть и негативные моменты". "Примечательно, что именно на фоне торговых споров с США китайские коммерческие банки принялись излишне рьяно исполнять требования американских надзорных органов в области осуществления антироссийских санкций", — заявил Кудрявцев.

Собеседник агентства пояснил, что, "в частности, участились случаи отказа банков КНР от обслуживания отечественных компаний несмотря на то, что данные юридические лица не входят в санкционные списки, равно как не подпадают под американские рестрикции совершаемые ими операции" — открытие счетов, обслуживание торговых сделок, открытие аккредитивов.

По его сведениям, "кредитно-финансовые институты КНР также чрезмерно перестраховываются и при работе с российскими физическими лицами, отказывая им, например, в оформлении дебетовых банковских карт и нередко даже в обмене валюты".

Ожидание — реальность

Мэр Лос-Анджелеса рассказал, к чему приведет "глупая торговая война" с КНР

После публикации китайской стороной списка американских товаров, на которые будут повышены ввозные пошлины, российские производители и поставщики зерновых культур рассчитывали на рост импорта в Китай, так как продукты из российского зерна пользуются популярностью у китайских потребителей и по ценовой политике, и по уровню качества. Однако в последний месяц ЦБ КНР резко опустил курс юаня, что стало ощутимым препятствием для расширения присутствия российских товаров на китайском рынке.

"Очень многие китайские компании в марте-апреле достаточно активно были настроены на то, что расширятся их возможности по поставкам товаров из России в Китай. В особенности зерновых культур. Но должна вам сказать, что пока кардинального увеличения незаметно", — заметила Щербинина.

По ее словам, "российские производители продуктов питания, нацеленные на поставки в Китай, сейчас столкнулись с повышением цен на их товары на внутреннем китайском рынке из-за резкого снижения курса китайской национальной валюты", отчего пострадали "вообще все, кто ориентируется на китайский рынок".

"Особенно это сложно именно с российскими продуктами, потому что они с 2014 года позиционируются в Китае как дешевые. Сейчас, по сути, мы находимся в состоянии, когда китайские покупатели переживают факт того, что товары подорожали, психологически некоторое время это, конечно, еще будет сдерживать спрос. Так что, для российского экспорта несырьевых товаров эта война скорее помешала, чем помогла", — подчеркнула Щербинина.

"Пока еще рано делать какие-то определенные выводы о влиянии этих событий на российских товаропроизводителей, прежде всего, нужно понять, как все дальше будет развиваться. Потому что изначально, когда это еще не случилось, все видели только плюсы, но мало кто, кроме китайского правительства, подумал про национальную валюту", — добавила эксперт.

Определенности нет, есть надежда

США намерены продолжить оказывать давление на Китай по вопросам торговли

При этом, по словам представителя российской компании, "для зернового сырья и масличных культур вполне можно ожидать значительного роста объемов поставок из России в Китай в рамках диверсификации китайских компаний, давно работающих на этом направлении".

Она отметила возможность того, что повышение интереса китайских компаний, занимающихся поставками зерновых и масличных в Китай, позволит снять некоторые существующие ограничения.

"К примеру, завозить в Китай пшеницу можно не со всей территории РФ, и вообще не все культуры разрешены к ввозу. Так что в этом смысле российским аграриям может эта "война" помочь, расширить их возможности", — предположила собеседница агентства.

Она добавила, что "теоретически должен быть выигрыш для наших компаний", но "еще рано говорить определенно".

"О чем-то более конкретном можно будет говорить после того, как у нас соберут урожай. В том числе важно, в каких регионах РФ какой урожай на какие культуры будет, и тогда станет яснее, какое увеличение можно ожидать по этим видам товаров с учетом существующих согласований между нашими государствами по этим товарным позициям", — подытожила Щербинина.

США. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > tpprf.ru, 2 августа 2018 > № 2693702 Павел Кудрявцев, Елена Щербинина


Китай > Транспорт > gudok.ru, 2 августа 2018 > № 2691505

1 августа 2008 года в Китае было официально открыто движение поездов на междугородней высокоскоростной железной дороге (ВСЖД) Пекин – Тяньцзинь, сообщает агентство «Синьхуа».

Магистраль стала первой самостоятельно построенной Китаем железнодорожной линией с максимальной скоростью движения 350 км/ч.

Спустя 10 лет общая протяженность эксплуатируемых ВСЖД в стране превышает 25 тыс. км, что составляет две трети от их суммарной протяженности во всем мире.

Ирина Таранец

Китай > Транспорт > gudok.ru, 2 августа 2018 > № 2691505


Китай > Госбюджет, налоги, цены > russian.china.org.cn, 2 августа 2018 > № 2691260

Как изменилась профессиональная деятельность китайцев за последние 40 лет?

За 40 лет осуществления политики реформ и открытости в китайском обществе произошли колоссальные изменения, большие перемены также наблюдаются в развитии профессий.

80-е годы 20 века: «Руль» и учитель

В 80-е годы профессия водителя считалась довольно хорошей, будь то это водитель такси или грузового автомобиля.

В 80-е годы прошлого столетия автомобили были большой редкостью. Например, в то время в Пекине было немного такси, поэтому и водителей было мало. Более того, обычные люди не могли себе позволить поездки на такси, ими, главным образом, пользовались иностранцы, таксисты зарабатывали валютные сертификаты, поэтому их доход был выше, чем у обычных людей.

С началом осуществления политики реформ и открытости, повсеместно стали появляться частные предприятия и предприниматели. Тогда в народе было распространено популярное выражение о том, что «заработная плата людей, которые продавали вареные яйца, выше, чем у ученых». Согласно результатам опроса, самыми популярными в то время профессиями были водитель такси, частный предприниматель и повар.

Кроме этого, профессия учителя также была неплохим выбором.

90-е годы 20 века: торговля

В 1992 году в ходе поездки на юг Китая реформатор Дэн Сяопин отметил, что страна начала путь по строительству рыночной экономики социализма. Госсовет КНР внес поправки и упразднил ряд документов, связанных с торговлей, в обществе начали активно заниматься бизнесом.

Популярность торговли в 90-е годы сделала некоторых людей крайне успешными, им удалось основать крупные предприятия, другие, однако, понесли потери.

Одновременно с этим, в 90-е годы прошлого века также было популярно работать в иностранных компаниях, которые активно развивались в Китае благодаря политике реформ и открытости. В таких передовых городах по реформированию, как Шэньчжэне и Сямэне, работа в иностранных предприятиях обладала особенной привлекательностью, молодые люди придавали большое значение высокой заработной плате и статусу.

21-й век: программисты

Интернет сильно изменил мир, программист стал символом изменений в профессиональной деятельности со вступлением Китая в 21-й век.

От стремительного распространения мобильного интернета в 2011 году до развития больших данных и искусственного интеллекта, требования по отношению к программистам становятся выше, необходимы детализация и специализация в этой профессии.

«Вслед за диверсификацией потребностей людей, вместе с модернизацией производства осуществляется развитие профессиональной структуры. Так, стремительного развития получили такие сферы, как финансы, логистика, консалтинг, индустрии кино и телевидения, культуры и образовательной подготовки. Одновременно с этим, в сфере бытового обслуживания наблюдается тенденция к диверсификации, процветают отрасли, связанные со здоровьем, красотой и заботой о пожилых людях. Эпоха «Интернет+» также изменила многочисленные индустрии и профессии, творчество все больше заслуживает уважения», - отметил лектор Института государственного управления Южно-Китайского педагогического университета Чжан Гоин.

2010-е годы: плюрализм

В настоящее время персонализация стала новой тенденцией. С производственной точки зрения, традиционное производство развивается по направлению к индустрии услуг. Масштабное производство уже не является целью предприятий, новой задачей стало удовлетворение индивидуальных потребностей людей.

«Вслед за технологическим прогрессом и экономическим развитием, работники, занятые в производстве, масштабно переходят в сферу обслуживания. В индустрии услуг появилось огромное количество новых профессий», - заявил директор Института профессиональных исследований Пекинского университета Чэнь Юй.

Владелец виртуального магазина на платформе «Таобао» является новой профессией в индустрии услуг, она появилась с возникновением электронной коммерции. В настоящее время магазины на «Таобао» отказались от низкокачественных и дешевых товаров, перешли на персонализированную, брендовую и высококачественную продукцию.

Границы между профессиями смываются. «Мобильная цифровая интернет-платформа изменила сферы и формы деятельности людей», - отметил Чэнь Юй. «Например, один человек может заниматься разными видами деятельности, не только одной». -о-

Китай > Госбюджет, налоги, цены > russian.china.org.cn, 2 августа 2018 > № 2691260


Китай. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика. Медицина > russian.china.org.cn, 2 августа 2018 > № 2691259

В среду в Минской центральной районной больнице в деревне Боровляны состоялась церемония открытия терапевтического корпуса, построенного с помощью Китая.

Строительно-монтажные работы велись, начиная с января 2017 года, за счет безвозмездной технико-экономической помощи правительства КНР и завершились в июне этого года. На всех этапах за ход строительства отвечала управляющая проектом компания - Институт по изучению городского строительства Китая /China Urban Construction Design & Research Institute/. Институт Минскгражданпроект адаптировал проект под требования заказчика. В результате менее чем за полтора года на территории 0,5 га вырос 4-этажный корпус стационара с подземным этажом общей площадью около 7,2 тыс. кв.м /из них почти 6 тыс. кв.м - наземная часть/. Стационар рассчитан на 170 коек. Сумма китайской технической помощи составила 74,9 млн юаней /около 11 млн долларов США/.

Выступая на церемонии открытия терапевтического корпуса, заместитель министра экономики Беларуси Дмитрий Матусевич выразил благодарность китайской стороне за помощь. По его словам, в результате реализации данного важного для Минской области проекта будут значительно улучшены условия оказания медицинских услуг населению Минской области. "Успех в реализации данного проекта будет использован и в дальнейшем в качестве примера", -- сказал он.

Первый секретарь Канцелярии по торгово-экономическим вопросам при посольстве КНР в Республике Беларусь Чэнь Юцзинь отметил, что реализация проекта строительства терапевтического корпуса в полной мере показывает отношение глубокой и искренней дружбы китайцев к белорусскому народу, является ярким воплощением связей стратегического партнерства между двумя странами.

"За последние годы при наших совместных усилиях плодотворно и успешно реализован ряд важных проектов с использованием средств технико-экономической помощи правительства КНР, таких как строительство социального жилья первого и второго этапов, студенческого общежития, системы электрификации Китайско-белорусского индустриального парка, а также проект реконструкции реки Уша и т. д. Все эти проекты придают дополнительный импульс социально-экономическому развитию Республики Беларусь и укреплению дружественных отношений между нашими государствами, - сказал дипломат. - В будущем нам предстоит градиозная работа. Мы будем прилагать с белорусской стороной усилия для претворения в жизнь договоренностей лидеров двух стран, достигнутых на саммите ШОС в Циндао 10 июня 2018 года. Они касаются строительства национального футбольного стадиона, бассейна международного стандарта, проекта социального жилья третьего этапа, а также строительства жилого комплекса и центра трансформации научно-технических достижений на территории Китайско-белорусского индустриального парка".

Генподрядчиком выступила 25-ая компания Китайской корпорации железнодорожного строительства. Заместитель генерального директора предприятия Ли Хуци назвал завершение строительства терапевтического корпуса успехом реализации проекта и плодотворным результатом китайско-белорусского дружественного сотрудничества.

Китай. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика. Медицина > russian.china.org.cn, 2 августа 2018 > № 2691259


Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 2 августа 2018 > № 2691258

Китайские органы, регулирующие рынок, решили провести расследование в отношении онлайн-платформы коллективных покупок со скидками Pinduoduo по подозрению в продаже контрафактной продукции.

Как стало известно, в последнее время стали поступать многочисленные жалобы от потребителей и владельцев товарных знаков на то, что на платформе продается контрафактная и фальсифицированная продукция.

Госуправление по регулированию рынка /ГУРР/ КНР потребовало от рыночных регуляторов в Шанхае разобраться в этом вопросе.

В случае выявления какой-либо нелегальной деятельности на платформе, виновные понесут наказание в соответствии с законом, заявили в ГУРР.

Платформа Pinduoduo была создана в 2015 году в Шанхае, сейчас она насчитывает свыше 300 млн активных пользователей. Она продает товары со скидками, объединяя в себе функции социальной сети и онлайн-шопинга. 26 июля 2018 года компания дебютировала на фондовой бирже Nasdaq.

Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 2 августа 2018 > № 2691258


Китай > Авиапром, автопром. Электроэнергетика. Транспорт > russian.china.org.cn, 2 августа 2018 > № 2691250

На днях в Пекине начала работать платформа государственного мониторинга за автомобилями на новых источниках энергии и утилизацией их аккумуляторных батарей.

На сегодняшний день в Китае было произведено уже свыше 2,1 млн автомобилей на новых источниках энергии. Китай также является крупнейшим в мире производителем и потребителем аккумуляторных батарей /АКБ/ для электромобилей. В связи с этим все более актуальным становится вопрос утилизации АКБ.

По оценкам, после 2020 года постепенно начнет массово заканчиваться срок службы находящихся сейчас в эксплуатации АКБ. Если их не утилизировать должным образом, то это не только повлияет на окружающую среду, но и приведет к растрате ресурсов.

"Отслеживание АКБ на протяжении всего жизненного цикла - это важная мера для продвижения утилизации и повторного использования АКБ", - заявил замминистра промышленности и информатизации Китая Синь Гобинь на церемонии запуска платформы.

По его словам, министерство продолжит прикладывать активные усилия и оказывать поддержку в данном направлении.

Китай > Авиапром, автопром. Электроэнергетика. Транспорт > russian.china.org.cn, 2 августа 2018 > № 2691250


Китай. Россия > СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 2 августа 2018 > № 2691247

Во время Чемпиона мира по футболу-2018 русская бабушка попросила найти ее подругу по переписке, эта информация быстро распространилась. Подруги, которые переписывались в 60-е годы прошлого года встретились 21 июля на видеомосте. Старший сын Дуань Чуньсю Ван Цзянь сказал корреспонденту, что он готов сделать все необходимое для продолжения дружбы матери.

«Спасибо, что помнишь меня, я очень скучаю по тебе», - сказала 71-летняя старушка из городского округа Сянтань провинции Хунань Дуань Чуньсю на экране мобильного телефона. На другом конце провода русская бабушка Людмила Ивановна Митричева(Люся), которая искала свою китайскую подругу по переписке ответила, что подруги по переписке с 60-х годов наконец-то встретились на видеомосте. Это первый диалог по видеомосту для Дуань Чуньсю.

«Здравствуй, Люся!» - проговорила Дуань Чуньсю на китайском языке. Пятичасовая разница во времени не уменьшила радости двух подруг по переписке. Люся замахала рукой и на китайском языке выговорила: «Дуань Чуньсю, Нихао (здравствуй)». Сняв очки, она вытерла слезы, и на ее лице появилась улыбка.

«Спасибо за твой подарок, я до сих пор его храню»,- руки Дуань Чуньсю дрожали, в них был треугольный юбилейный значок. Дуань Чуньсю помнит лишь простые слова на русском языке: здравствуй, спасибо и т.п., поэтому ее школьный друг Ли Цзяньцюнь помогал ей переводить. С помощью переводчика они поговорили о своих семьях и жизни. Через 21 минуту беседа закончилась, подругам было очень жаль вновь расставаться.

До этого видеомоста Дуань Чуньсю 7-8 лет не выходила из дома. После беседы с Люсей она стала хорошо спать, и стала более открытой. Ван Цзянь хорошо заметил перемены в настроении матери. «Много лет не выходя из дома, она стала замкнутой, но теперь после этого разговора по видеомосту моя мать очень изменилась, она постепенно преодолевает замкнутость», - рассказал Ван Цзянь.

56 лет тому назад Дуань Чуньсю стала переписываться с российской школьницей Люсей. Они общались на русском языке, делились своими впечатлениями об учебе и жизни, между ними выросла интернациональная дружба. Люся написала Дуань Чунсю три письма, Дуань ответила двумя письмами. Помимо писем она отправила Люсе открытку с пейзажем озера Сиху, монету Китая 1 фэнь 1959 года и свой снимок. Затем их переписка прекратилась. Как вспоминает Ван Цзянь, Дуань Чуньсю хранила их письма и подарки в старом альбоме, теперь уже прошло много лет, письма выцвели, сохранился лишь юбилейный значок.

Через 56 лет во время Чемпиона мира по футболу Люся, которая живет в городе Саранске, узнала, что напротив нее живет китайский журналист, она решила обратиться к нему – постучалась в дверь и попросила его помочь в поиске китайской подруги по переписке. 7 июля пожелтевшие письма и снимки с трогательной историей о них разлетелись по Интернету. И через некоторое время Люся нашла Дуань Чуньсю.

Китай. Россия > СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 2 августа 2018 > № 2691247


Китай. Фиджи > Транспорт. Медицина. Армия, полиция > russian.china.org.cn, 2 августа 2018 > № 2691242

В четверг по местному времени китайское госпитальное судно "Мирный ковчег", выполняющее задачу "Гармоничная миссия-2018", прибыло в порт Сувы, начав восьмидневный дружественный визит и предоставление бесплатных медицинских услуг местному населению. Это второй визит судна "Мирный ковчег" в страну после успешного визита на Фиджи в 2014 году, а также уже третья остановка в ходе "Гармоничной миссии-2018".

Судно "Мирный ковчег" прибыло к пристани Сувы около 10:00 утра по местному времени. Местные жители и администрация горячо приветствовали прибывшую команду судна.

Командующий ВС Фиджи встретился с командиром миссии и военнослужащими ВМС НОАК и устроил для них традиционную церемонию приветствия.

Китай. Фиджи > Транспорт. Медицина. Армия, полиция > russian.china.org.cn, 2 августа 2018 > № 2691242


Китай. США > Агропром. СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 2 августа 2018 > № 2691239

Кофейная компания Starbucks и гигант электронной торговли Alibaba в четверг в Шанхае объявили о стратегическом партнерстве, призванном довести до совершенства работу Starbucks на территории Китая.

В сотрудничестве с ключевыми предприятиями, входящими в экосистему Alibaba, включая Ele.me, Hema, Tmall, Taobao и Alipay, Starbucks планирует с сентября этого года открыть услугу доставки в 150 кофейнях, расположенных в основных торговых районах Пекина и Шанхая.

К концу 2018 года новый сервис будет доступен в более чем 2000 кофеен в 30 городах страны.

Наряду с этим, планируется открыть "Кухни доставки Starbucks", которые будут предоставлять весь комплекс услуг по доставке, а также интегрировать различные платформы для создания виртуального магазина Starbucks с более персонализированной схемой онлайн-обслуживания, разработанной специально для китайских клиентов.

Китай. США > Агропром. СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 2 августа 2018 > № 2691239


Россия. Китай > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > ria.ru, 31 июля 2018 > № 2693572

Китай предлагает России совместно разрабатывать метановый и водородный двигатели для перспективных ракет, рассказал в интервью РИА Новости генеральный директор НПО "Энергомаш" Игорь Арбузов.

"Наших китайских коллег очень интересует вопрос совместной разработки метанового двигателя. Мы рассматриваем такой вариант, как возможность привлечения дополнительных инвестиций в создание метанового двигателя с последующим, как вариант, лицензионным соглашением по его производству в Китае", — рассказал Арбузов.

Помимо этого, Китай проявляет очень серьезный интерес к тематике водородного двигателя. "Тут нам предлагают широкий спектр возможностей для сотрудничества", — рассказал он.

Конкретика по этим направлениям может появиться к ноябрю, когда в китайском Чжухае пройдет совместная встреча представителей России и Китая. "Но то, что тематика ракетных двигателей — это приоритетная тема для Китая, никто не скрывает", — отметил глава российского двигателестроительного предприятия.

Россия. Китай > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > ria.ru, 31 июля 2018 > № 2693572


Китай. Гонконг > СМИ, ИТ. Образование, наука > regnum.ru, 31 июля 2018 > № 2692379

Проект исследования гравитационных волн «Тяньцинь» набирает обороты в Китае

Строительством будет заниматься Шэньчжэньский кампус университета при участии Гонконга. Инвестиции в проект превысят 1 млрд юаней ($146,6 млн), а сам проект станет одним из элементов проекта исследования гравитационных волн «Тяньцинь»

 Университет Сунь Ятсена в провинции Гуандун на юге Китая заявил о начале строительства наземной системы имитации космической обсерватории по изучению гравитационных волн, сообщает 30 июля агентство Синьхуа.

Строительством будет заниматься Шэньчжэньский кампус университета при участии Гонконга. Инвестиции в проект превысят 1 млрд юаней ($146,6 млн), а сам проект станет одним из элементов проекта исследования гравитационных волн «Тяньцинь», который был инициирован Университетом Суть Ятсена еще в 2015 году.

Общая приблизительная стоимости проекта составляет 15 млрд юаней. Проект планируется реализовывать в четыре этапа на протяжении 20 лет. На одном из этапов запланирован запуск трех высокоорбитальных спутников фиксирования гравитационных волн. За три года с анонса проекта в Чжухайском кампусе университета уже построена часть исследовательской инфраструктуры.

Стоит отметить, что впервые о фиксировании гравитационных волн стало известно в 2016 году. Их удалось «поймать» при помощи американской лазерно-интерферометрической гравитационной-волновой обсерватории LIGO. Само же существование гравитационных волн было предсказано еще Альбертом Эйнштейном в 1916 году в его Общей теории относительности.

Китай. Гонконг > СМИ, ИТ. Образование, наука > regnum.ru, 31 июля 2018 > № 2692379


Китай > СМИ, ИТ > regnum.ru, 31 июля 2018 > № 2692370

Музей «Трех ущелий» в Китае соберет у населения экспонаты для выставки

Музей «Трех ущелий» ставит перед собой задачу сохранения истории и отражения тех изменений, которые произошли с природой и культурой региона среднего течения реки Янцзы

 Музей «Трех ущелий» начнет сбор предметов, представляющих историческую ценность, среди населения, чтобы затем представить в качестве экспонатов на специальной выставке, сообщили в корпорации China Three Gorges Corporation («Китайская корпорация Трех ущелий»), сообщает 30 июля агентство Синьхуа.

«Проект Трех ущелий» был заложен корпорацией China Three Gorges Corporation, которая владеет одной из крупнейших в мире гидроэлектростанций, которая представляет из себя систему водного контроля в среднем течении длиннейшей в Китае реки Янцзы.

Музей «Трех ущелий» ставит перед собой задачу сохранения истории и отражения тех изменений, которые произошли с природой и культурой региона. Его создание было ускорено в 2017 году в рамках распоряжения Государственного управления защиты культурного наследия КНР и Национального музея Китая.

Среди предметов исторической значимости решено собирать историческую документацию, видео и оборудование, относящееся к строительству электростанции. Особенно интересно для музея то, что отразилось на развитии китайской сферы гидроэнергетики.

Напомним, что дамба электростанции «Три ущелья» достигает высоты 185 метров при длине 2309 метров, имеет пятиступенчатую систему шлюзов и лифт для кораблей. Кроме того, она оснащена 34 турбогенераторами суммарной мощностью 22,5 млн кВт⋅ч. Строительство сооружения было начато в 1992 году и завершилось в 2012 году, когда были введены в эксплуатацию последние агрегаты.

Китай > СМИ, ИТ > regnum.ru, 31 июля 2018 > № 2692370


Китай > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > regnum.ru, 30 июля 2018 > № 2692330

Китай почти завершил формирование базовой группировки спутников навигации

Спутники-близнецы стали 33-м и 34-м по счету элементами группировки навигационных спутников BeiDou

 Китай запустил два спутника геопозиционирования BeiDou-3 на одной ракете-носителе, перейдя в режим беспрецедентно частых пусков, сообщает 29 июля агентство Синьхуа.

Ракета-носитель «Чанчжэн-3B» стартовала с космодрома Сичан в провинции Сычуань на юго-западе Китая в 9:48 по местному времени в рамках 281-й миссии ракет «Чанчжэн». Спутники-близнецы стали 33-м и 34-м по счету элементами группировки навигационных спутников BeiDou. Они успешно вышли на орбиту спустя три часа после старта.

Отметим, что базовая спутниковая система навигации из 18 спутников BeiDou-3 будет сформирована уже до конца года и будет обеспечивать услуги геопозиционирования для стран, присоединившихся к китайскому проекту «Нового шелкового пути». Система BeiDou является китайским аналогом американской GPS, европейской Галилео и российской ГЛОНАСС.

Китай > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > regnum.ru, 30 июля 2018 > № 2692330


Вьетнам. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > ru.nhandan.com.vn, 30 июля 2018 > № 2688518

Экспорт фруктов и овощей Вьетнама в июле 2018 года оценивается в размере 289 млн долл. США, в результате чего экспорт фруктов и овощей за 7 месяцев текущего года составил 2,3 млрд долл. США, что на 12,6% больше по сравнению с тем же периодом 2017 года.

Такие цифры на днях были опубликованы Управлением по переработке сельскохозяйственных продуктов и развитию сельскохозяйственного рынка при Министерстве сельского хозяйства и развития деревни Вьетнама.

Китай остается крупнейшим импортером фруктов и овощей Вьетнама. За первые шесть месяцев 2018 года Китай занял 74% доли рынка стоимостью в размере 1,47 млрд долл. США, что на 18% больше, чем за тот же период прошлого года.

Подписание многих соглашений о свободной торговле (FTA) способствовало открытию новых рынков для фруктово-овощного сектора. Это хорошая возможность для вьетнамских экспортеров снизить зависимость от определенного рынка.

Предприятиям также необходимо усилить контроль над качеством своих продуктов для экспорта.

Вьетнам. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > ru.nhandan.com.vn, 30 июля 2018 > № 2688518


Япония. Китай > Транспорт. Электроэнергетика > nhk.or.jp, 30 июля 2018 > № 2688354

Сменные батареи позволят экономить время владельцам электрических транспортных средств

Владельцам электрических транспортных средств предлагается вариант, позволяющий экономить время путем замены использованных батарей на полностью заряженные.

Японская автомобилестроительная компания Nissan два года назад приступила к реализации в Китае электрических транспортных средств со сменными батареями. Для этого она сформировала партнерство с одной из местных компаний, управляющей сетью станций по замене батарей.

Компания Honda и фирма-производитель электроники Panasonic совместно разработали сменную батарею для мотоциклов. В декабре они планируют запустить в Индонезии несколько десятков станций по замене батарей для того, чтобы убедиться в реализуемости этой модели.

Компания Toyota также рассматривает вопрос внедрения такой технологии.

Япония. Китай > Транспорт. Электроэнергетика > nhk.or.jp, 30 июля 2018 > № 2688354


Китай > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > ria.ru, 29 июля 2018 > № 2692388

В роботизированном отеле, появившемся в городе Чэнду, нет персонала в привычном смысле этого слова, сообщает Economical Times.

На входе новых постояльцев встречает робот, используя систему распознавания лиц. Он же помогает зарегистрироваться и провожает гостя в номер.

Дополнительные пожелания — заказ еды или такси, стирка — также выполняются роботами, которые подключены к специальному мобильному приложению. На случай непредвиденных ситуаций и проблем со здоровьем в отеле предполагается система связи с людьми.

К концу 2018 года планируется построить еще 50 аналогичных отелей.

Китай > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > ria.ru, 29 июля 2018 > № 2692388


Китай. Узбекистан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 29 июля 2018 > № 2687752

Китай стал основным торговым партнером Узбекистана после России по итогам первого полугодия 2018 года. Об этом в пятницу сообщила пресс-служба узбекского Минвнешторга.

Товарооборот между Узбекистаном и Россией в первом полугодии составил 2,83 млрд долларов США или 16 проц. от общего товарооборота республики.

Китай занял второе место, товарооборот между двумя странами составил 2,81 млрд долларов США или 15,9 проц. от общего товарооборота.

Доля Казахстана в общем товарообороте Узбекистана составил 8,1 проц., а общий объем торговли между странами -- 1,43 млрд долларов США.

В пятерку крупных торговых партнеров Узбекистана за этот период также вошли Турция /5,3 проц./ и Республика Корея /4,3 проц./.

Китай. Узбекистан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 29 июля 2018 > № 2687752


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter