Всего новостей: 2606514, выбрано 3480 за 0.162 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. СФО > Образование, наука. Медицина > минобрнауки.рф, 21 сентября 2018 > № 2736318

В Новосибирске обсудят обучение детей с нарушениями слуха

27-28 сентября в Новосибирске состоится Всероссийский семинар-совещание для руководителей образовательных организаций, реализующих адаптированные основные общеобразовательные программы для обучающихся с нарушениями слуха. Мероприятие проводит Министерство просвещения Российской Федерации.

В работе Семинара примут участие представители Министерства просвещения Российской Федерации, ведущие учёные и практики страны. В рамках Семинара будут рассмотрены вопросы государственной политики в сфере образования обучающихся с нарушениями слуха, современных научных подходов и педагогических технологий, а также опыт Новосибирской области по организации образовательного процесса указанной категории обучающихся.

К участию приглашаются руководители образовательных организаций, реализующих адаптированные основные общеобразовательные программы для обучающихся с нарушениями слуха.

Для участия в Семинаре необходимо в срок до 20 сентября 2018 г. пройти электронную регистрацию по ссылке https://sdo.nipkipro.ru/reg/?web=1

По вопросам участия в Семинаре можно обратиться по электронной почте chagina-ns@mon.gov.ru или по телефону 8-499-237-95-38.

Контактное лицо в Новосибирске по организационным вопросам – Попкова Ирина Владимировна (тел. 8-383-223-16-97).

Россия. СФО > Образование, наука. Медицина > минобрнауки.рф, 21 сентября 2018 > № 2736318


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > минобрнауки.рф, 21 сентября 2018 > № 2736317

Минпросвещения России направит гранты на поддержку русского языка в размере более 170 миллионов рублей

Министерство просвещения Российской Федерации объявило о старте открытого конкурса для юридических лиц на предоставление грантов в рамках государственной программы «Развитие образования».

Гранты на общую сумму более 170 миллионов рублей будут направлены из федерального бюджета в форме субсидий. Одно из обязательных требований к участникам конкурса – наличие опыта выполнения масштабных программ и проектов в области защиты, поддержки и продвижения русского языка.

Гранты обеспечат развитие и совершенствование электронных образовательных ресурсов на русском языке, проведение установочных и обучающих семинаров и образовательно-просветительских мероприятий, продвижение открытых русскоязычных образовательных ресурсов в России и за рубежом, а также разработку и продвижение в социальных сетях обучающих интерактивных игр.

Ранее на поддержку программы развития на конкурсной основе министерством были разыграны средства в размере 150 млн рублей, таким образом общая поддержка составит свыше 320 млн.

Заявки участников конкурса предоставляются в Министерство просвещения Российской Федерации по адресу: 125993, г. Москва, ул. Тверская, д.11, каб. 708, с пометкой «Департамент управления имущественным комплексом и конкурсных процедур».

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > минобрнауки.рф, 21 сентября 2018 > № 2736317


Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > fadm.gov.ru, 21 сентября 2018 > № 2736279

Стартовала программа акселерации проектов конкурса «Доброволец России»

Сегодня в Тульской области стартовал первый обучающий интенсив в рамках акселерационной программы, разработанной Ассоциацией волонтерских центров (АВЦ). Программа создана для участников Всероссийского конкурса «Доброволец России» и включает в себя комплекс полезных навыков, которые получат волонтеры во время обучения.

Ранее на Всероссийский конкурс «Доброволец России» было подано свыше 15 тыс. проектов в 12 номинациях. Всего Оргкомитетом будет отобрано 100 волонтерских проектов в специализированную программу сопровождения, состоящую из очных дистанционных программ и консультаций. На сегодняшний день 78 проектов из 45 регионов уже одобрены экспертами.

Впервые участники Программы собрались 20 сентября в г. Алексине Тульской области, чтобы пройти первый обучающий интенсив, который позволит глубже погрузиться в методики создания и реализации проекта, почувствовать себя частью большой команды страны и найти единомышленников. Для развития навыков в течение трех дней приглашенные опытные эксперты и тренеры будут работать с авторами проектов, чтобы сформировать у них навыки эффективного менеджмента. Тренеры передадут знания о правильном управлении ресурсами, расскажут об инструментах привлечения партнеров к проектной деятельности и мотивации команды, а также обучат планировать деятельность так, чтобы она становилась максимально эффективной.

Все представленные проекты формируют новое общество социального успеха, среди них: «Мир на ощупь» - проект Анатолия Мовшовича, направленный на погружение людей в мир незрячих через темноту, созданную в интерактивном музее: такпосетители знакомятся с особенностями и трудностями жизни слепых. Отдельного внимания заслуживает проект Анастасии Поцелуевой «Мечтай со мной», который помогает исполнять мечты детей с заболеваниями, опасными для жизни. Также следует отметить проект Дмитрия Кацубы «Героями становятся», который реализуется в Санкт-Петербурге, с целью увеличения числа кадровых доноров крови и её компонентов, а также числа потенциальных доноров костного мозга и гемопоэтических стволовых клеток. Подобных социальных проектов гораздо больше, и каждый из них по-своему уникален. Подробнее ознакомиться с ними можно на сайте конкурса «Доброволец России-2018».

Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > fadm.gov.ru, 21 сентября 2018 > № 2736279


Россия. Индия. Япония. Азия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > comnews.ru, 21 сентября 2018 > № 2736277

Российские стартапы держат курс на Восток

Юлия Мельникова

"ВЭБ Инновации" совместно с фондом "Сколково" запускают конкурс для российских стартапов East Bound. Участники представят свои проекты инвесторам из Индии, Японии и стран Ближнего Востока на трех питч-сессиях. По итогам каждого питча выберут победителя.

15-17 октября в Москве состоится форум "Открытые инновации", в рамках которого пройдут питч-сессии. Для каждой из трех питч-сессий будет отобрано по семь стартапов. Сессии будут организованы по географическому принципу: участников каждой группы будут оценивать крупные инвесторы одного из трех регионов - Японии, Индии и Ближнего Востока. В конкурсе могут участвовать российские высокотехнологичные компании с ежегодной выручкой от $1 млн, предлагающие продукты в сфере информационных и аэрокосмических технологий, телекоммуникаций, биомедицины и нейроинтерфейсов, робототехники, решений в области умного города, возобновляемой энергетики и энергоэффективности.

"Конкурс охватывает все вышеперечисленные сферы, все они имеют высокий приоритет как в нашей стране, так и в мире. Вместе с тем, безусловно, есть определенная отраслевая специфика в зависимости от зарубежного партнера: так, для Японии центральными являются темы интернета вещей и искусственного интеллекта, а контрагенты на Ближнем Востоке ориентированы на энергоэффективные технологии и решения для умного города", - рассказал корреспонденту ComNews вице-президент по региональному и международному развитию фонда "Сколково" Юрий Сапрыкин.

В пресс-службе "ВЭБ Инновации" сообщили, что на сессиях ожидается как минимум по пять-шесть инвесторов с капиталом от $100 млн до $1 млрд. "Среди них в том числе представители японского венчурного фонда UMJ, индийской компании Srei Infrastructure Finance, иорданской Sadeen Group, а также одного из крупнейших фондов Ближнего Востока Aramco. Общий пул инвестиций, предложенный организаторами конкурса для лучших российских проектов, составляет $50 млн, однако члены жюри по желанию могут увеличить объем. Ожидается, что размер "среднего чека" каждого инвестора будет около $7-10 млн", - рассказали в пресс-службе.

"Одна из главных задач "ВЭБ Инноваций" - обеспечить наиболее перспективным российским проектам первый трамплин, с которого они начнут покорение рынка. Мы помогаем им взять хороший старт и работаем в тесной связке с Российским экспортным центром, который занимается дальнейшей поддержкой компаний на этапе выхода за рубеж. В этом смысле Восток - одно из приоритетных и самых перспективных направлений. Многие высокотехнологичные российские стартапы сегодня способны завоевать мировые рынки. Для этого им нужен лишь небольшой толчок и поддержка сильных игроков в целевых странах. Проект East Bound помогает решить эту задачу и представить наши стартапы крупному зарубежному бизнесу и инвестфондам, готовым вкладывать миллионы долларов в высокие технологии. Это мероприятие заложит основы для будущих партнерств по всему Востоку и позволит нам усилить свой пайплайн дополнительными проектами", - отметил генеральный директор "ВЭБ Инноваций" Олег Теплов.

Олег Теплов сообщил корреспонденту ComNews, что Индия является стратегическим партнером "ВЭБ Инноваций". По его словам, Япония и страны Ближнего Востока имеют развитую венчурную инфраструктуру и проявляют повышенный интерес в привлечении технологий с рынка открытых инноваций для решения задач, направленных на модернизацию собственных экономик. "Мы считаем, что российские технологичные компании могут внести существенный вклад в развитие данных регионов. Работа российских компаний на зарубежных рынках позволит им не только значительно увеличить рост выручки, но и сформировать необходимые компетенции для запуска будущих успешных предприятий. В случае успеха текущего мероприятия мы будем расширять географию", - говорит Олег Теплов.

Юрий Сапрыкин, объясняя решение провести отбор стартапов для стран Востока и Азии, сказал, что за последний год партнеры из этих стран наиболее активно осуществляли скаутинг российских технологий (наряду с Китаем: работе с китайскими партнерами в рамках форума "Открытые Инновации" посвящен отдельный форум "Инвестиции в инновации"). "Российским инновационным предприятиям относительно проще привлечь финансирование именно из азиатских и ближневосточных государств. Кроме того, среди компаний - участниц "Сколково"есть проекты, изначально ориентированные на азиатские рынки - в первую очередь это резиденты Дальневосточного филиала фонда", - добавил он.

В пресс-службе "Сколково" сообщили, что среди компаний, подавших заявки, эксперты выберут наиболее перспективных участников. "Главными критериями станут готовность к экспорту и выходу на зарубежные рынки, а также конкурентоспособность на мировой арене. Лучшие стартапы, которых определит жюри по итогам каждого питча, получат главный приз - письмо о заинтересованности от инвестора, действительное в течение полугода с момента выдачи", - объяснили в пресс-службе.

Юрий Сапрыкин, говоря о привлечении восточных бизнесменов рассказал, что работа с инвесторами из Северо-Восточной и Южной Азии, а также из стран Ближнего Востока ведется фондом "Сколково" и его дочерними обществами (например, ООО "Сколково - Венчурные Инвестиции") на регулярной основе. "Все чаще срабатывает принцип сарафанного радио: восточные инвесторы сами выходят на нас, поскольку получают от зарубежных партнеров фонда позитивные сигналы, что инновационный центр "Сколково" - самый крупный хаб высокотехнологичных компаний в России. В рамках больших международных технологических мероприятий, таких как Startup Village и "Открытые инновации", мы традиционно стараемся представить результаты такого взаимодействия в более масштабных форматах", - комментирует Юрий Сапрыкин.

"ВЭБ Инновации" также не впервые берут курс на азиатское направление. Олег Теплов говорит, что одним из первых проектов "ВЭБ Инноваций" стало создание совместно с ведущим инфраструктурно-финансовым холдингом Srei Infrastructure Finance Limited (SREI) российско-индийского венчурного фонда прямых инвестиций в сфере инноваций и технологий - Viman Capital. "Емкость фонда составляет $100 млн, в дальнейшем планируется увеличение объема до $200 млн", - добавляет он.

Олег Теплов говорит, что восточные инвесторы заинтересованы в привлечении российских технологических стартапов. "Уже есть успешные кейсы. Наша задача - эти кейсы мультиплицировать и масштабировать, ради чего мы и проводим конкурс", - поясняет он. "Ближний Восток и Северная Африка - регион, богатый ресурсами, и потому не сразу включился в гонку за высокими технологиями, уступив лидерство Северной Америке, Европе и Восточной Азии. Однако статистика последних лет показывает активный рост количества высокотехнологичных компаний, а также частных и корпоративных инвесторов, заинтересованных в поддержке инноваций. Перед регионом стоит значительный ряд вызовов, включая необходимость модернизации транспортных и логистических систем, переход на более чистые источники энергии. Эти задачи могут быть решены только при помощи привлечения и поддержки высокотехнологичных проектов", - рассказывает Олег Теплов.

Что касается Японии, Олег Теплов уточняет, что в течение всего ХХ века она была одним из ведущих технологических драйверов. "Сегодня в индустриальном ландшафте Японии преобладают крупные корпорации, сдержано относящиеся к привлечению открытых инноваций. В XXI веке высокие темпы глобального технологического развития требуют более гибкого подхода, основанного на открытом рынке инноваций, как важного источника экономического и социального развития. Соответственно, сегодня японское правительство нацелено на осуществление амбициозной программы "Общество 5.0". В этом новом обществе все решения будут связаны с технологиями IoT и будет реализован комплексный подход к применению инноваций, значительно улучшающий качество жизни", - поделился с корреспондентом ComNews наблюдениями Олег Теплов.

Говоря об интересе со стороны восточных инвесторов к российским стартапам, Юрий Сапрыкин поясняет, что в азиатских и ближневосточных странах всегда был интерес к российским фундаментальным и прикладным исследованиям, в первую очередь в математической и инженерной областях. "Теперь наши партнеры понимают, что на основе этих исследований возникло большое количество высокотехнологичных компаний, и видят существенный потенциал в использовании собственных давних традиций предпринимательства для коммерциализации российских разработок на локальных рынках", - подводит он итог.

Аналитик ГК "Финам"Леонид Делицын рассказал корреспонденту ComNews, что в ИКТ-сфере, где работают венчурные фонды "Финама", интерес инвесторов с Востока, конечно, существовал, но на порядок меньше, чем к стартапам Кремниевой долины.

"Сейчас, по мере ужесточения контроля за инвесторами со стороны американских регуляторов, интерес к нашим стартапам должен вырасти. При этом японские инвесторы - как и в других странах - интересовались зрелыми компаниями TMT-сектора, однако, возможно, это было связано с интересами конкретных инвесторов и не характеризовало японские инвестиции в целом. Китайские и корейские компании традиционно активны в найме выпускников вузов, они с большим интересом наведываются в научные учреждения и, как правило, ищут проекты или разработки по конкретным направлениям, например с целью разработать альтернативу какой-нибудь западной технологии, защищенной патентами. Недавнее совместное предприятие Alibaba с Mail.Ru и "МегаФоном" станет фактически первым крупным проектом, похожим на то, как инвесторы с Востока покупали доли в компаниях Кремниевой долины (см. новость ComNews от 12 сентября 2018 г.). Израильские же инвесторы были наиболее заметны в привлечении российского капитала для своих собственных стартапов, хотя инвестировали и в российские проекты", - объясняет аналитик.

Говоря об ориентированности российских стартапов, Леонид Делицын отмечает, что среди российских предпринимателей популярными направлениями были Китай и Вьетнам, хотя рассматривались также Индия и Индокитай. "В первую очередь это было связано с размерами рынков, с высокими показателями населения и не самым высоким уровнем бедности. Во Вьетнаме заметную долю рынка смогла занять созданная россиянами поисковая машина Coc Coc. В странах Юго-Восточной Азии работает сеть онлайн-рекламы Yengo, также российского происхождения", - добавляет он.

Конкурс стартапов East Bund - не первый проект российских компаний, ориентированный на страны Азии. Напомним, что недавно АО "РВК" в партнерстве с PricewaterhouseCoopers запустило Экспортный акселератор "Национальной технологической инициативы" (см. новость ComNews от 14 сентября 2018 г.).

Россия. Индия. Япония. Азия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > comnews.ru, 21 сентября 2018 > № 2736277


Япония > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром. Образование, наука > nhk.or.jp, 21 сентября 2018 > № 2736219

Космический зонд "Хаябуса-2" произвел высадку планетоходов

Японское агентство по освоению космического пространства JAXA заявляет, что зонд "Хаябуса-2" выпустил первую пару планетоходов, созданных для посадки на астероид Рюгу.

Представители JAXA заявляют, что скорее всего в субботу по японскому времени с помощью отправленных на Землю снимков они узнают, сумели ли планетоходы MINERVA-II-1 успешно приземлиться на астероид.

Представители агентства заявляют, что роботизированный транспорт был запущен примерно в пятницу днем, когда "Хаябуса-2" спустился с высоты в 20 тысяч метров до 55 метров над поверхностью астероида.

Высадка нацелена на испытание метода движения вездехода, а также получение снимков поверхности астероида для будущей посадки в конце октября.

На борту "Хаябуса-2" находится еще одна пара вездеходов.

Япония > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром. Образование, наука > nhk.or.jp, 21 сентября 2018 > № 2736219


США > Образование, наука. Медицина > americaru.com, 20 сентября 2018 > № 2736225

Как стало известно из нового отчета Центра по контролю и профилактике заболеваний, основанного в Атланте, более 2 миллионов американских подростков используют электронные сигареты, чтобы курить марихуану.

Новые данные, основанные на репрезентативной выборке учеников средних и старших классов, показали, что примерно каждый третий ученик старшей школы и каждый четвертый ученик средней школы употребляли каннабис через электронные сигареты тем или иным способом.

Таким образом, в масштабах всей страны примерно 2 миллиона школьников употребляют наркотик посредством широкодоступных и популярных электронных сигарет. Это гораздо больше, чем могли допустить исследователи.

Не далее как на прошлой неделе комиссар Управления по контролю за продуктами и лекарствами назвал «эпидемией» популярность электронных сигарет среди молодежи. В этой связи управление готовится ограничить продажи пяти крупнейших производителей данных устройств.

США > Образование, наука. Медицина > americaru.com, 20 сентября 2018 > № 2736225


Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2018 > № 2735512 Алексей Хохлов

Что такое нацпроект «Наука» и как его создавали

«Особо не попьешь кровушки из федерального бюджета»

Как устроена работа над национальным проектом «Наука», откуда он будет финансироваться и как планируют создать в России научные центры мирового уровня, в интервью Indicator.Ru рассказал вице-президент РАН Алексей Хохлов.

— Первый вопрос общий. Давайте напомним, что такое национальный проект «Наука» и откуда он пошел?

— Цель национального проекта «Наука» состоит в том, чтобы выполнить положения указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 года. Там поставлено довольно много задач, которые касаются различных аспектов жизни российского общества. Один из разделов указа связан с наукой. Там сформулированы основные цели, которые, по мнению президента, мы должны ставить перед собой в научной сфере. И задачи, которые надо решить для того, чтобы достичь этих целей.

— Можно ли это упрощенно назвать «Майские указы 2.0»?

— Конечно. Это майские указы четвертого срока Путина. Это основополагающий документ, целей которого предполагается достичь за шесть лет. Поэтому сроки проекта — с 2019 по 2024 год.

— Как выстроена организационная работа по созданию этого нацпроекта?

— Всего сейчас разрабатывается тринадцать нацпроектов. По каждому нацпроекту было определено головное министерство, которому поручено разработать данный национальный проект. В правительстве у каждого нацпроекта есть курирующий вице-премьер, который следит за разработкой этого проекта. В нашем случае это Татьяна Алексеевна Голикова. Кроме того, в правительстве образован специальный проектный офис. Проектный офис следит за тем, чтобы проекты разрабатывались по единым правилам, по единым принципам. Я фактически все лето работал вместе с министерством над этим национальным проектом, и, насколько я мог понять, эти принципы состоят в том, чтобы не было лишних слов, чтобы ставились четкие цели, выполнение которых можно было бы проверить, причем количественно. Только такие задачи, такие цели рассматривались. Общие слова «улучшить», «расширить» чего-то там — это все сразу же отметалось. Попытки в области науки ставить «обтекаемую» цель, которая правильная, но не может быть количественно охарактеризована, безжалостно отбрасывались. Оставалось только то, что может быть измерено, причем не на основе каких-то внутренних наших показателей, а на основе международно признанных рейтингов, баз данных.

— А сколько человек работали над национальным проектом? И можно ли вообще говорить в прошедшем времени, считать, что работа завершена, или она еще идет?

— Завершен первый этап работы: утвержден паспорт национального проекта «Наука». Я не знаю, сколько над этим человек работало, но работали люди в министерстве, работали люди в правительстве, в проектном офисе и Академии наук. Академия наук, кстати, была привлечена и для разработки национального проекта «Образование».

Следующий этап — написание самого проекта. Все национальные проекты должны быть определенным образом структурированы, нужно прописать каждое мероприятие. То есть нельзя, конечно, говорить в прошедшем времени, работа идет. Понимаете, когда исходный документ готовится, не очень корректно его содержание раскрывать, поэтому руководство Академии все лето в какой-то степени «держало оборону» против вашего брата журналиста, хотя все вице-президенты Российской академии наук и президент Александр Сергеев, разумеется, были в курсе, и мы вместе работали. Но все-таки мы работали над документами, которые еще не готовы. Сейчас документы первого этапа в основном готовы. Они стали более публичными, особенно после презентации на заседании президиума Российской академии наук. Наша точка зрения состоит в том, что на следующей стадии необходимо широкое привлечение тех, кто собственно делает науку, то есть научного сообщества. Пока мы видим, что министерство предпочитает привлекать к разработке национального проекта «Наука» преимущественно чиновников. Единственный представитель научного сообщества в этом процессе — это Российская академия наук.

Я сейчас хочу процитировать бумагу, которую я сегодня получил… Нас, Российскую академию наук, просят представить кандидатуры в рабочие группы, рабочие органы национального проекта «Наука». Бумага из министерства. Рабочих групп очень много, около тридцати. Список рассылки — Минвостокразвития, Минздрав, Минкавказ, Минкомсвязь, Минобороны, Минпромторг, Минсельхоз, Минфин, Минэкономразвития. Девять. И ФГБУ «Российская академия наук». С нашей точки зрения, это совершенно неправильно, потому что чиновники много чего могут придумать, но выполнять это потом нужно будет научному сообществу, поэтому на данном этапе (и это твердая позиция Российской академии наук) нам нужно более широко привлекать научное сообщество. Нельзя разрабатывать проект в какой-то специальной области, не привлекая специалистов в этой области. Именно такой ответ я и направил в министерство.

— Длительность упомянутых проектов — шесть лет. Когда должна быть закончена разработка и когда, грубо говоря, научное сообщество должно начать жить по тому, что написано в национальном проекте «Наука»?

— 1 января 2019 года. Все должно быть разработано до этого.

— Правительство это должно представить 1 октября?

— 1 октября, да.

— Это буквально через две недели. Что произойдет за это время?

— Сейчас утвержден только паспорт, только основные показатели национального проекта. Теперь нужно описать более конкретно, что представляют собой новые сущности, поименованные в президентском указе. Первое — «научно-образовательные центры». Что это такое? Мнений очень много. Как они будут функционировать? На каких основах, юридических, научных? Как будут образовательные программы вестись в рамках консорциума? И так далее.

Еще меньше ясности — «центры мирового уровня». Что такое центры мирового уровня? Это юридическое лицо, или это подразделение внутри юридического лица, или это что-то еще? Или это, может быть, какие-то лаборатории, которые управляются из некоего центра, который является юридическим лицом? Как Общество Макса Планка. В Германии только само общество является юридическим лицом, а институты не юридические лица. Тут есть много вопросов, и, конечно, их все надо сейчас детально разрабатывать.

Пункт «оборудование». Вот представьте себе, 50% оборудования должно быть обновлено в ведущих организациях. Во-первых, какие организации ведущие? Во-вторых, как его считать? Оборудование, начиная с какой-то стоимости, или как? По какой стоимости его считать, по балансовой или по какой-нибудь другой? Что значит «обновлено»? Как будут доводиться соответствующие субсидии до организаций?

По инфраструктуре тоже. Подписка на электронные журналы, поддержка российских журналов, установки мегасайенс. Там есть также пункт «поддержка экспериментов мирового уровня». Как отбирать эти эксперименты? Вот вы астроном, конечно, там будут какие-то заявки от астрономов, как их отбирать? Все время звучала «Нейтринная лаборатория на Баксане». Это самое главное или другое?

И проект по кадрам. Как новые лаборатории создавать? Что такое научная аспирантура? Какой конкретный механизм? И так далее.

Когда вы видите эти вопросы, вы понимаете, что на них чиновники ответить в принципе не могут. Они такого наворотят, что потом не расхлебаешь. Поэтому нужно широко привлекать научное сообщество к решению этих вопросов.

— В конце июля был опубликован состав проектного комитета по национальному проекту «Наука», в который вы вошли. Создалось впечатление, что это «финальная рука» проекта, то есть финальный текст не пройдет без согласования этих семи человек.

— Нет. Это не орган, который разрабатывает, это чисто технический орган, который рассматривает проект перед внесением в правительство. Министерство представляет разработку в проектный комитет, в проектном комитете это еще раз рассматривается и представляется в правительстве. Там есть представители Российской академии наук, Минэкономразвития, Министерства финансов и так далее. Этот координирующий орган синхронизирует действия, делает последнюю поверку.

— Понял. То есть от Академии наук, грубо говоря, не только вы занимались разработкой?

— Нет, не только я. Этим занимался и президент (Российской академии наук, — прим. Indicator.Ru), этим занималось и большинство вице-президентов. Мы действительно работали летом.

— Как раз интересный момент — то, что эта большая работа проводилась летом. У большей части людей в это время складывалось ощущение полного затишья, и, чем занимаются в новом министерстве, было вообще непонятно…

— Нет-нет, работа шла очень активно все лето и продолжается сейчас.

— Перейдем тогда к конкретным вещам, которые мы сейчас знаем про нацпроект «Наука». Например, в нем говорится о присутствии Российской Федерации в числе пяти ведущих стран мира, осуществляющих научные исследования и разработки в областях, определяемых приоритетами научно-технологического развития. Как этого достичь? Ведущие страны мира — по какому списку?

— Войти в пятерку среди всех стран мира. Понятно, что Тринидад и Тобаго, наверное, можно вообще не рассматривать. И Кот-д’Ивуар. В данном случае это просто оборот фразеологический. Нам надо войти в пятерку по показателям, связанным с научными исследованиями в приоритетных направлениях. Таких показателей предлагалось очень много, по этому поводу было много споров. В конечном итоге выбрано три показателя. По ним мы должны войти в пятерку. Вернее, по двум должны войти в пятерку, по третьему удержать свое место в пятерке, потому что мы уже сейчас в пятерке находимся.

Наиболее сложная задача, с моей точки зрения, — это войти в пятерку по числу статей, индексируемых в международных базах данных, по приоритетным направлениям. Российская академия наук достаточно интенсивно работала по отбору этих приоритетных направлений. Мы взяли классификатор Web of Science, Scopus (они связаны, там есть соответствия между разделами) и отобрали те разделы, которые касаются приоритетов, зафиксированных в Стратегии научно-технологического развития России. Таких разделов в Web of Science оказалось 112 из 252. По этим 112 разделам в настоящий момент мы находимся по числу статей на 11 месте. Чтобы войти в пятерку, надо примерно, по состоянию на сегодняшний день, в 1,8 раза увеличить чисто статей за 6 лет. Я думаю, что в реальности необходимо будет увеличение в 2 раза.

— Просто взяли 112 направлений и просуммировали число статей, правильно я понимаю?

— Совершенно верно, да. Причем проектный офис четко следил: раз написано в указе президента «место», значит, все индикаторы по первой цели должны быть в терминах «место». Никакое не «число». Место.

С моей точки зрения, это реальная цель. Если последовательно стимулировать написание статей в международных журналах из международных баз данных, то это вполне реально.

Второе — патенты. На некоторых этапах обсуждения была критика, что у нас все касается фундаментальной науки, но по прикладной науке очень трудно сравнивать. Если это какая-то оборонная или коммерческая тайна, то никто же в других странах ее не раскроет, и мы не раскроем. А проектный офис от нас требовал, чтобы результат был проверяем. Мы остановились на числе патентов, хотя мы понимаем, что это не очень хороший показатель. Число патентов, которое подается в России, не такое уж маленькое. Мы находимся по общему числу патентов на восьмом месте в мире по данным Всемирной патентной организации. По числу патентов вполне реально переместиться на пятое место, если этому уделять внимание. И третий показатель — число исследователей. По общему числу исследователей (не на душу населения, а в сумме) мы сейчас на четвертом месте.

— Именно исследователей или людей, занятых…

— Людей, занятых исследованиями и разработками.

— Просто есть извечный спор, что, по данным Росстата, у нас 700 тысяч человек, которые «задействованы в сфере исследования и разработок», при этом на деле половина из них — это инженеры, сантехники, уборщицы и прочее.

— Место России по численности исследователей в эквиваленте полной занятости, по данным Организации экономического сотрудничества и развития. По данным этой международной организации, в 2016 году у нас исследованиями и разработками занималось 429 тысяч человек. Это четвертое место в мире. Надо, чтобы оно осталось четвертым, ну, или пятым хотя бы.

По первой цели получается три таких показателя.

— Тогда по поводу второй цели, обеспечения привлекательности работы в Российской Федерации российских и зарубежных ведущих ученых и молодых перспективных исследователей.

— Смотрите, что говорится: работа должна быть привлекательной. С моей точки зрения, это главная цель. Что значит «привлекательная»? Грубо говоря, они должны сюда приезжать, а не уезжать. Не все, а две категории: ведущие ученые и молодые перспективные исследователи. Надо, чтобы для них, а не для всех работа была привлекательной. Я так понимаю эту задачу. Если пройтись по задачам, этой цели в проекте посвящено достаточно много мероприятий. Внутренняя аспирантура, новые гранты, создание новых лабораторий для молодых перспективных исследователей, улучшение инфраструктуры в конце концов — это тоже привлекательность. Но в качестве численных показателей остались два. Во-первых, численность российских и зарубежных ученых, работающих в российских организациях и имеющих статьи в научных изданиях, и не абы в каком журнале, а в журналах первого-второго квартиля. Публикация статьи в таком журнале — показатель состоявшегося ученого, который имеет какие-то достижения. Число таких ученых в РФ должно увеличиваться. Во-вторых, доля молодых исследователей в возрасте до 39 лет.

Мы на разных стадиях (я уж раскрою определенную кухню) все время говорили о том, что нужно вводить еще дополнительные индексы привлекательности. Достаточно долго в списке показателей сохранялся «индекс привлекательности». Есть doing business, а мы, Российская академия наук, хотели, чтобы был doing science. В принципе, все с этим соглашались, но проектный офис это выкинул, потому что это еще не устоявшаяся методика. У них была такая инструкция — использовать только те цифры, которые международные, проверенные, устоявшиеся. На самом деле разработки уже есть, у фонда Кудрина есть разработки doing science. Они говорят: нет, пусть несколько лет этот индекс будет вычисляться, и потом уже, если он приобретет международную известность, мы его включим.

— Можно все-таки про привлекательность задать вопрос? Вы сказали, что две цифры там будут смотреться, грубо говоря, как сейчас и как должно быть к 2024 году. Цифры можете сказать?

— Эти цифры, как и цифры общего финансирования по всему проекту, безусловно, будут меняться, уточняться. По первому и второму квартилю могу сказать, что предусмотрено небольшое увеличение порядка 15%, по доле молодых — порядка 10%. Это не с потолка взятые, а разумные, реальные цифры. Проводились вычисления, оценивалось, достигнем или не достигнем мы их к 2024 году.

— И еще вопрос по привлекательности, про зарубежных ученых, в том числе молодых. Когда я приезжаю в зарубежную научную организацию, я там говорю на английском языке, все друг с другом говорят там на английском языке, даже если это Германия или Франция, потому что коллектив очень разнородный. А у нас такого нет. У нас, как ни крути, большая часть сотрудников в большей части научных учреждений — это граждане России, говорящие на русском. И им между собой говорить на английском, наверное, глупо. Как вы думаете, настанет ли когда-то такой момент, когда хотя бы в четверти российских организаций рабочий язык будет английский, потому что будет очень много иностранных специалистов? И второй вопрос: нужно ли вообще к этому стремиться?

— Ну, в разных случаях по-разному. Если к нам в лабораторию приезжает ученый, который не говорит по-русски, то все свободно переходят на английский, и никаких проблем в общении мы при этом не испытываем, то есть если в комнате находится хоть один человек, который не понимает русский, то все говорят по-английски. И я знаю, что такая ситуация во многих других лабораториях. Разумеется, если мы приглашаем какого-нибудь ведущего ученого открыть лабораторию в России, то в лаборатории все будут говорить по-английски просто потому, что начальник не понимает по-русски.

Помимо этого, в плане привлекательности еще довольно много новых инструментов. Во-первых, это инфраструктурные мегасайенс-установки, которые должны эксплуатироваться международными коллективами. Если там будет заметный вклад людей, которые говорят только по-английски и не понимают по-русски, то, естественно, все будут говорить по-английски.

Во-вторых, в нацпроекте предполагается развивать центры мирового уровня. Это новый инструмент, который, возможно, придет на смену мегагрантам. Что такое «центр мирового уровня»? Это некий центр, в который приглашаются несколько ведущих ученых со всего мира (может, наших, может, не наших), им дается очень хорошее финансирование, и они развивают прорывное направление в определенной области науки. Причем через этот центр проходит множество молодых ученых, которые там обучаются, а потом переходят работать в российские организации. Либо это могут быть просто люди, которые имеют совместные работы (статьи в соавторстве, — прим. Indicator.Ru) с учеными из центра мирового уровня. В нацпроекте один из показателей (уже второго уровня) — это число совместных работ российских ученых из других организаций с учеными из центра мирового уровня. Возвращаясь к вашему вопросу, в центрах мирового уровня, поскольку там достаточно заметное количество людей будет из-за рубежа, конечно, будут говорить по-английски.

— Раз уж мы заговорили про центры мирового уровня. Формулировка пока выглядит так, что эти центры создаются на основе интеграции университетов и научных организаций, а также их коопераций со структурами, которые действуют в реальном секторе экономики.

— Нет, не путайте. То, что вы сформулировали, — это научно-образовательный центр. В нацпроекте «Наука» есть две сущности. Первая — научно-образовательные центры. Это объединение университетов, научных институтов и предприятий реального сектора экономики, причем третий пункт очень важен и, может быть, должен доминировать. Это объединение организуется не для того, чтобы решить какую-то проблему фундаментальной науки, не для того, чтобы подготовить специалистов, а для того, чтобы решить проблему реального сектора экономики. Эту проблему формулируют предприятия, которые входят в научно-образовательный центр. И если институты и университеты совместно могут помочь решить эту проблему, то на этой базе создается научно-образовательный центр.

— Тогда по поводу научно-образовательных центров. Как это могло бы выглядеть? Условно говоря, приходит крупная компания из реального сектора экономики в университет и говорит: «Уважаемый университет, вот нам нужно то-то и то-то, давайте создавать совместный научно-образовательный центр». Это означает, что университет, в который пришел этот индустриальный партнер, прекращает свое существование и трансформируется в научно-образовательный центр или университет продолжает свое существование, и где-то там в сторонке создается…

— Нет-нет. Научно-образовательный центр функционирует на базе консорциума. Те организации, которые входят в консорциум, не теряют свою юридическую идентичность (юридические лица), но там есть некая структура, научно-образовательный центр, который координирует работу по данному направлению. Конечно, не один университет или институт и не одно промышленное предприятие, а это может быть несколько промышленных предприятий, не теряют свою юридическую идентичность.

— То есть это организация, у которой несколько учредителей?

— Нет, это вообще не организация. Может, эти организации, которые участвуют, могут создать некоммерческое партнерство и учредить некий орган, который будет заниматься координацией работ по данному направлению. Но это просто управленческий орган, и все. Он организует работу данных организаций по данному направлению, но он не меняет сути этих организаций.

— Просто почему уточняю. Отдельно взятый успешный университет, по большому счету, — это же и есть не что иное как научно-образовательный центр. И тут получается, что университет создает то ли клон, то ли какую-то вторую сущность. Вот, условно говоря, был и есть МГУ. А на его базе был когда-то создано то, что стало теперь отдельным вузом под названием МФТИ. В рейтинг университетов, условно говоря, эти научно-образовательные центры будут попадать сами по себе?

— Центр — это не университет. Это управленческая надстройка, которая занимается управлением определенным направлением деятельности организаций, входящих в центр. Что вас смущает? В рамках программы «Интеграция» двадцать лет назад были созданы научно-образовательные центры между академическими институтами и университетами, но сами эти организации не теряли свою идентичность. Просто создавалась виртуальная структура, которая отвечала за сотрудничество данного института и данного университета. В научно-образовательных центрах, которые я вел (там было три университета и два академических института), несколько сотрудников занимались координацией этой деятельности, но юридически это никак не оформлялось. В данном случае, поскольку другой масштаб, возможно, будет юридическое оформление.

Представьте себе, какая-нибудь организация реального сектора экономики говорит, что нам нужны материалы вот с такими и такими свойствами. Сможете сделать? Университет в содружестве с академическими институтами говорят, что смогут. Давайте объединимся, подадим заявку. Тут очень важно, что основную долю финансирования должно нести промышленное предприятие. Александр Михайлович Сергеев на заседании президиума привел цифры, поэтому я их, наверное, озвучить могу. Даже в первый год финансирование научно-образовательного центра из внебюджетных источников почти в два раза превышает финансирование из федерального бюджета. А в 2024 году — в шесть раз. Тут, как говорится, особо не попьешь кровушки из федерального бюджета. Кстати, я хотел бы подчеркнуть, что в нацпроекте предусмотрено образование 15 научно-образовательных центров, но это за счет федерального бюджета. В принципе, региональные бюджеты и региональные власти вообще уже заинтересовались этой формой. Я знаю, что московское правительство (поскольку сейчас в Москве разрабатывается идея научно-производственного кластера) тоже хочет сделать по тем же лекалам, но уже за средства регионального, московского бюджета ряд научно-образовательных центров в Москве. Такие предложения сейчас начинают поступать из очень многих регионов.

Вторая важная сущность из нацпроекта «Наука» — это центры мирового уровня. Если научно-образовательные центры — это прикладная наука, и основное в них — это промышленность, то в центрах мирового уровня основное — это фундаментальная наука. Я, откровенно говоря, не знаю сам, насколько жизнеспособна модель, которая сейчас рассматривается, что центр мирового уровня — это обособленное подразделение внутри имеющейся организации, то есть ведущая организация, помимо своей основной деятельности, создает еще обособленное подразделение, которое является центром мирового уровня. Это подразделение начинает развиваться по особым законам под руководством нескольких ведущих ученых, которых пригласили.

В ходе нашей работы летом были жаркие споры о процедуре отборов этих центров. Некоторые сотрудники министерства, в частности министр, считают, что они и так все знают. Они знают, где уже будут центры научно-образовательные, где будут центры мирового уровня. Мы, Российская академия наук, говорим, и Татьяна Алексеевна Голикова нас поддержала, что это должно определяться на основе конкурса. Должны объявляться прозрачные конкурсы с четко прописанными требованиями к этим центрам, должны быть поданы заявки, они должны быть по понятной процедуре рассмотрены. Это, я считаю, очень важно, потому что в этом случае победителей определяют специалисты, научное сообщество. Если этого не делать, то победителей определят чиновники, люди из министерства. Я думаю, что это неправильно.

— Возвращаясь к центрам мирового уровня, и научным, и научно-образовательным. Раз все будет мериться циферками, то какими цифрами измеряется мировой уровень в одном и в другом случае?

— Там есть показатели по числу статей, но в журналах уже только первого квартиля, все остальное не считается. Если это научно-образовательный центр, по числу патентов и по тем технологиям, которые должны быть разработаны и внедрены в промышленность. Есть показатели по числу специалистов, которые должны быть подготовлены и пропущены через центры. У центров мирового уровня, я уже говорил, есть показатель, связанный с совместными работами в центрах мирового уровня и в других организациях Российской Федерации.

— Сейчас каверзный вопрос, в связи с квартилями. В одном случае — первый и второй, в другом случае — только первый. Возмущенная научная общественность может заявить, что этими показателями до конца убиваются российские научные журналы, которые в силу различных причин относятся к третьему-четвертому квартилю или вообще не входят в Web of Science, Scopus. Как вице-президент, который ведет издательскую деятельность, что бы вы ответили?

— Во-первых, основной показатель, который как зарплата в прошлых «майских указах», — это число статей в международных базах данных.

— Всего статей, независимо от квартиля?

— Да. Именно за это организации будут наказывать, если они не будут выполнять этот показатель. Во-вторых, там ставятся задачи довести до 500 число российских журналов в международных базах данных. И предусмотрено определенное финансирование для того, чтобы качество журналов поднять. Публиковать в российских журналах надо не просто для того, чтобы опубликовать и забыть. Нужно, чтобы другие люди читали эти российские журналы. Для этого они должны быть доступны, для этого они должны выписываться всеми библиотеками, и ученые должны приучиться их просматривать. А это возможно только при осуществлении мер, направленных на улучшение качества. Я про это много говорил, мы этим занимаемся, у нас есть определенное видение, как этого достичь. В национальном проекте «Наука» РАН последовательно отстаивала мероприятия по поддержке российских журналов, и нам удалось это направление сохранить. Мы надеемся, что в результате этой поддержки журналы смогут увеличить свои рейтинги и перейти в более высокие квартили. Но должен быть баланс, мы не должны замыкаться. Мы вкладываем много денег в центры мирового уровня, в российских журналах публикации появятся и без этих денег. Мы вкладываем, чтобы эти публикации из этих центров были действительно в топовых журналах.

— У меня остался последний вопрос. В ноябре уже далекого 2012 года в интервью Газете.Ru вы сказали такую фразу: «В российской науке изрядное количество "отдыхающих"». Прошло почти шесть лет. Как сейчас с количеством «отдыхающих» в российской науке, на ваш взгляд? То же самое, уменьшилось, увеличилось? И что с этим делать?

— Я не уверен, что увеличилось, но не уменьшилось, это точно. Более того, они начали сейчас отдыхать в более комфортных условиях. Все мои источники в московских институтах, где выплачивают достаточно значительные заработные платы тем, кто находится на должностях научных сотрудников, говорят, что от увеличения зарплаты изменения стиля работы не произошло, к сожалению. Я считаю, что это нерационально, когда такие значительные средства тратятся на исследования, которые можно было спокойно не проводить в условиях недостатка средств на модернизацию науки. Вы знаете, что Российская академия наук проанализировала отчеты по научным темам госзадания академических институтов. В итоге оказалось, что есть около 50% тем, по которым не опубликовано вообще ни одной работы за последние годы. При анализе планов на будущее мы тоже видим очень странные, явно архаичные темы. Тут вспоминается известное стихотворение Некрасова:

В столицах шум, гремят витии,

Кипит словесная война,

А там, во глубине России, —

Там вековая тишина.

Так вот, во глубине многих научных институтов по-прежнему вековая тишина. Именно это я имел в виду, когда в одном из недавних интервью на вопрос об оценке реформы российской науки отвечал, что эта реформа еще и не начиналась.

Российская академия наук писала письмо в правительство о том, что получается парадоксальная вещь: размер оплаты, по сути, зависит не от качества работы того или иного научного сотрудника, а от места жительства. Если он работает в Москве, он просто по факту своего места жительства получает намного больше, чем если он работает, скажем, в Красноярске. Это же неправильно. И вообще, неправильно институт оценивать как целое. В каждом институте есть хорошо работающие сотрудники, есть плохо работающие сотрудники. В тех институтах, где это понимают, вводят повышающие коэффициенты для тех, кто публикует статьи, имеет гранты, аспирантов, дипломников. Это, к сожалению, единичные случаи. А в большинстве организаций, действительно, «вековая тишина».

— Какое финансирование предполагается для нацпроекта «Наука»?

— Это примерно 400 миллиардов на шесть лет. Я хотел бы подчеркнуть, что это дополнительное финансирование, которое правительство изыскивает для выполнения указа президента. Это намного меньше, чем финансирование по всем тем статьям, которые были и в текущем году. Все эти статьи сохраняются, остается неизменным и заданное еще президентским указом 2012 года так называемое базовое финансирование, которое идет на выплату гарантированной заработной платы, в том числе не слишком эффективно работающих сотрудников.

Общаясь летом с чиновниками-финансистами, я поднабрался их сленга: дополнительное финансирование они называют «допы», а базовое — «база». В этих терминах я бы сказал так: «допы» из нацпроекта «Наука» не принесут должного эффекта, если не провести реформу «базы». Несмотря на непопулярность этого утверждения, я не боюсь его высказывать еще и еще раз.

Автор: Николай Подорванюк

Источник: Indicator.Ru

Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2018 > № 2735512 Алексей Хохлов


Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2018 > № 2735511

Как объединить интересы науки и бизнеса: Деловой завтрак в ТПП РФ с президентом РАН Александром Сергеевым

Очередной деловой завтрак в рамках цикла «Встречи на Ильинке» прошел в ТПП РФ. На этот раз гостем Палаты стал президент Российской академии наук Александр Сергеев.

Открывая деловой завтрак, Президент ТПП РФ Сергей Катырин отметил, что «Встречам» исполнилось два года, и уже можно утверждать, что такой формат работы принят деловым сообществом и интересен приглашаемым гостям. Сегодня предстоит не только услышать, как обстоят дела с наукой в стране, но обсудить вопросы, которые есть у бизнеса к научному сообществу.

Для научного сообщества, отметил Александр Сергеев, ТПП РФ, с одной стороны, ассоциируется с именем ученого Евгения Примакова, с другой – это важная площадка, на которой хотелось бы определить, как вместе сделать науку производительной силой экономики в стране. Это, по мнению академика, важнейший вопрос для будущего России. Нам нужны темпы роста экономики не меньше среднемировых, но только законодательными инструментами этого не добиться, темпы обеспечиваются наукой, технологиями.

К сожалению, науку в России пока никак не удается сделать производительной силой. В развитых экономиках достижения науки быстро применяются в рыночной практике, бизнесу выгодно использовать эти достижения и вкладывать в науку деньги. Этот механизм у нас практически не работает. Почему? Как решить проблему?

Науку, считает Александр Сергеев, следует делить на три части – фундаментальную науку, поисковую и прикладную. В фундаментальной делается открытие, в поисковой определяется, как это открытие можно на практике применить, а в прикладной проводятся опытно-конструкторские работы, создается товар, который должен принести бизнесу прибыль, а экономике и государству – пользу.

И если фундаментальная наука финансируется государством, то во второй части – поисковой, самой рискованной – государство не очень хочет участвовать, считая, что здесь – поле для бизнеса. Но бизнес не хочет рисковать. Александр Сергеев считает, что проблема кроется как раз в этой второй части. Ею раньше занималась отраслевая наука, которая исчезла в девяностые годы.

Да, сегодня прикладной частью начинают заниматься крупные корпорации, но решают они свои узкие задачи. Стране же для развития нужно создавать обширный научно-технический задел, не ограничиваясь решением конкретных вопросов конкретных производств. Для этого надо серьезно заниматься именно поисковой частью.

Как это сделать? Есть опыт, например. Индии, которая решает сходную проблему. Государство берет ответственность за совместное с бизнесом выполнение поисковых исследований, предоставляя бизнесу налоговые льготы. В случае необходимости именно государство берет на себя издержки, но если удалось добиться успеха, то компания компенсирует затраты.

По мнению Александра Сергеева, это правильный путь, в определенном смысле возрождение идеи отраслевой науки. Есть у нас уже и первые шаги к этому – речь идет о законе об инновационно-технологических центрах. Предусматривается в скором будущем распространение льгот, сродни «сколковских», на всю страну. Центры организуются как фонды, создаваемые университетом или институтом, и в него приглашаются компании, которые тоже частично вкладываются в дело. Надо посмотреть, что же все это даст на практике.

Близок к утверждению и национальный проект «Наука», состоящий из трех федеральных проектов – по поддержке научной инфраструктуры, по кадрам и по кооперации науки, образования и индустрии.

Кооперация – это создание научно-образовательных центров (НОЦ) с поддержкой государства. Пока определено создание 15 таких НОЦ. Будет необходимость – их станет больше. Тут все зависит от бизнеса: будет интерес, готовность вкладывать средства – дело пойдет, государство же, в свою очередь, демонстрирует, что оно готово помогать материально, заключил Александр Сергеев.

После выступления академика завязалась дискуссия. С интересом было выслушано выступление Григория Трубникова, первого заместителя министра науки и высшего образования РФ. Он подробно рассказал о НОЦ. Предполагается, что это будет один из основных инструментов взаимодействия индустрии, науки и образования. На шесть лет планируется выделить от 300 до 400 млрд рублей в качестве дополнительного финансирования. И предстоит привлечь 250-300 млрд рублей со стороны бизнеса. НОЦ может быть организовано много, но минимум 15 из них должны достичь мирового уровня – это те, у которых экспортная выручка будет больше внутренней, то есть продукция будет востребована на внешних рынках.

В совокупном бюджете проектов участников НОЦ, по словам заместителя министра, предполагается достичь соотношения бюджетного и внебюджетного финансирования порядка один к трем. В НОЦ могут создаваться патентные бюро, группы по коммерциализации, по поддержке в правовых вопросах – главное, чтобы ученые занимались только своим делом. Григорий Трубников полагает, что система ТПП сможет участвовать в этой работе. Государство от НОЦ требует результаты, продукты – технологии и разработки, использованные и внедренные компаниями. Речь идет об исследованиях, работах, подготовленных и проведенных именно по заказу бизнеса. Разрешается также проводить целевой набор для подготовки специалистов в вузах, причем могут меняться учебные планы, стандарты в соответствии с пожеланиями бизнеса.

Сегодня нужны предложения профессионального сообщества относительно правил деятельности и критериев оценки работы НОЦ.

Президент ТПП РФ Сергей Катырин предложил оповестить об этом все палаты, чтобы начать работать в этом направлении как можно быстрее, тем более, что, как сообщил Григорий Трубников, предложения нужно подготовить в течение ближайших нескольких недель.

Свои взгляды на развитие взаимодействия бизнеса и науки представили президент Союза «Тульская ТПП» Юрий Агафонов, глава наукограда Пущино Иван Савинцев, вице-президент Уральской ТПП Александр Макаров, председатель Комитета ТПП РФ по развитию системы закупок Ольга Пелехатая, президент Вятской ТПП Николай Липатников, президент Некоммерческой организации «Национальная ассоциация наноиндустрии» Михаил Ананян, председатель Комитета ТПП РФ по предпринимательству в сфере жилищного и коммунального хозяйства Андрей Широков.

Пресс-служба ТПП РФ, А.Бондарь

Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2018 > № 2735511


Россия. УФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 19 сентября 2018 > № 2734128 Николай Цуканов

Николай Цуканов: «Главное — ваше стремление быть полезным для страны»

Сегодня в Екатеринбурге состоялось заседание Совета по молодежной политике при Полномочном представителе Президента Россиийской Федерации в УрФО.

В заседании приняли участие Полномочный представитель Президента России в УрФО Николай Цуканов, заместитель руководителя Росмолодежи Екатерина Драгунова, представители органов власти регионов УрФО и более 130 молодых людей, реализующих общественные, научные, коммерческие, культурные и социальные проекты.

Полномочный представитель подчеркнул, что достижение масштабных целей, поставленных в Послании Президента России Федеральному Собранию и майском Указе Главы государства, немыслимо без участия молодежи. Таким образом,главной задачей молодежной политики становится не только помощь молодым людям, но прежде всего, стимулирование их активности в бизнесе, управлении, науке и других сферах деятельности.

Говоря о задачах Совета, Николай Цуканов подчеркнул: «Мне бы очень хотелось, чтобы советом принимались практические решения и были реализованы со временем. Могут появиться проектные офисы по молодежному предпринимательству, комфортной городской среде и так далее. Главное — ваше стремление быть полезным для страны».

В свою очередь Екатерина Драгунова рассказала о возможностях самореализации, которые доступны современной молодежи: «В этом году государство доверило Росмолодежи распределить гранты на сумму 2,5 млрд рублей. Это колоссальные средства и колоссальное количество инициатив, которые поддержаны в рамках Всероссийского конкурса молодежных проектов и уже воплощаются в жизнь».

Заместитель руководителя Росмолодежи отметила высокий уровень реализации молодежных мероприятий в регионах Уральского федерального округа, а также напомнила, что округ занимает лидирующую позицию в рейтинге системы ключевых показателей реализации ГМП. «В рейтинге регионов второе место занимает Ямало-Ненецкий автономный округ, а четвертое – ХМАО», – пояснила Екатерина Драгунова.

В качестве спикеров на заседании Совета выступили Глава палаты молодых законодателей при Совете Федерации Николай Бурматов, глава федерального комитета по молодежному предпринимательству «Опора России», руководитель отрядов Центрального штаба МОО «Российские студенческие отряды» Юрий Болдырев и авторы социально значимых проектов. Также в состав совета вошел Владимир Васкевич.

В ходе заседания Совета участники обсудили проекты по развитию добровольческих инициатив, а также различные проектов в сфере молодежного предпринимательства. Отдельно поговорили о деятельности Российских студенческих отрядов и возможности привлечения бойцов РСО на федеральные строительные проекты. Особый интерес вызвало обсуждение школы законотворчества для молодых политиков, в том числе членов Молодежного совета.

Совет по молодежной политике – это открытая площадка для обсуждения проблем и задач молодежной политики в Уральском федеральном округе. Основными его принципами станут открытость, добровольность и, самое главное, – ориентация на результат. Для этих целей в рамках Совета создаются рабочие группы по нескольким направлениям: развитие цифровой экономики и решение экологических проблем, молодежное предпринимательство, спорт, туризм, комфортная городская среда и другие.

Россия. УФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 19 сентября 2018 > № 2734128 Николай Цуканов


Россия. Китай > Образование, наука. СМИ, ИТ > obrnadzor.gov.ru, 19 сентября 2018 > № 2732352

Рособрнадзор рассказал о ЕГЭ по китайскому языку

Выпускники 11 классов с 2019 года впервые получат возможность сдать единый государственный экзамен по китайскому языку. Он станет пятым языком по выбору для участников ЕГЭ наряду с английским, немецким, французским и испанским.

С 2015 года Рособрнадзор по поручению правительства занимался подготовкой к включению китайского языка в число предметов, по которым проводится ЕГЭ.

«Работа была непростая. Китайский язык имеет другую структуру, нежели европейские языки по которым уже проводится ЕГЭ. Еще одна особенность – иероглифическое письмо. В процессе работы эти и другие трудности были успешно разрешены», - рассказал на пресс-конференции в Ситуационно-информационном центре Рособрнадзора заместитель руководителя ведомства Анзор Музаев.

Руководитель рабочей группы по китайскому языку, заведующий кафедрой китайского языка Московского городского педагогического университета (МГПУ) Владимир Курдюмов отметил, что с введением ЕГЭ в качестве итоговой аттестации выпускников ситуация с изучением китайского языка стала парадоксальной: выпускники изучали в школе китайский язык, а на ЕГЭ были вынуждены сдавать английский, если иностранный язык им был нужен в качестве вступительного экзамена в вуз. «Китаеведческая общественность постоянно призывала к введению ЕГЭ по китайскому языку, чтобы дать возможность школьникам, изучающим и любящим китайский язык, продолжать его системное изучение в вузе», - рассказал он.

В рамках подготовительной работы были разработаны и включены в реестр проекты примерных основных образовательных программ по китайскому языку.

«До этого школы вели преподавание китайского языка по разным учебникам и программам. Введение примерных программ имеет большое значение для создания единого образовательного пространства в сфере преподавания китайского языка. А возможность для выпускников сдать ЕГЭ по этому предмету значительно повысит уровень преподавания и изучения китайского языка и в школах, и вузах: в школах он теперь с полным основанием сможет изучаться как первый язык, а в вузы придут подготовленные ребята, которые будут начинать не с самых азов», - прокомментировала руководитель Федеральной комиссии по разработке контрольных измерительных материалов (КИМ) ЕГЭ по иностранным языкам Мария Вербицкая.

В ходе подготовки была разработана концепция проведения государственной итоговой аттестации по китайскому языку, учитывающая особенности этого языка. Разработаны экзаменационные задания по китайскому языку, методические материалы и программа повышения квалификации для экспертов по проверке экзаменационных заданий.

Мария Вербицкая пояснила, что в ЕГЭ по китайскому языку нет заданий с кратким ответом – это связано со сложностью машинного распознавания иероглифов. «Но это не возвращает нас к тестам-«угадайкам». Никакой «угадайки» нет, проверяются все те же умения и навыки, что и в европейских языках, но немного другим способом в силу специфики языка», - рассказала Мария Вербицкая.

В ходе подготовки к введению ЕГЭ по китайскому языку было проведено несколько апробаций, где не только проверялась работоспособность модели, но и отрабатывалась технология проведения экзамена. Проведены срезы знаний по китайскому языку, в которых приняли участие более 3 тысяч школьников.

В настоящее время проекты документов ЕГЭ по китайскому языку (спецификация, демоверсия, кодификатор) опубликованы на сайте Федерального института педагогических измерений (ФИПИ) для общественно-профессионального обсуждения.

Экзаменационная модель, как и в других иностранных языках, включает в себя письменную и устную части.

Письменная часть работы содержит 42 задания и состоит из четырех разделов: «Аудирование», «Чтение», «Грамматика, лексика и иероглифика» и «Письмо». Устная часть КИМ ЕГЭ по китайскому языку включает в себя три задания. В задании 1 предлагается ознакомиться с ситуацией и задать пять вопросов на основе ключевых слов, в задании 2 – выбрать одну из трёх фотографий и описать её на основе плана, в задании 3 необходимо сравнить две фотографии на основе предложенного плана.

Общественно-профессиональное обсуждение опубликованных документов продлится до 1 октября. На основе полученных отзывов и замечаний в КИМ ЕГЭ по китайскому языку могут быть внесены финальные коррективы, после чего задания по китайскому языку пополнят Открытый банк заданий ЕГЭ на сайте ФИПИ.

«В школах, где ведется изучение китайского языка, в конце осени мы организуем пробный экзамен для выпускников, чтобы снять вопросы и волнение, дать возможность ребятам попробовать свои силы, увидеть, на какие баллы они могут рассчитывать», - заявил Анзор Музаев.

Он также сообщил, что Рособрнадзор направит в вузы письмо, информирующее о включении китайского языка в число предметов, по которым проводится ЕГЭ, чтобы вузы могли учесть это при подготовке правил приема на следующий учебный год.

Директор ФИПИ Оксана Решетникова рассказала, что в рамках подготовительной работы разрабатывалась модель не только ЕГЭ, но и основного государственного экзамена (ОГЭ) по китайскому языку для 9 классов. «Позже мы ОГЭ по китайскому языку тоже включим, обе модели будут преемственны», - сообщила она, уточнив, что решения о сроках включения китайского языка в число предметов ОГЭ пока не принято.

Справочно:

Китайский язык является самым распространенным языком в мире, на нем говорят 1,2 миллиарда людей. Изучение китайского языка в России имеет более чем 300-летнию историю. Первый указ о необходимости учить китайский был издан Петром I в 1700 году. Это указ отвечал политическим и торговым интересам России в Китае.

Наиболее активно китайский язык стал изучаться (в основном в среде русского дворянства) в конце XVIII века, в период правления императрицы Екатерины II (разговорным китайским языком в Российской империи в тот период оценочно овладело до нескольких сот человек). В XIX веке в России были заложены научно-методические основы изучения китайского языка, в том числе письменности и китаеведения. Так, в 1838 году была издана первая в России “Китайская грамматика” (автор Н.Я. Бичурин), в 1841 году появилось учебное пособие “Как выговаривать китайские речи, писанные российскими литерами” (автор И.К. Россохин).

В последнее время количество общеобразовательных учебных заведений, где преподают китайский язык, растет с каждым годом. В школах его изучение все чаще начинается со 2-го класса.

Китайский язык изучается в 34 субъектах Российской Федерации в 168 образовательных организациях. Преподают китайский язык более 200 учителей. Количество учащихся, изучающих китайский язык более 17 тысяч, из них около 3 тысяч человек – старшеклассники. В 75 школах в разных регионах нашей страны более 10 тысяч школьников изучают китайский язык в рамках обязательной программы. Преподавание китайского языка в обязательной программе или факультативно уже ввели более 5% столичных общеобразовательных школ (69 из 1 364 учебных заведений).

Россия. Китай > Образование, наука. СМИ, ИТ > obrnadzor.gov.ru, 19 сентября 2018 > № 2732352


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mirnov.ru, 18 сентября 2018 > № 2736796 Любовь Клещенко

«НЕ БОЛЕЕ ТРЕХ ДЕТЕЙ В ОДНИ РУКИ»

Минпросвещения с 1 января намерено ужесточить взятие детей под опеку. Почему жизнь в приемных семьях все чаще превращается в ад, разбирался «МН».

После скандального «закона Димы Яковлева», ужесточившего усыновление наших сирот иностранцами, государство стало активно развивать институт приемной семьи через возмездную опеку.

Инициатива вскоре дала результаты: на 1 сентября 2018 года число детей-сирот, содержащихся в казенных учреждениях, достигло минимума за всю новейшую историю России. Если десять лет назад таких детей было 115,6 тысячи, то сегодня - 47,8 тысячи.

Число детей, которых берут в семьи, превышает количество тех, кто попадает в детские дома.

ЖЕРТВАМИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ СТАЛИ 97 ДЕТЕЙ

Однако есть и неутешительная статистика - это побои, издевательства и убийства в замещающих семьях. Число преступлений растет ежегодно: так, в 2016 году рост составил почти 30% по сравнению с 2015 годом, в 2017-м - 27% по сравнению с 2016 годом.

По словам руководителя управления процессуального контроля за расследованием отдельных видов преступлений СК РФ Евгении Минаевой, жертвами преступлений в замещающих семьях стали в прошлом году 97 детей, из них восемь были убиты возмездными опекунами, четверо остались инвалидами, 52 были изнасилованы возмездными опекунами либо подверглись сексуальному насилию в другой форме.

Помимо этого, платных опекунов привлекают к уголовной ответственности за истязания и мошеннические действия в отношении жилья опекаемых.

Причем, как отмечает Следственный комитет, из всех видов опеки и усыновления чаще всего в криминальную сводку попадают именно семьи, заключившие с органами опеки договор на возмездную опеку. Иначе говоря - коммерсанты.

Это подвигло Минпросвещения взяться за разработку законопроекта «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты прав детей». Предположительно он должен вступить в силу уже 1 января 2019 года. Закон предлагает ужесточить требования к приемным родителям, в частности ввести обязательное психологическое тестирование.

Один из авторов рекомендаций к новому закону - глава Центра защиты прав человека в психиатрии, психолог и юрист Любовь Клещенко.

«МН»: То есть сегодня тестирования возмездных опекунов не проводится?

Л.К.: Проводится, но далеко не всегда и не везде. А самый скандальный пункт, вызвавший море протестов со стороны возмездных опекунов, - это ограничение на количество детей, взятых под опеку. Сегодня, согласно постановлению правительства №423 «Правила создания приемной семьи...», в одной семье должно быть не больше восьми приемных детей. И то этот пункт действует с конца 2017 года. До этого можно было детей брать десятками.

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ НЕПРИЯТИЕ

«МН»: А сколько разрешат по новому закону?

Л.К.: Мы, психологи, настаиваем, чтобы не больше трех. В идеале в одной семье должны воспитываться только кровные братья и сестры - селить под одной крышей детей от разных биологических родителей недопустимо с точки зрения психологической совместимости. В крайнем случае запретить брать нового ребенка раньше, чем пройдет год после взятия под опеку предыдущего.

«МН»: Почему?

Л.К.: Потому что возникает психологическое неприятие. Изначально оно уже есть между приемными детьми и неродными родителями. Преодолевать его очень сложно. А когда еще в одной семье оказываются восемь неродных братьев и сестер, каждый со своим психотипом, то получается гремучий котел, в котором все варятся.

Добавьте сюда еще инвалидность детей, пороки умственного развития, психологические травмы, полученные в детском доме, и так далее. Плюс теснота, скученность по шесть человек в комнате на двухъярусных кроватях.

Сегодня по закону даже квадратные метры никак не регулируются. По новому закону хотят ввести минимум шесть метров на ребенка. Тоже негусто, согласитесь. Родного ребенка в таких жилищных условиях часто рожать отказываются. Говорят: «Ну куда?»

«МН»: Сокращение детей с восьми до трех не приведет к тому, что число возмездных опекунов значительно уменьшится?

Л.К.: Конечно, уменьшится! Ведь для этих людей дети - бизнес, и они не будут этим заниматься, если значительно уменьшится норма прибыли. В опекуны не идут, чтобы взять одного-двух детей. Они их, извините, хапают и хапают!

БЕЗ ЛАСКИ И ЗАБОТЫ

«МН»: Сейчас возмездные опекуны пугают общественность перспективой того, что тысячи детей вновь окажутся в детских домах.

Л.К.: Хуже от этого многим детям не станет. Возмездные опекуны кричат, мол, если не мы, дети будут сидеть без ласки, заботы и любви в детских домах. А у возмездных опекунов они сидят все обласканные?

Сегодня что получается - опекуны берут умственно отсталого ребенка, с ним не занимаются. Вместо того чтобы прогрессировать, ребенок еще больше деградирует. Вы же понимаете, что если ребенок с той же болезнью Дауна воспитывается в родной семье, он отнимает 100% времени матери. А когда таких детей восемь, то как одна мать может их всех успевать лечить, учить, водить по логопедам и так далее? Да еще и любить, обласкивать.

«МН»: Почему дети с синдромом Дауна наиболее востребованы у возмездных опекунов?

Л.К.: Потому что эти дети никогда не пожалуются в опеку и вообще никому никогда не пожалуются. Как только ребенку исполняется 18 лет, они выбивают ему квартиру, оформляют на себя договор купли-продажи, присваивают жилье, а потом стараются от повзрослевшего ребенка избавиться. Или после получения квартиры оформляют бывшему воспитаннику недееспособность и новую опеку над ним как над умственно отсталым инвалидом. И жилье в итоге тоже присваивают.

«МН»: Неужели все возмездные опекуны такие циники и мошенники?

Л.К.: Смотрите сами - брать тех же детей с синдромом Дауна на бесплатной основе желающих нет. Бесплатно никто детей-инвалидов раньше брать не хотел, а теперь вдруг за деньги всех расхватали! Заработок, стаж в пенсию идет...

Аделаида Сигида

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mirnov.ru, 18 сентября 2018 > № 2736796 Любовь Клещенко


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kursiv.kz, 18 сентября 2018 > № 2732659

В Казахстане предлагают открыть Центры профориентации и переподготовки для лиц с инвалидностью

Василий Шиманский отметил необходимость обеспечения доступа для лиц с инвалидностью к общим программам технической и профессиональной ориентации

Мадина Мамырханова

С таким предложением выступил сегодня в сенате председатель общественного объединения «Центр реабилитации инвалидов «ШАНС» Василий Шиманский.

«У нас социальные службы, здравоохранение и образование каждый работает в своем направлении. Судя по отчетам, все выполняется, цифры замечательные, но мы стоим на месте, динамики нет. Потому что система образования их обучает, они готовят их, все: на этом их миссия завершена. По трудоустройству вступает соцзащита, есть ряд программ, они принимаются и оплачиваются, но они не эффективны – человек не работает, а сидит дома. Вот если бы такой Центр был, где бы сообща работали сотрудники соцзащиты, образования и здравоохранения, эти механизмы бы не буксовали и мы получили бы хорошую динамику», - отметил он.

Указал он также на проблему получения кредитов для лиц с ограниченными возможностями.

«Да, мы его обучаем, тратим на это деньги, и через Фонд «Даму», но дальше он не может двигаться. Потому что не может кредитоваться. Они сидят дома, потому что у них нет средств. Кто им даст деньги на развитие бизнеса? Кто их будет сопровождать? Это ведь затраты, а со своей пенсии сделать он это не может», - посетовал спикер.

Отметил он также необходимость обеспечения доступа для лиц с инвалидностью к общим программам технической и профессиональной ориентации. По его словам, на сегодня отсутствует механизм для решения поставленных задач по трудоустройству и переподготовке лиц с инвалидностью, не решены вопросы их психологической адаптации к работе по той или иной профессии.

С ним депутаты согласились. Ведь, по данным Министерства труда и социальной защиты населения РК, сегодня работают всего 30% инвалидов. И проблема их низкого процента трудоустройства состоит не в том, что мест нет, а в том, что они не могут получить первичную профессию.

Министр труда и социальной защиты населения Мадина Абылкасымова сообщила, что в Казахстане на сегодня 670 тысяч инвалидов, из них 61,9% трудоспособного возраста, 25,4 % лица пенсионного возраста, 12,7% дети до 18 лет. Ежегодно порядка 50 тысяч лиц впервые признаются инвалидами. Среди взрослого населения наибольший удельный вес - 26,9 % занимают болезни системы кровообращения, злокачественные образования - 19,9%, травмы - 10,3. Среди детского населения лидируют врожденные пороки развития - 32,5%, болезни нервной системы - 23,7% и психические расстройства - 11,1%....

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kursiv.kz, 18 сентября 2018 > № 2732659


Казахстан. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kursiv.kz, 17 сентября 2018 > № 2731786

Казахстан вошел в список стран с самым высоким уровнем человеческого развития

Казахстан, Россия и Беларусь попали в группу стран с самым высоким уровнем человеческого развития, говорится в докладе Программы развития ООН (ПР ООН) о развитии человеческого потенциала.

Всего в рейтинг вошли 189 стран. Основные показатели, по которым определялся рейтинг государств – ожидаемая продолжительность жизни, продолжительность обучения и валовый национальный доход на душу населения.

Также учитывались данные об уровне социальной защищенности, показатели здоровья и культурного развития населения, гендерного равенства, преступности, охраны окружающей среды, участия граждан в принятии решений.

В этом году в группу с очень высоким уровнем человеческого развития вошли 59 стран. В их числе – Россия, которая оказалась на 49-м месте, Беларусь – на 53-м месте и Казахстан на 58-м.

Согласно отчету, средняя продолжительность жизни в России составляет сегодня 71 год, в Беларуси, в Азербайджане и Украине – чуть больше 72 лет, в Казахстане – 70 лет.

Что касается образования, то дети в постсоветских странах в среднем учатся 12–15 лет. Норвежские подростки и молодые люди имеют возможность посещать учебные заведения почти 18 лет. В Южном Судане этот показатель составляет лишь 5 лет.

Грузия в рейтинге человеческого развития занимает 70-е место, Азербайджан – 80-е, Армения – 83-е, Украина – 88-е, Узбекистан – на 105-й и Туркменистан – на 108-й позиции. Эти страны отнесены к категории стран с высоким уровнем развития.

А вот Молдова и Таджикистан попали в категорию государств со средним уровнем развития.

Нигер, ЦАР, Южный Судан, Чад и Бурунди занимают последние места в этом рейтинге, находясь в категории наименее развитых стран.

Кроме того, авторы доклада указывают на резкое ухудшение благосостояния в странах, затронутых конфликтами: Сирия опустилась в рейтинге на 27 позиций, Ливия – на 26 позиций и Йемен – на 20 позиций.

«В среднем, ребенок, родившийся в стране с низким уровнем человеческого развития, может прожить чуть больше 60 лет, в то время как ребенок, рожденный в государстве с очень высоким уровнем развития, может дожить почти до 80 лет. Аналогичным образом, дети в наименее развитых странах, скорее всего, проведут в школе и университете на семь лет меньше, чем дети из богатых стран», – заявил администратор ПР ООН Ахим Штайнер.

Казахстан. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kursiv.kz, 17 сентября 2018 > № 2731786


Россия. Евросоюз. ООН > Армия, полиция. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > mvd.ru, 15 сентября 2018 > № 2732055 Вартан Вирабов

Кто защищает детство.

Права детей хоть и гарантируются основными законами большинства стран, всё же требуют внимания со стороны государства. Ведь речь идёт не просто о несмышлёнышах, не всегда способных постоять за себя, но о будущем нации. Вопрос настолько актуальный, что давно уже обсуждается и на международном уровне.

О том, как в этой работе участвует наша страна, рассказал кандидат юридических наук начальник отдела договоров с международными организациями Международно-правового управления ДПД МВД России подполковник внутренней службы Вартан ВИРАБОВ:

Проблема всего мира

- В нашей стране благополучие детей во всех сферах жизни, создание условий для их полноценного и безопасного взросления всегда являлись приоритетами для всего общества. Неслучайно основные принципы заботы о подрастающем поколении закреплены в Конституции Российской Федерации. Важность проблемы обеспечения основных гарантий прав и законных интересов ребёнка подчёркивается в посланиях Президента Федеральному Собранию, где ставятся задачи по разработке современной и эффективной государственной политики в области детства, в Концепции долгосрочного социально-экономического развития страны, Концепции демографической политики России на период до 2020 и 2025 годов соответственно.

Однако в последние годы деятельность по защите прав детей перестала быть исключительной заботой отдельных государств, став объектом международно-правового регулирования. Само собой, Россия является участником основополагающих международных договоров, касающихся этих вопросов.

Первым и основным документом, в котором проблема рассматривалась на уровне международного права, стала Конвенция ООН о правах ребёнка от 20 ноября 1989 года. Для нашей страны международный договор вступил в силу 15 сентября 1990 года.

Соглашение предполагает, что государства-участники принимают все необходимые меры для обеспечения защиты ребёнка от всех форм дискриминации или наказания независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения и состояния здоровья.

Страны, подписавшие Конвенцию, обязуются заботиться о благополучии несовершеннолетнего и с этой целью принимают необходимые законодательные и административные меры.

Европейский подход

Ещё одним документом, направленным на решение аналогичных задач, является Конвенция Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреб­лений, которая была подписана Российской Федерацией и ратифицирована в 2013 году. Это первый международный договор, принятый в рамках европейского регионального сотрудничества, по вопросам борьбы со всеми формами сексуального насилия в отношении детей, в том числе и с домашним.

Главная цель Конвенции - введение единых стандартов в области борьбы с сексуальной эксплуатацией и совращением детей, сексуальными домогательствами и злоупотреблениями в отношении несовершеннолетних, детской проституцией, порнографией и торговлей детьми. Документ обобщает европейский опыт и рекомендует усилить противодействие таким явлениям в рамках национальных законодательств.

Государства - участники Конвенции договорились сотрудничать для её реализации. В случае, когда двусторонний договор о правовой помощи или выдаче между государствами отсутствует, можно опираться на Конвенцию как на правовое основание.

Докладывает Россия…

Ещё один важный шаг в обеспечении благополучия подрастающего поколения сделан в мае 2000 года, когда Генеральная ассамблея ООН приняла Факультативный протокол к Конвенции о правах ребёнка, касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии. Подписание и ратификация Россией этого документа позволит предупреждать и бороться с подобными преступлениями сообща с другими странами, а также развивать с ними правовое сотрудничество в данной сфере.

Согласно Протоколу каждое государство-участник в течение двух лет после вступления его в силу обязано представить в Комитет по правам ребёнка доклад о принятых мерах. 22 мая 2018 года в Женеве на 78-й сессии Комитета ООН по правам ребёнка российская делегация во главе со статс-секретарём - заместителем министра внутренних дел России Игорем Зубовым проинформировала международных экспертов о том, что делается у нас для эффективной защиты прав несовершеннолетних как на государственном, так и международном уровнях.

Ребёнок едет на родину

Большая работа по обеспечению прав ребёнка проводится также в рамках Содружества Независимых Государств. Причём во многом благодаря России формируются новые подходы в этой деятельности.

В октябре 2002 года в Кишинёве заключено Соглашение о сотрудничестве государств - участников СНГ в вопросах возвращения несовершеннолетних в страны их постоянного проживания. Документ позволил объединившись защищать интересы несовершеннолетних, которые не могут самостоятельно определять место пребывания и остались без попечения или совершили правонарушения, но не подпали под уголовную юрисдикцию.

В отношении несовершеннолетних, разыскиваемых для привлечения к уголовной ответственности или для исполнения приговора, действуют другие международные договоры.

Реализация положений Соглашения возложена на компетентные органы государств Сторон, которые на основании запроса оказывают друг другу содействие, чтобы установить личность несовершеннолетнего, определить государство его постоянного проживания, разыскать и возвратить детей в государства постоянного их проживания.

Участие Российской Федерации в международно-правовом решении проблем обеспечения детского благополучия, безопасности несовершеннолетних граждан стало свидетельством внимания, которое уделяется в нашей стране этим вопросам.

Записал

Андрей ШАБАРШОВ

(Щит и меч № 34, 2018 г.)

Россия. Евросоюз. ООН > Армия, полиция. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > mvd.ru, 15 сентября 2018 > № 2732055 Вартан Вирабов


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 сентября 2018 > № 2732284 Александр Сычев

Плохое слово. Как научиться выступать публично

Александр Сычев

директор центра обучения Presium Education

Российские управленцы, не впитавшие культуру small talks с детства, на курсах по риторике учатся даже эффектно листать слайды

Топ-менеджеры, как правило, очень уверенные в себе люди, с высоким уровнем эмоционального интеллекта и хорошо развитой спонтанной речью. Однако часто они совершенно не умеют выступать на публике или общаться в формате панельной дискуссии.

Как в помятом костюме

Неудачные публичные выступления топ-менеджеры воспринимают болезненно, сравнивая плохой спич с помятым костюмом. «Я вышел с речью, но никто ничего не понял», «Боюсь выступать» — вот наиболее частые причины обращения к экспертам по коммуникациям, но бывают и другие. Один из моих учеников, старший вице-президент крупной госкомпании, выступать умел, но хотел, чтобы публичные выступления перестали быть для него неприятной обязанностью. Это высокий статный мужчина, очень экспрессивный, с громким командным голосом, у которого в подчинении находилась не одна сотня людей. Свое желание заниматься ораторским искусством он объяснял так: «Я много выступаю, но не получаю от этого никакого удовольствия. Для меня это повинность, которой я пытаюсь всеми способами избежать или отсрочить ее — отменить, перенести и т. д. Хочу научиться получать от выступлений удовольствие, а не умирать от мысли, что надо сделать очередную презентацию на совещании».

Тренинги по искусству презентации, обучение топ-менеджеров коммуникативным навыкам заказывают как крупные частные, так и государственные компании, и в особенности digital-компании, которые ориентированы на Запад и понимают, что отстают: рынку нужна способность гибко и критически мыслить, легко общаться. Наши партнеры за границей, работающие в этой же области, отмечают, что в США и Европе потребность в курсах риторики не меньше, а гораздо больше, чем в России: умение говорить — большое конкурентное преимущество в современном бизнесе.

Повлиять на гендиректора

Обычно высокопоставленные клиенты обращаются к бизнес-тренерам по коммуникациям не потому, что хотят успешно выступать на международных форумах (они случаются не так уж и часто), а чтобы быть убедительными на более обыденных мероприятиях: советах директоров, заседаниях членов правления, переговорах с партнерами и даже обычных совещаниях с подчиненными. Минимальная и максимальная продолжительность курса подготовки к выступлению зависит от того, что топ-менеджер уже умеет. Обучение может длиться от трех недель до полугода и даже несколько лет, что уже больше похоже на сопровождение. Чему же обучают мастера ораторского искусства? Обычно в шорт-лист входят психология поведения на сцене, управление собственным психологическим состоянием, настрой на выступление, выразительные жесты, визуальный контакт с публикой, запоминание тезисов выступления, управление аудиторией, даже умение непринужденно листать слайды.

Не так давно мы готовили конференцию для крупной госкомпании. Семь руководителей подразделений должны были выступить перед генеральным директором с докладами о результатах работы за год. От их речи зависели годовые премии нескольких сотен сотрудников. Мы учили менеджеров взаимодействовать с аудиторией, делать правильные акценты в речи, а параллельно — некоторым способам передачи невербальной информации: объясняли, как правильно переключать слайды; как управлять руками, чтобы не прятать их в карманы, а мягко жестикулировать; как держать микрофон и стоять за трибуной. Репетировали все, вплоть до жеста с поправлением очков. И хотя состояние дел не во всех подразделениях было на высоте, на гендиректора выступающие произвели позитивное впечатление — сотрудники получили премии, а с их руководителями в спокойной, доверительной обстановке обсудили дальнейшие планы развития компании. Возьму на себя смелость утверждать: выступи менеджеры вяло и скучно, то и при хороших финансовых результатах им вряд ли бы удалось повлиять на гендиректора и получить для подчиненных вознаграждение — возможно, хорошую работу сотрудников восприняли бы как должное.

Учитесь непринужденности

Голос не дает покоя многим выступающим: одним не нравится его тональность, другим — диапазон, третьим — интонация и громкость. Но если все эти недостатки легко могут исправить профессиональные актеры и радиоведущие (они ставят дыхание, объясняют, как происходит звукоизвлечение, учат говорить на опоре, а не на связках), то выстроить интересную яркую речь удается немногим, поскольку успех в этом деле наполовину зависит от самого человека — его эрудиции, образованности, начитанности. Первые несколько слов для большинства людей — самые сложные, и все потому, что большинство из нас в школе не обучали навыкам непринужденной беседы (small talk). К слову сказать, в Англии без этого умения невозможен карьерный рост: чтобы претендовать на повышение, одного профессионализма мало, нужно также быть открытым, легким в общении и вызывать доверие окружающих.

То же касается публичных выступлений: если хотите овладеть вниманием публики, не начинайте речь с громких цифр. Постарайтесь избежать этого искушения, даже если вы вывели компанию из кризиса или добились кратного роста продаж. Цифры, отчеты и прочий официальный материал при всей своей безусловной полезности лишь сильнее отдалит вас от слушателей. Не надо быть формальным настолько, насколько это требует наш менталитет и советское прошлое. Разрешите себе быть по-западному раскованным. Произнесите несколько слов о погоде, футбольном матче, просто пошутите. Чаще всего звездные спикеры выбирают «корпоративные» шутки, то есть с юмором комментируют какую-либо всем известную ситуацию на работе. Что это дает? Как только кураж пойман, выступающий может смело жонглировать вниманием публики, вести интерактивное общение. Ему уже не страшно уйти далеко от темы и даже начать отвечать на неудобные вопросы.

Ищите метафоры

Если говорящий не умеет пояснить какую-либо мысль, используя простые, понятные образы и сравнения, его вряд ли ждет успех. Во время общения с аудиторией топ-менеджеры должны уметь подбирать метафоры. На тренингах их просят использовать образные сравнения всегда — к месту или не к месту, удачно или неудачно. И не случайно. Практиковать этот навык нужно всегда и везде. Вспоминаю пример из практики известного российского холдинга, его совет директоров как-то обсуждал будущую рекламную кампанию, целиком основанную на социологических исследованиях покупателей. Один из директоров как бы невзначай, как анекдот и курьез, вспомнил историю о том, как в молодости, работая в одной госкомпании, он по просьбе начальника сам и вполне убедительно почти «с чистого листа» нарисовал нужную социологию для отправки «наверх». А в заключение речи сравнил себя с «великим комбинатором». Естественно, совет директоров, услышав такую историю из уст коллеги, вернул рекламную кампанию на доработку. Как потом выяснилось, не напрасно — проанализировав ответы покупателей еще раз, сотрудники компании нашли много недочетов, выводы пришлось скорректировать.

Говорят, образная речь — хороший инструмент в руках маркетологов и менеджеров по продажам, с ее помощью можно в чем-то убедить, что-то продать, объяснить необъяснимое. Но, как показывает пример, в руках руководителя она еще и хороший управленческий инструмент. И об этом тоже не стоит забывать. Тем более что выступать перед подчиненными приходится куда чаще, чем перед партнерами и клиентами.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 сентября 2018 > № 2732284 Александр Сычев


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 12 сентября 2018 > № 2726900 Рамзан Кадыров

Встреча Дмитрия Медведева с главой Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым.

Обсуждалась, в частности, реализация в регионе программы ремонта и строительства новых школ.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Рамзан Ахматович, начнём с темы, которая является острой для кавказских республик и, в частности, для Чеченской Республики, а именно с ситуации со школами. Я проводил совещание, собирал всех представителей кавказских республик.

Как обстоят дела, каковы успехи? Знаю, что Вы этим активно занимаетесь.

Р.Кадыров : Дмитрий Анатольевич, действительно, проблемы существуют, но благодаря Вашей поддержке, личному вмешательству мы в этом году открыли 11 школ, до конца года планируем открыть ещё две. Трёхсменка присутствует в 70 школах. Если будет поддержка и понимание, то в ближайшем будущем мы должны закрыть этот вопрос. Очень многое сделано, это видно. За последние четыре-пять лет мы открыли более 30 школ. И всё равно есть проблемы.

Почему в нашей республике проблемы? У нас прирост населения, высокая рождаемость. Мы планируем на год программы, а население возвращается, плюс рождаемость высокая, поэтому у нас в социальной политике существуют проблемы. А так мы выполняем все Ваши поручения, майские указы Президента. У нас практически нет проблем, и я думаю, что мы справимся, если будет поддержка.

Д.Медведев: Мы обязательно эту поддержку окажем, именно потому, что есть общая цель (она вытекает из майского указа Президента) – вообще выйти из трёхсменного режима работы школ. Что вы много строите, это очень хорошо, этот курс должен быть продолжен. Давайте обсудим, что для этого необходимо.

Р.Кадыров: У нас приближается большой праздник – 200-летие Грозного. Вы знаете, в каком состоянии мы получили Грозный, а сегодня мы готовимся к празднику и надеемся, что Вы приедете тоже, если будет время. Мы Вас приглашаем, потому что Вы лично участвовали в восстановлении, возрождении нашего города.

Мы уже практически полностью благоустроили город – около 500 дворов с детскими площадками, со всеми условиями.

Очень много гостей ожидается. Оргкомитет возглавляет Виталий Мутко.

Мы получили из бюджета 271 млн рублей и привлекли 3 млрд рублей внебюджетных инвестиций. Думаю, что праздник будет хорошим. Настроение у жителей Грозного очень хорошее, потому что каждый уголок чистый, красивый, ухоженный, детские площадки обустроены, парки, скверы. Все мы рады этому.

Д.Медведев: Абсолютно согласен с тем, что праздник – это не только праздник, но и повод привести в порядок городское хозяйство, повод хороший. Надеюсь, что к юбилею удастся сделать всё, что ещё не закончили.

Спасибо за приглашение. Я посмотрю в графике.

Р.Кадыров: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 12 сентября 2018 > № 2726900 Рамзан Кадыров


Казахстан > Образование, наука. Финансы, банки > camonitor.com, 12 сентября 2018 > № 2726659

На платной основе обучаются более 70% студентов в стране

Количество студентов высших учебных заведений росло 2 года подряд, говорят эксперты Ranking.

На 2017/18 учебный год их число составляло 496,2 тыс. человек, что на 4% больше, чем в прошлом учебном году.

У большинства студентов форма обучения дневная - 76,2% или 378,2 тыс. человек. Заочно обучаются 17% или 84,4 тыс. человек. На вечерней форме обучения занимаются лишь 6,8% или 33,6 тыс. человек.

Наибольшее количество студентов учится за свой счет, их доля составляет 70,2% (348,5 тыс. человек). За счет образовательных государственных грантов обучается 27,8% от всех студентов (137,8 тыс. человек), за счет предприятий обучается всего 0,9% (4,3 тыс. человек).

Абитуриентам, которые не попали на грант и не имеют возможности оплатить свое обучение, государство предлагает воспользоваться возможностью оформления образовательного кредита под гарантию государства. Залогом выступает гарантия АО «Финансовый центр» Министерства образования и науки Республики Казахстан.

Согласно данным с сайта АО «Финансовый центр», студенческие образовательные кредиты под гарантию государства предлагают 4 БВУ - Сбербанк, ForteBank, Tengri Bank и Нурбанк. При этом там же говориться, что Сбербанк временно приостановил данный вид кредитования, также отсутствует информация о кредитах студентам и на сайте Сбербанка. У ForteBank на корпоративном сайте также нет информации по продукту. Информация по этому виду кредитования есть только на сайтах Нурбанка и Tengri Bank.

Минимальная эффективная ставка у Tengri Bank - от 22,3%, у Нурбанка с комиссиями - от 22,6%, без - от 34,4%.

Максимальная сумма кредита в сегменте - до 6 млн тг у Tengri Bank, до 5 млн тг - у Нурбанка.

Максимальный срок займа у обоих БВУ - до 120 мес.

Казахстан > Образование, наука. Финансы, банки > camonitor.com, 12 сентября 2018 > № 2726659


США > Образование, наука > americaru.com, 11 сентября 2018 > № 2736229

Сразу восемь колледжей из Нью-Джерси попали в топ-100 лучших высших учебных заведений в США.

Рейтинг составлен U.S. News and World Report, в нем участвуют 311 университетов и других учебных заведений по всей Америке. Оценки присваивались по целому ряду факторов, включая стоимость образования, условия жизни и обучения студентов и прочее.

На первом месте оказался Пристонский университет. На втором - Гарвардский университет, третью позицию заняли сразу несколько вузом – Йель, университет Чикаго и Массачусетский технологический институт.

США > Образование, наука > americaru.com, 11 сентября 2018 > № 2736229


Россия. ПФО. ЦФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 11 сентября 2018 > № 2727363 Александр Брычкин

Школа XXI века: заставит ли «цифра» детей учиться

О том, каким может быть образование будущего

Современные дети любят игрушки и соцсети, но опыт российских издателей показывает – школьники запоем читают книги, если им это удобно. Как виртуальная реальность может погрузить ребенка в нанотехнологии и почему главный проект цифровизации образования – это модернизация его управления, – «Газете.Ru» рассказал гендиректор корпорации «Росучебник» Александр Брычкин.

— Как издательский рынок переживает цифровизацию образовательного процесса?

Нормально. Мы прекрасно понимаем, что качество образования определяет конкурентоспособность человека и страны на глобальном уровне, и уже сегодня обеспечить его на должном уровне вне цифровой среды крайне сложно. При этом мы вполне адекватно оцениванием и сложность «цифрового перехода» в образовании. С одной стороны, внимательно следим за развитием мировых трендов, а с другой, — находимся в постоянном контакте с нашими практикующими педагогами и видим, что идет постепенный и естественный процесс цифровизации.

Если говорить о цифровых образовательных материалах, то их закупки на средства бюджетов всех уровней – это доли процента от всех расходов на обеспечение общего образования учебными материалами. По сравнению с прошлым годом есть рост, но не настолько серьезный, чтобы можно было сказать, что в ближайшем будущем система образования полностью перейдет на работу с цифровыми материалами. Оно и понятно, в школе все должно носить эволюционный характер.

Если говорить о проникновении электронной книги в целом, то в самых продвинутых странах ее доля последние несколько лет держится на уровне 25%. В разных сегментах книги эта доля разная: в художественной литературе – выше, в прикладной, детской, учебной – значительно ниже.

— Почему такое отставание в образовании?

Я бы не назвал это отставанием, таков естественный уровень спроса, задаваемый и готовностью учителей пользоваться электронными формами. В учебной литературе все важно: не только текст, но и макет, и художественное оформление – все, что позволяет реализовать педагогическую методику. Очень непросто найти решение, которое бы позволяло на различных устройствах отображать макет так, чтобы полностью сохранялась авторская задумка в части методики донесения. В свое время мы пошли не по простому пути банального выкладывания PDF-версий – это, конечно, никакая не «цифра», — а стали сразу делать интерактивные мультимедийные решения и продолжаем их совершенствовать. Кроме того, работают экономические ограничения: не каждый бюджет может позволить себе массовую одномоментную закупку оптимальных устройств.

И в целом цифровизация – это не замена печатной литературы на электронную.

Например, одно из направлений цифровизации – это образование, основанное на данных: когда на основе прохождения учеником материала, решения задач для него строится образовательная траектория, которая помогает ему раскрыть потенциал. За счет этого мы можем улучшать образовательный результат в целом.

— Есть убеждение, что современные школьники не хотят учиться, не хотят читать. Интерактив может их увлечь?

Вовлечение, геймификация могут рассматриваться как дополнительные преимущества, которые может дать нам цифровое образование. Я бы не стал на них сосредотачиваться и говорить, что цифровизация – это панацея. Но я бы поспорил с базисным утверждением, что дети не хотят учиться, не хотят читать. В 2016 году Минобрнауки инициировало серию пилотных проектов по развитию школьных библиотек и внедрению в них литературы в электронном виде, и мы были удивлены. В 22 из 24 пилотных регионов этим процессом занималась компания «Литрес», и мы увидели, что дети реально читают! Если на самом старте проекта мы имели несколько тысяч книговыдач в неделю, то в конце 2017 – начале 2018 года это были уже десятки тысяч. Как думаете, какой регион оказался на третьем месте?

— Дагестан?

— Чечня. Мы увидели, что детям достаточно дать возможность читать книги в том виде, в котором им комфортно и удобно. Спрос на книги равномерно распределяется среди различных позиций, как включенных, так и не включенных в школьную программу.

— Это может быть связано с упадком библиотечной инфраструктуры?

Повлияло отсутствие актуального контента в школьных и семейных библиотеках, культуры регулярного похода в книжный магазин, сокращение числа книжных магазинов. Но при получении доступа к книге дети начинают читать. Нельзя говорить про отсутствие или наличие тяги к знаниям, интереса к обучению – дети от природы любознательны и хотят учиться. Нужно лишь поддерживать и развивать это стремление.

— С точки зрения экономики, насколько этот проект затратнее закупки бумажных книг?

На обеспечение школьных библиотек необходимой литературой в электронном виде требуется в 5-7 раз меньше средств.

Электронную литературу можно привязывать к спросу — то есть покупать ровно то, что будет необходимо и востребовано, а не формировать ненужные запасы.

— Минпросвещения анонсировало сокращение перечня учебников на 30%. За счет чего и как можно провести такое сокращение?

Сокращение не может быть самоцелью. Нужно все-таки понять, что нам качественно необходимо делать для того, чтобы решить поставленные задачи, включая вывод нашего общего образования на уровень глобального Топ-10. Например, нужно обсуждать вопросы, связанные с формированием федерального государственного образовательного стандарта третьего поколения. И под этот новый стандарт уже формировать учебные материалы.

А мы сейчас не закончили внедрять стандарт второго поколения и в этой ситуации собираемся менять перечень и убирать учебники, к которым педагоги уже привыкли.

Сокращение ради сокращения бессмысленно. Насколько я понимаю, речь шла о том, что в отношении 30% учебников возникли некие вопросы. Надо изучать, что это за вопросы, как и что здесь можно сделать и улучшить. В публичном поле мы не видели никакой конкретики, которую можно было бы обсуждать предметно. Что касается слухов, то мы видели открытое письмо авторов учебников президенту о том, как была проведена дополнительная экспертиза, на базе которой делаются выводы о проблемах в учебной литературе. Видели критику со стороны РАН, выступления представителей педагогического сообщества и экспертов, которые ставят вполне резонные, на наш взгляд, вопросы к открытости процесса. Именно эти вещи необходимо прежде всего обсуждать.

— Где в образовании наиболее эффективна «цифра»?

Ключевой предмет, в котором цифровизация является наиболее эффективной, — управление системой образования.

Нужно комплексное платформенное решение, которое позволяет получать те данные, на основании которых можно принимать решения о тех или иных действиях в отношении всей системы. Эта система должна обязательно включать инструменты, основанные на больших данных, возможно, на искусственном интеллекте. И тогда вопрос сокращения перечня учебников или, наоборот, развития вариативности в предложении учебных материалов, становится инструментальным.

— Россия потянет такой проект?

Волне. У нашей корпорации в этом отношении богатый опыт. Мы уже двигаемся в этом направлении, создаем персонализированные решения для педагогов, которые позволяют ему получить методическую поддержку в части преподавания своего предмета. Работаем примерно с 300 тысячами педагогов, которым доступны и видеолекции, и вебинары, и классический учебный материал в цифровом виде, и интерактивные задания. Мы также проводим дистанционные курсы повышения квалификации, через них прошли примерно 50 тыс. педагогов. Поэтому мы полагаем, что у бизнеса есть возможности включиться в государственно-частное партнерство и обеспечить решение этой задачи.

— В чем измеряются результаты? Например, для родителей результат – это ЕГЭ, поступление в вуз.

Это вопрос более системный. Как вообще измерять качество образования? Здесь есть два подхода. Один подход базируется на объективных сопоставимых критериях. На наш взгляд, этими критериями будет являться соответствие тех результатов, которые прописаны в Федеральном государственном образовательном стандарте, фактически получаемым. Это могут быть и сопоставимые международные исследования, и ОГЭ или ЕГЭ.

Нельзя сбрасывать со счетов качественные показатели восприятия нами того, каково образование по качеству. Недавно было исследование ВЦИОМ, и выяснилось, что порядка двух третей родителей в целом удовлетворены качеством школьного образования. И мы точно понимаем, что цифровизация образования этот уровень воспринимаемого качества образования улучшает.

Если говорить о смешении аналоговых и цифровых технологий в образовании, то нужно понимать – какого результата мы хотим добиться. Для передачи знаний дистанционные технологии вполне могут быть эффективным. Если речь идет, например, о личностных результатах, современных компетенциях, креативности, готовности работать в команде, критическом мышлении, коллаборации, коммуникации, то, на мой взгляд, многие из этих компетенций проработать дистанционно невозможно. Как мы проработаем вопрос коммуникации, если мы не будем общаться лицом к лицу? Это крайне сложно, я бы даже сказал, невозможно. Здесь, на мой взгляд, надо широко использовать возможности рынка, готовность бизнеса инвестировать в различные образовательные технологии и решения, вариативность, широкое экспериментирование, активный обмен опытом. И смотреть на то, что происходит в других странах, в том числе и в плане организации учебного процесса.

— А инфраструктура готова? И не создается ли угроза еще большего разделения богатых регионов, которые могут многое себе позволить, и бедных?

А к чему она должна быть готова? Цифровые технологии нужны не сами по себе, а для решения определенных задач, достижения определенных результатов. Более того, стоит говорить не только об инфраструктуре, но и о современной образовательной среде в целом. По данным международных исследований, вклад образовательной среды в эти результаты – повышение академической успеваемости, развитие определенных навыков, усвоение материала и прочее — может достигать 20%.

Действительно, в каких-то регионах в последнее время осуществлялись значительные инвестиции в развитие образовательной инфраструктуры, но это не означает, что она там готова к чему-то, потому что создание и поддержание образовательной инфраструктуры – это постоянный процесс поиска новых решений. Если говорить о том, где и как, какие технологии, какие элементы инфраструктуры используются, ситуация в регионах, действительно, разная. Но результат – это итог различных усилий: имеет значение и квалификация педагогов, и социально-экономический уровень развития региона, исторические особенности и так далее. И нужно смотреть не на уровень отставания или опережения по оснащенности школ техникой, а сравнивать их с точки зрения того, нашли ли они решение, которое позволяет достичь максимального результата. Хорошим инструментом для анализа является «Индекс образовательной инфраструктуры регионов России», которые мы разработали вместе с Высшей школой экономики.

— Можете выделить передовые регионы? Если не брать Москву.

Нам кажется, например, что в Удмуртии, с точки зрения цифровизации образования, достигнуты значительные успехи. Мы проводили внедрение цифровых образовательных сервисов в Астраханской, Тамбовской областях, в ХМАО.

— Потянет ли государство нацпроект в области образования в одиночку? И как в него привлечь частный бизнес? Куда выгодно вкладываться?

Будет ли эффективным, если государство будет деньгами налогоплательщиков решать те задачи, которые может решить бизнес за счет собственных инвестиций? Здесь есть, что обсуждать. На мой взгляд, важно, чтобы государство сфокусировалось на создании условий для формирования тех или иных сегментов рынка, хотя, конечно, образование – это не совсем рынок. Или совсем не рынок.

Для меня лично здесь ключевым критерием эффективности является востребованность, получают ли люди пользу и выгоду: экономят время, улучшают результаты и так далее. Это и создает основу для той самой пресловутой монетизации, потому что лучшим выражением востребованности является готовность людей платить за продукт. Поэтому ищем, смотрим, какие есть решения. И не мы одни. Инвесторов много – и крупные корпорации, и стартапы.

— А вы стартапы привлекаете?

Мы активно поддерживаем Ed Tech Акселератор ED2. В нем приняли участие две или три сотни стартапов.

— Какие технологии смотрите?

Активно смотрим на проекты, связанные с виртуальной реальностью, обработкой больших данных, искусственным интеллектом. И в этом акселераторе такие проекты есть. К примеру, в плане виртуальной реальности может идти речь о демонстрации детям некоторых процессов, химических и физических опытов. В «офлайн-жизни» нельзя провести, например, эксперимент, связанный с биотехнологиями, с генетикой. А в виртуальной реальности – можно. А главное, что уровень усвоения материала здесь значительно выше — он достигает 95%.

Россия. ПФО. ЦФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 11 сентября 2018 > № 2727363 Александр Брычкин


Украина > Образование, наука > interfax.com.ua, 10 сентября 2018 > № 2729512 Лилия Гриневич

Лилия Гриневич: Я не вижу возможности уменьшать количество охвата стипендий

Эксклюзивное интервью министра образования и науки Лилии Гриневич агентству "Интерфакс-Украина"

Начался новый учебный год. Старт был успешный или, возможно, есть школы, которые по тем или иным причинам не открыли двери для учеников вовремя?

Во-первых, практически все школы открылись, и дети пошли в понедельник (3 сентября) в школу. Есть единичные случаи, например, когда дети должны начинать учиться не в своем основном помещении, так как заканчивается еще реконструкция или какие-то ремонтные работы. Также у нас единичные случаи в тех селах, где высокая рождаемость детей, это, в частности, в Волынской и Ровенской областях. В Ровенской в том селе живут староверы, а в Волынской, там, где есть такая проблема, тоже речь идет об общине религиозных людей. Проблема заключается в том, что их школа переполнена, и там есть намерения открывать третью смену. Очевидно, что родители из-за этого "бунтуют". Таким образом они хотят привлечь внимание, потому что видят, что местная власть не решает в течение многих лет их проблемы. Сейчас там как раз работает комиссия Кабинета министров для того, чтобы найти компромисс с местными властями, как мы объединим средства, чтобы им достроить школу. Я думаю, что эти вопросы будут урегулированы, потому что дети должны учиться.

То есть в Украине есть недостаток школ?

В любом случае нужно строить новые школы. Сейчас мы имеем тенденцию роста рождаемости и, соответственно, рост школьников. В этом году в школу пошло более чем на 40 тыс. первоклассников больше, чем в прошлом. Это одна тенденция, а есть другая - миграция в города. У нас очень сильно растет количество городского населения, и в местах жилой застройки в крупных городах невероятная нехватка мест для детей. А по сельской местности наоборот - есть серьезное уменьшение количества детей школьного возраста.

Но я так понимаю, что количество школ все-таки уменьшается? Например, на сколько сократилось количество школ в этом учебном году по сравнению с предыдущим? И какой прогноз, например, на следующий год?

Если вы посмотрите просто на статистику, то идет уменьшение количества, но за ней, действительно, есть большее количество школ. Конкретная статистика будет позже - сейчас как раз собираются эти данные. Так получается потому, что мы в пределах образовательных округов создаем опорные школы, и маленькие школы, из которых подвозят детей и молодых людей, выступают как филиалы и входят в одно юридическое лицо с опорным учреждением. У нас таких филиалов почти тысяча, их нет в статистике, так как они считаются как одна школа вместе с опорной и всеми другими ее филиалами. Это очень важный момент. Мы сделали это изменение, потому что если такая маленькая школа, в которой только несколько учителей и несколько десятков учеников, остается изолированной наедине, то она далека от процессов реформирования, нет общения для повышения квалификации и тому подобное. Будучи одним юрлицом с опорным учреждением, они имеют общие педсоветы, участвуют в коллективном принятии решений, что очень важно для развития. Этот способ применяют многие страны с хорошими образовательными системами. Если говорить в принципе, то основной массив, который пошел по этому сокращению, - это собственно за счет снижения ступеней школ. У нас было несколько десятков школ, работу которых мы были вынуждены приостановить из-за того, что там просто нет детей и мы не можем открыть класс. Мы никогда сразу школу не закрываем, мы ее приостанавливаем, а потом смотрим на прогноз рождаемости, и если потом появляются дети, хотя бы для начальных классов, то школа снова начинает работу.

Очень часто в таких школах открывают дошкольные учебные заведения, поскольку охват дошкольным образованием детей в селе крайне низкий. Сейчас мы нацеливаем местные органы на то, чтобы помещения таких школ открывали дошкольные учреждения. Поэтому ясно, что количество учебных заведений, учитывая эти факторы, уменьшилось.

В первую очередь, это за счет школ в сельской местности?

Да, без сомнения.

Возможно ли решить вопрос закрытия сельской школы, если громада категорически против?

Решение принимает местный совет. Он, как правило, выражает интересы общества. Но, конечно, бывает и другая ситуация, если, например, несколько школ начинают конкурировать, и надо закрыть одну, так как и в той, и в другой очень мало детей, огромные помещения, которые нужно отапливать. Одни считают, что они имеют лучшие условия, другие считают, что они, и тут начинаются конфликты. Я думаю, что лучший способ эти конфликты предотвратить, - это предварительная работа по улучшению базы и образовательной среды той школы, куда вы хотите перевести людей. Потому что, когда вы родителей сажаете в нормальный школьный автобус, везете в школу, и они видят, что здесь дети будут иметь лучшие условия, поговорят с учителями, то они начинают понимать, что это в интересах их ребенка, и нет такого сопротивления.

Следует добавить, что такое сопротивление в первую очередь организуют не родители, а руководители и учителя той школы, которая закрывается. Я понимаю этих людей, потому что они потенциально должны идти на работу в другое учебное заведение, дальше от дома, возможно, потеряют должность или будут иметь меньше часов, и это им не подходит. Но школы, при всем моем огромном уважении к педагогам, существуют не для учителей, а для учащихся. И поэтому в интересах качества образования, если детей необходимо подвозить в другую школу, - значит, надо это делать.

А оправдала ли себя новая система набора в первый класс? Возможно, Вам известно, какое количество детей не смогло попасть в школу вообще, если такие факты есть?

Такого быть не может. Все, кто хотел устроить ребенка в первый класс, смогли это сделать. А большие дискуссии вокруг этой системы иногда совершенно неправильно показывают его основную идею. Главное – это не привязать и обязать каждого ребенка идти учиться по месту жительства, как это часто рассказывали, а гарантировать право каждого ребенка учиться как можно ближе к месту жительства. В странах Европейского Союза с хорошими образовательными системами такие системы набора работают уже давно.

Когда эти дети окончат начальную школу и родители увидят, что их ребенок с невероятными математическими способностями и им надо отдать ребенка только в школу с углубленным изучением математики, то на этапе поступления в пятый класс с углубленным изучением предметов предусмотрен конкурс. Там уже есть как проверять детей, есть совместная учебная программа, а дети психологически готовы к подобным вещам.

Обнаружили ли Вы уже какие-то лазейки в этой системе, которые нужно совершенствовать? Например, перевод ребенка во второй класс в нужную школу без всяких конкурсов и жеребьевки.

Если эта школа имеет свободные места, то можно перевести. Если там нет конкуренции, то нет проблем. Может же быть ситуация, когда в классе кто-то куда-то уехал, какая-то миграция или кто-то перешел в другую школу, разные бывают ситуации, тогда можно перевести ребенка на свободное место. Каждую ситуацию можно рассматривать.

Если ты переводишь не по месту жительства в другую школу, где и так уже превышено допустимое количество детей, то директор прекрасно осознает, что он нарушает приказ Министерства образования и науки, так как следующий второй класс уже живет по тем правилам, которые были в первом.

Вы уже говорили, что в 2019 учебном году на смену жеребьевке школы введут электронные очереди. Как это будет выглядеть?

В 2019 году планируется начать автоматизацию процесса жеребьевки для зачисления детей в 1 класс на свободные места через запуск и пилотирование электронных реестров. Введение реестров предусматривает, что принцип территориальной доступности будет сохраняться, то есть право гарантированного места в школе будут иметь дети, проживающие на территории обслуживания заведения. В такую систему будет вшит механизм автоматизированной жеребьевки.

Электронный реестр создается на уровне управления образования, как и электронная очередь в дошкольные учебные заведения. Мы не делаем его в пределах страны, это абсолютно нецелесообразно и не нужно. А ситуация с очередями в школах, во-первых, актуальна для крупных городов, где много специализированных заведений с углубленным изучением и где есть перегруженные микрорайоны с недостаточным количеством социальной инфраструктуры. И в соответствии с этими проблемы мы просим органы местного самоуправления и рекомендуем им отойти от физической жеребьевки и перейти к созданию электронных реестров.

Но это только рекомендация? В принципе, если какая-то городская власть не захочет делать электронную очередь, она может оставить жеребьевку?

Да, ведь они должны сделать это за собственные деньги и своими усилиями. Если мы выдвигаем такие требования жестко, то должны и давать какую-то поддержку на создание таких реестров, а сейчас это невозможно. Более того, в каком-то районном городке может быть только одна единственная школа, в которую есть очередь, и ради нее делать программный продукт никто не будет, там состоится традиционная жеребьевка. Но таким городам, как Киев, Харьков, Днепр, Львов, где большая концентрация специализированных школ, где много районов застройки с недостаточной социальной инфраструктурой, нужно будет делать соответствующий реестр.

Не создаст ли это чрезмерный ажиотаж и возможность для определенных спекулянтов, которые будут "продавать" свои места?

Для того, чтобы вы вообще зарегистрировались, у вас должен быть ребенок, которому исполнилось шесть лет. Спекулянт должен быть с шестилетним ребенком, чтобы зарегистрироваться в конкретную очередь на конкретное место - это первое. Во-вторых, сейчас мы имеем электронные очереди в дошкольные учреждения, вы знаете, как сложно туда попадать, но мы видим, что это работает. Люди видят, как они продвигаются, видят, сколько имеющихся мест, и это делает процесс значительно прозрачнее. Будут ли на местах злоупотреблять как-то этими процессами? Возможно, будут какие-то точечные случаи. Так же, как и вопрос, честно ли проводится жеребьевка в абсолютно всех школах. Будучи здесь, в Киеве, я не могу дать гарантии о тысячах школ по всей Украине. Мы выписали такие процедуры, что если их соблюдать, злоупотребления невозможны. А рекомендации по электронному реестру будут включать, что должны быть инструменты надзора и полный доступ всех граждан.

Если говорить о злоупотреблениях, недавно Вы заявили о необходимости предотвращения блокировки тендеров при закупках на образование. Есть ли уже готовые решения? Как, по Вашему мнению, это можно сделать, чтобы не навредить прозрачности системы?

Очень сложный вопрос, мы пока решения не нашли. Ситуация такая: с одной стороны мы можем в тендерную документацию заложить очень серьезные необходимые обязательства для этих фирм. Потому что сейчас как бывает? Блокируют тендеры те, кто даже не готов был выполнить эти заказы, - просто вредительство. Можно говорить, что должен быть определенный уставной капитал, ставить какие-то показатели их работы, без которых они не могут участвовать в тендере. Тогда надо понимать, что рынок образовательных товаров, например мебели и оборудования, сейчас начнет активно развиваться в Украине, и если мы будем ставить такие ограничения, то это будет приводить к тому, что молодые предприятия, которые хотят выйти на этот рынок, не будут иметь к нему доступа. Поэтому здесь нет легкого решения. Пока мы идем к тому, чтобы в Антимонопольном комитете говорить, чтобы они не задерживали эти жалобы. У них очень много жалоб, но хотя бы, подходя к учебному году, чтобы они рассматривали те, которые связаны с образовательными закупками, чтобы это не сдерживало процесс.

Относительно школ нацменьшинств. Во всех ли заведениях уже с 3 сентября начали действовать новые подходы к обучению, особенно что касается языка преподавания и увеличения нагрузки на украинский язык? Как это зашло в образовательный процесс?

Это вполне естественно зашло в первых классах, потому что это новые стандарты, новые программы, и там существенно увеличилось количество часов украинского языка. Сейчас в первых классах в школах национальных меньшинств 5 часов украинского языка. Мы также дали более 46 млн гривень на кабинеты украинского языка, специальную целевую субвенцию. Эта субвенция сейчас освоена частью областей, а частью - не полностью. Например, Закарпатская область полностью использовала эти деньги и оборудовала кабинеты украинского языка. Это очень важно. Также мы установили постановлением Кабмина для органов местного самоуправления, что учителям украинского языка в этих учреждениях нужно платить надбавку - не менее 20% за престижность.

В венгерских школах тоже все пошло как надо?

Да. Мы вели переговоры с общиной, проводили повышение квалификации, имели замечательный проект с GoGlobal. Это англоязычные летние лагеря, в которых были дети из венгерского меньшинства и дети из украинских семей. Они вместе учили английский язык, общались между собой, и мы увидели прекрасный эффект такой работы. Это дальше надо будет продолжать. Для нас важно, чтобы эти дети видели свою жизненную перспективу не только на территории Закарпатской области или в соседней стране, они должны видеть большую Украину и быть в состоянии себя реализовать там, где они захотят. И это должен быть вопрос не только выбора их родителей, но и их сознательного выбора. А для этого надо говорить на украинском и родном языках.

Перейдем к более глобальной теме. Когда законопроект "Об общем среднем образовании" будет передан на регистрацию в Верховную Раду и к какому сроку его критически проголосовать, чтобы все работало, как задумано в министерстве?

Мы сейчас, понимая ситуацию в Верховной Раде и предвыборный год, смогли организовать работу так, что реформа образования, в принципе, будет двигаться, даже если в этом году не будет принят закон "Об общем среднем образовании". Но мы его сделали, он уже прошел общественное обсуждение, и мы сейчас прорабатываем его с центральными органами исполнительной власти в Кабмине. Это наш правительственный закон, и он должен пройти все "чистилища" Минфина, Минэкономики, Минюста, Минсоца, всех заинтересованных органов, и только после этого мы сможем его выносить на правительство. Если он будет одобрен правительством в той или иной редакции, думаю, что в нашей, после этого мы его внесем в парламент. Мы можем примерно оценить время, которое нам нужно, я думаю, что до конца осени мы сможем внести в парламент этот закон.

Этот закон, я не скрываю, имеет дополнительные расходы для бюджета. А это значит, что я буду иметь тяжелые дискуссии с Министерством финансов. Но я хочу отметить, что Минфин прислушивается, по крайней мере, к таким реформаторским шагам, понимая, что реформа не может останавливаться, они во многом идут навстречу.

А что с новыми законами "О профессиональном образовании" и "О высшем образовании"?

"О профессиональном образовании". Он практически уже готов и выносится на общественное обсуждение. Как вы знаете, этот закон уже вносился в Верховную Раду, но сейчас мы должны его доработать, учитывая договоренности с ЕС о разработке большого инфраструктурного проекта по развитию профессионального образования. Новая редакция теперь будет снова внесена в Раду. По нашим расчетам, так как он тоже идет через Кабмин, это ориентировочно будет конец осени.

По высшему образованию у нас есть как будто новый закон. Но я говорю "как будто новый", потому что он уже для нас устарел. Мы разбили задачу на несколько этапов - стратегические новшества и технологические. Первое - мы вносим изменения в закон "О высшем образовании" по тем вопросам, которые регулируют механизмы - технологию - работы новаций, заложенные законом еще в 2014 году, потому что не все правильно прописано. Во-вторых, мы думаем над изменением системы финансирования вузов. Это целый пакет, связанный с внесением изменений в Таможенный, Налоговый и Бюджетный кодексы, и очевидно, что это будет очень сложный пакет. Поэтому я не могу прогнозировать, что он точно пройдет в парламенте в этой каденции. Но, по крайней мере, мы хотим засветить эти новые подходы к финансированию высшего образования.

Какие реальные перспективы их рассмотрения?

Что для меня важно. Я себе поставила программу максимум: чтобы до конца нашей каденции мы проголосовали эти законы во втором чтении. Но я, понимая ситуацию, имею вариант "Б": важно, чтобы мы проголосовали их в первом чтении. Это будет означать, что для нового парламента они перейдут в первом чтении, и они вынуждены будут с ними работать, а идеологически и концептуально менять закон ко второму чтению невозможно. Также я понимаю, что у нас тоже будет статья о языке, которая будет тормозить эти законы. А она будет идти через все образовательные законы.

Есть еще закон "Об образовании взрослых", который мы разрабатываем и тоже хотим внести до конца нашей каденции. Есть еще закон "О профессиональном предвысшем образовании", это то, что называется 1-2 уровень аккредитации. Но эти два закона сейчас у нас в разработке в Министерстве образования в группах, и мы их внесем не в этой, а в следующей сессии парламента.

У нас в стране очень много вузов, но их количество постепенно сокращается. На сколько за последние годы было уменьшено количество вузов и их филиалов? И каково оптимальное их количество для Украины, учитывая международный опыт и население?

У нас такая ситуация: начиная с 2014 года было закрыто 108 заведений 1-4 уровня аккредитации, из них 24 частных. Мы сейчас начинаем работу над филиалами государственных университетов. Хотим сделать аудит филиалов наших университетов и посмотреть, как они работают, насколько это продуктивно.

По поводу количества вузов на количество населения у нас интересный феномен. Если посмотреть по формальному показателю, сколько мы имеем студентов на душу населения, то у нас абсолютно адекватный и нормальный показатель, сопоставимый с европейскими странами. То есть, на самом деле не так, что у нас учится гораздо больше людей в вузах, чем там. Просто если вы посмотрите на возрастной срез, то в Европе учатся люди постарше, а у нас сразу после школы. Поэтому проблема не в количестве обучающихся, а проблема в концентрации. То есть нужно делать качественные центры высшего образования, а именно крупные университеты или, если это меньший университет, то он должен демонстрировать высокие показатели качества. Но мы понимаем другое, что нельзя регионы выхолащивать от системы высшего образования. Потому что университеты должны быть еще и интеллектуальными центрами региона, в широком смысле этого слова. И проблема сейчас, как из многих фрагментированных профильных университетов сделать региональные центры высшего образования. Сделать, например, один классический и один технический университет, а есть территории, где можно сделать только один классический. И это совсем другой подход, чем нам предлагают, финансировать региональные вузы только потому, что они там нужны, несмотря на их низкое качество.

Кстати, как Вы оцениваете создание в Украине так называемых образовательных агломераций, которые сосредотачивают в себе значительное количество госзаказа? Иногда говорят, что неправильно отдавать все заказы только в несколько центров.

Во-первых, у нас работает механизм широкого конкурса, это означает, что госзаказ в вузы приносят лучшие абитуриенты, то есть именно они, а не мы отдали этот госзаказ тем университетам, которые его получили. Действительно, по результатам распределения мы увидели, что в Украине есть 4 крупных университетских центра - на востоке, юге, западе и в центре, что естественно. Во-вторых, в регионах тоже много госзаказа. Например, у нас педагогические вузы рассредоточены именно в регионах, и в этом году государственный заказ у них очень серьезно возрос.

Нужно понять, почему делаются такие агломерации, почему мы их показываем, потому что это плотность студентов, количество студентов на один квадратный километр. Это академические центры. Чем они очень важны? Город, в котором много студентов, должен понимать, что ему необходимо создавать инфраструктуру для этих студентов. Очень часто в таких агломерациях, местах скопления университетов, у нас есть города, куда съезжаются иностранные студенты. И это может быть для нас очень перспективным рынком. Потому что стоимость подготовки иностранных студентов у нас значительно ниже, по сравнению с Западной Европой. И вместе с тем, в некоторых университетах есть дипломы, которые хорошо котируются. Есть, конечно, и профанированные, и именно поэтому мы с этого года ввели отдельное лицензирование. Если вы хотите взять иностранного студента, вам не хватает вашей обычной лицензии, вы должны получить отдельную лицензию.

Вы сказали, что образование в Украине для иностранных студентов - это перспективная история. Возможно, готовится какая-то государственная программа по этому поводу?

Можно на бумаге написать много государственных программ. Для нас важно, и это уже осознают наши высшие учебные заведения, что иностранные студенты для них - это повышение качества потенциала преподавателей, потому что они должны нанимать людей, которые могут преподавать на английском языке, которые должны знать, что происходит в мире. А второе - они таким образом зарабатывают средства для своих спецфондов, и тогда у них есть больше материальных возможностей. Поэтому вузы в этом заинтересованы, а мы их учим, как лучше это сделать.

Например, у нас есть проблема, когда некоторые учебные заведения, которые принимают иностранных студентов, обросли фирмами-посредниками, которые занимаются якобы консультациями, встречами студентов в аэропорту и тому подобное. Но эти фирмы начинают накручивать очень большие средства, которые они берут у студентов. И хотя у нас есть центры международного образования, где абсолютно прозрачно можно заказать себе приглашение в любой украинский университет, иностранные студенты пользуются услугами этих фирм, а потом же сами жалуются на них. Мы на эти фирмы не имеем влияния, но мы считаем, что должны закладывать какие-то критерии для их работы. Тех, кто показал себя недобросовестным, - мы их публикуем в списки тех, с кем не стоит иметь дела, а также поощряем университеты открывать свои отделы по работе с иностранными студентами, во избежание возможного подрыва репутации из-за нечестной деятельности.

Что касается перемещенных вузов с оккупированных территорий. Прошел уже определенный период после их переезда, все ли они эффективны, возможно, есть смысл некоторые из них реформировать, объединить или вообще закрыть?

Нет, не все эффективны. Вы же понимаете, что это части академического и студенческого коллектива, которые переехали без оборудования, оставив свое помещение, с пустыми руками. Они оказались в очень сложной ситуации. Их разместили на приспособленной территории или в другом высшем учебном заведении, и у каждого из них оказалась разная способность, как они умеют развиваться. Часть из них пошли в совершенно нечестный бизнес, когда фактически дистанционно предоставляют образование и хотят выдавать дипломы. Очевидно, что мы не можем толерантно к этому относиться.

Можете назвать, что это за вузы.

Мы уже практически побороли это явление, и многие из них уже знают и избегают этой ситуации. Сейчас мы сделали аудит перемещенных вузов, есть рекомендации по этому аудиту. Мы обнаружили несколько высших учебных заведений, которые не надо закрывать, но надо объединить с другими. То есть мы для них создаем возможности эффективно работать. Все научно-педагогические сотрудники вливаются в новый коллектив, там открываются новые специальности и дальше все развивается.

Например, сейчас у нас идет присоединение Донбасского государственного технического университета к Восточноукраинскому национальному университету им. Даля. Также другая история: у нас есть Луганский аграрный университет, который сейчас работает в Харькове, а там огромное количество других вузов. Зато в Луганской области очень нужен аграрный вуз, там нужно развивать аграрные специальности. В связи с чем областная государственная администрация пригласила университет вернуться в Луганскую область.

Видит ли министерство альтернативу выборной системе избрания руководителей вузов? Ограничения несколькими терминами, это конечно хорошо, но скорее всего им на замену придут их заместители и так далее, это замкнутый круг. Готово министерство инициировать введение системы избрания ректоров, вроде конкурсов на госслужбу?

Это на самом деле очень непростое решение. Мы в 2014 году говорили так, что люди сделают всё как надо, и нужно дать возможность выбирать исключительно трудовому коллективу, а министерство к этому ничего не должно иметь, даже малейшего голоса. Это была реакция общества на то, что ранее фактически министерство руководило выборами ректоров. К сожалению, этот маятник отклонился сильно в другую сторону, потому что оказалось, что этой демократией надо тоже уметь пользоваться. И когда она используется только для того, что законсервировать существующее положение и не допустить каких-либо изменений, то это неправильно. Очень прямолинейная логика: даже если этот ректор плохой, я научился выживать в этих условиях, а какой придет новый и чего он будет хотеть – неизвестно. Мы, конечно, видим, что надо систему выборов менять. Но это сложное политическое решение.

Новые позиции по выборам - это одна из новелл закона о высшем образовании. Одно из предложений, чтобы МОН имело на выбор, например, право квалифицировать из нескольких кандидатов одного, у которого лучшее видение и лучший план развития университета. Там может быть и больше критериев, но когда мы получим рекомендации нескольких кандидатов, тогда мы выбираем. Будет ли это продуктивный путь? Будет, если в министерстве будут работать люди, с которыми нельзя договориться. Можно пойти по пути конкурса, как, например, сейчас в директораты госслужбы, где есть большой стандартизированный пакет тестов, плюс ты должен предоставить видение развития вуза, плюс голосование, и все это имеет свои весовые коэффициенты. И тогда вы имеете включение демократических механизмов и проверку квалификационного уровня. Надо думать и обсуждать с обществом. Также это уязвимо политически. Я знаю, как будут говорить наши оппоненты: они хотят забрать право коллективов определяться, кто у них будет ректор, и именно на этих чувствах будут играть. Это трудное решение, но я понимаю, что качество управления в наших университетах невозможно изменить без такого решения.

Некоторое время назад премьер-министр Владимир Гройсман выступил с инициативой освободить топ-10 вузов Украины от налогов и дал поручение МОН рассмотреть эту идею. На каком этапе реализация такого решения и вообще возможно ли это?

Прежде всего, я хочу сказать, что высшие учебные заведения освобождены от налогообложения образовательных услуг, которые они предоставляют. Если посмотреть на другие налоги, которые они должны платить, то это налоги с доходов физических лиц. Это очень сложная история, освобождение от таких налогов, здесь не понятно, как освобождать преподавателей от таких налогов, и целесообразно ли это вообще. Есть, например, пошлина на оборудование, и очень важно нам облегчить все возможности для вузов, чтобы они могли обновлять свою материальную базу. И здесь мы думаем, как делать такое таможенное окно. Это касается не только университетов, но и научных институтов, где мы уже долго говорим о таможенном окне, потому что иногда оно имеет жизненно важное значение. При таком таможенном окне нам бы охотнее давали иногда и спонсорскую помощь, если бы знали, что с нашей стороны это освобождено от налогообложения. Также является важной скорость прохождения через таможню. Поэтому мы сейчас думаем и работаем над таможенным окном для образования и науки, это вопрос изменений в Таможенный кодекс.

Давайте поговорим о финансировании. Если не говорить о предусмотренном законом, а только о реально критически необходимых средствах, есть ли необходимость у министерства в дофинансировании в текущем году, о каких суммах идет речь?

У нас ситуация, конечно, была непростая, потому что, вы знаете, была проблема по 1-2 уровню аккредитации - тем колледжам, которые входят в состав университетов. Когда закладывался бюджет, то в Верховной Раде, в комитете предусмотрели такую позицию, что эти средства будут найдены по результатам выполнения полугодия, но эти средства найдены не были. И в результате мы вынуждены определенные программы развития сократить для того, чтобы полностью профинансировать колледжи. Потому что для нас важно, чтобы студенты могли учиться, чтобы преподаватели получили заработные платы. Это, несомненно, серьезное осложнение, но мы решаем эту ситуацию.

Со дня на день правительство направит в парламент проект государственного бюджета на 2019 год, его подготовка уже должна подходить к концу. Увеличится ли финансирование на образование в следующем году? Особенно интересно, сколько предусмотрено в госбюджете на "Новую украинскую школу" в 2019-м?

Сейчас очень трудно говорить конкретику о бюджете, пока нет обнародованного проекта и где идет очень много различных процессов, согласований. Будет проект бюджета внесен в парламент, и там можно будет увидеть все цифры. Что я точно могу сказать: у нас продолжаются непростые дискуссии с Минфином, но премьер-министр публично заявил, что мы будем продолжать реформирование, и мы не имеем права в бюджете следующего года, несмотря на трудности, каким-то образом останавливать программу, например, оборудование для "Новой украинской школы".

Это уже закупки во второй класс?

Да, потому что придут новые детки в первый класс, и для них тоже нужно оборудование. Ведь то, что мы закупаем, является таким, что на всю начальную школу. Имеется в виду, что парты такие, в которых можно регулировать высоту. Но придут новые дети, и снова нужно оборудовать школы. И давать все, что необходимо для "Новой украинской школы".

Надо осознавать, что бюджет будет не простым, потому что это пик выплат Украины по ее международным долгам, которые брало не наше правительство, но нам необходимо будет этот вопрос решать, ведь это наша финансовая стабильность. В абсолютных цифрах бюджет возрастет, так как будет расти заработная плата.

А в этом году Минфин не поднимает вопрос, например, изменения финансирования стипендиальной системы в вузах, потому что предыдущие два года эта тема очень бурно обсуждалась?

Мы сделали достаточно серьезное изменение стипендиальной системы, стипендии достаточно сильно выросли. Ясно, что по сравнению с потребностями они маловаты, как и зарплаты для учителя. Но это была очень серьезная перемена. Я откровенно говорю вам, что не вижу возможности уменьшать количество охвата стипендий. Сейчас охват 52-53%, если мы возьмем с детьми, имеющими социальные стипендии.

Ориентировочно 47% - это академические стипендии, а остальные 6% - социальные. И мне кажется, что сейчас такое сложное время, что уменьшать количество студентов - это был бы очень сложный шаг. Хотя, несомненно, что этот вопрос также обсуждается на разных уровнях. Моя позиция как министра образования и науки, и пока я на ней стою, что нельзя сейчас уменьшать объем количества стипендий.

Заполнены ли уже все вакантные места в новые директораты, и насколько эффективным вы видите работу этих структур в рамках реформы госуправления, в частности в вашем министерстве?

Я рада, что мы зашли в эту реформу. Через нее мы нашли много интересных людей, а на часть должностей зашли лучшие сотрудники министерства, и за счет реформы у них появилась адекватная их усилиям заработная плата. И за счет этой реформы мы смогли подтянуть действительно лучших людей, но мне их не достаточно. Мы сейчас будем объявлять третий тур. На данный момент у нас в директорате есть 16 вакантных мест. У нас есть место директора директората инклюзивного образования и воспитательной работы, у нас есть вакансии на шесть руководителей экспертных групп и 9 экспертов. Я хочу пригласить всех людей, которых интересует образование и наука, которые знают, что они могут принести нам. Здесь есть возможность получить более-менее адекватную зарплату для такой интеллектуальной работы. То, что мы задумали, и то, что нам нужно сделать, и объем задач таков, что он только для очень сильного коллектива Министерства образования и науки, которого пока нет. А за счет директоратов мы аккумулируем такое интеллектуальное ядро, которое способно это все разрабатывать.

Украина > Образование, наука > interfax.com.ua, 10 сентября 2018 > № 2729512 Лилия Гриневич


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 10 сентября 2018 > № 2726343 Олег Соловьев

Высшая ступень. Почему невозможно предсказать будущее образования

Олег Соловьев

Редактор Международного рейтинга вузов Round University Ranking

Концепция вуза нового поколения как истребитель — есть общие соображения, но ни одного прототипа. Каким должен быть университет будущего?

Глава Университета Ла Троба в Австралии профессор Джон Дьюар характеризует университет будущего как «экологический». Под этим термином понимается интеграция учебного заведения во все структуры социума до такой степени, что вуз перестает быть отдельным местом, где просто учат чему-либо. Университет сопровождает человека на протяжении всей жизни через гибкую систему модулей, курсов, программ «по требованию» клиента.

Ректор московского НИУ ВШЭ выделяет семь факторов, определяющих развитие университета: увеличение доли творческих профессий на рынке труда, продление активной жизни человека, перманентная смена технологий и занятий, рост спроса на услуги образования, глобализация образования (английский как рабочий язык), развитие онлайн-технологий в образовании, оценка качества образования не только посредством дипломов.

Но сколько экспертов, столько и мнений. Каким же будет университет будущего? В чем разница между так называемыми «университетом 3.0» и «университетом 4.0»? Ответы на эти вопросы кроются в нашем прошлом.

Первые версии

Возьмем условное понятие «университет 0.0». Как ни странно, но образование существует с момента появления человека разумного как вида. Испокон веков старшие обучали младших навыкам выживания: охота, собирательство, разведение огня. Высшее образование по сути то же ремесло. Шаман передает знания своему наставнику, древнегреческий философ обучает своего ученика и т. д. Это и есть не что иное, как прототип высшего образования, суть которого — развитие в человеке навыков абстрактного мышления, направленного на постижение мира, генерацию нового знания и смыслов.

Институционально университет был оформлен только в начале второго тысячелетия нашей эры. Этой «версии» учловно можно присвоить номер 1.0. Хотя первые университеты появились в арабском мире (Университет аз-Зайтуна в 737 году и аль-Азхар в 988 году), фактически получила развитие модель европейского христианского университета. Первым полноценным университетом в Европе считается Болонский, основанный в 1088 году.

Цель существования средневекового вуза — воспроизводство сословия богословов и мыслителей. В изначальном виде университет ничего общего не имел с «подготовкой кадров» для нужд экономики и т. д. Университет был нацелен исключительно на исследование мира и создание нового знания. Вопрос прикладного применения полученного знания не ставился.

Отчасти современные университеты до сих пор сохраняют черты университета 1.0. Все ходили на лекции, семинары? Эти формы занятия пришли к нам как раз оттуда — из недр средневековых богословских школ. Данный пример как нельзя ярче иллюстрирует, насколько консервативно образование по своей природе. Казалось бы, зачем в век интернета лекции?

Долой философов!

Развитие промышленности и переход к индустриальному обществу потребовали радикальной трансформации университета. Созерцающие вечность богословы и философы вдруг с ужасом заметили по соседству естествоиспытателей и инженеров. Задуманный как место синергии науки и образования, уже к началу XX века исследовательский вуз — университет 2.0 — стал местом массовой подготовки специалистов для нужд стремительно растущей промышленности. Апогей развития индустриального университета пришелся на 1950-1980 годы. Сегодня, несмотря на разговоры о переходе на некий новый этап, большая часть университетов мира все еще остается на уровне университета 2.0.

Кузница предпринимателей

Следующее поколение — университет постиндустриального общества, версии 3.0. Такой университет характеризуется понятием «тройной спирали»: синергия образования, науки, инноваций (предпринимательства). Важно отметить, что данная модель стала прямым следствием победы капитализма и рыночной экономики в мире.

«Идеальным» сейчас мыслится университет, где одновременно учат (образование), создают новое знание (наука) и немедленно воплощают результат в практическую плоскость (предпринимательство). Это попытка совместить в одном месте чистое знание (1.0) и конвейер по производству кадров (2.0). Но, разумеется, не все так прямолинейно: образование предполагается не конвейерным, но персонализированным, проходящим через всю жизнь, сочетающим онлайн- и офлайн-подходы. Увы, по большей мере это как раз попытка скрестить ужа с ежом.

Следует отметить, что массово университетов 3.0 в мире нет. Впрочем, как и четких критериев оценки такого университета. В общем смысле — чем больше из университета вышло предпринимателей, создавших бизнес на основе разработок внутри университета, тем более такой университет отвечает концепции 3.0. Но фактически кроме нескольких университетов США в мире нет примеров массового «производства» предпринимателей. И главная проблема при оценки университета 3.0 — неясно, как определить, в какой мере университет повлиял на становление той или иной компании. Может, все дело в том, что брендовые вузы изначально привлекают наиболее амбициозных студентов? А не в качестве самих по себе занятий на кампусах вузов.

Почти как истребитель

Концепцию университета 4.0 можно сравнить с истребителем шестого, седьмого и последующих поколений — есть общие соображения, но ни одного прототипа. Такой университет уже за гранью ближайшего горизонта и, в лучшем случае, является перспективой середины XXI века. Поэтому университет будущего максимально гибок — каким мы его задумаем и создадим, таким он и станет. Это проектный университет, образ желаемого нами будущего. И для создания такого университета нужно ответить на базовые вопросы: какой будет экономика, политическая система, какие ценности будут определяющими?

Для формирования и реализации такой картины будущего необходимы совместные усилия ключевых стейкхолдеров: государства, бизнеса, системы высшего образования. Что можно сделать прямо сейчас, так это определить условия, в которых будет зарождаться образование 4.0.

Будущее не известно

Технологическая неопределенность. Единственное, что можно сказать о будущем с точки зрения развития технологий: мы ничего не знаем. Кто мог в 1900 году предсказать появления атомной бомбы к 1945 году, а в 1980 году точно объяснить, чем для населения мира станет интернет к 2010-му? Сейчас скорость изменений кратно выше.

Появление одной-двух технологий может в течение нескольких лет радикально изменить образование или даже сделать его отжившим анахронизмом. Например, если будет создана и внедрена технология прямого подключения к всемирной сети, что будут делать миллионы лекторов по всему миру?

Автоматизация и роботизация. Об этом достаточно много сказано. Так, основатель SuperJob Алексей Захаров считает, что большинству современных выпускников попросту не будет места в новой экономике ближайшего будущего. Значительная часть профессий, которые существуют сейчас, попросту изживут себя к середине века. И это данность, к которой нужно быть готовыми, в первую очередь самим вузам.

Гибкость. В силу технологической неопределенности задавать жесткие стандарты чему-либо становится бессмысленным. Стандарты в образовании, деление на уровни (бакалавриат, магистратура, аспирантура) — все это достаточно скоро потеряет смысл. Классическое академическое образование останется, но для небольшого процента тех, кто действительно планирует заниматься наукой профессионально. Бессчетное число модульных программ, тренингов, разовых занятий — все это существует уже сейчас и создает давление на университеты.

Децентрализация. По мере дальнейшего слияния онлайн- и офлайн-среды, развития технологий дополненной и виртуальной реальности, физическое нахождение человека на кампусе станет необязательным. Более того, уже сейчас есть предпосылки появления глобальных компаний в области образования — своего рода университет создал Google, который объединяет сотни кампусов и онлайн-платформ.

Какой вывод следует для российской высшей школы из вышеизложенного? Пока достаточно пессимистичный. Лишь несколько десятков университетов в крупнейших городах готовы к изменениям и трансформируют самих себя, чтобы ответить вызовам времени. Косвенно факт неготовности российской высшей школы к университету 3.0, 4.0 подтверждает само государство: за период 2014-2018 годов количество вузов и их филиалов сократилось почти вдвое, с 2268 по 1171.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 10 сентября 2018 > № 2726343 Олег Соловьев


Россия > Образование, наука > ras.ru, 7 сентября 2018 > № 2726264 Владимир Иванов

О ПУТЯХ И ПУТАХ. УДАСТСЯ ЛИ РОССИИ ПРОБИТЬСЯ В ПЯТЕРКУ МИРОВЫХ ЛИДЕРОВ?

Главной темой VI Международного форума технологического развития “Технопром”, одного из крупнейших технологических мероприятий России, ежегодно проходящего в Новосибирске, на этот раз стали способы достижения российской экономикой технологического лидерства на основе разработки и внедрения наукоемких технологий. Форум посетили глава государства, руководитель Новосибирской области Андрей Травников, министр науки и высшего образования России Михаил Котюков, помощник Президента РФ Андрей Фурсенко и первые лица Российской академии наук.

О том, какие важные для научного сообщества вопросы обсуждали участники “Технопрома-2018”, “Поиску” рассказал заместитель президента Академии наук, руководитель информационно-аналитического центра “Наука” РАН, член-корреспондент академии Владимир ИВАНОВ.

- Владимир Викторович, сколько раз вы участвовали в “Технопроме”?

- Посещаю его регулярно, начиная с 2014 года.

- Отличался ли нынешний форум от предыдущих?

- Да. Раньше акцент ставился на технологиях и промышленности, а на этом форуме основное внимание было сосредоточено на науке, прежде всего фундаментальной, рассматривавшейся как главный фактор развития государства, экономики, промышленности.

На “Технопроме-2018” состоялась первая публичная презентация проекта “Академгородок 2.0”

- комплексной программы развития Новосибирского научного центра. Напомню, что старт этой деятельности дал Президент России В.В.Путин в феврале текущего года на заседании Совета по науке и образованию в Новосибирске. На форуме были представлены результаты работ по созданию пилотной модели развития территорий с высокой концентрацией интеллектуального потенциала. Институты, в основном академические, продемонстрировали свои новейшие разработки, доведенные до технологической стадии.

Хочу отметить позицию исполняющего обязанности губернатора Новосибирской области Андрея Травникова. Он рассматривает науку как конкурентное преимущество региона, которое надо развивать. Вместе со своей командой он приложил много усилий, чтобы очередной “Технопром” стал удобной площадкой для представления проектов и инициатив, направленных на ускорение технологического развития страны.

В общем, на мой взгляд, прошедший форум - это бенефис академической науки в лице Сибирского отделения РАН.

- Академия участвовала в организации “Технопрома-2018”?

- Представители РАН с 2014 года входят в состав оргкомитета и программного комитета “Технопрома”. Застрельщиками этого форума выступают обычно Минпромторг, правительство Новосибирской области, Сибирское отделение Академии наук. В этом году активно подключилось Министерство науки и высшего образования.

- Что скажете по поводу программы форума?

- Программа была традиционно разнообразной. Обсуждалось множество тем, актуальных для ученых, разработчиков, инноваторов. Причем во всех дискуссиях наряду с руководителями российских и зарубежных компаний, развивающих наукоемкие отрасли, участвовали представители академической науки. Был рассмотрен широкий круг проблем - от Стратегии развития России и перспективных направлений фундаментальных научных исследований до реализации конкретных наукоемких и высокотехнологичных проектов. По сложившейся традиции большое внимание уделялось цифровым технологиям.

- А вы выступали?

- Да, мне удалось принять участие в двух мероприятиях: сделать доклад на симпозиуме “Стратегия России: векторы прорыва и рецепты успеха” и вместе директором Института физики прочности и материаловедения СО РАН Сергеем Григорьевичем Псахье, заместителем министра науки и высшего образования РФ Григорием Владимировичем Трубниковым и главным ученым секретарем СО РАН Дмитрием Марковичем Марковичем выступить в качестве модератора-спикера на круглом столе “Потенциал академического сектора науки в области прорывных технологий”. Эти два мероприятия логично дополняли друг друга. На первом обсуждались стратегические проблемы, а на втором - конкретные вопросы научного обеспечения Стратегии развития страны, куда и как надо двигаться. Мне показался очень интересным представленный нам опыт немецких коллег по переводу промышленности на принципы, обозначенные в программе “Индустрия 4.0”. Это фактически “промышленная версия” цифровой экономики.

- Так куда и как, по мнению экспертов, надо двигаться? Возможен ли технологический прорыв, о котором сейчас так модно говорить, при существующем уровне финансирования науки?

- Прежде всего хочу подчеркнуть, что технологический прорыв не единовременный скачок, а каждодневный упорный труд по созданию условий для нормальной работы исследователей, разработчиков, наукоемкого бизнеса. Если этим целенаправленно заниматься, в определенный момент количество перейдет в качество.

Ну, и совершенно очевидно, что технологический прорыв невозможен без собственной сильной фундаментальной науки. Это, кстати, отмечено и в Стратегии НТР, где наука определена как “системообразующий институт”.

В основном эксперты сходились на том, что цели выбраны правильные, но их реализация во многом зависит от исполнительской дисциплины. А здесь есть проблемы. Не выполнено, например, положение прошлого майского указа о необходимости доведения к 2015 году затрат на исследования и разработки до 1,77% внутреннего валового продукта.

Поэтому, несмотря на принимаемые хорошие решения, мы по-прежнему хронически отстаем от стран-технологических лидеров по финансированию исследований и разработок. По данному показателю Россия находится на десятом месте в мире (данные Высшей школы экономики). И это, конечно, сокращает возможности ученых по получению новых результатов и разработке новых технологий.

Сейчас поставлена задача войти в пятерку мировых лидеров в области научных исследований по приоритетным направлениям. Насколько это реально? Для начала надо понять, кто из первых пяти готов “подвинуться” и уступить нам место. Давайте рассмотрим этот вопрос с позиций финансирования. Последняя в первой пятерке - Республика Корея; выделяет на науку примерно в два раза больше средств, чем Россия. Очевидно, что, догоняя ее, нам придется сильно попотеть.

Ресурсообеспеченность - вопрос хотя и важный, но не единственный. Добьемся ли мы нужного результата, если вдвое увеличим финансирование? Да и реально ли обеспечить такой рост в существующих условиях? Может быть, есть другие возможности? По-видимому, есть. На форуме много говорилось о том, что необходимо в первую очередь обратить внимание на управление наукой. Ведь новые задачи требуют и новых методов администрирования.

- А что не так с управлением наукой?

- Современная система сформировалась при других внутренних и внешних условиях и именно на них “заточена”. Она не рассчитана на прорыв. Сегодня главную роль в управлении наукой играют администраторы. В современных условиях такой подход неэффективен. Жизнь уже показала, что он не дает необходимого результата. Не зря же в своем Послании 1 марта Президент России поставил задачу по преодолению технологического отставания. У нас уже есть опыт работы в сложных экономических и внешнеполитических условиях - Атомный проект СССР. Им руководили всего 15 человек, из них восемь - представители Академии наук. Что нужно делать, решали именно ученые - администраторы и хозяйственники им только помогали.

- Как может выглядеть такая схема сегодня?

- Если коротко, нужен орган, который координировал бы деятельность не только академических институтов и университетов, но и научные исследования всех организаций независимо от их ведомственной принадлежности. Некий аналог ГКНТ СССР. Кстати, об это говорилось на форуме “Технопром-2014”, и тогда это нашло поддержку у руководства.

Кроме того, необходимы серьезная оптимизация и настройка управленческих механизмов, резкое снижение бумажной нагрузки на ученых. На борьбу с многочисленными бюрократическими “рогатками” тратятся огромные ресурсы, которые могли бы найти лучшее применение. Давно понятно, например, что существующая система госзакупок не подходит для научной сферы, но для освобождения ученых от этой излишне заформализованной процедуры ничего не делается.

Ну, и, конечно, нужны новые управленческие кадры. Причем вся система должна быть выстроена так, чтобы эти кадры не только “решали все”, но и несли ответственность за принятые решения.

- Вы сетуете на плохое взаимодействие в научно-технической сфере, которое тормозит внедрение результатов в практику. Но, как известно, для повышения эффективности этого процесса в последнее время создано немало специальных площадок: советы по приоритетным направлениям исследований в рамках Стратегии научно-технологического развития (СНТР), центры компетенций Национальной технологической инициативы (НТИ), инновационные кластеры. Они не справляются со своими задачами?

- Проблема в том, что деятельность огромного числа новых управленческих структур кому-то надо координировать.

- Роль координатора, по-видимому, должно играть Министерство науки и высшего образования?

- Министерство может управлять только подведомственными организациями - вузами и академическими учреждениями. А кто будет осуществлять взаимодействие, например, с институтами Росатома, Роскосмоса, Минздрава?

- В последнее время в кулуарах обсуждается вопрос о передаче в Минобрнауки ведущих отраслевых НИИ и университетов...

- Если такое произойдет, это приведет к еще большему усложнению системы управления. В министерство придется собирать людей, которые разбираются в специфике работы разных отраслей, добавлять новые отделы в его структуру, обеспечивать взаимодействие с теми отраслями, для которых эти институты должны работать. Уместно будет вспомнить, что ГКНТ не имел в своем подчинении научных организаций, но распределял ресурсы на исследования и разработки и обеспечивал координацию в этой сфере, то есть успешно осуществлял примерно то, что сейчас называют “проектами полного цикла”.

- Вам не показался странным основной лозунг “Технопрома-2018”: “Наука как индустрия”?

- Я для себя его переформулировал так: “Наука как производительная сила”. Это - нормальный подход. Что действительно странно, так это включение науки в социальный, а не в производственный сектор экономики страны. При таком подходе вложения в исследования и разработки рассматриваются как расходы бюджета, а не как инвестиции. По-видимому, этим и обусловлен существующий уровень финансирования науки.

- На форуме вы наверняка общались с руководителями научных центров РАН и академических НИИ. Верят ли они, что запуск новых механизмов развития, таких как Стратегия НТР, нацпроект, изменит к лучшему ситуацию в науке?

- Ученые - неисправимые оптимисты, так что в лучшее они, конечно, верят, без этого не смогли бы работать. Но многие тенденции вызывают неприятие. Когда академическую систему рушили, реальной альтернативы ей не предложили. Чтобы удержать ситуацию, пришлось применять экстренные меры: на организации накинули множество бюрократических пут, которые мешают двигаться вперед. Директора академических институтов, которые раньше были главными авторитетами в науке, становятся рядовыми администраторами, менеджерами. Управление превращается из творческого живого процесса в жесткую формальную схему. С такими подходами реализовать намеченные планы будет весьма проблематично.

Впрочем, сегодня у руководства Минобрнауки есть реальная возможность исправить положение. Надо отдать должное, рабочие контакты министерства и Академии наук в последнее время существенно расширились. Надеемся, что этот процесс продолжится.

Волчкова Надежда

Источник: Поиск, 07.09.2018

Россия > Образование, наука > ras.ru, 7 сентября 2018 > № 2726264 Владимир Иванов


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 7 сентября 2018 > № 2724568 Андрей Панов

Буквы и цифра. Как технологии меняют жизнь школьников

Андрей Панов

Партнер Bain & Company

Москва вошла в группу мегаполисов, которые еще не используют все цифровые технологии, но активно наращивают их присутствие в школе

Образование остается одной из немногих сфер, где за последние сто лет мало что изменилось. При этом глобализация практически не коснулась школьного образования — в мире нет единой общепринятой успешной системы. Высокие результаты обеспечивают абсолютно противоположные подходы. Так, в Шанхае школьники проводят в классах по 9 часов и по 14 часов в неделю тратят на домашние задания, в каждом классе по 35-40 человек, по окончании школы сдается два сложнейших экзамена, которые во многом определяют дальнейшую судьбу, помещения традиционные, в большинстве школ действует запрет на мобильные телефоны. А в Хельсинки учатся по 5 часов, домашние задания требуют не более 3 часов в неделю, в классах по 20 человек, экзамен всего один, и его результаты имеют ограниченный вес при поступлении в университеты, вместо традиционных парт часто используются свободные пространства, цифровые технологии и прочие инновации активно применяются.

Однако, как выяснилось в ходе нашего недавнего исследования, эти столь разные системы образования двух мегаполисов демонстрируют одни из лучших результатов в мире. Команда Bain анализировала эффективность систем образования в 20 ведущих мегаполисах мира по 22 показателям и трем ключевым направлениям: уровень знаний учащихся в городе, использование современных цифровых технологий в школах, возможности по развитию индивидуальных талантов / дополнительное образование (полная версия отчета The State of the Schools in 20 Major Cities, 2018).

При всей разности подходов система образования во всех странах в ближайшие годы будет вынуждена кардинально меняться под влиянием таких глобальных трендов, как проникновение цифровых технологий во все сферы, быстрая смена востребованных профессий, рост продолжительности жизни, увеличение социального неравенства и растущая конкуренция между мегаполисами за человеческий капитал. Рассмотрим лишь один из этих вызовов — цифровизацию.

Проникновение цифровых технологий в школьное образование пока ограничено. Но мировой рынок образовательных технологий стремительно растет — по прогнозу IBIS Capital & EdtechX Global, к 2020 году он вырастет до $252 млрд, то есть за пять лет практически в два раза (в 2015 году — $133 млрд). И эти технологии создают стимул для изменения систем образования. В частности, все более популярным будет удаленное обучение с привлечением топовых экспертов, что повысит уровень доступности качественного школьного образования. На базе школ будут формироваться экосистемы, появится новая образовательная экономика, не ограниченная изданием учебников и пособий или проведением оптоволоконного кабеля в школы. Персонализация обучения будет углубляться — использование методов Big Data и продвинутой аналитики позволят максимально развивать способности конкретного ученика. А применение VR и AR (виртуальной и дополненной реальности), цифровых игровых методов позволят создать недорогую альтернативу лабораториям и увеличить вовлеченность школьников в учебный процесс. Рано или поздно в школах будут использоваться в основном электронные учебники.

Таким образом, внедрение цифровых технологий в школе становится одним из основных направлений развития образования. Это новый рычаг для роста доступности образования и в то же время механизм повышения эффективности получения знаний. Для развития будущих экосистем уже сегодня нужно делать упор на цифровизации по трем направлениям: инфраструктура, контент и коммуникации. Именно по этим критериям мы и оценивали проникновение цифровых технологий в школы на текущий момент в ведущих городах мира. Москва вошла в группу мегаполисов, которые еще не используют все цифровые технологии, но активно наращивают их присутствие в школе, — техническая оснащенность столичных школ сравнима с Гонконгом, Мадридом, Сингапуром и Хельсинки.

По оснащенности интерактивными досками Москва находится на 9-м месте, по наличию Wi-Fi в школах — пока на 16-м. А вот в том, что касается не учебной, а общей цифровой инфраструктуры, которая создает комфортную среду в школе, Москва лидирует — электронная идентификация на входе, в том числе обеспечивающая безопасность, есть в подавляющем большинстве школ столицы, чем другие мегаполисы не могут похвастаться. Из той же сферы приложения и цифровые карточки для оплаты питания в столовой. Проект «Московская электронная школа», предполагающий переоснащение школ и развитие цифровых методов преподавания, реализуется с 2016 года. На момент исследования были переоснащены 38% школ, до конца 2018 года планируется довести долю до 100%.

Что касается коммуникаций, то электронный дневник, запущенный в Москве два года назад, оказался очень эффективным инструментом — возможность удаленно отслеживать расписание и успеваемость в других мегаполисах мира реализована в меньшей степени. Учителя активно включились в создание электронного контента — в проекте «Библиотека МЭШ», позволяющем учителям бесплатно обмениваться сценариями уроков, участвует большинство московских педагогов. Пополнение контента «Библиотеки МЭШ» стимулируют такие механизмы, как надбавка учителям за активное участие и гранты за размещение востребованного контента (более 200 учителей получили от 50 000 до 150 000 рублей). Мировые платформы обмена контентом для учителей работают как маркетплейсы, контент в основном платный.

Поскольку электронные материалы и цифровая инфраструктура становятся неотъемлемой частью учебного процесса, школьники должны быть на 100% оснащены девайсами для того, чтобы читать электронные учебники, смотреть учебные фильмы, проходить тесты. Есть две опции. В Гонконге, например, школам рекомендуют практику BYOD (Bring-your-own-device), позволяя ученикам работать на собственных устройствах и предоставляя «школьные» при необходимости. Это снижает экономическую нагрузку на школы и способствует большей вовлеченности учеников — они используют тот же девайс и в обычной жизни. А вот Швеция обеспечивает каждого ученика на время учебы планшетом или ноутбуком, закупают их школы либо муниципалитеты — использование одинаковых устройств делает более гладким учебный процесс, снижает социальное неравенство и позволяет централизованно фильтровать контент.

Проникновение цифровых технологий требует также внедрения новых ролей и процессов на уровне школы. В Сингапуре, например, Министерство образования ввело в штатном расписании каждой школы должность менеджера по информационным и коммуникационным технологиям. В его задачи входит внедрение IT-стратегии в школе, ведение школьных IT-систем, управление закупками IT-систем, организация тренингов для учителей, обеспечение информационной безопасности и коммуникация с министерством. А в Гонконге упор делают на обучение учителей — там разработана целая система тренингов для преподавателей по использованию цифровых технологий.

В свою очередь цифровизация отраслей за пределами школы создает запрос на изменение содержания учебных программ. Сегодняшние школьники выйдут уже на совершенно новый рынок труда. По прогнозам, цифровизация может перераспределить богатство в сторону 20% высококвалифицированных специалистов. Из-за внедрения цифровых технологий к 2030 году в США невостребованными окажутся 25% рабочих мест, что гораздо больше, чем при внедрении автоматизации в 1970–1990-е годы. В то же время каждый год появляются новые профессии, связанные с искусственным интеллектом, дронами, роботами. Ответ на этот вызов во всем мире требует не только внедрения цифровых технологий, но и системного изменения подходов к школьному образованию.

Во многих передовых системах мира школьная программа уже включает в себя предмет «цифровые технологии». В Сиднее, например, большая часть курса посвящена практической работе — как применять данные и алгоритмы в реальной жизни. В курс входят и разработка приложений, и базовая робототехника, и создание пользовательских интерфейсов веб-сайтов и видеоигр.

Подобных знаний в текущей школьной программе в России не дает ни «информатика», ни «технологии» (по сути, навыки работы по дому). Одно из предлагаемых решений — изменить программу, внедрив предмет «цифровые технологии», где школьники изучали бы анализ данных и работу с софтом для решения реальных задач. Только разработан он должен быть централизованно, с привлечением специалистов ведущих технологических компаний. Причем курсы должны быть разными по содержанию для обычных и инженерных классов.

До сих пор мы говорили о Москве. Уровень оснащенности школ интерактивными досками и степень продвинутости в целом в регионах будет, конечно, совершенно иным. Но как раз цифровизация дает возможности получать качественные знания независимо от географии. Развитие онлайн-обучения, кстати, открывает в том числе и для московских школ экспортные возможности — проведение уроков для учеников в других областях, в странах СНГ и для русскоязычных школьников в дальнем зарубежье.

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 7 сентября 2018 > № 2724568 Андрей Панов


Россия. УФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 6 сентября 2018 > № 2722970 Александр Моор

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Тюменской области Александром Моором.

Обсуждались ход выполнения программ строительства и реконструкции школ и дошкольных учреждений, а также развитие в регионе системы высшего образования.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Начался новый учебный год. Во всех территориях Российской Федерации, и у вас тоже, идёт строительство, реконструкция школ. Каковы успехи в этом направлении? Это большая программа, она реализуется по всей стране и очень важна для огромного количества граждан нашей страны.

А.Моор: Все школы и детские сады Тюменской области 1 сентября приняли своих воспитанников. Более того, мы порадовали наших земляков новосельем – открыли три школы к 1 сентября: одну в Тюмени, одну в Ишимском районе и одну в Тобольском районе. Причём все школы сегодня одинаково хороши. Нам важно, чтобы наши ребята вне зависимости от того, где живут – в городе или сельской местности, имели доступ к одинаковым образовательным услугам и достойную образовательную среду.

В наших планах – строить в Тюмени как минимум одну школу в год, с учётом демографических тенденций. Помимо этого у нас есть программа по замене всех деревянных школ и школ, которые имеют деревянные перекрытия. Таких у нас ещё 31. Мы разработали типовые проекты – от 20 до 360 школьников. В течение четырёх лет все эти школы заменим. Помимо этого мы открыли два новых детских сада, оба в Тюмени. Это очень крупные проекты с точки зрения вместимости – на 550 и 450 мест. Мы целенаправленно разработали для себя несколько типовых проектов, строим крупные детские сады, потому что демография у нас положительная и очень большой спрос.

Д.Медведев: Это очень хорошо. Сейчас кажется разумным (конечно, вам самим нужно определяться, на месте) совмещать в новых детских садах ясельные группы и обычные группы, потому что это рационально с точки зрения расходов на строительство детских дошкольных учреждений.

А.Моор: Совершенно верно, Дмитрий Анатольевич, именно в такой логике мы сейчас и двигаемся. В детские сады, которые мы открыли, уже полностью набраны дети, причём половина воспитанников – это дети от двух лет. То есть мы решили задачу устройства в детские сады детей в возрасте от трёх лет, начинаем двигаться дальше. И сегодня вносим изменения в типовые проекты, чтобы на первых этажах были ясельные группы, чтобы выполнить задачу, которая обозначена в майском указе.

Д.Медведев: Это разумно. Что ещё расскажете?

А.Моор: Мы системно занимаемся образованием. Большое внимание уделяем развитию высшего образования. Тюменский государственный университет – классический вуз – участвует в программе 5-100, Тюменский индустриальный университет является опорным. И у нас есть одна большая цель, которой я хотел бы с Вами поделиться. И Вашей поддержки попросить. В соответствии с майским указом в нашей стране должно быть создано не менее 15 научно-образовательных центров, и мы бы хотели в этой программе участвовать, но участвовать не от одной Тюменской области. Мы с моими коллегами – руководителем Ханты-Мансийского автономного округа Натальей Владимировной Комаровой и временно исполняющим обязанности губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрием Андреевичем Артюховым – подготовили совместное письмо. Мы выступаем с инициативой создать в перспективе научно-образовательный центр на территории трёх наших субъектов – большого макрорегиона, который определён в проекте стратегии развития России.

Мы считаем, что у нас для этого есть все предпосылки. Научно-образовательный центр – это консолидация усилий вузов, научных организаций и индустриальных партнёров. Вузы у нас есть и в Тюменской области, и в Ханты-Мансийском автономном округе.

Д.Медведев: Это, по вашей идее, по той инициативе, с которой Вы пришли, будет и классический университет, и инженерное образование? Или это как-то иначе выглядит?

А.Моор: Мы предполагаем, что наш НОЦ мог бы сконцентрироваться на четырёх основных темах – с учётом специфики наших трёх регионов. Первая тема – это технологии освоения Арктики, так называемые технологии холодного мира. Здесь уже есть определённые наработки. На Ямале существует Научный центр изучения Арктики. Также это наша историческая компетенция – добыча и переработка нефти и газа, нефтегазохимия. Третье направление – это всё, что связано с аква- и биокультурой (это юг Тюменской области). И Тюменский государственный университет активно двигается в решении социогуманитарных проблем.

Д.Медведев: А его тоже предполагается включить в этот центр?

А.Моор: Да. Мы имеем консолидированную позицию: все наши вузы, исследовательские институты, которые сегодня принадлежат крупным нефтегазовым компаниям, объединятся. Мы сейчас обсуждаем конфигурацию управления этим научно-образовательным центром. У нас есть политическая воля, у нас есть огромное желание и возможности участвовать в софинансировании этого проекта.

Д.Медведев: Это интересная идея. Вы абсолютно правильно сказали: у нас есть задача, чтобы наши крупнейшие университеты, образовательные центры вошли в лучшие мировые рейтинги. Но это можно сделать только в том случае, если они будут сильными, конкурентоспособными. Когда это десяток весьма средненьких вузов, ничего хорошего не получится. Поэтому объединение в принципе должно идти на пользу. Давайте рассмотрим обращение трёх губернаторов и поговорим об этом и некоторых других вопросах.

Россия. УФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 6 сентября 2018 > № 2722970 Александр Моор


Россия > Образование, наука > ras.ru, 5 сентября 2018 > № 2726267 Алексей Хохлов

Алексей Хохлов: «Научные споры в судах не решаются»

Как РАН будет популяризовать науку

Почему по научным вопросам бессмысленно обращаться в суд, насколько популяризация науки важна для западных ученых и что в этом направлении будет делать РАН, боится ли Академия наук новых исков от гомеопатов и как она переформатирует Комиссию по лженауке, в интервью Indicator.Ru рассказал вице-президент РАН Алексей Хохлов.

— В июле 2018 года были приняты поправки в Закон «О Российской академии наук», согласно которым, в частности, были расширены функции РАН в области популяризации науки. Что Академия намерена делать в этом направлении в связи с новыми задачами?

— Действительно, в этих поправках существенно расширены аспекты, связанные с популяризацией науки. Во-первых, популяризация науки записана в основных целях деятельности РАН – теперь это распространение научных знаний, повышение престижа науки и популяризация достижений науки и техники. Во-вторых, в законе теперь записано, что для реализации своих основных задач Российская академия наук участвует в разработке, обеспечении и реализации программ популяризации и пропаганды науки, научных знаний, достижений науки и техники, программ поддержки научно-технического творчества среди детей и молодежи.

В связи с этим мы предполагаем в ближайшее время, скорее всего, в конце сентября 2018 года, на заседании президиума РАН рассмотреть вопрос о работе Академии по популяризации науки в РФ. Это очень важная функция, которой сейчас будет уделяться большое внимание. В стране уже есть достаточно много самых разных сильных и качественных инструментов по популяризации науки: есть фонды, которые помогают научному просвещению, есть прекрасные научные музеи, есть центры популяризации науки, есть выдающиеся ученые, которые много внимания уделяют чтению просветительских лекций. Есть онлайн- и бумажные СМИ, которые также очень важны. Есть много других инструментов.

На мой взгляд, роль Российской академии наук должна состоять в том, чтобы координировать эти инструменты, поддерживать их работу и развитие, представлять их интересы в государственных органах.

— Нередко говорят о том, что Минобрнауки должно сделать популяризацию науки частью государственного задания бывших институтов РАН. Может быть, Академии стоит обратиться к главе министерства Михаилу Котюкову с этим предложением?

— Функция популяризации науки по закону теперь закреплена за РАН. С этим будет связано и соответствующее госзадание. Но это не значит, что научные организации не должны работать в этом направлении. Институты по госзаданию занимаются научными исследованиями, но популяризация науки – неотъемлемая часть таких исследований. Надо объяснять обществу, зачем оно оплачивает деятельность этой организации.

— А что побуждает ученых на Западе, скажем, в институтах общества Макса Планка, популяризировать науку? Почему они заинтересованы в этом?

— Потому что их финансирование напрямую зависит от того, насколько хорошо они рассказывают о своих результатах. Это необходимый элемент научной культуры.

— А у нас его пока нет?

— Начинает появляться. Помню, когда я первый раз попал в США, будучи молодым ученым, то в американском университете на обсуждении какой-то научной проблемы профессору позвонил журналист местной газеты с вопросом о науке. Я был поражен, что профессор тут же прекратил семинар, попросил всех удалиться и начал отвечать на вопросы журналиста. Он мне потом объяснил, что финансирование университета от штата сильно зависит от того, насколько университет будет заметен, насколько будут звучать те достижения, которые есть в университете. Поэтому у него в контракте общение со СМИ записано как одна из главных обязанностей. Вот и у нас ведущие ученые должны уделять время, чтобы объяснять людям, как важна работа тех институтов, где они работают.

— Как можно интегрировать этот элемент культуры на российскую почву? Это произойдет тогда, когда распределение денег на науку будет зависеть напрямую от общества?

— Когда институты будут больше думать о своей репутации. Университеты из проекта «5-100» получают деньги на то, чтобы войти в сотню лучших университетов мира, а это зависит от их репутации. Почти во всех рейтингах часть баллов начисляется по результатам опроса о репутации вуза. И теперь часть денег университеты тратят на то, чтобы представить себя в лучшем виде. Они могут это делать хорошо или плохо, но они это делают. МГУ это тоже делает. Мы к этому пришли, потому что участвуем в мировых рейтингах университетов.

Академические институты тоже должны участвовать в рейтингах, это должно быть престижно – занять в нем высшие строчки. Но до тех пор, пока деньги на науку будут просто спускаться «сверху» по утвержденной еще в прошлом веке смете, и до тех пор, пока финансирование института не будет зависеть от имиджа этого института в обществе или от какого-то рейтинга, этого не произойдет.

Поэтому обращаться в Министерство с тем, чтобы включить популяризацию науки в госзадание институтов, мы не будем, но мы будем убеждать, что этот компонент – репутация в научном сообществе, как общество видит работу данного института – исключительно важен для того, чтобы получать и дополнительное финансирование, и новое оборудование. Впрочем, пока так и есть: те институты, которые заботятся о своем имидже, они на слуху, они получают – поневоле – несколько больше, чем те институты, которые не видны.

— Как Академия наук собирается осуществлять свои функции по популяризации науки, с помощью каких-то комиссий или органов?

— Мы предполагаем, что будут созданы три комиссии (все это пока в стадии обсуждения). Во-первых, мы планируем создать Комиссию по популяризации науки, которая будет заниматься теми вопросами, о которых я только что сказал.

Во-вторых, с 1999 года при Академии наук работает Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований. И мы хотим усилить ее работу, в порядке ее реорганизации создав сразу две: одну, которая будет заниматься противодействием лженауке, и другую – которая будет призвана бороться с фальсификацией научных исследований.

Борьба с фальшивой наукой сейчас очень актуальна. Речь идет не только о недобросовестных диссертациях, но и о том, что далеко не все научные исследования обоснованы должным образом, и нужно предпринимать какие-то меры для того, чтобы научная публикация действительно была научной публикацией. Чтобы все те факты, которые есть в публикуемых научных журналах, были надлежащим образом обоснованы. Чтобы результаты научных исследований не подтасовывали.

— Сейчас Академия наук и Комиссия по борьбе с лженаукой в лице ее председателя, академика РАН Евгения Александрова, выиграли два суда над гомеопатами. Как бы вы прокомментировали эти победы? В прессе были неоднозначные оценки. Порой эта новость была подана так: «РАН отступила перед гомеопатами» или «РАН "открестилась" от меморандума о гомеопатии». Можете ли вы прокомментировать позицию Академии наук и ее руководства по отношению к этим судам? К гомеопатии?

— Высказанные оценки – это совершенно неправильная интерпретация того, что произошло. Прежде всего, хотел бы сказать, что Комиссия РАН по борьбе с лженаукой очень важна, она активно работает, борется против псевдонаучных проявлений в обществе. Мы высоко ценим ее работу. На заседании 4 сентября этого года президиум РАН объявил благодарность этой комиссии и ее председателю академику Евгению Александрову.

На мой взгляд, меморандум о том, что гомеопатия не имеет должного обоснования с научной точки зрения, у комиссии получился удачным. Я считаю, что это хорошее научно-экспертное произведение. Если кто-то с меморандумом не согласен, то его нужно опровергать в научных публикациях, а не в судах. Научные споры в судах не решаются. Те, кто обращаются в суды, с моей точки зрения, невольно сами себя ставят вне научного сообщества.

Интерпретация, что РАН «открестилась» от Комиссии или от меморандума, также не соответствует действительности. Линия защиты Академии наук состояла в том, что иски гомеопатов к РАН неправомерны просто потому, что в РАН много комиссий, каждая из них работает в определенном направлении. Комиссия по борьбе с лженаукой работает в соответствии со своим мандатом. И она делает это путем издания научно-экспертных публикаций, а не каких-то официальных директив.

У Академии наук, кроме своего научного авторитета, нет никаких властных полномочий. Миссия РАН состоит в том, чтобы нести «разумное, доброе, вечное», структурировать научное сообщество, помогать ему вырабатывать свою точку зрения. Само сообщество достаточно большое и там представлены разные мнения. В Академии наук есть Комиссия по борьбе с лженаукой – это орган, который уполномочен рассматривать вопросы с точки зрения научной обоснованности тех или других научных представлений. Комиссия этим и занимается.

Не понимаю логику тех, кто на научно-экспертные публикации подает иски в суд. Конечно, кто-то мог бы подать в суд и на Коперника, и на Эйнштейна. Но мог бы суд всерьез разбирать вопросы теории относительности или основных физических законов?

— Правильно ли я поняла, что у Академии наук нет какого-либо официального мнения по поводу гомеопатии?

— Конечно! РАН – федеральное государственное бюджетное учреждение. Ее официальное мнение излагается в решениях президиума, в документах, которые подписывает президент РАН. О гомеопатии таких документов не было.

— То есть, получается, этот меморандум – это выражение точки зрения Комиссии по лженауке и не более того?

— Точки зрения Комиссии и большого числа других ученых. Лично мне понравилось то, что написано в меморандуме. Если кому-то не нравится, то пишите свой меморандум или критикуйте этот, а не идите с исками в суд, где судья не обладает должными экспертными знаниями, чтобы обсуждать проблемы науки.

— Считает ли нужным Академия наук обращаться в какие-то государственные органы с изложением позиции Комиссии по борьбе с лженаукой?

— Этот вопрос, скорее всего, требует рассмотрения. Весна 2017 года, когда меморандум был опубликован, была трудным периодом для Академии, и у нее просто не было времени для того, чтобы более подробно проработать этот вопрос. На мой взгляд, сначала нужно рассмотреть вопрос о письме в государственные органы, от которых зависит сертификация соответствующей продукции.

— От кого должно быть такое письмо – от комиссии или какого-то вышестоящего органа?

— Я бы считал, что разумно сначала рассмотреть этот документ на экспертном совете РАН, а затем, при необходимости, на президиуме.

РАН производит большое количество экспертиз, и они не всегда положительные. Мне кажется, что экспертная функция РАН должна чаще использоваться. Мы рассматриваем, исследуем, и если фактов недостаточно, то мы информируем государственные органы об этом.

— Допустим, какая-то компания обратится в РАН с жалобой на какую-то другую компанию, производящую продукцию, основанную на лженаучных началах. Какой будет судьба этой жалобы? Какова будет процедура ее рассмотрения?

— Наше госзадание – отвечать на запросы государственных органов. Если коммерческие компании обратятся к нам за экспертизой, то мы тоже можем принять эту экспертизу к рассмотрению, но уже на платной основе. Для нас важно, чтобы при проведении этой экспертизы не нарушались принципы объективности и научности.

В РАН создан экспертный совет, где все решается коллегиально. Решение экспертного совета утверждается на президиуме. Мы можем рассмотреть любой вопрос и вынести какой-то вердикт. Но мы не можем что-либо запретить. Мы можем лишь сказать, что совокупности представленных данных недостаточно для того, чтобы сказать, что какой-либо препарат действительно лечит.

— Боится ли теперь РАН судов с мошенниками от науки, с лжеучеными?

— Судов мы не боимся, но мы, как Российская Академия наук, делаем оценочные суждения, которые не являются предметом для исков. Мы говорим: «По нашему мнению, вот это должным образом не обоснованно, а вот это – обоснованно. Можете слушать нас, можете слушать кого-то другого».

— Мошенники скажут, что у них из-за экспертного мнения Академии наук упали продажи и обратятся в арбитражный суд. Если Академия скажет, что какая-то фирма делает фуфло, то та может подать в суд. Академия будет бояться говорить правду?

— Академия не боится говорить, что какие-то вещи не обоснованы. Мы готовы доказывать свою точку зрения в научных дискуссиях. Мы высказываем свою точку зрения, исходя из совокупности современных научных представлений. Если мы хорошо доказываем, то у этих людей, действительно, упадут продажи. Когда кто-то работает недобросовестно, и у него из-за этого падают продажи – это его проблема, а не тех, кто указывает на научные огрехи.

— Будет ли Академия наук бояться высказываться в такой форме, в которой на нее подадут иск? Или вы будете думать про форму, в которой подать свое мнение? Какие уроки вы получили после исков гомеопатов?

— Мы примем новое положение о Комиссии по борьбе с лженаукой и в нем будет написано, допустим, так: «Решения комиссии, ее публикации являются научно-экспертными материалами, имеющими консультативный и рекомендательный характер». При наличии такой формулировки не совсем понятно, как можно подавать на публикации Комиссии в суд.

Мы будем также просить коллег по Комиссии более активно работать не только по линии взаимодействия со СМИ, но и путем непубличного информирования соответствующих государственных органов. На такое в суд подать нельзя. Госорганы должны отреагировать на такое обращение, высказанное в официальной форме. Так что Академия не отступает, она лишь пытается более эффективно отстаивать научную точку зрения.

— Как вы считаете, нужно ли, чтобы Комиссия по борьбе с лженаукой отчиталась на президиуме РАН о своей работе? Коллеги из комиссии говорят, что они готовы это сделать.

— В принципе, в будущем – да. Но сейчас мы сначала проведем переформатирование. Комиссия должна работать в более тесном столкновении идей. Не должно быть ситуации, когда есть некая монополия какой-то одной группы исследователей внутри комиссии. Конечно, мы будем стараться сформировать такую комиссию по борьбе с лженаукой, где представлены разные точки зрения.

— Вы имеете ввиду, что в ней, скажем, будут противники и сторонники гомеопатии?

— Откровенно говоря, за исключением некоторых членов Академии, у нас нет людей, которые защищают лженаучные представления. Просто всегда нужно, и мы будем за этим следить, чтобы комиссия перед тем, как вынести свое решение, провела внутри себя дискуссию. Решения любой комиссии должны приниматься большинством голосов.

— То есть вы будете менять процедуру принятия решений в Комиссии?

— Процедуру как раз мы будем восстанавливать. Разумную процедуру принятия решений. В ней должно быть столкновение мнений. На Совете по науке при Минобрнауки, который я некоторое время возглавлял, тоже случались бурные дискуссии. Но мы никогда не публиковали заявления Совета, пока не набиралось большинство, которое это заявление подписывает.

На мой взгляд, если это документ комиссии, то он должен быть подписан комиссией. Под ним должно подписаться больше половины ее членов. Эти простые принципы, связанные с тем, что любое решение принимается в спорах и большинством голосов, должны быть восстановлены.

Беседовала Наталия Демина

Источник: Indicator.Ru

Россия > Образование, наука > ras.ru, 5 сентября 2018 > № 2726267 Алексей Хохлов


Россия > Образование, наука > zavtra.ru, 5 сентября 2018 > № 2725591 Татьяна Воеводина

В чём секрет советской школы?

было несравненно более серьёзное отношение к делу

Татьяна Воеводина

«Я абсолютно согласна, что советское образование было одним из лучших. И оно опиралось на российские традиции образования», - сказала Ольга Васильева при вступлении в должность министра образования, выразив господствующий в обществе взгляд. Взгляд состоит в том, что советское образование было замечательно прекрасным, не чета нынешнему. А вот в чём был секрет – никто не объясняет.

Я лично училась в советской школе и в престижном московском вузе в брежневскую пору, вот мне и хочется вспомнить, как было дело.

Как-то особенно учили? Ровно ничего особенного. Были хорошие учителя, а были средние, были плохие. Точно, как сегодня.

Советские педагоги были замечательно образованны? И этого не было. Учительницы начальных классов были выпускницами педучилищ, куда поступали после 8-го класса; в пединституте тогда учились 4 года. Были и укороченные, т.н. учительские, институты, не дававшие высшего образования, но дававшие право преподавать с 5-го по 8-й класс, впрочем, в моё время они сошли на нет.

Учебники были получше нынешних, поскольку их не меняли каждый год и писались они серьёзными учёными и педагогами, а не безвестными импровизаторами, как это бывало в школьную пору моего сына в 90-х.

Советские школы были гораздо беднее нынешних. Сейчас говорят о недопустимости второй смены, а четыре смены – как вам? У нас в Егорьевске в 60-х годах именно так и было. И 42 человека в классе.

Так в чём тогда секрет?

Было несравненно более серьёзное отношение к делу у учеников и у учителей. Антисоветски настроенные мемуаристы пишут: всё там держалось на страхе. Нет! Вернее, не совсем так. Был, скорее, не страх, а ощущение чего-то чрезвычайно важного, ответственного, почти священнодействия. Взрослые ходят на работу, где делают важное, а мы, дети, учимся, чтобы потом работать, и это тоже очень важно и серьёзно. «Ребята с первых школьных дней должны учиться лучше / на радость Родине своей, прекрасной и могучей», - эти слова были в нашей «Родной речи» за второй, кажется, класс, и они выражали подлинное ощущение. Вообще, в жизни (а не только в школе) тогда господствовал тон серьёзности, ответственности, взрослости.

Если б сегодня в какой-нибудь школе завелась такая учительница, как была в нас в первом классе, её б немедленно выгнали из школы, а то и в тюрягу бы закатали по ч.1 ст.156 УК РФ (ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего педагогическим работником образовательной организации, если это деяние соединено с жестоким обращением с ним).

Вот представьте себе: когда мы выучили все буквы, нам велели ежедневно писать весь алфавит – заглавные и строчные буквы – и это после полновесного задания. Писать требовалось каллиграфически, макательной ручкой. Орфографический словарь (длинненькая такая самодельная тетрадочка, в которую мы записывали слова) требовалось учить на-и-зусть! Т.е. мы выучивали наизусть бессмысленную последовательность слов – много страниц. Вызывали к доске декламировать: «Ма-ши-на -А, И» (имелось в виду, что эти буквы вызывают затруднение при письме). И никто не вякал. Родители это дело уважали. Вернее, так: они априори уважали всё происходящее в школе, а в детали не входили.

Размываться этот стиль начал на рубеже 60-х-70-х, а дальше пошло-поехало. Сегодня он замещён тоном прикола, иронии, необязательности, пофигизма. Я лично наблюдала, как происходило это размывание на протяжении моего школьного десятилетия. Вообще, все уродства наших дней были заложены в эпоху брежневского застоя.

К концу моего обучения в вузе утвердилось представление: главное не как учишься, а как в жизни устроишься. Всё зависит от связей, от «толстой волосатой руки», а не от твоих убогих усилий. И всё стало необязательным: красиво писать, учить стихи наизусть, знать даты на память, рисовать контурные карты... Тут кстати пришлось модное словцо «стресс», которым все стали пугать друг друга. Уже невозможно было представить экзамены в каждом классе, как в 50-е годы. В те годы образование было зримым и доступным каждому социальным лифтом. Хорошо учишься в школе — получишь высшее образование — станешь инженером, в перспективе каким-нибудь начальником. В 70-х рядовой инженер зарабатывал меньше рабочего, не говоря уж о работниках сферы обслуживания, продавцах и т.п. Так чего ж напрягаться?

Сегодня никто и не напрягается. Небольшой процент выпускников, ориентированных на лучшие вузы, учится всерьёз, остальные – как придётся.

Сегодня больше всего на свете боятся ребёнка потревожить и чем-нибудь затруднить. Ругать строго запрещено. По нынешней педагогической парадигме — надо постоянно хвалить, поощрять, внедрять в умы "позитив", поднимать самооценку и ни в коем случае не "грузить". Ничем.

Можно ли изменить положение?

Можно. Нужно только твёрдо уяснить: улучшить образование, воздействуя только на образование – нельзя. Когда перед обществом возникнут подлинные задачи, когда по-настоящему, а не разговорно потребуются подлинные знания, школа – подстроится. И сумеет выпустить нужное количество годных к делу людей. Было бы дело...

Россия > Образование, наука > zavtra.ru, 5 сентября 2018 > № 2725591 Татьяна Воеводина


Россия > Образование, наука > zavtra.ru, 5 сентября 2018 > № 2725581 Евгений Спицын

ПОТЕНЦИАЛ

Россия встречает День знаний

Потенциал - перен. Совокупность средств, условий, необходимых для ведения, поддержания, сохранения чего-нибудь

Толковый словарь Ушакова

День знаний - государственный праздник, в СССР с 1984 года, введённый Указом Президиума Верховного Совета № 373-11 от 15 июня 1984 года. Также является официальным праздником в некоторых других постсоветских государствах, в частности, в России.

Экспертные оценки

Евгений Спицын

СМИ и чиновники, говоря о ситуации в российском образовании, любят подчёркивать успехи наших школьников на международных олимпиадах. Я считаю, что таким образом происходит увод от существа вопроса. Увы, о эти громкие победы на олимпиадах по физике, математике, информатике – не показатель качества образования. Во все времена существует талантливая молодёжь. Однако налицо общая деградация образования. Ученики довольно часто не могут решить элементарных задач. Уровень ЕГЭ по математике – это же детский сад. Сравнить, например, размер дерева, горы и рост человека. Дикость же, а уверяют, что задание развивает пространственное мышление. Вообще-то, пространственное мышление у человека развивает такая дисциплина как геометрия. Насколько знаю её практически перестали изучать в школе. То же самое касается истории. Буквально вчера слушал интервью учителя истории, молодого парня, одного из лидеров профсоюза «Учитель», который преподаёт в Дзержинске Нижегородской области. Так на обучение отечественной истории отводится всего один час в 9 классе. То есть в год всего 33-34 часа! Это же профанация! А потом будем говорить, что у нас бесплатное образование. Какое бесплатное, когда подавляющее большинство родителей в 10-11 классах вынуждены платить репетиторам большие деньги, чтобы натаскать детей на ЕГЭ! Чтобы они как можно более успешно сдали выбранный экзамен и поступили на бюджет в ВУЗ.

По сути дела, в школах создана тоталитарная система управления, когда администрация школы фактически не считается с мнением коллектива, когда администрация оторвана от школы. Раньше директором школы был такой же учитель, а сейчас зачастую во главе школы становятся менеджеры, которые как свинья в апельсинах разбираются и в системе образования, и в предметных областях знаний. Учителей превращают в бессловесных скотов, которые не могут отстоять свои позиции.

Потом у учителей запредельная нагрузка. Чтобы более-менее свести концы с концами даже в Москве, я уж не говорю про регионы, учителя берут по 1,5, а кто-то даже по 2,5 ставки. Это работа на износ, это выхолащивание. О каком качестве уроков, о каком профессиональном росте можно говорить, если идёт дикая переработка, если предмет преподаётся «галопом по Европам»?! А веди именно те, кто сейчас учатся в школе и ВУЗах, ближайшие 30-40 лет будут определять будущее нашей страны, интеллектуальный потенциал всей нации, в том числе направление тех прорывных технологий, по которым Россия якобы должна вырваться вперёд. Да за счёт чего Россия должна вырваться вперёд? Фактически нам предрекают участь страны второго, если не третьего эшелона - полуколониального придатка промышленно развитых стран мира.

Вместо того, чтобы быть впереди планеты всей, как это было в Советском Союзе, мы уподобились самым худшим образцам Запада. Мы упали до их уровня, если не ниже. Но у американцев есть возможность «покупать мозги», потому что у них в руках мировой печатный станок. Надо им вывезти со всего мира тысячу математиков - они это сделают, обеспечат людям все условия работы. Мы может так сделать?! Нет, конечно.

Более того, всё, что связано с развитием научной школы, военно-промышленного комплекса – это ещё наработки советской державы. Что, кстати, лишний раз доказывает, мощь Советского Союза. Мы 30 лет не можем прожрать советское наследие! Основу нашего промышленного потенциала составляют советские заводы. Основу нашего интеллектуального потенциала составляют советские научные школы. Основу нашего оборонного потенциала составляют разработки наших советских учёных. Окончательный крах останавливает именно советское наследие. Но я боюсь, что скоро мы просто придём к катастрофе.

Проблема, что в нынешней системе общественных отношений советский опыт не приживётся. В СССР воспитывали личность, творца. Человек всю свою жизнь повышал свой интеллектуальный и культурный уровень. Он не был бы нацелен на решение узких корыстных задач, на набивание живота или на покупку яхт. Человек работал, по крайней мере, должен был работать для всего общества. Поэтому без смены системы общественных отношений советская система не возродится.

Выход – это смена общественных отношений. Начинать надо с отставки правительства - это то, что в силах сделать нынешнему президенту. Это первый и обязательный шаг. Но по-хорошему, если мы не хотим просто рухнуть в пропасть и похоронить тысячелетнюю русскую государственность – нам необходимо менять общественно-экономический курс. Нужен переход на новом этапе к тому историческому опыту, который у нас был. С учётом всех ошибок, с учётом трагических страниц, которые были.

И мы можем стать реальной альтернативой для всего мира. Весь мир смотрит на Россию как на страну, способную показать человечеству совершенно иной вектор развития. Русский народ в XX веке доказал, что мы - ведущая нация всей планеты. Три ключевые «реперные» точки ХХ века – 1917-й, 1945-й и 1961-й это Россия. Мир ждёт от нас таких новых примеров. И тогда человечество пойдёт за нами, потому что даже Китай не готов к такой миссии. Эту миссию в состоянии выполнить только наш советский народ.

Россия > Образование, наука > zavtra.ru, 5 сентября 2018 > № 2725581 Евгений Спицын


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 4 сентября 2018 > № 2722141 Алексей Алексеев

Научный коммунизм: знание станет бесплатным

Алексей Алексенко

Редактор Forbes

Ряд европейских исследовательских фондов опубликовали «План S», согласно которому к 2020 году все научные статьи должны находиться в открытом доступе с момента публикации. Эта инициатива грозит навсегда изменить научную периодику

Два года назад портал Vox спросил у 270 ученых из разных стран мира, какие проблемы, по их мнению, мешают современной науке динамично развиваться. По данным опроса было сформулировано семь основных препятствий, и на пятом месте в этом списке стояла недоступность научной информации.

Под недоступностью надо понимать то обстоятельство, что эта информация чрезвычайно дорога. За удовольствие прочесть научную статью из уважаемого журнала — без права загрузить или распечатать текст — приходится платить порядка $10, за годовую подписку на журнал — $200 и больше. Въедливые исследователи подсчитали, что аспиранту, работающему над диссертацией, необходимо тратить около $1000 в неделю, чтобы просто прочесть все необходимые статьи. Обычно эти затраты несет научное учреждение, оплачивающее корпоративную подписку из исследовательских грантов своих сотрудников, но в ряде случаев доступ к научной информации бывает затруднен.

Чтобы переломить ситуацию, одиннадцать европейских научных фондов, поддержанные Европейской комиссией, выступили с инициативой: с 2020 года все ученые, получающие поддержку этих фондов, будут обязаны публиковать все свои научные результаты в открытом доступе. Суммарно эти фонды тратят на исследования около $8,8 млрд в год. Весьма вероятно, что к «Плану S» присоединится и сама Европейская комиссия, разрабатывающая исследовательскую программу Horizon Europe, которая вступит в действие в 2021 г. и будет предусматривать расходование ста миллиардов евро на протяжении семи лет. Таким образом, через три года значительный сектор европейской науки потеряет возможность публиковаться в научных изданиях, придерживающихся традиционной экономической модели. Очевидно, что всю отрасль ждут серьезные перемены.

Истина за деньги

Классическая бизнес-модель научного журнала предполагает, что все публикации доступны только платным подписчикам; при этом изредка с авторов исследовательских статей взымается еще и плата за публикацию. Доля таких изданий за последние пять лет сократилась с половины до примерно трети. Однако именно к этой группе относятся все престижные высокорейтинговые журналы, такие как Science или Nature, публикация в которых очень значима для успешной научной карьеры. Небольшая доля журналов идет на уступку: статья выкладывается в открытый доступ по истечении некоторого времени (обычно полугода) со дня публикации.

В последнее время наряду с этим распространилась модель так называемых «гибридных журналов»: в них статьи могут быть выложены в открытый доступ с момента публикации за отдельную плату, которую должен внести автор. Если автор не пользуется этой возможностью, статья оказывается за пейволом, однако редакции не возражают против того, чтобы авторы сами выкладывали последнюю авторскую версию статьи в открытый доступ. Доля «гибридных журналов» за последние годы выросла до 45% от всей научной периодики, и эту модель многие рассматривали как переходную — имея в виду, что в будущем она станет основой повсеместного открытого доступа к научным публикациям.

Однако, согласно «Плану S», и классические, и гибридные журналы попадают под запрет (гибридные, впрочем, предполагается сохранить в течение возможно более краткого переходного периода). Таким образом, из существующей сегодня научной периодики жестким требованиям новой европейской инициативы соответствуют лишь 15% изданий — тех, что обеспечивают безусловный открытый доступ к статьям с момента их публикации.

Последняя битва большой войны

На протяжении последних десятилетий многие ученые рассматривали платный доступ к научному контенту как серьезную проблему, и в разных странах мира возникали инициативы по реформе этой модели. В частности, одним из перспективных направлений реформы считалось именно распространение «гибридной» модели. Однако, по словам Дэвида Суини, председателя фонда Research England, участвующего в инициативе, эту функцию они не выполнили. Не достигли своей цели и общественные движения европейских и американских ученых, противящихся платному доступу к информации.

Наиболее радикальной, и в силу этого широко известной, инициативой был проект Sci-Hub Александры Элбакян. Молодой ученый-нейробиолог из Казахстана просто выложила огромную базу платных научных статей в открытый доступ. Американская судебная система, как и российское общественное мнение, сочли ее идею откровенным пиратством, однако для научной общественности в Европе и США Александра стала культовой фигурой: в 2016 году она вошла в десятку самых влиятельных деятелей науки по версии журнала Nature.

Возможно, теперь, когда европейские власти и научные фонды так жестко обозначили свою позицию, подобная партизанская борьба утратит смысл. Если условия «Плана S», как ожидается, вступят в силу в 2020 году, модели научной периодики, предусматривающие платный доступ, станут историческими реликтами.

Кто уйдет обиженным

Некоторые крупные научные фонды — такие как Wellcome Trust и NIH — уже сейчас проводят политику открытого доступа и накладывают санкции на грантодержателей, которые не следуют этим правилам. Новая инициатива предполагает, что эта практика станет повсеместной, и у исследователей не останется никаких лазеек, чтобы обойти требования открытого доступа.

Новая модель будет по существу означать, что научная периодика будет финансироваться только из средств исследовательских фондов. По словам Дэвида Суини, пока невозможно подсчитать дополнительную нагрузку, которая ляжет на эти фонды, поскольку это будет зависеть от реакции отрасли: «Это не вопрос бизнес-моделей — это вопрос принципов». В любом случае, если средства фондов станут единственным источником дохода научных издательств, это будет означать существенное перераспределение ролей на рынке: грантодатели станут по существу монополистами. Уже сейчас обсуждается, что будет административно установлена максимальная плата за публикацию, и издательствам придется с этим смириться.

Вполне предсказуемо, что крупные научные издательства встретили инициативу очень сдержанно. AAAS — американская некоммерческая организация, издающая, в частности, Science — заявила, что новая модель не будет способствовать качественному рецензированию статей, редактуре и распространению научной периодики. Организация считает, что требования «Плана S» станут помехой для ученых, и они невыполнимы как минимум для семейства журналов Science. Позиции сторон изложены в статье, опубликованной сегодня в Nature.

Специальный наблюдатель Европейской комиссии по открытому доступу Роберт-Ян Смитс, однако, полагает, что позиция издательского сообщества со временем смягчится. «Издатели нам не враги. Я хотел бы, чтобы они стали участниками перемен», — сказал он журналу Nature.

«Надо видеть и другую сторону: возможности публикации сократятся, но зато расширятся возможности доступа к научной периодике»

Следует отметить, что инициатива вызывает озабоченность и у некоторых ученых. Дело в том, что новая модель, к которой неизбежно приведет реализация «Плана S», будет означать, что за публикацию в европейских (и, видимо, американских) журналах придется платить исследовательским фондам других стран, в том числе существенно более бедных. Для российских исследовательских грантов, к примеру, такая нагрузка может оказаться слишком большой, не говоря уже о том, что подобные расходы в них иногда технически сложно заложить. Это означает, что значительное число ученых окажутся ущемленными в их праве публиковать результаты исследований наравне с европейскими и американскими коллегами, что будет означать серьезный карьерный гандикап. Вероятно, будут предусмотрены специальные меры — например, дополнительные программы поддержки — направленные на смягчение этой проблемы, но, возможно, она так и не будет решена радикально.

Ситуацию комментирует профессор Михаил Гельфанд, биоинформатик, руководитель магистерской программы «Биотехнология» Сколтеха и один из основателей «Диссернета»:

«Особых оснований для беспокойства я не вижу. Во-первых, в российских грантах расходы на публикацию в принципе могут быть запланированы. Во-вторых, некоторые институты компенсируют подобные расходы из своего бюджета. В-третьих, всегда надо разбираться в деталях: уже сейчас есть журналы, которые снижают или отменяют плату за публикации для исследователей из некоторых стран. Другое дело, что при той грации, с которой ведет себя Россия на международной арене, особо благожелательного отношения к себе нам ожидать не приходится.

Надо видеть и другую сторону: возможности публикации сократятся, но зато расширятся возможности доступа к научной периодике. Я, к примеру, принципиально не пользуюсь «достижениями» Александры Элбокян, читаю только то, что могу читать, и приветствую расширение открытого доступа. Одним словом, хотя определенные сложности могут возникнуть, большой трагедии тут нет».

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 4 сентября 2018 > № 2722141 Алексей Алексеев


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 3 сентября 2018 > № 2720270 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе встречи со студентами и профессорско-преподавательским составом МГИМО, Москва, 3 сентября 2018 года

Уважаемый Анатолий Васильевич,

Дорогие друзья,

Прежде всего хотел бы присоединиться к ректору МГИМО МИД России А.В.Торкунову и поприветствовать здесь первокурсников. У вас начинается новый этап жизни, во многом неизведанный, но, я уверен, что с традициями Университета и с помощью ваших преподавателей и коллег, которые уже прошли год или несколько, обучаясь в МГИМО, вы этот период новых для вас ощущений преодолеете успешно, закалитесь в «боях» на первом курсе и будете готовы к новым достижениям.

Хотел бы также искренне поприветствовать послов многих стран, студенты из которых здесь учатся. Надеюсь, это участие в нашем сегодняшнем мероприятии подтверждает высокую оценку того качества, которое дает образование МГИМО, снискавшее себе репутацию не только в нашей стране, но и во всем мире.

Мы в МИД России очень рады, что МГИМО, который считается нашим учебным заведением при Министерстве, пользуется такой популярностью. Цифры, которые А.В.Торкунов только что привел, действительно впечатляют. Думаю, что те, кто выбрал МГИМО в качестве места, где вы хотите получить образование, не прогадали. Работа очень интересная и востребованная. Какие бы затем направления вашей деятельности вы не избрали, будь то чистая дипломатия, международная юриспруденция, экономика или журналистика, я убежден, что скучно вам не будет.

Ситуация в мире сегодня не дает скучать, мы все это знаем. Происходят, по истине, тектонические сдвиги. Сразу после распада СССР выдвигались концепции о том, что теперь-то уже наступил конец истории и неолиберальная модель экономики и политической жизни восторжествует во всем мире. Казалось, что тенденция развития нашего мира шла именно в направлении глобализации, при повсеместном распространении явлений взаимозависимости, взаимопроникновения и открытости. Казалось, что все границы вот-вот исчезнут, и человечество будет жить по образцу и подобию того, что американский философ Ф.Фукуяма имел в виду, когда сказал о наступлении конца истории после исчезновения Советского Союза. Но жизнь оказалась гораздо более многограннее. Эти тенденции к глобализации и максимизации взаимозависимости во всех областях стали наталкиваться на желание народов все-таки не забывать о своих корнях и помнить о своей культурной и национальной идентичности. Такие примеры множатся на наших глазах. Поэтому задача политиков – искать компромиссы между целесообразностью и неизбежностью использования преимуществ новой промышленной, прежде всего цифровой, революции с одной стороны, и желанием народов не терять свои корни и сохранять те традиции, которые передали им их отцы, деды и прадеды. Так что проблемы действительно серьезные.

Мы, вместе с нашими единомышленниками по ОДКБ, СНГ, ШОС, БРИКС и многими другими партнерами за рубежом, стараемся продвигаться по пути поиска согласия и примирения этих двух абсолютно объективных, не придуманных тенденций к глобализации всего и вся. Это диктуется самим развитием мирового хозяйства и одновременно обеспечением сохранности людьми своих национальных особенностей, культурной идентичности и ценностей. О ценностях много говорят, но они бывают разными. Их нужно уважать у каждого народа и не пытаться «стричь всех под одну гребенку», требуя смириться с ценностями, которые предлагает неолиберальное западное общество. Тем более, что и в самом западном обществе эти ценности сейчас подвергаются серьезному сомнению. Поиск такого компромисса и баланса интересов будет иметь судьбоносное значение для всего человечества, и эта работа только в самом разгаре. На этом пути будет много проблем, сложностей, столкновений мнений, наверняка, будет немало примеров борьбы, в том числе не очень честной и справедливой. Но это жизнь, и мы выступаем за то, чтобы все решать через диалог.

Есть небольшая группа стран, возглавляемая США, мы все это видим, которая не хочет диалога, а хочет вместо дипломатии применять диктат, ультиматумы и шантаж. Наблюдаем это каждый день. Сейчас идет ревизия всего и вся, начиная от Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по урегулированию иранской ядерной программы, Парижского соглашения по климату, Соглашения о североамериканской зоне свободной торговли, но пока еще до конца это сделать не удалось. Уже во весь рост –проблема будущего ВТО, которую США прямо называют несправедливой и устаревшей. Методы, которые сейчас применяет Вашингтон, иначе как стремлением к тотальному доминированию не назовешь. Чуть что не так – дипломатия отбрасывается в сторону и применяются санкции, причем американские законы экстраполируются на весь остальной мир. Экстерриториальность применения мер одностороннего нелегитимного принуждения уже становится серьезнейшей проблемой как среди развивающихся государств, так и западных стран – прямых союзников США. Мы не извлекаем никакого удовольствия от наблюдения за этими противоречиями, которые множатся и углубляются. Еще раз подчеркну, мы заинтересованы в стабильном мире, стабильности вокруг наших границ и в том, чтобы все конфликты и кризисы, которые так или иначе влияют на безопасность наших граждан и нашего государства, преодолевались через переговоры и поиск разумных компромиссов. Мы готовы к таким компромиссам.

В любом конфликте или кризисе, в урегулировании которого Российская Федерация так или иначе принимает участие, будь то Сирия, где мы стояли у истоков резолюции 2254 СБ ООН, которая сейчас является базой для сирийского урегулирования по мере уничтожения остатков террористов и решения гуманитарных проблем, или украинское урегулирование, где мы сыграли решающую роль в выработке Минских договоренностей, которые остаются единственным путем преодоления кризиса на Востоке Украины, мы готовы всячески способствовать их разрешению, но, к сожалению, не только от нас зависит достижение урегулирования на основе минского «Комплекса мер». Едва ли до выборов на Украине киевские власти смогут изменить свою полностью деструктивную линию на саботаж и подрыв всего того, о чем договорились лидеры России, Германии, Франции и Украины в феврале 2015 года. Тем не менее, еще раз повторю, других коллег у нас нет. Те, кто стремятся свое доминирование сохранить любой ценой, идут против истории, потому что уже не первое десятилетие в мире укрепляются новые центры экономического роста и мощи, с которой приходит и политическое влияние. С этими центрами уже невозможно не считаться. Такие попытки есть, но они явно ущербные, ни к чему хорошему не приведут и, скорее всего, отзовутся бумерангом для тех, кто их принимает.

Вижу перспективы в тех инициативах, которые сейчас реализуются и обсуждаются на Евразийском пространстве. Вам известно, что есть наш Евразийский проект и китайская концепция «Один пояс – один путь». Евразийский экономический союз (ЕАЭС) в мае этого года заключил соглашение с КНР по вопросам экономического сотрудничества. Это является очень важным фундаментом того, что Президент Российской Федерации В.В.Путин назвал Большим Евразийским проектом, имея в виду, что мы должны использовать геополитические и геоэкономические преимущества на нашем общем Евразийском пространстве. Причем не придумывать какие-то умозрительные схемы, которые будут устраивать нескольких участников, а потом навязывать все эти схемы остальным.

Мы в ЕАЭС и ШОС идем от жизни, стараемся продвигать те конкретные проекты, которые буквально сегодня «просятся» в работу. Таким образом, методом практических и согласованных всеми участниками шагов, мы наращиваем потенциал для дальнейшей интеграции и высказываемся в пользу того, чтобы эти процессы проходили с участием стран-членов ЕАЭС, ШОС и АСЕАН. Подчеркну, что немаловажно, постоянно отмечаем готовность «держать двери» в этих процессах «открытыми» и для ЕС, где, кстати, уже раздаются голоса о том, что без более тесного вовлечения в процессы Евразийской интеграции, ему будет трудно выдерживать конкуренцию в современном мире, которая становится все более острой. Все чаще подвергается испытаниям то, когда методы несправедливой конкуренции идут в ход.

Отмечу еще один феномен последних восьми лет – «Группа двадцати». Саммиты, которые ежегодно проходят в рамках «Группы двадцати», доказывают, что это перспективное объединение, прежде всего потому, что в нем, как и в перечисленных мной других структурах, где Россия активно участвует, действует принцип консенсуса. Там нельзя ничего навязать, а нужно договариваться. Пусть не быстро, с некими задержками и использованием компромиссов, но договариваться нужно. Не случайно, что «Группа двадцати», помимо экономических, макроэкономических, финансовых вопросов, международно-валютной системы, в последние годы все чаще обращается к нескольким темам внешнеполитической повестки дня. Это, по-моему, отражает понимание участниками «Группы двадцати», а это ведущие страны всех ключевых регионов мира, того, что здесь, где им не могут навязать какие-то односторонние решения, они хотят больше использовать возможности для продвижения политической повестки дня, причем продвижения в согласованном, устраивающем всех виде.

Горизонты открываются широкие, непростые. Я коснулся лишь нескольких проблем, стараясь задержаться на коренных противоречиях, которые сейчас возникают в мире и над разрешением которых выпускникам МГИМО придется работать очень скоро. А первокурсники и те, кто продолжают учиться, я уверен, только выиграют от того, что будут глубоко погружаться в материю с помощью ваших великолепных преподавателей и сотрудников Министерства иностранных дел России, которые с удовольствием читают лекции и проводят семинары.

Вопрос: В последние годы все большую популярность набирает т.н. цифровая дипломатия. Социальные сети становятся важным инструментом для информационно-разъяснительной работы. Скажите, пожалуйста, пользуетесь ли Вы социальными сетями и есть ли у Вас аккаунты в ведущих социальных сетях?

С.В.Лавров: Вы абсолютно правы. Социальные сети – это часть нашей жизни, как личной, так все больше и больше профессиональной. Потому что без социальных сетей, наверное, сейчас ни одна профессия не может обойтись, а дипломатия тем более. Одна из задач дипломатии – распространять информацию, разъяснять то, чем занимается та или иная страна. В МИД России в последние годы достаточно активно используются социальные сети. У нас есть аккаунты в ведущих социальных сетях: «Твиттер», «Фейсбук», «Инстаграм», «ВКонтакте». В Департаменте информации и печати МИД России имеется специальный отдел цифровых информационных технологий. Особое внимание уделяем подаче контента на иностранных языках. Официальные аккаунты МИД России на русском и английском языках, но помимо этого в «Твиттере» у нас есть аккаунт на испанском языке, а также аккаунты на арабском языке в «Твиттере» и «Фейсбуке». На официальном сайте МИД России сейчас есть версии на всех официальных языках ООН плюс немецкий (русский, английский, французский, испанский, китайский, арабский и немецкий). Это не предел. Есть большой спрос на вещание на других языках, прежде всего, европейских, но и не только. Будем стараться это делать, но сами понимаете, это требует определенных ресурсов. Соответствующие вопросы решаются не очень быстро.

Лично у меня нет аккаунтов в социальных сетях, но мне рассказывают о том, что там происходит.

Вопрос: В марте этого года факультет управления и политики МГИМО запустил программу возвращения российских студентов «Highly Likely Welcome Back», которая предусматривала возвращение студентов из вузов Великобритании и США. Многие не верили, что студенты из Лондона захотят вернуться в Россию и изучать политологию и государственное управление в МГИМО. Однако, нас двенадцать человек, кто сразу подал документы из Нью-Йорка, Лондона и Сан-Диего. Мы очень благодарны руководству Университета за предоставленную возможность и проявленный патриотизм. Как Вы считаете, какие перспективы у российско-американских отношений? Как долго будет продолжаться политика провокаций в адрес нашей страны?

С.В.Лавров: Во-первых, я могу сказать, что интересно то, о чем вы сказали в самом начале. Молодые люди, наверняка, не по принуждению, а на основе собственного выбора решили перебраться на учебу в Российскую Федерацию, это лишний раз подчеркивает качество образования, которое дает наш Университет, и надеюсь, что вы не разочаруетесь, и спрос на выпускников МГИМО никогда не будет падать, а только возрастать.

Что касается российско-американских отношений, по сути дела, эта тема бездонная и можно говорить очень долго. Наверное, самое главное здесь заключается в том, что нынешняя Администрация США проводит тезис, который был присущ всем без исключения ее предшественникам, а именно – Америка превыше всего, наиболее жестко, если не сказать, агрессивно. Это такие очень простые прямые действия, которые с дипломатией уже мало чего общего имеют. Требования. Если партнер отказывается, его начинают прижимать, подвергать ограничениям, санкциям, ультиматумам, угрожать. Я не думаю, что это перспективный метод ведения дел в мире, но такова философия и образ действия нынешней Администрации.

Повторю еще раз, мы не признаем нелегитимных шагов, которые предпринимает Вашингтон, перечеркивая много важного из того, что было достигнуто, начиная от иранской проблемы, которая была урегулирована в беспрецедентном документе, и заканчивая уже постановкой под сомнение необходимости нахождения в ВТО. Не говорю уже про позицию США в отношении палистино-израильского урегулирования. Эта позиция перечеркивает все решения СБ ООН и декларирует нежелание США их исполнять.

В такой обстановке, безусловно, очень важное значение имеют личные контакты. Я присутствовал на встречах Президента Российской Федерации В.В.Путина с Президентом США Д.Трампом. Общался с Госсекретарями США Р.Тиллерсоном и М.Помпео. Это люди, которые, по-моему, понимают необходимость ладить с нами, как они говорят, в том числе в интересах США. Экономические объемы сейчас у нас мизерные по сравнению с другими нашими партнерами, но, конечно, американские компании заинтересованы в российском рынке, и экономический интерес США на перспективу не может игнорировать потенциал российского рынка и сотрудничества с Россией. Это касается также и урегулирования международных кризисов и конфликтов, будь то на Ближнем Востоке, на севере Африки, на Украине, конфликт, который США, в общем-то при администрации бывшего президента Б.Обамы активно сформировали и сохраняют сейчас в разогретом состоянии, прежде всего, для того, чтобы у нас на границе были раздражители.

Ко всему этому примешивается внутриполитический скандал в США, когда демократы проиграли, когда стали всплывать факты манипулирования демократами законами США в Национальном комитете Демократической партии, которые касаются выдвижения кандидатов. Когда кандидата от народного крыла Демократической партии Б.Сандерса, по сути дела, зажали в нарушение всех существовавших норм. Помимо этого, когда Д.Трамп победил в США, демократы не могли в это поверить и до сих пор не могут этого пережить. Выдумки про российское вмешательство везде и всюду, выдумки о том, что нас нужно наказывать за Украину, даже за Северную Корею нас нужно, оказывается, было наказать, если слушать целый ряд высказываний членов Палаты представителей или сенаторов. То есть, нет на свете такой проблемы, где Россия не играла бы негативную роль, судя по подходам американских представителей, которые сейчас просто одержимы русофобией. Я уверен, что это не стопроцентная одержимость, но в Вашингтоне стало плохим тоном говорить позитивно о нормализации отношений с Россией.

Сенатор США Р.Пол приезжал к нам в августе, до этого – еще группа сенаторов. Они были подвергнуты остракизму, когда вернулись. Повторю, это стало просто такой «эпидемией». Те, кто осмелится говорить о необходимости все-таки нормально разговаривать, выкладывать на стол озабоченности и просить партнера объясниться – они в меньшинстве. Вот хороший пример, о котором мы уже упоминали, про пресловутое вмешательство в выборы, взлом всех возможных аккаунтов и манипулирование списками избирателей. Мы же предлагали еще администрации бывшего президента США Б.Обамы создать рабочую группу по кибербезопасности. Об этом Президент Российской Федерации В.В.Путин напомнил Президенту США Д.Трампу, когда они встретились в Гамбурге в июле 2017 года. Президент США Д.Трамп сказал, что это хорошая идея. А когда он вернулся, то в Конгрессе поднялся такой шум, его стали обвинять в том, что он был готов согласиться разговаривать с русскими на тему, которая используется нами, якобы, для вмешательства во внутренние дела США. Это такая очень больная логика, но, тем не менее. Поэтому мы не впадаем ни в какую истерику, не хотим отвечать по принципу «око за око, зуб за зуб». Мы реагируем на санкции, вводим встречные ограничительные меры, но не так, чтобы вредить самим себе, а так, чтобы просто обозначить те конкретные персоналии, которые раскручивают этот совершенно ненужный ни американцам, ни Европе, да и нам тоже и всему остальному миру маховик русофобии.

Открыты к переговорам. В Хельсинки был нормальный разговор. Однако после совместной пресс-конференции Президента России В.В.Путина и Президента США Д.Трампа поднялась истерика. Я считаю, что американской политической системе должно быть стыдно за то, что они произвели вот такую волну в отношениях с Россией – это себя не уважать. Если они считают, что мы руководим всем миром, то, как быть тогда с их заявлениями, что Америка превыше всего и она сама определяет, как пути человечества будут выглядеть в будущем.

Подчеркну еще раз, мы за взаимоуважительный, равноправный диалог. По-другому с нами разговаривать не надо. Люди, которые не знают историю, наверное, должны немного почитать книжки. Как только США будут готовы к разговору, за нами дело не станет. Повторю еще раз, мы видим, как желание Президента США Д.Трампа иметь нормальные отношения с нами блокируется русофобским лобби в Вашингтоне. Из-за этого развязаны и все внутренние расследования прокурора США Р.Мюллера, работающего уже два года. Так и не было представлено ни единого факта, который хоть как-то указывал бы на Россию во внутренних американских проблемах.

Вопрос: Вы ежегодно посещаете десятки стран и знакомитесь с их историй, культурой и обычаями. Какое место на родине Вам ближе всего?

С.В.Лавров: У нас есть наша столица – «дорогая моя столица, золотая моя Москва». Я очень люблю Сибирь. Каждый год стараюсь там бывать. В основном это Алтайский край, Хакасия, Тува. Стараюсь где-то недельку летом и зимой. Это заряжает очень сильно на весь год. Если там не были ни разу, рекомендую.

Вопрос: События в Армении идут вразрез со словами нового руководства страны об отказе от преследования своих политических предшественников. Какова позиция России? Насколько опасна данная ситуация для развития интеграционных процессов СНГ?

С.В.Лавров: Мы, прежде всего, заинтересованы в том, чтобы ситуация в странах, которые имеют с нами союзнические отношения и отношения стратегического партнерства, была стабильной, чтобы внутренние процессы там развивались в конституционном русле и были бы максимально благоприятные возможности для развития экономики, улучшения социальной сферы. Это все то, что мы стараемся делать через наше интеграционное объединение – Евразийский экономический союз, а в плане безопасности, конечно, через Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Очень внимательно следили за теми событиями, которые развернулись в Армении после вступления в силу конституционной нормы о том, что все основные полномочия переходят к премьер-министру, которого избирает Парламент страны. Мы не делали никаких шагов и заявлений, которые могли бы хоть как-то, даже с тяжкой, интерпретироваться как вмешательство во внутренние дела. Не могу сказать, что все остальные внешние игроки поступали таким же образом, но я сейчас не буду на этом останавливаться.

Нас, конечно же, тревожит, что ситуация в Армении сейчас продолжает бурлить. Расследуются события десятилетней давности. Вам известны факты об арестах, которые происходят. Считаем это, безусловно, внутренним делом Республики Армения. Очень хотим, чтобы все эти внутренние дела оставались на прочной почве закона, Конституции и были поскорее преодолены с тем, чтобы Армения могла сконцентрироваться на созидательных задачах.

В ближайшее время планируется еще одна встреча Президента России В.В.Путина и Премьер-министра Армении Н.В.Пашиняна. Думаю, что нам будет важно услышать, как сам новый лидер Армении оценивает перспективы развития ситуации в его стране.

Как я уже говорил, нам совершенно небезразлично как в этой ситуации выглядит обязательство Армении перед ОДКБ. Мы исходим из того, что эти обязательства действуют и их в полной мере необходимо выполнять, в том числе в части укрепления репутации и престижа нашей общей Организации.

Вопрос: Недавно Вы назвали прошедший в России Чемпионат мира по футболу 2018 взлетом народной дипломатии. Удалось ли, по Вашему мнению, преодолеть стереотипы, которые сложились о России на Западе?

С.В.Лавров: Думаю, что да. Я убежден, что это был действительно триумф народной дипломатии. Государство предприняло огромные усилия, чтобы создать все необходимые условия для спортсменов, болельщиков и для тех, кто были гостями этого потрясающего праздника. Помимо технологической и организационной стороны дела решающую роль сыграли россияне, которые, общаясь с зарубежными болельщиками, показали, что мы открытые, добрые, гостеприимные и веселые люди, ценим юмор и любим хорошую компанию. Это приходилось наблюдать в самых разных вариантах.

Есть события и явления, которые лучше многих официальных ситуаций помогают людям сближаться и лучше узнавать о странах, в которых они еще не были, и они, по большому счету, помогают дружить.

Сегодня мы все скорбим по поводу того, что ушел из жизни И.Д.Кобзон, который также был народным дипломатом, нес правду о России и русской душе во многие страны мира. Точно так же Чемпионат мира по футболу 2018 многим «раскрыл глаза». Неслучайно множество обращений с выражением пожеланий вновь приехать в Россию. Как вам известно, Президент Российской Федерации В.В.Путин дал поручение Правительству Российской Федерации, и было принято решение сохранить действующим до конца года «паспорт болельщика». То есть обладатели этого паспорта могут после Чемпионата мира сколько угодно раз до конца года вновь приехать в Россию, а их родным и сопровождающим, если таковые будут, визы будут выдаваться оперативно и бесплатно.

В субботу Президент России В.В.Путин был в образовательном центре «Сириус» в г.Сочи и высказал мысль о том, что и при проведении олимпиад по различным дисциплинам также необходимо отказываться от виз и вводить безвизовый режим. Я думаю, что это магистральное направление для максимального облегчения общения между людьми с особым упором на молодежь. Рассчитываем на вас, что в стенах МГИМО традиции интернациональной дружбы будут процветать и крепнуть.

Вопрос: Нам известно, что многие дипломаты продолжают свою профессиональную деятельность в области высшего образования. В МГИМО на многих кафедрах в разное время преподавали выдающиеся специалисты в области международных отношений. Есть ли у нас шанс увидеть Вас однажды в рядах преподавателей МГИМО?

С.В.Лавров: Если чаще буду приходить, то я, наверное, вам надоем. Если серьезно, то я регулярно выступаю в МГИМО, Дипломатической академии МИД России (ректор Е.П.Бажанов не даст соврать). Регулярно общаюсь с молодыми людьми в других форматах. Совсем недавно вернулся со Всероссийского молодежного образовательного форума «Территория смыслов на Клязьме», до этого был на форуме «Россия – страна возможностей», а также – на встрече с финалистами Всероссийского конкурса «Лидеры России». В прошлом году участвовал во Всемирном фестивале молодежи и студентов. Мне кажется, есть немало форматов, которые позволили бы общаться, не впадая в меркантилизм, потому что, если здесь преподавать, надо же деньги у ректора простить. Тем не менее, буду стараться передавать те скромные знания и опыт, которые у меня есть, нашим молодым друзьям.

Вопрос: 27 августа США ввели новые ограничительные меры в отношении России, связанные с т.н. «делом Скрипалей». Как Москва будет учитывать новые санкции Вашингтона при построении двустороннего диалога?

С.В.Лавров: Уже сказал несколько слов на эту тему. Повторю еще раз, мы, конечно, не оставим это без реакции. Об этом будет объявлено. Это необязательно будет симметричный ответ. Считаю, что симметричный ответ – не всегда оптимальный способ действий.

Санкции введены на основе абсолютно лживых утверждений. До сих пор «хайли лайкли» остается единственным, что могут вменить Российской Федерации устами британского руководства. А Скотленд-Ярд как честные сыщики, по-прежнему, отвечая на вопросы журналистов, говорят, что расследование не закончено и сейчас они ничего не скажут. Судите сами, как это все произошло. В том, что США решили бежать впереди Лондона, думаю, проявляется умение британской дипломатии уговаривать и выпускать впереди себя тех, кто может брать на себя «черную» работу. Когда сразу после этого трагического случая ЕС реагировал достаточно сдержанно, Соединенное Королевство приложило огромное количество усилий, чтобы уговорить примерно две трети членов ЕС выслать по одному, два, три российских дипломата вслед за британцами. Когда мы спрашивали у наших партнеров в Европе, которые были вынуждены пойти на этот шантаж и «выкручивание рук», предъявили ли им англичане что-то сверх того, о чем они говорят публично, сверх «хайли лайкли», нам отвечали, что нет, но обещали сделать это позже. Регулярно интересуюсь, до сих пор никто никому ничего не представил.

Конечно, британские традиции хорошо известны. Я искренне снимаю шляпу перед британскими дипломатами, которые в период, когда страна уходит полностью из ЕС, умудряются влиять на политику Евросоюза в отношении России и также на США. Они далеко не «младший брат», и во многих случаях определяют те действия, которые хотят увидеть от США. Это печальная история.

Нас не связывает с Великобританией ничего непоправимого. Все события, которые послужили резкому охлаждению, если не замораживанию всех отношений, из разряда «хайли лайкли» - убийство в 2007 г. А.Литвиненко, когда расследование было в итоге засекречено и мы до сих пор не имеем никакой информации, убийство многих других россиян, включая Н.Глушкова, А.Перепеличного, да и случай со Скрипалями, когда российскую гражданку и ее отца (он имеет двойное гражданство) не показывают уже три месяца. Что с ними? Где они? У нас очень много вопросов.

Такая изощренная, циничная линия, базирующаяся на «хайли лайкли», печалит, потому что подрывает возможности развития наших нормальных отношений на основе взаимной выгоды. У нас немало совпадающих интересов, которые сейчас искусственно отставлены в сторону.

Вопрос: Помимо основной учебы я хотела бы вступить в Клуб ведения переговоров МГИМО (Negotiation Сlub). Могли бы Вы дать несколько советов по ведению переговоров и рассказать о самых сложных переговорах в Вашей жизни?

С.В.Лавров: На мой взгляд, здесь нельзя дать какого-то единого рецепта. Каждый переговорный раунд имеет свою специфику, прежде всего, потому что по ту сторону стола сидят разные люди. У каждого человека, когда он садится за стол переговоров, проявляются индивидуальные черты. Если не знаешь человека, нужно попытаться в ходе первого обмена фразами, любезностями понять, как с ним выстраивать разговор. Если это твой давний знакомый, то ситуация гораздо легче.

Например, я провел с бывшим Госсекретарем США Дж.Керри множество часов, согласовывая целую серию документов по сирийскому урегулированию. Сначала мы успешно создавали международную группу поддержки Сирии, потом тоже успешно разрабатывали резолюцию 2254 СБ ООН (она была принята единогласно). Затем уже осенью 2016 г. после того, как в сентябре Президент России В.В.Путин и Президент США Б.Обама встретились в Китае и определили возможности очень тесного сотрудничества по ликвидации террористических группировок в Сирии, мы с Дж.Керри встретились еще раз и согласовали документ, который, к сожалению, американцы не смогли выполнить, так как ключевым, первым шагом было отмежевание вооруженной оппозиции, готовой к диалогу о будущем Сирии, от террористов. Они обязались это сделать, но не сделали.

Я полагаюсь на свои ощущения, интуицию. Бывает ошибаюсь, но надо погрузиться в конкретную ситуацию. Рецепта на все случаи жизни Вы никогда не получите. Дипломатия – это искусство договариваться. Также как вы договариваетесь с родителями, друзьями о чем-то, где у вас не совпадают взгляды на сто процентов, также примерно и здесь.

Вопрос: В этом году Международный экономический форум в Санкт-Петербурге проходил под лозунгом «создавая экономику доверия». Можно ли считать, что заявленный лозунг себя оправдал?

С.В.Лавров: Он нужен. Насколько он себя оправдал и насколько доверие вернулось в международные экономические отношения, пока еще рано говорить. Но то, что экономика давления и односторонних требований всеми отторгается, это очевидный факт. Внесение такой темы как «экономика доверия» заинтересовало и привлекло немало бизнесменов. Они нуждаются именно в этом, чтобы не опасаться каждый день, что их кто-нибудь опять накажет «из-за угла» и они даже не будут знать об этом, пока не произойдет то, чем им угрожают.

Вопрос: Существует ли такой концепт как «доверие» в международных отношениях? Или он исключен?

С.В.Лавров: Он существует на самом деле. Есть партнеры, которым ты доверяешь. Это ты должен понять сам. Но существует и другой, как вы говорите концепт – «доверяй, но проверяй». Его выдвинул ещё Р.Рейган в отношении СССР. Честно скажу, в отношениях со многими коллегами на международной арене проверять не помешает.

Вопрос: Сегодня бытуют два противоборствующих мнения. Одно гласит, что высшее образование должно быть делом избранных. А другое напротив, говорит о том, что сегодня запросы общества таковы, что высшее образование должно быть у каждого. Как Вы считаете?

С.В.Лавров: Я считаю, что все должно быть на основе свободы выбора и желания человека, что должно оставаться решающим при определении его судьбы.

Вопрос: Юриспруденция, особенно международная, не терпит двойных стандартов. В этой связи хочется поговорить о ситуации на Украине, где произошло убийство главы ДНР А.В.Захарченко, и в Сирии.

Недавно проходили Ваши переговоры с Заместителем Председателя Совета министров, Министром иностранных дел и по делам соотечественников за рубежом Сирии В.Муаллемом. Насколько они оказались конструктивными, каких решений Вы добились и что будет с т.н. «провокациями» в Идлибе? Какими могут быть наши дельнейшие действия по линии ОЗХО и ООН относительно урегулирования ситуации в Сирии?

С.В.Лавров: Мы достаточно подробно излагали содержание бесед с моим сирийским коллегой, так же, как состоявшихся до этого встреч с турецкими представителями, Министром обороны Турции Х.Акаром и Министром иностранных дел М.Чавушоглу, которые посетили Москву. Там всё очень просто. Была создана, среди прочих, зона деэскалации Идлиб, в которой предполагается прекращение боевых действий. Причём режим прекращения огня не распространяется на террористов (там прежде всего осталась «Джабхат ан-Нусра» и ещё несколько группировок, которые на 100 процентов с ней слились). Так же, как в предыдущих случаях, о которых я упоминал, касаясь разговоров с администрацией Б.Обамы, есть требование отмежевать вооружённых боевиков, которые готовы участвовать в политическом урегулировании, от бандитов, террористов, которые в качестве таковых обозначены Советом Безопасности ООН и которые не пойдут ни на какие компромиссы.

Для того, чтобы поддерживать режим прекращения огня, за исключением террористов, по внутреннему периметру созданы 12 турецких наблюдательных постов, а по внешнему – сирийские войска и наша военная полиция. Режим прекращения огня нарушается с завидной регулярностью уже более двух месяцев. Из этой зоны производят обстрелы позиций сирийской армии, пытаются устраивать набеги на них, запускают оттуда огромное количество беспилотников, пытаясь атаковать нашу военную базу в Хмеймиме (было сбито более 50 беспилотников). Бесконечно терпеть такое положение невозможно.

Мы сейчас вместе с турецкими коллегами, сирийским Правительством и иранцами, как участниками «Астанинского формата», предпринимаем самые активные усилия для того, чтобы «на земле» (этим, по понятным причинам занимаются прежде всего военные), размежевать нормальных вооружённых оппозиционеров от террористов и при этом сделать так, чтобы мирные люди не пострадали.

На пресс-конференции, которая состоялась после наших переговоров, Заместитель Председателя Совета министров, Министр иностранных дел и по делам соотечественников за рубежом Сирии В.Муаллем упомянул о том, что сирийские власти активно продолжают политику локальных замирений с тем, чтобы в том или ином квартале Идлиба или в его пригороде договориться с местными властями об изгнании оттуда «плохих парней» и продвигают концепцию создания гуманитарного коридора. Всё это в работе. Едва ли кто-то может поспорить с тем, что террористам в Сирии не место, и сирийское Правительство имеет полное право добиваться их ликвидации на своей территории.

Насчёт того, что юриспруденция не терпит двойных стандартов, я позволю себе с Вами не согласиться. Бывает, что терпит и ещё как. Например, в своё время создали Международный трибунал по бывшей Югославии. Судили в нём 80 процентов сербов, а представителей остальных народностей, которые населяли балканские страны – в порядке исключения.

Есть ещё немало примеров, в том числе в деятельности Европейского суда по правам человека, когда несколько раз принимались неправосудные решения, на основе их собственной констатации, что Россия, дескать, не осуществляет эффективный контроль, например, в Приднестровье.

Я за то, чтобы юриспруденция, особенно международная, всячески уважалась, но она тоже должна уважать те принципы, на основе которых действует международное право.

Вопрос: Как Вы думаете, каково будущее российско-американских отношений? Какие шаги могут предпринять США и Россия, чтобы положить конец войне на Украине?

С.В.Лавров: Ближайшее будущее российско-американских отношений не очень лучезарное, но, убеждён, что, в конечном счёте, они вернутся на уровень настоящего стратегического партнёрства. Во время Второй мировой войны мы были союзниками. Когда Россия и США ладят между собой, весь мир от этого выигрывает – становится меньше конфликтов, кризисов, меньше льётся крови и появляется больше выгод для экономических операторов наших стран.

Президент России В.В.Путин и другие представители нашей страны неоднократно говорили, что мы готовы в отношениях с США идти навстречу друг другу так быстро и на такую глубину, насколько к этому готовы в Вашингтоне.

Отмечаю хорошие связи, которые по-прежнему сохраняются на уровне гражданского общества. У нас есть прекрасный совместный проект «Диалог Форт-Росс», участники которого ежегодно встречаются в Америке и на российской территории.

Есть Американо-российский деловой совет (АРДС), который в ближайшие дни будет проводить очередное заседание.

Политикам неплохо было бы прислушаться к тем людям, от имени которых они хотят делать Америку снова великой.

Что касается Украины, то единственный способ урегулировать украинский кризис – выполнить Минские договорённости от 15 февраля 2015 г., которые были единогласно одобрены в Резолюции СБ ООН. Там очень чётко всё написано. Главной задачей для решения всех аспектов украинского кризиса, именно это зафиксировано в Минском документе, под которым подписался Президент Украины П.А.Порошенко, главным методом решения этих проблем является прямой диалог с Донецком и Луганском, от которого украинские власти бегут всеми возможными способами.

Наши американские коллеги, назначив К.Волкера специальным представителем США по Украине, работают не очень беспристрастно, а по сути дела поддерживают все капризы украинской власти. Уверен, будучи умными людьми, они понимают, что эти капризы вредоносны и перечёркивают перспективу урегулирования. Надеюсь, дисциплинирующее воздействие США на Киев последует, потому что украинцы больше никого не слушают.

Вопрос: Я представляю газету «Международник», в которой Вы в своё время тоже печатались. При такой сложной международной обстановке, какие успехи российской дипломатии за последние пять лет Вы обозначили бы?

С.В.Лавров: Об этом не нам судить. Если население, судя по опросам общественного мнения, в целом оценивает внешнюю политику Российской Федерации позитивно – это приятно. Самоудовлетворения никогда не должно быть ни в одной профессии, не только в дипломатии. В любой профессии самоудовлетворение – это плохо.

Из последнего отмечу то, что важно было сделать. Мы завершаем оформление договоров, которые обеспечивают незыблемость наших границ. Со всеми соседями, за исключением Эстонии (это тоже дело не очень далёкого будущего) оформлена граница.

Важнейшим шагом в том же направлении и не только, было подписание Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, которое состоялось совсем недавно. Это важно для безопасности страны и обеспечения её экономических интересов.

Второе направление, которое мне кажется тоже очень важным – это последовательное движение к безвизовому режиму со всеми странами. У нас сейчас полностью отменены визы примерно с третью государств, с которыми мы работаем. Ещё в таком же количестве стран действуют льготные визовые режимы, которые существенно облегчают жизнь нашим гражданам, путешествующим за границу. Хотелось бы двигаться более активно по всем этим направлениям.

Что касается газеты «Международник», то мы там не печатались, а рисовали её красками. Здесь присутствует Ю.Г.Кобаладзе, который как раз рисовал и был причастен к выпуску «Международника». Склеивались два ватманских листа и там писали от руки карандашами и мелками.

Всем ещё раз огромное спасибо, мои поздравления и хорошей учёбы.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 3 сентября 2018 > № 2720270 Сергей Лавров


Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 3 сентября 2018 > № 2720046 Михаил Котюков, Ольга Васильева

Брифинг Михаила Котюкова и Ольги Васильевой по завершении заседания.

Из стенограммы:

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, как проходило обсуждение и какие решения приняты по нацпроектам в вашей сфере.

О.Васильева : Проекты «Образование» и «Наука» приняты. Проект «Образование» мы делаем совместно с ведомством Михаила Михайловича (Котюкова) и Росмолодёжью, и очень отрадно, что проект принят практически без замечаний.

М.Котюков : Нацпроект «Наука». Наука впервые получила статус национального проекта. Это наша, скажем так, первая проба в данном формате. Насколько я понимаю, президиум в целом одобрил паспорт национального проекта, будут определены ключевые показатели, динамика этих показателей по годам, все те направления, которые будут являться для нас основными ориентирами на предстоящие шесть лет работы.

Коротко могу их воспроизвести. Мы должны обеспечить вхождение России в пятёрку ведущих научно-технологических держав мира по приоритетным направлениям научно-технологического развития. Эти приоритеты определены на сегодняшний день Российской академией наук, они являются неотъемлемой частью национального проекта.

Мы должны обеспечить комфортные условия для работы в России ведущих российских и мировых учёных, а также развитие молодых перспективных исследователей. И валовые затраты российской экономики на исследования и разработки должны серьёзным образом увеличиваться. Как указано в паспорте национального проекта – примерно в два раза за ближайшие шесть лет.

Это потребует очень серьёзной кооперации научных организаций, университетов, организаций, работающих в реальном секторе экономики над совместными исследовательскими проектами, над модернизацией программ профессионального образования.

Мы должны обеспечить развитие передовой исследовательской инфраструктуры, соответствующим образом обеспечить необходимую кооперацию всех участников научно-технологических проектов в рамках работы вместе, в одной системе координат.

Для этого будет развиваться и инфраструктура, и информационные системы. Мы тесно будем интегрированы с проектом «Цифровая экономика». Проекты «Наука» и «Образование», безусловно, очень тесно переплетены. Думаю, что в ближайшее время мы приступим к непосредственной реализации мероприятий, которые предусмотрены в национальном проекте, и отдельные индикаторы станут нашими повседневными целевыми показателями.

О.Васильева: Что касается целей национального проекта «Образование», то их две.

Первая цель – обеспечение глобальной конкурентоспособности, вхождение российского общего образования в десятку лучших мировых систем.

Вторая цель – воспитание гармонично развитой личности на основе наших традиций, прежде всего культурных традиций.

Из этих двух больших целей майского указа Президента вытекает 10 задач, которые фактически легли в основу 10 федеральных проектов. Это проекты, посвящённые школе, родителям, волонтёрству, ранней профориентации, непрерывному образованию, экспорту образования, социальной активности личности, цифровой образовательной среде, о которой в последнее время много говорится, и совершенно справедливо. Надо отметить, что цифровая среда пронизывает практически все национальные проекты.

Вопрос: Какие суммы сегодня были одобрены по вашему национальному проекту?

О.Васильева: Одобрение сумм будет позже, они корректируются, но на сегодняшний день это очень большая сумма. Из неё 80% в качестве субвенции пойдёт в регионы. Потому что любой национальный проект, включая «Образование», представляет собой «коробочку», куда собираются результаты всех регионов. Это будет единый национальный проект, состоящий из 85 региональных.

Вопрос: Михаил Михайлович, а у вас?

М.Котюков: Сегодня параллельно с разработкой национального проекта обсуждаются параметры федерального бюджета. Мы активно взаимодействуем с коллегами, с Министерством финансов, Министерством экономического развития, с тем чтобы все расчёты и обоснования были очень чётко погружены в параметры бюджета. Обсуждается и общий объём средств, и, что достаточно важно, распределение этих средств по годам реализации проекта – с учётом возможности эффективного освоения выделенных ресурсов в каждый год и достижения соответствующих целевых показателей. Эта работа будет завершена в ближайшие дни, и в рамках представления Правительством проекта федерального бюджета в Государственную Думу, думаю, мы по всем вопросам получим чёткие решения.

Вопрос: Михаил Михайлович, в рамках проекта «Образование» предусмотрено строительство общежитий для студентов и преподавателей. Решено ли, какое количество новых общежитий будет построено?

М.Котюков: У нас есть показатель: более 77 тыс. мест мы должны за шесть лет обеспечить в рамках реконструкции и строительства новых общежитий. Точные адреса, более точные проекты будут являться предметом дополнительной проработки и отдельного обсуждения. В предыдущие годы реализовывалась программа строительства общежитий. Она была несколько более скромной по масштабам. Будем опираться на накопленный опыт. Будем опираться на те материалы, которые подготовлены университетами и проработаны Министерством образования и науки в прошлые периоды, и реализовывать эти проекты в ближайшее время.

Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 3 сентября 2018 > № 2720046 Михаил Котюков, Ольга Васильева


Россия > Образование, наука. Медицина. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 3 сентября 2018 > № 2720045 Дмитрий Медведев

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и национальным проектам.

О национальных проектах «Наука», «Образование», «Демография», «Здравоохранение».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Вступительное слово Дмитрия Медведева на заседании президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и национальным проектам

Мы продолжаем работу по подготовке национальных проектов.

Сегодня рассмотрим предложения по двум проектам – «Наука» и «Образование». Нужно определить сроки и показатели эффективности, а также объёмы бюджетных денег, которые требуются для того, чтобы достичь конкретных результатов по каждому из проектов.

Кроме того, поговорим о доработанных предложениях к национальным проектам «Здравоохранение» и «Демография». Мы их рассматривали в июле.

Начну с проекта «Наука».

Понятно, что научная база нам необходима для технологического лидерства. В России немало талантливых учёных. Необходимо создать условия для эффективной работы, чтобы новые разработки становились конкретными технологиями, продукцией, услугами.

У нас действует Стратегия научно-технологического развития России, в которой определены приоритеты государственной политики в научной сфере до 2035 года. Мы дополняем её национальным проектом. В его структуру входят три федеральных проекта.

Коротко остановлюсь на некоторых моментах.

Во-первых, нам нужно улучшить инфраструктуру научных исследований. Задача очевидная, но не самая простая. Это и обновление приборной базы, и повышение эффективности использования уже существующих объектов. И за шесть лет необходимо создать новые установки класса «мегасайенс».

Нужно подключиться к исследованиям Мирового океана. Мы недавно даже с коллегами из Правительства специальную лекцию на эту тему слушали. Необходимо подключить к исследованию Арктики и Антарктики специальные научно-исследовательские суда неограниченного района плавания. В общем, там много задач.

Во-вторых, нужно создать сеть научных центров, которые будут тесно связаны с университетами. Это поможет привлечь в науку молодёжь.

В-третьих, продолжим работу по кооперации научных разработок с реальным сектором экономики. Спрос на продукты и услуги, которые возникают в так называемой умной среде, у нас растёт. А новые технологии открывают для бизнеса самые широкие перспективы.

Теперь несколько слов о национальном проекте «Образование».

Успех в этой сфере – фундамент для результативного выполнения остальных национальных проектов. Потому что образование даёт людям почти неограниченные новые возможности – для заработка, карьерного роста, самореализации, творчества. И хорошо подготовленные кадры, которые способны к быстрому обучению, – это основа любой современной экономики.

В рамках национального проекта «Образование» мы запускаем 10 федеральных проектов.

Скажу о главных целях. За шесть лет мы должны войти по качеству общего образования в мировую десятку стран-лидеров. Создать условия для гармоничного развития детей, чтобы они учились, занимались спортом, участвовали в различных творческих проектах. Для этого будем использовать успешный опыт нашей работы по модернизации образовательной среды. Продолжим реализацию начинаний, которые доказали свою эффективность.

Таких примеров у нас достаточно. Это и решение задачи по доступности дошкольного образования. Напомню, мы создали более 1,6 млн дополнительных мест в детских садах. Это и развитие системы подготовки высококвалифицированных рабочих кадров. И работа по дополнительному образованию детей – за пять лет, с 2012 года, число учащихся по дополнительным программам выросло вдвое, а детей, которые занимаются техническим творчеством, стало больше в четыре раза. Поэтому особое внимание уделим центрам дополнительного образования.

Сейчас мы работаем над тем, чтобы дать возможность родителям, если они хотят, беспрепятственно отдать детей в ясли. Продолжим наш проект по школам. Будем строить новые здания, реконструировать старые, закупать оборудование. Особенно этого ждут в регионах, где дети до сих пор вынуждены учиться в три смены. Это самая сложная ситуация, и она подлежит абсолютному решению, здесь никаких компромиссов быть не может.

Второе направление работы – оперативное внедрение в систему образования цифровых технологий, возможность освоить которые должна быть у людей любого возраста. Фактически мы создаём единое пространство для непрерывного образования.

Благодаря дистанционным технологиям люди гораздо легче смогут получить вторую профессию, повысить квалификацию. Эти технологии помогают учащимся в малых городах, сельской местности получить доступ к дополнительным консультациям. Кроме того, использование электронного документооборота полезно и учителям, потому что это снижает административную нагрузку.

Есть необходимость рассмотреть национальный проект, посвящённый здравоохранению. Как я уже сказал, мы к этому проекту обращались. Тем не менее нужно пройтись ещё раз по основным направлениям работы. Посмотрим, что здесь необходимо сделать.

И ещё один проект – «Демография». Он масштабный, касается каждого, кто живёт в нашей стране. В рамках этого направления будем решать вопросы поддержки семей с детьми, людей старшего возраста, увеличения продолжительности жизни и привлечения людей к здоровому образу жизни, популяризации спорта.

Отдельное внимание – матерям, которые хотят быстрее вернуться на работу после рождения детей. Это также связано с проблемой очередей в детские сады и ясли.

Всё это потребует значительных ресурсов. Деньги весьма солидные – не менее 3 трлн рублей. Важно, чтобы они принесли конкретные, ощутимые результаты.

Есть ряд других вопросов технического плана. К ним тоже обратимся.

Россия > Образование, наука. Медицина. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 3 сентября 2018 > № 2720045 Дмитрий Медведев


Россия. ЮФО > Образование, наука > kremlin.ru, 1 сентября 2018 > № 2720039 Елена Шмелева

В ходе посещения образовательного центра «Сириус» Владимир Путин провёл заседание попечительского совета фонда «Талант и успех».

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Мы сегодня обсудим итоги работы фонда «Талант и успех» и образовательного центра «Сириус», который был создан три года назад для одарённых ребят, для развития их талантов, способностей, творческой энергии.

За это время в нём побывало свыше 23 000 школьников со всей страны. Все они прошли обучение, причём обучение у самых хороших, можно сказать, самых лучших педагогов и наставников.

Перед нашей встречей, сейчас только – некоторые из коллег присутствовали на этих встречах – мне удалось пообщаться и с ребятами, и с наставниками: получил истинное удовольствие от этого общения. Ребята талантливые, интересные, нацеленные на результат. И просто, мне кажется, это, конечно, наш золотой генофонд. Нужно всё делать для того, чтобы не только этих ребят – это само собой – здесь поддерживать, но и искать, поддерживать таких ребят по всей стране, а их у нас очень много, и вообще создавать на базе таких центров, как «Сириус», площадки по стране, которые поднимали бы качество образования в целом по стране.

С самого начала «Сириус» выстроил тесное, продуктивное взаимодействие с партнёрами – высокотехнологичными компаниями, государственными корпорациями, ведущими научными центрами и университетами. Это позволяет воспитанникам «Сириуса» включаться в перспективные проекты, быть востребованными.

Сегодня мы тоже встречались с руководителями многих компаний, которые здесь работают. Мне кажется, что без прямого контакта между практиками, причём добивающимися в своем деле больших результатов, и будущими их кадрами достичь нашей цели будет невозможно. Со своей стороны промышленные и высокотехнологичные компании смогли оценить, насколько полезен такой формат для подбора перспективных, хорошо подготовленных ребят.

Здесь есть действительно хороший и перспективный результат. Ребята, достигающие успеха, реализуют свой талант на Родине, это самое важное. Важно, чтобы они видели, что это возможно, что они востребованны.

Сейчас только на одной из последних встреч некоторые мои собеседники и поднимали этот вопрос: что ожидает дальше, можно ли здесь быть успешным и добиться реализации своих талантов?

Очень бы хотелось, чтобы под руководством учёных с мировым именем здесь развивались так называемые научные центры и лаборатории. Мы уже видели, что зачатки таких структур в «Сириусе» уже образуются, и надеюсь, что это найдёт свое развитие. Мы будем стремиться к тому, чтобы создать условия для специалистов в самых различных областях, причём, конечно, по наиболее перспективным направлениям исследований, чтобы они здесь могли работать полноценно и чтобы на этой почве одновременно с этим, параллельно шла работа по подготовке кадров, чтобы ребята из «Сириуса» и будущего университета могли напрямую быть причастны к работе этих лабораторий, о которых я сказал.

Для этих целей мы договорились и дальше работать над созданием материально-технической базы «Сириуса». Об этом чуть попозже и поговорим более подробно.

Пожалуйста, Елена Владимировна.

Е.Шмелёва: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Рада представить наши общие результаты. За три года работы «Сириуса» – сегодня юбилей, три года тому назад он открывался, Владимир Владимирович, Вы его открывали 1 сентября 2015 года – нашими выпускниками стали 23 400 человек, которые приехали абсолютно из всех регионов. Модель «Сириуса» – это как раз выявление этих ребят, обучение их по интенсивным, очень профильным программам – и позволяет им побеждать на конкурсах самого высокого уровня, и напрямую влияет на их дальнейший выбор.

В этом плане, конечно, не обойтись без партнёров, которыми стали более 90 процентов тех самых специализированных школ, которые занимают высшие строчки рейтинга; без ведущих университетов, куда наши ребята поступают, поступают на самые сложные программы подготовки; без тех научных групп и передовых компаний, которые сегодня были представлены в лабораториях, где обсуждались самые передовые и значимые для них исследования, и без спортивных федераций, которые очень значимую часть играют в наших программах; без ведущих учебных заведений в сфере искусства. Центральная музыкальная школа, Московская государственная академия хореографии – это те экспертные организации, которые с начала «Сириуса» фактически формировали его программы и формировали его политику.

К нам приезжают самые сильные педагоги со всей страны, именно они открывают новые программы в «Сириусе», и они сейчас уже стали открывать программы стажировок для наших выпускников. Они приезжают сюда регулярно с лекциями. Приезжают и нобелевские лауреаты. И фактически все, кто сюда приезжает, становятся очень часто наставниками наших ребят.

Я очень благодарна всем, кто проводит здесь мастер-классы. Светлана Захарова и Сергей Павлович Ролдугин, Денис Мацуев к нам очень часто стал приезжать и выступать на площадке. Для ребят очень важно с такими мастерами выходить на сцену, в которую превращается и сам «Сириус».

Конечно, здесь уникальная среда, чтобы олимпийские чемпионы и их наставники готовили ребят, которые приезжают сюда абсолютно из всех регионов. И конечно, наверное, в этом секрет того, что начиная даже с 14 лет они становятся победителями соревнований самого высокого уровня.

Если говорить про инфраструктуру, которая сегодня передана под эти программы, то, конечно, мы счастливые наследники Олимпиады. И сегодня девять зданий общей площадью почти 300 тысяч квадратных метров являются основой образовательной инфраструктуры, которая развивается и позволяет добиваться нашим выпускникам таких результатов.

Она неравномерна, в основном представлена конгрессно-выставочными, деловыми и спортивными объектами, и нам кажется, что новая жизнь этих объектов, безусловно, становится основной для того, чтобы и ребята, и педагоги со всей страны и дальше приезжали в Сочи.

Олимпийский отель на 720 номеров стал сегодня фактически главным зданием «Сириуса». Оргкомитет Олимпиады – административным, гостиничным комплексом. Там уже открывают свои представительства партнёры «Сириуса». Это и «Яндекс», который мы сегодня видели, и компания «РЖД». И у нас есть большие планы, до 100 компаний в ближайшие три года могут открыть здесь свои представительства и в том числе стать партнёрами научных центов и лабораторий, которые здесь сегодня уже открываются.

В мае этого года на базе ледовой арены «Шайба» открылся новый тренировочный центр, который вошёл в тройку лучших тренировочных хоккейных центров мира.

В соответствии с Вашим поручением, Владимир Владимирович, по отработанной в «Сириусе» модели работы с талантливыми детьми много субъектов Российской Федерации развивают такие же программы. Мы подписали соглашение с почти 60 субъектами, но в 34 уже открыты такие программы, уже есть выпускники, а к 2022 году планируется, что такие центры появятся во всех регионах. Основная цель и функция «Сириуса» в этом партнёрстве – помогать методически, передавать лучшие программы и практики, обучать педагогов.

Конечно, нам кажется, что углублённые программы, которые сложились в «Сириусе», которые реализуются, нуждаются в том числе и в особом нормативе финансирования, поскольку они соединяют лучшее из общего образования, из уже специализированного, профильного образования и дополнительного. Фактически за три года они доказали эффективность и, наверное, нуждаются в некотором пересмотре принципов их финансирования.

Прошу Вас, Владимир Владимирович, по возможности, поручить Министерству просвещения вместе с нами, мы полностью поделимся, потому что три года работы, апробации – это, наверное, уже довольно большой срок для того, чтобы определить методику, для того чтобы она могла быть применена в том числе к финансированию этих региональных центров в рамках приоритетного проекта образования. И конечно, с региональным коэффициентом, тем не менее это дало бы возможность такому пласту программ действительно быть едиными во всех регионах.

Мы координируем эту работу и готовы выйти на другой, принципиальный уровень этой координации за счет новых технологий, которые мы тоже применяем, в том числе с партнёрами. Так, с «Яндексом» мы развиваем среду, которая называется «Сириус-онлайн», и там уже четыре тысячи школьников прошли обучение. А к концу этого года мы ожидаем, что десять тысяч выпускников «Сириуса» могут по этим программам продолжать обучение у своих же педагогов.

И конечно, в этом плане мы готовы работать абсолютно во всех регионах. И есть соответствующий раздел, направление, кадры образования в программе «Цифровая экономика». И, конечно же, это позволит и ребятам, и педагогам знакомиться с самыми лучшими практиками своих коллег, которые работают в «Сириусе».

Для этого тоже развивается специальный раздел программы среды «Сириус-онлайн» и развиваются наши очные программы повышения квалификации педагогов. В этом году 722 педагога пройдут по ним обучение. Нам кажется, что это очень успешный опыт, они востребованны, конкурс высокий по зачислению на эти программы. Предложили бы Министерству просвещения возможность развития этого пилотного проекта программы повышения квалификации и, возможно, до 1200 человек в год расширить квоту со стороны министерства.

Мы развиваем также реестр детей, добившихся выдающихся результатов, и на сегодняшний день в этом реестре более 90 тысяч достижений разного уровня и разной специализации ребят, которые живут во всех регионах.

Сейчас мы обсуждаем возможность с Министерством просвещения – и пытаемся это согласовать – учитывать результаты регионального и заключительных этапов Всероссийской олимпиады школьников. Таким образом, имея этот ресурс, реестр, «Сириус-онлайн» и региональные центры по работе с ребятами, мы можем фактически выстраивать индивидуальную программу их дальнейшего сопровождения в каждом регионе, фактически подбирая для этого и педагогов, и определённые программы.

Во многом благодаря этому ребята общаются друг с другом, со своими педагогами. Фактически такой клуб товарищества «Сириуса» уже сложился, и много для этого поводов. Сейчас Вы встречались с нашими самыми лучшими выпускниками, которые приехали сегодня. Вчера они встречались с теми ребятами, которые приехали на сентябрьскую образовательную программу. И конечно, они тоже фактически выросли в наставников по отношению к тем, кто идёт за ними.

Несколько сотен наших выпускников, студентов встретятся здесь, в «Сириусе», через полтора месяца, во время первого саммита. Мы его назвали «Саммит молодых учёных и инженеров – большие вызовы для общества, государства и бизнеса», по итогам которого очень многих из них пригласят наши партнёры на научные стажировки и технологические стажировки. Дальше, мы уверены, это станет инструментом работы с нашими выпускниками, студентами, и, нам кажется, это как раз замкнёт ту цепочку выявления, обучения и поддержки ребят, для того чтобы они приходили на предприятия-партнёры и в научные институты-партнёры.

Просим Вас, Владимир Владимирович, найти возможность поддержать проведение этого саммита и, может быть, встретиться с ребятами, если это будет возможно. Потому что это, конечно, будущие лидеры. Лидеры, которые – мы уверены и видим сегодня, это точно, – конечно же, будут справляться с этими самыми большими вызовами, которые являются нашими ключевыми проблемами, стоящими перед нами и перед миром в целом.

Сегодня, 1 сентября, открылась не только наша 40-я образовательная программа, но и программа профильных инженерно-математических классов для сочинских школьников. Ребята прошли серьёзный отбор, представляют 42 школы города Сочи. Сейчас они переведены в две школы, и формируются там два специализированных класса, и в этом плане мы тоже говорим о принципиально новой модели обучения: три дня они будут учиться в своих школах, два дня они учатся здесь, посещают уроки физики, химии, математики, информатики, биологии, и точно так же с ними будут заниматься лучшие педагоги страны.

Мы открыли эти классы на базе нашей новой школы, которая построена «Сириусом», она будет введена 1 декабря в строй. И нам кажется, что это будет первая ласточка по созданию фондом совместно с краем имеретинского лицея, который по Вашему поручению, Владимир Владимирович, строится сейчас на участке почти в семь гектаров. И нам кажется, что лицей может существенно усилить систему общего образования всего края и, конечно, повысить его инвестиционную привлекательность, культурную. И конечно, основа будущего лицея – это тот опыт, который накопил «Сириус» и в том числе те партнёрства, которые уже здесь есть, и есть не только в сетевом виде, но и в виде филиалов компаний, которые здесь открывают свои представительства.

В.Путин: Но это уже будет с первого класса, да?

Е.Шмелёва: Да, это будут ещё и дошкольные. 350 мест – это детский сад. Фактически то, о чём мы говорили в лаборатории когнитивных исследований, может быть применено здесь ещё в рамках дошкольного образования. Это тоже, кстати, очень важная площадка для программ повышения квалификации педагогов.

Откуда у нас появился такой системный опыт включения ребят ещё в школе и в инженерную деятельность, научно-исследовательскую? Мы три года развиваем июльскую программу. Многие яркие выпускники из неё сегодня с Вами разговаривали. Это программа «Большие вызовы», она связана с конкурсом проектных работ школьников по всем регионам, 41 тысяча в этом году приняла участие, и 56 регионов представлено было. И нам кажется, что один из ярких результатов этой программы – то, что две недели тому назад наши космонавты на МКС Олег Артемьев и Сергей Прокопьев вывели в космос два спутника: «СириусСат-1» и «СириусСат-2». Работа над ними началась здесь ровно год тому назад. И конечно, это принципиальный результат, потому что спутники работают, они вышли на орбиту, они передают информацию о космической погоде. И этот результат очень важен ещё и тем, что очень много партнёров было у этого проекта. И мы понимаем, что мы можем координировать действия этих партнёров по такому уникальному результату для ребят. И это, конечно, завораживает. Уже в этом году делали целую флотилию, и фактически это становится такой цепной реакцией, для того чтобы такие проекты развивались.

И конечно, нам кажется, что всё это вместе может быть ориентиром для следующего шага – создания в Имеретинской низменности инновационного научно-технологического центра «Сириус». Мы хотели бы использовать возможности 216-го федерального закона, который даёт право Правительству присваивать определённым территориям специальный статус инновационного научно-технологического центра.

И для обеспечения такой деятельности фонда мы в соответствии с Вашим поручением на прошлом попечительском совете такую работу вели. Мы сегодня представили и необходимую инфраструктуру для начала такой деятельности, и первые научные лаборатории с их тематикой. В целом фонд на сегодня отвёл под эту задачу уже до 50 тысяч квадратных метров здесь, на базе бывшего медиацентра.

Но в случае Вашей поддержки этой идеи мы могли бы говорить о территории порядка 140 гектаров, и там как раз мы могли бы создать и этот особый правовой режим, и дополнительные инвестиционные возможности, что в сочетании с привлечением самых сильных выпускников «Сириуса» и развитием здесь лабораторий под руководством ведущих учёных, конечно, способствовало бы, на наш взгляд, и внедрению, и выпуску российской продукции компаниями и здесь, возможно, в сфере IT, и в целом по России, где работают основные подразделения наших компаний.

Особенностью этого инновационного центра могла бы быть междисциплинарная площадка в лице «Сириуса» и возможность для запуска принципиально новых образовательных программ для студентов и молодых учёных. Потому что партнёры, которые у нас сегодня есть, конечно, могут с нашими ребятами работать по тем приоритетным проектам, сформированным в национальных проектах и «Цифровая экономика», и «Наука», и «Образование», способствовать реализации национальной технологической инициативы.

И при том количестве партнёров и их, действительно, реальной заинтересованности нам кажется, что через несколько лет инновационный научно-технологический центр должен стать местом, которое влияет на судьбу ребят, которые здесь оказываются, студентов, которые приезжают на работу, и насыщать это место важнейшими событиями и смыслами. И нам кажется, что университет «Сириус», в который могли бы превратиться те образовательные программы для студентов, которые сейчас уже можно открыть на базе наших лабораторий, мог бы координировать, вести содержательную работу. Работу по созданию будущего университета мы начали уже два года тому назад, после Вашего поручения, о котором как раз сейчас ребята спрашивали, о выплате 5 тысячам студентов грантов Президента Российской Федерации ­– по 20 тысяч рублей ежемесячно до окончания ими срока обучения в вузе. Сегодня такие гранты получают 2,5 тысячи студентов и с сентября добавятся ещё 1200.

В.Путин: С обязательством потом работать не менее трёх лет в стране.

Е.Шмелёва: Почему они сразу ориентированы принимать участие в тех проектах, которые ведут компании – будущие работодатели. Мы уже вместе с ними начали организовывать научно-прикладные школы-конференции. Они вызывают очень большой интерес за счёт их межпредметности тем, что есть несколько научных направлений, о которых можно одновременно узнать. И вот такая сквозная тема «Большие вызовы», как мы её называем, отражается и в этом. Мы, конечно, надеемся, что именно этих студентов мы пригласим на первые программы, которые можем открыть в новых научных центрах.

Нам кажется, что если бы эти программы здесь открывались, если бы здесь появлялось всё больше студентов и всё больше компаний, то, наверное, уникальная среда могла бы распространиться за границы «Сириуса» и распространиться по всему Имеретинскому району, потому что в этом случае у нас формировался бы фонд: и фонд проектов, и фонд программ, и в том числе собственные средства, а также привлечённые средства. Конечно, нам кажется, что те ведущие учёные, которые приезжали бы сюда на какое-то определённое время, могли бы формировать приоритетную, прорывную повестку, которая позволяла бы им выполнять научную работу на высоком международном уровне.

Если говорить про программы, которые мы обсуждали в течение этого года и с нашими учёными, и с ректорами ведущих вузов-партнёров, то мы сошлись, что «Сириус» мог бы стать уникальной площадкой, якорем для очень многих программ по направлению магистратур, связанных с прикладным анализом данных, с генетикой (совместно с Московским государственным университетом мы её разрабатываем), междисциплинарными исследованиями индивидуальных различий (вместе с Томским госуниверситетом), развитием детской одарённости (у нас уже магистранты фактически приступили к учёбе), и вузам-партнёрам это тоже очень важно, потому что для них это и уникальная среда научно-исследовательской работы и практики, и уникальная среда для мотивирования самых сильных студентов и создания для них индивидуальных программ внутри вузов.

Кроме того, мы уже договорились, и тоже интерес очень большой к тому, чтобы на базе нашей научной лаборатории, которая могла бы быть открыта на базе нового тренировочного хоккейного центра, мы могли бы открыть программу по подготовке тренеров и специалистов по хоккею совместно с федерацией хоккея и Российским государственным университетом физической культуры.

Ну и тоже очень важное направление нашей работы – это популяризация научного знания, новых технологий, широкой аудитории. Сочи – очень востребованный центр и отдыха, и мы надеемся, будет востребован в плане учёбы. Мы открыли уже более 300 таких просветительских программ, то есть если сам «Сириус» выпустил 23 400 человек, то вот по этим программам прошло обучение 19 тысяч человек, которые приезжают в Сочи, которые живут в Сочи. У нас всё больше и больше партнёров привозят сюда, на базу парка, своих ребят, которых мы точно так же отбираем по конкурсу, делаем для них специальные программы. У нас открываются кружки, 12 уже работают. И мы видим, что это очень-очень востребованный, популярный формат, до 300 процентов идёт рост записи на наши программы.

Также мы продолжаем работу по интерактивным зонам научного парка. Скоро мы откроем дополнительные программы и в зоне «Умный город» вместе с Департаментом информационных технологий Москвы, и в зоне «Космос» – вместе с Роскосмосом. И мы уже планируем от лица имеретинского лицея, а это будет некое юридическое лицо, которое позволит и фонду, и краю формировать политику этого нового учебного заведения, открывать программы в том числе для, нам кажется, российских школьников, зарубежных школьников и зарубежных студентов, потому что есть большой интерес, есть запросы, в том числе со стороны Индии поступил запрос, и Таиланд приезжал. Нам кажется, что мы сейчас уже готовы принимать таких студентов и есть вся инфраструктура для того, чтобы это состоялось.

Таким образом, у нас планы по реконструкции медиацентра распространяются и на концертный зал, и, возможно, на дополнительные помещения, которые могли бы потом превратиться в университет рядом с концертным залом. Также мы планировали создать центр популярной науки, который дополнит наш «Буран», и Планетарий, который мы открыли вместе с Росатомом в прошлом году.

Небольшая реконструкция ожидает кампус «Сириуса» в связи с вводом нового корпуса школы с 1 декабря. И с 2019 года мы приступаем и к строительству концертного комплекса, который будет закончен в 2021 году, и в этом же году будет закончен новый имеретинский лицей.

Кстати, мы ещё не отметили, у нас много планов, которые сейчас уже идут в хорошей стадии реализации, в том числе связанной с развитием рекреационной среды. У нас напротив «Шайбы» создаётся спортивный парк, уже вторая очередь, мы назвали его «Мыс Адлер». Открыт для всех горожан, партнёров, и это тоже очень востребованные форматы.

И если возвращаться к тому, что в будущем «Сириус» и его программы, его выпускники, а также партнёры, которые здесь открывают представительства, могли бы развить всю эту зону и район в рамках инновационного научно-технологического центра, нам кажется, что можно было бы обсудить с краем (мы предварительно с Вениамином Ивановичем разговаривали), может быть, превратить крытый конькобежный центр «Адлер-Арена», который соседствует с медиацентром – соревнования по конькам в нём уже не проводятся после Олимпийских игр, – в постоянно действующий спортивный комплекс для будущих студентов, школьников, жителей города Сочи с возможностью проведения массовых спортивных мероприятий. Там как раз полностью атлетическое ядро, плюс теннисные корты, плюс ряд легкоатлетических залов. Безусловно, это всё очень востребовано, но востребовано в рамках этих программ, которые могли бы здесь быть открыты.

И нам кажется, что масштабная инфраструктура, которая продолжила бы развитие тех проектов, которые мы сегодня рассматривали в лаборатории, позволила привлечь сюда и будущие региональные центры на программы повышения квалификации и на постоянное обновление здесь состава школьников, которые приезжают. Потому что нам кажется, что центры, которые сейчас создаются в регионах, консолидируют всю работу по одарённым школьникам и по всем направлениям. Они обучаются в «Сириус-онлайн», и нам кажется, что резиденты, которые сейчас уже проявили заинтересованность, могли бы создать здесь и новые программы, и новые рабочие места. Особенно это стало бы востребовано и интересно, когда будет закончен ввод нового имеретинского лицея, потому что, конечно, будет притягательным очень объектом для того, чтобы сюда переезжали молодые сотрудники самых сильных российских компаний, переезжали с семьями, могли бы здесь оставаться.

Очень важен концертный зал, который тоже будет закончен в 2021 году. И нам кажется, что, конечно, это приведёт и к созданию новых рабочих мест, и к повышению того совокупного будущего дохода инновационного центра, который к этому моменту уже будет давать доход не только краю, но и тем регионам, откуда приезжают эти филиалы компаний, и, конечно, в том числе городу Сочи.

Я готова ответить на любые вопросы, но в целом, конечно, это всё говорит о большой работе, которая проводится здесь в первую очередь и ведущими педагогами, и нашими партнёрами.

Благодарю Вас, Владимир Владимирович, и каждого члена научно-технологического совета, и попечительского совета за постоянную поддержку и участие в жизни и судьбе центра «Сириус» и большую работу в рамках сегодняшнего визита.

Спасибо большое. Прошу поддержать.

В.Путин: Спасибо.

Россия. ЮФО > Образование, наука > kremlin.ru, 1 сентября 2018 > № 2720039 Елена Шмелева


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 31 августа 2018 > № 2718363 Сергей Носов

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Магаданской области Сергеем Носовым.

Обсуждалась, в частности, готовность школ региона к началу нового учебного года.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Относительно недавно мы встречались в Петропавловске-Камчатском, где обсуждали проблемы и перспективы развития всего Дальнего Востока, в том числе Магаданской области. Но сегодня давайте сконцентрируемся на проблемах вашего региона.

Впереди начало нового учебного года. Как обстоят дела с подготовкой к нему, готовностью школ, педагогических коллективов?

С.Носов: Несмотря на сложности, а они бывают, все школы приняты комиссиями на 100%. Сегодня 100% школ и учебных классов соответствуют государственному стандарту, который установлен в Российской Федерации. Это первое.

Закуплены учебники в полном объёме, тетради. Для этого были выделены деньги из консолидированного бюджета, и здесь проблем на сегодняшний день нет.

По готовности персонала есть проблема: нехватка учителей по отдельным специальностям в отдалённых районах. Здесь есть решение по совмещению при преподавании. Это касается прежде всего начальных классов.

Д.Медведев: Это малокомплектные школы?

С.Носов: Малокомплектные школы. Это наша общая проблема, но находим выход. Надо сказать, что у нас в этом году впервые в Северо-Эвенске будет запущено обучение в 1–4-х классах на эвенском языке – два раза в неделю.

В целом количество учеников в этом году больше, чем в предыдущем, на 5%. Есть рост по первоклассникам, что очень важно.

Помимо подготовки школ за лето была проведена другая, очень важная, я считаю, работа для нашего региона: мы сделали три новых футбольных поля с искусственным покрытием, семь универсальных спортивных площадок, четыре площадки специально для сдачи норм ГТО.

Д.Медведев: Это очень хорошо, потому что, к сожалению, не только многие наши школы обветшали (и мы их сейчас восстанавливаем по всей стране, и у вас тоже), но и спортивные сооружения деградировали. И очень хорошо, что вводятся новые спортивные объекты, пусть даже достаточно скромного, школьного уровня. Надеюсь, дети смогут всем этим пользоваться.

С.Носов: Мы этими планами не ограничиваемся. Мы в соответствии с программой, утверждённой Правительством, намерены двигаться вперёд.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 31 августа 2018 > № 2718363 Сергей Носов


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука. Медицина > premier.gov.ru, 31 августа 2018 > № 2718361 Дмитрий Медведев

О расходах федерального бюджета на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов в части демографии, здравоохранения, образования, науки, молодёжной политики и социального обеспечения.

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Продолжаем серию совещаний по работе над федеральным бюджетом на 2019-й и два последующих года.

Сегодня проведём ещё два совещания, обсудим вопросы по расходам на социальную сферу, расходам внебюджетных фондов. Речь пойдёт о средствах, которые будут выделяться на демографию, здравоохранение, образование, науку, молодёжную политику и социальное обеспечение. По всем этим направлениям надо обеспечить качественную и эффективную государственную поддержку (мы с вами понимаем, что этого ждёт огромное количество наших граждан), в том числе – чтобы реализовать цели развития, заявленные в майском указе Президента. Многие из названных мной тем отражены в национальных проектах, которые сейчас готовятся в Правительстве. Я провёл целый ряд совещаний, мои коллеги проводили совещания – принятые по их итогам решения следует обязательно учесть в бюджетном процессе.

Теперь коротко остановлюсь на некоторых вопросах.

Первый – демография. Успешная реализация демографической политики означает, что детей будет рождаться больше, а люди будут жить дольше. Это, наверное, наши главные цели. Чтобы поддержать семьи с детьми, в бюджете предусмотрены средства на выплату материнского капитала. Кроме того, регионы получают субсидии на выплату тем семьям, где рождается третий (или последующий) ребёнок.

Мы также работаем над созданием системы долговременного ухода за пожилыми людьми и инвалидами на дому. У тех из них, кто нуждается в стационарном социальном обслуживании, также должна быть возможность получить такой уход. Из-за того, что многим интернатам и домам престарелых необходим капитальный ремонт (это не секрет, они у нас, к сожалению, в весьма сложном состоянии находятся), возникают очереди. Чтобы решить эту проблему, мы включаем соответствующие мероприятия в национальный проект «Демография».

Вторая тема – здравоохранение. Мы продолжаем работать над повышением качества нашей медицины по всем направлениям. Это и оказание первичной медпомощи, и доступ к высокотехнологичной медицине, и снижение смертности от наиболее опасных для жизни и здоровья заболеваний, включая сердечно-сосудистые, онкологические. Развиваем систему профилактики и ранней диагностики.

Важно, чтобы люди могли получить медицинскую помощь в нормальных условиях. Поэтому – и это очень масштабная задача – мы продолжим строить новые и реконструировать старые здания больниц, поликлиник, других медицинских организаций.

Ещё одна тема, которая постоянно отслеживается, – это доступность лекарств и медицинских изделий. В бюджете предусмотрены средства на развитие фармацевтической и медицинской промышленности. Тем более что за последние годы она у нас развивалась весьма и весьма неплохими темпами.

Третье – социальное обеспечение, включая индексации социальных выплат.

Что касается пенсий. С 1 января 2019 года мы продолжим индексировать страховые пенсии для неработающих пенсионеров. Мы также будем индексировать зарплаты работникам бюджетной сферы.

Кроме того, в работе над бюджетом нужно учесть и будущие изменения в пенсионной системе. Предстоит реализовать целый комплекс вопросов, о чём в среду говорил Президент в своём обращении. Работать будем в рамках деятельности министерств и ведомств. Учитывая тему сегодняшнего совещания, обращаю внимание на несколько позиций.

Будет подготовлена специальная программа по переподготовке для граждан предпенсионного возраста, чтобы люди старших возрастов получили дополнительные гарантии сохранения работы. Тема актуальная, постоянно поднимается во время встреч на пенсионные темы. Для этой категории граждан необходимо увеличить максимальный размер пособия по безработице уже с 1 января следующего года.

Также необходимо предусмотреть в законодательстве право работников предпенсионного возраста получить два дня, оплаченных работодателем, чтобы пройти диспансеризацию. И реализовать целый ряд других решений, о которых было сказано Президентом и которые вытекают из законопроекта, подготовленного Правительством.

Четвёртое – наука и образование. Планируя их развитие, следует учесть задачи, которые были заявлены. Речь идёт о лидерстве – как по качеству системы образования, так и по уровню научно-технологического развития. Это значит, что и у дошкольника, и у школьника, и у студента, и у опытного профессионала должна быть возможность не только получить необходимые знания и навыки. Они должны иметь доступ к дополнительному образованию, включая занятия спортом и творческие специализации. А преподаватели и учёные могли бы работать на современном оборудовании, вовремя проходить переобучение и нормально зарабатывать.

Конечно, вложения в науку окупаются не сразу. Но обновлять инфраструктуру, на базе которой проводятся исследования и появляются новые открытия, нужно, безусловно, уже сейчас.

И пятое – это поддержка молодёжи, которая заключается в первую очередь в предоставлении возможности получить образование. Хорошее образование – это будущая хорошая работа.

Важная часть молодёжной политики – проведение молодёжных образовательных форумов. Они бывают и всероссийскими, и региональными, и местными. Многие здесь присутствующие участвовали в них. Участники форума не только общаются, но и получают возможность представить свои проекты, побороться за гранты, проявить свои творческие способности. И это тоже, безусловно, очень важно.

Давайте обсудим все эти вопросы.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука. Медицина > premier.gov.ru, 31 августа 2018 > № 2718361 Дмитрий Медведев


Россия. СФО > Образование, наука. СМИ, ИТ. Химпром > rusnano.com, 31 августа 2018 > № 2718354

ФИОП представил на «Технопроме» опыт развития инновационных производств.

На Международном форуме «Технопром 2018» в Новосибирске команда Фонда инфраструктурных и образовательных программ предложила инструменты повышения эффективности взаимодействия передовой науки, высокотехнологичного производства и образования в целях продвижения инновационной продукции.

Генеральный директор Фонда инфраструктурных и образовательных программ Андрей Свинаренко подчеркнул, что для успешной коммерциализации передовых научных разработок требуется уделить главное внимание развитию технопредпринимательства и повышению квалификации специалистов, работающих на производстве. Он рассказал об опыте Фонда по обеспечению коммуникации на стыке науки, высшего образования и производства.

Выступая перед участниками форума, Президент России Владимир Путин отметил, что с быстрым внедрением результатов перспективных исследований в реальное производство в России «всегда было много проблем». «Эту цепочку надо выстроить так, чтобы перспективные научные идеи быстро, в максимально короткие сроки получали прикладное применение, превращались в успешные коммерческие продукты», — сказал глава государства. По его словам, это нужно не только для того, чтобы затраченные интеллектуальные ресурсы приносили реальную отдачу, служили на пользу российской экономике и промышленности, повышали качество жизни граждан. «От передовых технологий, их эффективной разработки и быстрого, что самое главное, внедрения зависит жизнеспособность народов, целых обществ и государств, позиции стран в мире, особенно таких крупных, как Россия», — подчеркнул Владимир Путин.

Президент Владимир Путин сказал, что на выставке «Технопрома» он увидел «очень интересные, перспективные отечественные проекты в самых разных областях знаний: от наноматериалов до медицинских и аэрокосмических технологий». На стенде Фонда и наноцентра Technospark были представлены продуктовые и сервисные решения стартапов из наноцентров Троицка, Москвы, Ульяновска, Новосибирска.

Руководитель Фонда инфраструктурных и образовательных программ Андрей Свинаренко обратил внимание, что драйверами реализации приоритетных направлений стратегии научно-технического развития России должны быть наука и промышленность. Задача науки — в идентификации и создании абсолютно новых рынков, обеспечении их научными обоснованиями и технологиями. А промышленность работает на новых, но уже понятных в горизонте 5–7 лет, рынках.

Фонд действует на стыке зон ответственности науки и производства. Им профинансировано создание 15 наноцентров, которые стали настоящими «конвейерами инноваций», фабриками по запуску стартапов. Уже создано более 700 малых инновационных компаний в различных направлениях деятельности. Один из лучших наноцентров находится в новосибирском Академгородке — «СИГМА.Новосибирск». Объем заказа научных исследований стартапами наноцентров, созданными при участии Фонда, составляет миллиарды рублей. Фонд инвестирует в инжиниринговые компании в рамках своего технологического мандата. Совместно с Российской академией наук создан Центр трансфера технологий, который помогает ученым создавать новые технологии и стартапы. С помощью этих инструментов было создано уже несколько десятков стартапов и привлечено инвестиций в районе миллиарда рублей.

Решение задач трансфера технологий невозможно без квалифицированных кадров. И здесь тоже надо свести интересы науки, высшей школы и производства. Глава Фонда считает неправильным, что «миссия университетов ограничивается студенческим контингентом». «Университеты никак не хотят принять на себя ответственность за дополнительное образование, повышение квалификации работающего населения. Опытным специалистам тоже нужны компетенции, которые вы собираетесь давать студентам», — отметил Андрей Свинаренко.

Фонд стимулирует разработку программ дополнительной подготовки и переподготовки инженеров для компаний, которые внедряют новые современные технологии. Делается это на условиях паритетного софинансирования с работодателями, которые выступают заказчиками таких программ, и с участием университетов, которые на конкурсной основе отбираются в качестве разработчиков. Таких образовательных программ, созданных при участии Фонда, уже более 160.

Фонд выступил организатором круглого стола «Применение новых материалов в городском хозяйстве: технологии, проекты, идеи». По мнению замдиректора департамента программ стимулирования спроса Фонда Максима Невесенко, весомый вклад в реализацию проекта Минстроя «Умный город» должно внести использование инновационных материалов, обеспечивающих снижение потребления энергии и других коммунальных ресурсов в жилом секторе, повышение долговечности, а следовательно, снижение расходов на ремонт, рост комфорта жизни. В дискуссии приняли участие представители Фондов капитального ремонта, профильных структур Новосибирской области.

На организованном Фондом круглом столе «Экологические тренды технологического прорыва в наноиндустрии и высокотехнологичных секторах» заместитель руководителя Дирекции стандартизации Фонда Ольга Макарова сообщила, что в Красноярске, Батайске и Екатеринбурге до конца этого года будет завершена сертификация трех домов, строящихся с применением «зеленых» технологий. Кроме того, также до конца года ожидается утверждение Росстандартом четырех основных стандартов, которые создадут «базис для стандартизации в области зеленой продукции». По словам Макаровой, ими смогут воспользоваться все инновационные компании России.

На форуме АНО «Наносертифика» Фонда инфраструктурных и образовательных программ, министерство образования Новосибирской области и «Межрегиональная ассоциация руководителей предприятий» (МОО «МАРП») подписали соглашение о создании на базе Новосибирского государственного технического университета (НГТУ) центра обучения и сертификации специалистов нанотехнологического направления.

Частью вечерней культурной программы «Технопрома» стал Science Slam Afterparty, организованный при поддержке Фонда. В новосибирском клубе LondonBar молодые ученые рассказали о собственных высокотехнологичных исследованиях. По традиции Science Slam открыл приглашенный лектор: им стала кандидат физико-математических наук Юлия Чопорова из Института ядерной физики им. Г. И. Будкера СО РАН и компании «TEDxНовосибирск». Затем инженер-химик компании «Шлюмберже» Никита Силко рассказал о технологии устранения трещин в буровых скважинах. Инженер-технолог Нанотехнологического центра «СИГМА.Новосибирск» Святослав Венский наглядно продемонстрировал «умную» футболку, способную снимать в режиме онлайн сразу несколько медицинских показателей. Надежда Небогатикова из Института физики полупроводников им. А. В. Ржанова СО РАН поведала о безграничных перспективах такого нового материала как графен. С методом повышения эффективности нефтедобычи с помощью гидравлического разрыва пласта ознакомил слушателей топ-менеджер компании «Шлюмберже» Андрей Федоров. С докладом «Оптиплэйн: Самолет+вертолет-человек» о будущем авиации и беспилотных летательных аппаратов выступил Андрей Тимофеев, генеральный директор компании «Оптиплейн. Беспилотные системы», инженер-технолог Нанотехнологического центра «СИГМА.Новосибирск». Именно он был признан победителем по громкости аплодисментов зрителей. Традиционный приз — боксерские перчатки — ему вручили члены Наблюдательного совета Фонда инфраструктурных и образовательных программ: генеральный директор, председатель Правления АО «РВК» Александр Повалко и генеральный директор Фонда содействия инновациям Сергей Поляков.

Россия. СФО > Образование, наука. СМИ, ИТ. Химпром > rusnano.com, 31 августа 2018 > № 2718354


Россия. Франция. Весь мир > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 31 августа 2018 > № 2718136 Андреас Шляйхер

Глава PISA Андреас Шляйхер в рамках конференции Рособрнадзора презентовал свою книгу

Презентация книги генерального секретаря Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) Андреаса Шляйхера «Образование мирового уровня. Как выстроить школьную систему XXI века? Книга об успешных реформах и высоких результатах» прошла в рамках IV Международной конференции Рособрнадзора.

Мировая премьера на английском языке состоялась в мае 2018 года.

Много лет Андреас Шляйхер плотно работал с ведущими реформаторами образования над разработкой и реализацией новых образовательных политик и методик преподавания. Издание обобщает опыт разных стран по модернизации образовательных систем, изученный автором за 20 лет.

«Эта книга во многом основана на той искренности и открытости, с которыми министры образования и другие чиновники, руководители школ, учителя и исследователи делились со мной своими успехами и неудачами как коллеги, эксперты и друзья», – отметил организатор PISA.

Гостями презентации экспертного издания стали представители Рособрнадзора, Правительства Москвы, образовательного сообщества регионов.

«Сегодня мы презентуем книгу выдающегося специалиста, педагога, человека, который посвятил свою жизнь улучшению качества образования. Андреас Шляйхер был инициатором исследований PISA,TIMSS. Их результаты сегодня очень полезны для развития российской системы образования и актуальны в мире. Уверен, что книга будет востребована в России», - заявил руководитель Рособрнадзора Сергей Кравцов.

В розничную продажу в России издание планируется выпустить в начале октября 2018 года.

Читатели смогут получить ответы на многие актуальные вопросы: Какие характеристики отличают ведущие мировые системы образования, и в чем причины успеха реформ? Почему многие из существующих представлений о причинах высоких образовательных результатов на самом деле являются ложными? Как обеспечить равные образовательные возможности и доступ к качественному образованию для каждого учащегося? Как вовлечь учителей в разработку образовательных реформ и обеспечить успешную модернизацию образования? Как сформировать компетенции, которые будут необходимы выпускникам для жизни в постоянно изменяющемся мире и позволят быть конкурентоспособными на рынке труда?

Справочно:

Андреас Шляйхер – один из ведущих мировых экспертов в области развития образования и образовательной политики. Руководитель Департамента по образованию и навыкам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Специальный советник Генерального секретаря ОЭСР по вопросам политики в области образования и образовательной политики. Куратор международных сопоставительных исследований ОЭСР в области качества образования, в том числе Международной программы по оценке образовательных достижений учащихся PISA.

PISA – международная программа по оценке учебных достижений (Programme for International Student Assessment). Проверяется математическая и естественнонаучная грамотность, грамотность чтения, решение проблем. Участвуют учащиеся 15-летнего возраста. Проводится один раз в три года. В 2018 году – более 70 стран-участниц.

Напомним, согласно майскому указу 2018 года президента Владимира Путина, Россия должна войти в топ-10 стран по качеству общего образования к 2024 году.

Россия. Франция. Весь мир > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 31 августа 2018 > № 2718136 Андреас Шляйхер


Россия. УФО > Судостроение, машиностроение. СМИ, ИТ. Образование, наука > neftegaz.ru, 30 августа 2018 > № 2716857 Сергей Кортов

С. Кортов о создании в УрФУ инжинирингового центра цифровых технологий машиностроения.

Предприятия смогут в десятки раз ускорить разработку и запуск в производство сложных технических изделий.

В 2018 г в инновационной инфраструктуре Уральского федерального университета (УрФУ, Екатеринбург) будет создан инжиниринговый центр цифровых технологий машиностроения.

Грант на создание и развитие центра в течение 2018 - 2020 гг в размере 144 млн рублей университет получит от министерства науки и высшего образования в рамках реализации проекта по созданию и развитию в Российской Федерации инжиниринговых центров на базе ведущих вузов.

Новый центр станет частью масштабного регионального проекта «Умный регион».

Основными видами оказываемых инжиниринговых услуг центра станут разработка продукции тяжелого машиностроения с использованием единого цифрового пространства на основе комплекса CAD/CAM/CAE/PDM технологий, промышленный дизайн и продвижение продукции на потребительский рынок (маркетинг, коммуникация с потребителями).

По словам первого проректора УрФУ С. Кортова, цель создаваемого в вузе центра - разработка и внедрение в промышленность технологий так называемого «цифрового двойника».

«Для того чтобы промышленное производство стало базовым элементом цифровой экономики, весь жизненный цикл изделия - от проектирования до утилизации - должен сопровождаться его цифровым, виртуальным отражением, - отмечает С. Кортов. - На стадии проектирования технология цифрового двойника позволяет существенно сократить время и средства на проектирование. Это происходит благодаря тому, что проектирование, тестирование и оптимизация изделия происходят в цифровом пространстве на базе математических моделей. И только когда цифровая модель полностью соответствует техническому заданию, делается опытный образец, который проверяется на соответствие цифровой модели».

Сегодня в автомобилестроении релевантность при использовании цифровых двойников достигает 97–98 %. Это означает, что конструкция, которая была виртуально разработана и испытана, а затем воплощена в железе, именно с такой вероятностью повторит все те свойства, которые были предварительно получены в цифровом виде.

Кроме того, «цифровой двойник» позволяет существенно сократить время для перевода конструкторской документации в технологическую - раньше для этого требовался очень большой объем времени.

В процессе эксплуатации изделий благодаря постоянному мониторингу режимов работы продукции есть возможность своевременно предотвращать ее переход в нерабочее состояние.

«Цифровой двойник» также позволяет непрерывно модернизировать изделия. Это могут быть станки, автомобили, поезда, экскаваторы, станки, самолеты. В каждый новый экземпляр могут быть оперативно внесены изменения при сохранении контроля за общим состоянием объекта. Это позволяет в десятки раз увеличивать производительность труда, снижать расходы и беречь время с одновременным повышением качества продукции и внедрением инноваций.

С. Кортов отмечает, что важным преимуществом Уральского федерального университета, которое позволило ему выиграть грант, стало наличие опытных производств в виде инновационно-внедренческих центров, которые позволят создавать опытные экземпляры новых объектов и проверять релевантность цифровых моделей.

Речь идет об инновационно-внедренческом центре высоких технологий в машиностроении, региональном инжиниринговом центре лазерных и аддитивных технологий и НОЦ «Новые металлсодержащие материалы и технологии в металлургии». Также при создании центра будут использованы компетенции профильных научных лабораторий вуза.

Еще одно преимущество УрФУ - устойчивые связи с ведущими промышленными предприятиями Урала, Поволжья и Западной Сибири.

Важную роль в успехе сыграло и наличие у вуза специализированного программного обеспечения для промышленного дизайна, цифрового проектирования и моделирования, а также подготовленного квалифицированного персонала по работе с ним.

«Уральским предприятиям ОПК необходим доступ к инструментам, обеспечивающим быстрый и эффективных выход на рынок гражданской продукции, - говорит Сергей Кортов. - При работе в гражданском секторе рынка у предприятий ОПК ввиду санкций сложилась проблема доступа к современными цифровым средствам и инструментам инжиниринга. Мы планируем начать работу с промышленностью с конструирования и моделирования таких сложных объектов, как двигатели и карьерные экскаваторы. Подобные объекты состоят из огромного количества элементов и непрерывно используются в производстве».

Ведущим индустриальным партнером центра выступит компания Адванс Инжиниринг, имеющая более чем десятилетний опыт работы в области инжиниринга и оказывающая российским предприятиям услуги по цифровому проектированию и моделированию.

Только в 2017 г компания работала более чем с 70 крупными промышленными заказчиками.

Индустриальный партнер обеспечит трансфер технологий и окажет содействие в продвижении услуг центра на рынке.

Стратегическими партнерами инжинирингового центра выступят Уральский дизель-моторный завод, Уралмашзавод, Производственное объединение Уральский оптико-механический завод имени Э. С. Яламова, Машиностроительный завод имени М. И. Калинина, г. Екатеринбург, Научно-производственное объединение автоматики имени академика Н. А. Семихатова, Опытное конструкторское бюро «Новатор» и Научно-производственная корпорация Уралвагонзавод.

Результатом реализации проекта должно стать создание сформированной инженерной инфраструктуры по выполнению комплексных инжиниринговых услуг в области тяжелого машиностроения с использованием современных компьютерных методов сквозного проектирования и управления проектами, современного исследовательского и опытно-технологического оборудования.

Также работа центра будет способствовать созданию устойчивой кооперации с ведущими промышленными предприятиями ОПК УрФО и других регионов в рамках программ диверсификации и общего продвижения на коммерческом рынке.

Россия. УФО > Судостроение, машиностроение. СМИ, ИТ. Образование, наука > neftegaz.ru, 30 августа 2018 > № 2716857 Сергей Кортов


Россия. УФО > Нефть, газ, уголь. Образование, наука > neftegaz.ru, 30 августа 2018 > № 2716856

НОВАТЭК открывает новую школу-интернат в ЯНАО.

Новый учебный год школьники Гыданского полуострова встретят в новой школе: НОВАТЭК совместно с Правительством ЯНАО открывает школу-интернат на 800 учеников в заполярном поселении Гыда на территории Ямало-Ненецкого автономного округа.

Проект полностью профинансирован НОВАТЭКом.

Об этом сообщается 30 августа 2018 г.

Новая школа станет важным образовательным и культурным центром Гыданского полуострова.

Она укомплектована современным оборудованием для обеспечения учебного процесса, проведения культурных и спортивных мероприятий.

В школе размещены столовая, медицинский блок, мастерские, лингафонный кабинет, читальный и актовый залы, музей и кинопроекционная, где школьники смогут проявить свои творческие способности и приобщиться к искусству.

Председатель Правления НОВАТЭКа Л. Михельсон отметил: «Строительство новой современной школы-интерната в одном из самых отдаленных поселков Ямало-Ненецкого автономного округа является проектом, направленным на повышение уровня жизни коренных народов Крайнего Севера. Образование является базой для раскрытия безграничного потенциала молодежи и развития кадровых ресурсов региона в частности и страны в целом. Наш вклад в социальное развитие способствует росту взаимопонимания и сохранению культурного наследия в основных регионах деятельности Компании».

Также Компания реализует ряд других проектов, направленных на социальное развитие региона и оказывает поддержку коренному населению Ямало-Ненецкого автономного округа.

Россия. УФО > Нефть, газ, уголь. Образование, наука > neftegaz.ru, 30 августа 2018 > № 2716856


Китай. СФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 29 августа 2018 > № 2717507

Итоги работы резидентов Российско-Китайского молодежного бизнес-инкубатора в провинции Гуйчжоу.

Завершилась программа Российско-Китайского молодежного бизнес-инкубатора в провинции Гуйчжоу. Российские резиденты встретились с представителями предпринимательского сообщества Китая, посетили лучшие предприятия, заводы, фабрики, молодежные инкубаторы и центры развития предпринимательства.

Участие в образовательной программе принял руководитель интернет-агентства «Альянс+», являющегося действительным членом Алтайской ТПП с 2016 г., Виталий Лажинцев:

«Участие в таких проектах требует серьезного обучения, и при этом позволяет вывести бизнес на качественно новый уровень, получить уникальные конкурентные преимущества. Теперь с государственной поддержкой самого высокого уровня наша компания предлагает услуги по продвижению российских предприятий на интернет-рынок Китая».

Резиденты бизнес-инкубатора посетили города исторического значения, погрузились в историю Китая, прикоснулись к его традициям, ощутили темп развития компьютерных технологий, оценили перспективы развития робототехники и программ «Умный город» корпорации «Тяньюэ».

Программа посещения центра Big Data позволила выстроить сотрудничество в области интернет-технологий и интернет-маркетинга. Визит в маленький город Синъи запомнился посещением заводов по переработке отходов энергопроизводств, производству отделочных материалов и солнечной энергии.

Неизгладимое впечатление оставил визит в Гуйчжоускую индустриальную корпорацию «Фанъи» по производству сельскохозяйственных культур, которые не выращиваются и не экспортируются в Россию. Корпорация «Фанъи» готова поставлять продукты, произведенные из иовлевых слез, в Россию.

25 августа в г. Гуйяне в отделении комсомольской организации состоялось торжественное закрытие Российско-Китайского молодежного бизнес-инкубатора. На торжественном закрытии присутствовали высшие гости – Господин Ма Синминь, начальник Китайского международного центра молодежных обменов, Господин Цзя Тесун, помощник начальника Китайского международного центра молодежных обменов. Все резиденты из Китая, посетившие Барнаул, приняли участие в мероприятии. Каждый из них выразил огромное желание продолжить сотрудничество с российскими резидентами.

В рамках торжественного закрытия состоялось подписание меморандума о взаимодействии предпринимателей Алтайского края и провинции Гуйчжоу. Подписантами стали руководитель бизнес-инкубатора в Алтайском крае Екатерина Четошникова и председатель наблюдательного совета Молодежной торговой палаты провинции Гуйчжоу Господин Дай Цзюнь. Меморандум стал основой развития бизнеса двух стран в области туризма, образования, IT-технологий, строительства и дизайна, медицины, косметологии, спорта и сельского хозяйства. Алтайские резиденты Российско-Китайского молодежного бизнес-инкубатора заключили восемь индивидуальных соглашений, которые стали первым шагом на пути развития совместного бизнеса предпринимателей двух стран.

Подводя итоги работы Российско-Китайского молодежного бизнес-инкубатора, можно отметить, что данный проект стал надежным основанием для развития партнерских отношений между молодыми предпринимателями двух стран.

«Благодаря слаженной работе Российского Союза Молодежи и Всекитайской Федерации Молодежи при поддержке Росмолодежи и Алтайского государственного педагогического университета, работа инкубаторов в Барнауле и Гуйяне показала высокий уровень готовности предпринимателей двух стран сотрудничать и развивать совместные проекты, а также бережно хранить историю и культуру наших стран», – отметила руководитель Российско-Китайского молодежного бизнес-инкубатора в Алтайском крае Екатерина Четошникова.

Проект стал победителем Всероссийского конкурса молодежных проектов среди образовательных организаций высшего образования, организованного Росмолодежью.

По материалам сайта

Алтайского государственного педагогического университета

Алтайская ТПП

Китай. СФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 29 августа 2018 > № 2717507


Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 29 августа 2018 > № 2717368 Ольга Васильева

О готовности системы образования к началу нового учебного года.

Селекторное совещание.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемые коллеги!

Прежде чем мы начнём совещание о готовности к новому учебному году, хочу сказать следующее: только что Президент нашей страны выступил с обращением по поводу предстоящих изменений пенсионной системы. Эта тема на протяжении последних месяцев находилась в центре общественного внимания, вопрос прорабатывался на всех уровнях. Законопроект, который касается изменений пенсионной системы, прошёл первое чтение в Государственной Думе. Кроме того, в парламенте прошли общественные слушания. Также депутаты провели серию встреч с людьми в регионах, чтобы не только разъяснить предстоящие перемены, но и собрать предложения на местах. Состоялись дискуссии, порой весьма жёсткие, но такой диалог был необходим, о чём только что сказал Президент Владимир Владимирович Путин. Очень важно, что взвешенный характер преобразований был достигнут совместными усилиями власти и общества.

Правительство, естественно, как автор законопроекта самым внимательным образом следило за ходом обсуждения и принимало максимальное участие в этой непростой и очень важной работе. Президент провёл несколько совещаний с членами Правительства по вопросу изменений пенсионной системы, где обсуждались определённые подходы – как результат диалога законодателей с экспертами и обществом. И сделал только что свои предложения. Теперь предстоит воплотить их в жизнь.

Это серьёзная работа, которая требует от Правительства особой ответственности. Прошу всех, кого это касается, – Татьяна Алексеевна (обращаясь к Т.Голиковой), прежде всего Вас, – взяться за реализацию этих изменений и в максимально короткие сроки представить инициативы по изменению пенсионной системы, которые только что были сформулированы. Я имею в виду равное повышение пенсионного возраста для мужчин и женщин на пять лет, досрочный выход на пенсию для многодетных женщин, плавное повышение пенсионного возраста для тех, кто первым столкнётся с его ростом, – по полугодию, дополнительные гарантии для людей предпенсионного возраста, включая административные гарантии, учёт условий жизни и труда людей различных профессий, снижение на три года стажа, дающего право на досрочный выход на пенсию, стимулы для бизнеса по трудоустройству людей предпенсионного возраста и целый ряд других очень важных предложений, которые только что были сформулированы Президентом. Ещё раз подчёркиваю, они должны быть реализованы в кратчайшие сроки.

Теперь перейдём к теме нашего совещания. Через несколько дней 1 сентября. Хочу поздравить всех школьников, студентов, их родителей и преподавателей с новым учебным годом. Обсудим готовность зданий, где будут учиться дети, оборудование классов, какие приняты меры для обеспечения безопасности в образовательных организациях, насколько там выполняются санитарные нормы. Затронем такие вопросы, как содержание учебного процесса, зарплата учителей и других педагогических работников. Обсудим, какие проблемы ещё остаются. Их в общем и целом в системе образования достаточно. Сегодня в зале – представители министерств, профильных ведомств, некоторые губернаторы, на связи – главы регионов.

Темой образования теперь занимаются два министерства. Прошу региональные власти активно с ними работать, в том числе и по национальному проекту «Образование», которым мы занимаемся в рамках майского указа. Главная цель – за шесть лет войти по качеству общего образования в мировую десятку стран-лидеров. Создать единое пространство для непрерывного образования и развития всех жителей нашей страны – от дошкольника до человека старшего возраста.

Сначала про школы.

В этом году в нашей стране будут учиться более 15 миллионов школьников. В большинстве своём школы к новому учебному году готовы – отремонтированы и переоборудованы. Я встречался с рядом губернаторов в последнее время, они это подтверждают. Где-то закупили новую мебель, улучшили освещение в классах, обновили спортивные залы, привели в нормальное состояние пищеблоки. Везде (к сожалению, кроме двух регионов) есть необходимые бесплатные учебники. Надо сделать так, чтобы во всех регионах эти учебники были.

Там, где нужно, детей на занятия продолжат возить на специальных автобусах. Мы достаточно долго занимались этой проблемой и продолжаем это делать. Только в прошлом году при поддержке центра в регионах появилось свыше 1500 (точнее, 1559) новых школьных автобусов. Всего их сейчас 27 тыс. Надо следить, чтобы этот парк постоянно обновлялся.

В ряде регионов есть школы, которые находятся в аварийном состоянии или требуют капитального ремонта. Мы продолжим этим заниматься. В предыдущие годы при поддержке центра такого рода капитальный ремонт в регионах происходил. Безусловно, ежегодно количество таких школ снижается. Но по-прежнему есть школы, где нет водопровода, центрального отопления, канализации, тёплых санузлов. Регионы эти одни и те же. Я каждый год акцентирую внимание губернаторов на этом. Знаю, что определённая работа ведётся, но темпы недостаточные. Сегодня хочу услышать подробные объяснения, почему так происходит. Поручение на эту тему мною было дано. Хочу, чтобы каждый губернатор об этом отчитался.

Два года назад мы начали проект по ремонту действующих и строительству новых школ. Это серьёзная, большая работа, причём должны быть сделаны школы нового типа. От того, как обустроено здание, какие там условия, в определённом смысле зависит желание детей приходить в школу и учиться, а родителей – отправлять детей в школу. Там должно быть не только нормально оборудованные классы, библиотеки, спортзалы, столовые, но и современная техника, оборудование и, конечно, доступ в интернет. Возможность получать дополнительное образование.

В сентябре двери откроют 67 новых школ. Это хорошая цифра. До конца года начнут работу ещё 119. Появится около 100 тыс. дополнительных мест в школах. Но темпы сбавлять здесь нельзя.

Теперь о детских садах.

Мы практически ликвидировали очереди в дошкольные учреждения для детей от трёх до семи лет. Считаю, что это большое достижение. За последние годы создано примерно 1,5 млн дополнительных мест. Ситуация в разы лучше, чем пять лет назад, когда устроить ребёнка в детский сад было действительно нелегко, а иногда невозможно. Но начатую работу всё равно нужно довести до конца. И сделать так, чтобы детские сады смогли принимать всех, кому это необходимо, а в самих учреждениях были соответствующие условия – и с точки зрения комфорта, и с точки зрения санитарных норм и безопасности.

Кроме того, мы сегодня серьёзно занялись очередями в ясли, ясельные группы. Полностью решить проблему нужно к 2021 году. С 2018 года центр софинансирует региональные программы по созданию дополнительных мест в детских садах для детей до трёх лет. В феврале из федерального бюджета мы выделили 49 млрд рублей – по 24,5 млрд на этот и следующий годы. Обсудим, каковы успехи, какие сложности и что нужно делать дальше с финансированием.

И наконец, высшая школа.

Нам важно, чтобы за каждым вузовским дипломом были реальные знания. И высшие учебные заведения выпускали готовых к работе, квалифицированных специалистов.

За последние шесть лет мы существенно обновили сеть высших учебных заведений. Неэффективные институты и университеты – около четверти от всего числа – были реорганизованы или закрыты, и это никак не сказалось на доступности высшего образования. Контрольные цифры приёма на программы высшего образования мы держим на высоком уровне. На этот учебный год у нас предусмотрено около 300 тыс. бюджетных мест.

Благодаря государственной поддержке российские вузы становятся более конкурентоспособными. С 2013 года мы уже направили на это свыше 60 млрд рублей бюджетных средств. Из них почти 10 млрд – на этот год.

Уже 11 университетов у нас входят в топ-100 мировых институтов по национальным, предметным и отраслевым рейтингам. Но на этом останавливаться нельзя. Президент в майском указе обозначил новые задачи по развитию высшего образования. Об этом мы сегодня тоже поговорим.

Давайте перейдём к обсуждению основных тем.

О.Васильева: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Постараюсь не повторять Ваши слова, сказанные во вступительном докладе, в отношении подготовки школ, детских садов и средних профессиональных учебных заведений к новому учебному году. Только скажу, что первоклассников в этом году будет 1,8 миллиона, общее количество школьников – 15,6 миллиона, а если говорить о дошколятах, среднем профессиональном образовании (студентах колледжей) и школе, то это почти 34 миллиона наших детей.

Остановлюсь очень коротко на результатах и проблемах образования в Российской Федерации.

Прежде всего – о доступности. Хочу привести цифры. В этом году мы планируем ввести 95 608 новых мест. И, как Вы правильно сказали, конец этого года ознаменуется большой цифрой: 100 тыс. новых учебных мест в наших школах – их будет 186, а 67 откроют свои двери через несколько дней, 1 сентября.

Что ещё очень важно? В этом году у нас большое внимание уделяется детям с ограниченными возможностями здоровья и особыми образовательными потребностями. На сегодняшний день детей с ОВЗ и детей-инвалидов принимают более 9000 школ (точнее, 9838), 7,5 тыс. детских садов принимают детей с особыми потребностями и 338 организаций дополнительного образования. Эти дети будут учиться по ФГОС, которые прошли апробацию. Наиболее успешно, хочу это подчеркнуть, себя зарекомендовали в этом направлении Московская, Ленинградская и Тамбовская области, а также Хабаровский край.

Существенно улучшены условия для сельских школ. В этом году мы участвовали в 914 проектах по обновлению спортивных сооружений и инвентаря в сельских школах и будем продолжать эту работу.

Развивается дополнительное образование. На сегодняшний день 10,5 миллиона детей заняты в дополнительном образовании. Эта цифра год от года растёт. Достаточно сказать, что на сегодняшний день действует 53 кванториума и 32 мы собираемся открыть до конца календарного года. Это охват свыше 400 тысяч детей. И мы планируем к 2024 году в рамках национального проекта «Образование» создать кванториумы в каждом городе, население которого превышает 60 тысяч человек.

Вы отмечали необходимость интернета. На сегодняшний день интернетом оснащено 100% городских школ и 98,9% сельских, но наша новая задача – высокоскоростной интернет. Мы будем её осуществлять в рамках национального проекта «Образование» совместно с Минкомсвязью России.

Говоря об автобусах, я хочу добавить вот ещё что. На сегодняшний день в связи с новыми маршрутами, строительством новых школ мы будем испытывать потребность почти в 6000 новых автобусов (точнее, 5985). Наиболее нуждающиеся регионы – именно там основные плечи подвоза – это Республика Дагестан, Краснодарский край, Нижегородская, Волгоградская и Саратовская области.

Д.Медведев: Деньги есть у нас там?

О.Васильева: Есть. Но их недостаточно. То количество, которое просят регионы (оно подсчитано и обосновано), в разы превышает наши возможности. Я приведу только цифры. Допустим, Краснодарский край – 237, Нижегородская область – 222. Это очень большие цифры. И мы посчитали, причём скрупулёзно посчитали: нам не хватает из-за новых маршрутов подвоза, из-за новых школ почти 6000 автобусов. С учётом того, что стоимость их колеблется в зависимости от региона – северный или нет, – естественно, войти в те 1,3 млрд ежегодно нам будет очень сложно.

Д.Медведев: Давайте это ещё раз посчитаем.

О.Васильева: Да, ещё раз будем считать, потому что это очень важно. И губернаторы знают, насколько важно это для них.

Мои коллеги будут говорить о комплексной защите наших школ. Я не буду останавливаться подробно. Скажу только следующее. Вы правильно говорили о заработной плате. Действительно, в рамках страны по сравнению с аналогичным периодом прошлого года по всем уровням среднемесячная заработная плата выросла.

Приведу несколько примеров. В сфере дошкольного образования она выросла на 11,6%, в системе допобразования – на 20,7%. Выросла она и в системе профессионального (производственного) обучения. По стране эта цифра составляет сейчас 16,4%. Необходимо также отметить, что за истекший период мы значительно сократили дефицит педагогических кадров. На сегодняшний день он всего более 1% от общего числа педагогов, работающих в системе школьного образования и среднего профессионального образования. В рамках национального проекта у нас есть федеральный проект «Учитель будущего», и уже с этого года мы планируем начать подготовку управленческих кадров, с тем чтобы формировать резерв, который нам так необходим.

В этом году у нас на 1,4% больше студентов колледжей среднего профессионального образования. Сейчас их 954 тысячи. И их количество год от года растёт. Это тоже отрадно, потому что родители выбирают не только образование, но и специальность для своих детей.

Наряду с хорошими показателями, о которых я говорила, есть проблемы. Они не очень острые, но они есть.

На сегодняшний день при огромной проделанной работе осталось 6 нелицензированных школьных организаций в Крыму – было 1112, и 1106 коллеги лицензировали. Но осталось несколько дней до нового учебного года, и 6 остаются без лицензий.

По-прежнему шесть регионов не обеспечили доступность дошкольного образования. Это Северная Осетия – Алания, Бурятия, Крым, Дагестан, Ингушетия, Тыва.

На сегодняшний день у нас остаётся вторая смена. Общее количество школьников – 15,6 миллиона, а во вторую смену обучается 2,21 миллиона человек.

У нас есть и третья смена, и мы должны констатировать, что следующие регионы имеют третью смену: в Бурятии – 9 школ (1239 обучающихся в третью смену), в Дагестане – 26 школ (3398 обучающихся в третью смену), в Чеченской Республике – 43 школы (4008 обучающихся в третью смену). Мы заложили дополнительные средства в национальный проект «Образование» на создание 73 тыс. школьных мест, чтобы навсегда покончить с третьей сменой.

Как Вы уже отмечали в своём выступлении, в 2018-м отчётном году уменьшилось количество школ, которые нуждаются в капитальном ремонте. Их на сегодняшний день 4400 (из общего количества школ –42 000), или 10,7% от общего количества школьных зданий.

Коллеги будут говорить про оборудование. Я лишь скажу, что не оборудованы всеми видами благоустройства 2% школ. Школы, не имеющие водопровода, составляют 5% от общего количества, а школы, не имеющие центрального отопления, – 20,6% от общего количества.

Теперь несколько слов о школах, которые не имеют канализации. С момента Вашего поручения коллеги в регионах сделали немало, и на сегодняшний день осталось не так много от тех цифр, которые были с момента поручения.

Я приведу цифры по регионам.

Забайкальский край (но это учитывая, что там был паводок, были отягчающие обстоятельства) – 293, или 51%; Республика Дагестан – 18%, или 268 туалетов. Приморский край – 78 туалетов, или 14% от того, что было; Тыва (здесь процент хуже) – 67% (118 туалетов, не имеющих необходимого оборудования и утепления); Республика Бурятия – 16% (78); Красноярский край – 5% (57); Республика Калмыкия – 30% (49 школ); Иркутская область – 4% осталось от общего количества; Республика Саха – 5% (то есть был сделан очень большой рывок, коллеги могут сказать, как это всё происходило, и на сегодняшний день в Республике Саха осталось 32 школы); Хабаровский край – 7% (28) и, наконец, Смоленская область – 0,8%, или 3 школы, которые не готовы (без тёплых туалетов).

Хотела бы также сказать, что на сегодняшний день (считаю, здесь нужно оказать помощь регионам) у нас два региона, в которых действительно нет возможности обеспечить бесплатными учебниками: Белгородская область (97% отсутствия учебников) и Республика Дагестан (58%). Коллеги-губернаторы делали всё возможное. Мы на постоянной связи с ними. Разные ситуации привели к этому. Но это только два региона. Все остальные регионы укомплектованы полностью.

Д.Медведев: Давайте сделаем так.

По учебникам окажем помощь – выделим деньги, просто в силу сложившейся ситуации. Из резервного фонда возьмём и поможем.

Что касается набившей оскомину темы с тёплыми санузлами. Я давал поручение – к 1 сентября. Вот поручение такое: если до 1 сентября то, что было сказано, не будет сделано, я просил бы Вас, Константин Анатольевич (обращаясь к К.Чуйченко), как Руководителя Аппарата и Вас, Ольга Юрьевна, подготовить предложения о персональной ответственности всех, кто не справился с этой задачей.

О.Васильева: Дмитрий Анатольевич, в Приморском крае и Забайкалье всё-таки были тяжёлые погодные условия, и там осталось в одном случае 14%, в другом случае 30%.

Д.Медведев: Молодцы, они сделали многое. Понимаю, что там были сложные погодные условия. Тем не менее подготовьте предложения по дисциплинарной ответственности высших должностных лиц.

О.Васильева: Хорошо.

И в заключение: несмотря на имеющиеся проблемы, в целом система образования Российской Федерации готова к началу учебного года. И мы продолжим устранять недостатки, которые остались.

Д.Медведев: Есть время для того, чтобы недостатки устранить, в том числе те, о которых я сказал, – с поправкой на регионы, где действительно были стихийные бедствия. Но и там всё нужно сделать.

Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 29 августа 2018 > № 2717368 Ольга Васильева


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 29 августа 2018 > № 2716489

Дамы в цифре: как будут развиваться женские профессии

Венера Шайдуллина

Преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ, член экспертного совета по цифровой экономике и блокчейн-технологии Государственной думы

Цифровая экономика открывает новые возможности для женщин во многих областях. На какие сферы стоит обратить особое внимание?

В среднем женщины в России сейчас зарабатывают на 38% меньше, чем мужчины. Но с каждым годом эта разница становится все меньше и меньше. Какие профессиональные сферы в условиях цифровизации могут помочь женщине быть более успешной? Рассмотрим несколько примеров.

Виртуальная психология

Последние исследования, проведенные профессором психологических наук Джиной Твендж в Калифорнийском Университете, просто шокируют: у современных подростков в 50% случаев отмечается депрессивное расстройство, а уровень информационной нагрузки вырос в несколько раз за последние несколько лет. Профессор провела ряд параллелей, которые доказывают прямую связь между психологическим состоянием современных людей и развитием гаджетов, электронных девайсов, в частности, смартфонов.

В связи с этим в настоящее время многие организации, оказывающие психологическую помощь, вводят новое направление — виртуальная психология, изучающая взаимодействие субъектов виртуальных миров и их зависимость от объектов киберпространства. Так, например, психолог Олеся Борташ из Гродненского государственного медицинского университета уже предоставляет бесплатные услуги по лечению интернет-зависимости подростков.

Есть основания полагать, что в ближайшем будущем будут востребованы «виртуальные» психологи — специалисты, которые будут устранять последствия цифровизации.

Программирование и IT-технологии

Несмотря на то, что программирование кажется больше мужской профессией, в действительности это не так. Да, по статистике, сейчас 92% специалистов в области программирования — мужчины. Однако все чаще на позиции разаботчиков берут женщин. В частности, в Facebook уже 17% кадрового состава в области IT-технологий приходится на прекрасный пол.

Кроме того, программирование позволяет работать в удаленном формате. И это делает профессию разработчика еще более привлекательной для женщин.

Образование

Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) провела исследование, согласно которому профессия педагога является практически женской: большинство учителей в мире (70%) — женщины. При этом в условиях цифровизации образовательная деятельность переживает перемены (без цифрового образования невозможно существования цифровой экономики).

Для подготовки кадров, востребованных в современных экономических реалиях, требуются преподаватели, обладающие методиками обучения «цифровым» компетенциям будущих специалистов. Так, Финансовый университет при Правительстве РФ ежегодно проводит повышение квалификации своих сотрудников в области цифровизации.

Для женщины-педагога тренд на цифровизацию — прекрасная возможность получить работу в престижном вузе.

Инновационное парикмахерское дело

Большинство парикмахеров в мире — женщины. При этом наибольшей популярностью пользуются те специалисты, которые в своей деятельности применяют цифровые технологии. Например, все чаще салоны предоставляют онлайн-консультации парикмахеров-стилистов.

Стоит отметить, что этот тренд развивается не только в столице, но и в регионах. По статистике, 22% всех парикмахерских в регионах используют новые цифровые технологии.

Дизайн

Женщины-дизайнеры создают поистину удивительные вещи с помощью 3D-технологий. Например, одна из самых влиятельных женщин в данной отрасли Бафшеба Гроссман является первой художницей-дизайнером, изучившей возможности металлической 3D-печати в ювелирном деле и создавшая уникальные продукты (например, кулон «Каракатица», «Ора»).

Цифровизация дизайнерской сферы — это будущее этой сферы. Наибольший успех и прибыль будут получать те специалисты, которые владеют современными технологиями, применяемыми в данной области.

Бухгалтерское дело

Атлас профессий «Сколково» указывает, что к 2030 году в России исчезнет профессия бухгалтера. Конечно, с этим тезисом можно поспорить, потому что рынок бухгалтерских услуг предлагает цифровые программы учета, однако они не предполагают работы без компетентного специалиста, контролирующего ввод количественных данных. Профессия бухгалтера уже переживает трансформацию в «оператора платформ бухгалтерского учета», и женщинам необходимо проходить повышение квалификации в данной сфере для получения компетенций пользователя таких платформ.

E-commerce

Опрос россиян показал, что при словах «цифровая экономика» респондентам приходят на ум онлайн-покупки. Этот факт объясняется тем, что e-commerce — фактически первое направление, возникшее в эру цифровизации экономики.

По статистике 2017 года, более половины магазинов на китайских платформах принадлежат женщинам, а объем транзакций в них составил 46% от всех транзакций на мировом рынке электронной торговли. В связи с этим, обладательницам собственных магазинов давно пора переводить свой бизнес в цифру, так как, по данным экспертов, к 2024 г. объем прибыли «традиционных» торговых площадок будет существенно меньше, чем у цифровых.

Это далеко не исчерпывающий перечень тех профессиональных сфер, которые подвергнутся в ближайшем будущем трансформации. Но тренд налицо: востребованными будут те специалисты, которые смогут стать частью данного процесса.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 29 августа 2018 > № 2716489


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 29 августа 2018 > № 2716078 Айсен Николаев

Рабочая встреча с врио Главы Республики Саха (Якутия) Айсеном Николаевым.

Временно исполняющий обязанности Главы Республики Саха (Якутия) Айсен Николаев информировал Президента о ходе подготовки в регионе к новому учебному году.

В.Путин: Айсен Сергеевич, как подготовка к новому учебному году?

А.Николаев: Подготовка идёт хорошо. Мы в принципе готовы, все школы откроются вовремя. Образованию у нас в республике всегда уделяется большое внимание, и мы благодарим за поддержку руководство страны. Сейчас, конечно же, проблема у нас одна: детей у нас в регионе с каждым годом больше. В том же Якутске, я пять лет руководил городом Якутск, было 32 тысячи школьников, а сейчас их уже 42 тысячи – за пять лет 10 тысяч.

В.Путин: У вас там, я помню, был план строительства новых учебных мест – по-моему, на 1,5 тысячи человек.

А.Николаев: Да. По городу Якутску сейчас реализуется проект государственно-частного партнёрства, он уже заканчивается, мы его начали в 2015 году. 12 социальных объектов, из них 4 большие школы, 5 крупных детских садов и 3 объекта культуры: дворец современного искусства, городской библиотечный центр и дворец детского искусства. Все объекты будут сданы в конце 2018-го – в первой половине 2019 года.

В.Путин: Непосредственно учебных мест новых?

А.Николаев: 1620 – это по минимуму, это проектная мощность. У нас, к сожалению, в Якутске даже по 43 ребенка в классе сидят, достаточно большая уплотнённость.

Владимир Владимирович, сейчас у нас появилась какая возможность: в городе Якутске есть достаточно много зданий, которые могли бы быть использованы под эти школы – например, здания негосударственных образовательных учреждений, которые сейчас закончили свою деятельность, не прошли аккредитацию, но здания абсолютно для школ готовы, они могут в принципе при минимальной реконструкции уже к концу этого года начать детей принимать. Там у нас ещё около тысячи мест может быть открыто. Три таких здания есть. Но, к сожалению, дефицит бюджета у нас в республике в этом году достаточно большой.

В.Путин: Сколько это стоит?

А.Николаев: Порядка 600 миллионов рублей. Оценки все произведены, мы проверили все – в принципе они подходят, но пока денег не хватает. Мы, конечно, просили бы Вас, если такая возможность есть, дать поручение Правительству Российской Федерации, чтобы какая-то помощь нам была оказана.

Владимир Владимирович, на самом деле проблема очень острая. Потому что, ещё раз говорю, это же хорошо – детей у нас больше и больше.

В.Путин: Ну конечно.

А.Николаев: Город растёт, развивается, и, конечно, надо, чтобы дети учились в хороших условиях.

В.Путин: Давайте посмотрим. Думаю, что Правительство будет предлагать на условиях какого-то софинансирования.

А.Николаев: Мы всегда готовы идти [на это], мы всегда софинансируем и реконструкцию возьмём на себя.

В.Путин: Хорошо, я тогда поручение Правительству дам.

А.Николаев: Спасибо, Владимир Владимирович.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 29 августа 2018 > № 2716078 Айсен Николаев


Япония. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Армия, полиция > nhk.or.jp, 29 августа 2018 > № 2715759

Японские школьники вручили петицию в европейской штаб-квартире ООН в Женеве

Группа учеников японских полных средних школ посетила европейскую штаб-квартиру ООН в Женеве и вручила петицию с призывом к ликвидации ядерных вооружений.

20 "посланников мира" встретились во вторник с директором Управления ООН по вопросам разоружения Аней Касперсен.

Учащиеся показали Касперсен фотографии, которые были сделаны сразу после атомных бомбардировок японских городов Хиросима и Нагасаки в 1945 году. Они рассказали, что взрывы не только привели к гибели многих людей, но заставили тех, кому удалось уцелеть, жить с травмами от ожогов и других последствий.

Группа школьников вручила около 100 тысяч подписей, собранных по всей Японии в течение прошедшего года, и призвала ООН к дальнейшим усилиям с целью создать мир без ядерного оружия.

Япония. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Армия, полиция > nhk.or.jp, 29 августа 2018 > № 2715759


Япония. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Армия, полиция > nhk.or.jp, 29 августа 2018 > № 2715755

ВЗГЛЯД: комментатор NHK о значении деятельности старшеклассников-посланцев мира

Двадцать восьмого августа двадцать японских старшеклассниц, выбранных по всей стране, побывали в Европейской штаб-квартире ООН в Женеве. В сегодняшнем выпуске рубрики ВЗГЛЯД старший комментатор NHK Цуёси Масуда рассказывает о значимости работы этих посланцев мира.

Как отмечает Масуда, усилия по отправке таких старшеклассников-посланцев мира возглавляет, главным образом, группа жителей города Нагасаки, при этом целью ставится поделиться с миром опытом страны, пережившей атомные бомбардировки. Старшеклассники со всей Японии наносят такие визиты в Организацию Объединенных Наций с 1998 года, чтобы призвать к ликвидации ядерного оружия и достижению мира во всем мире.

В нынешнем году 20 старшеклассниц были избраны в полных средних школах 15 регионов страны. Они побывали в Управлении ООН по делам разоружения 28 августа и передали петицию, под которой стоят подписи 108.476 человек. До двух лет назад обычно один из учащихся выступал с речью на конференции по разоружению, которая проводится в это время года. Однако уже во второй раз подряд такого выступления не состоялось. В нынешнем году школьницы приняли участие в конференции по разоружению в качестве наблюдателей. Однако 27 августа им удалось побывать на приеме, организованном японским правительством, где они обменялись взглядами с дипломатами из других стран и выступили с речью. Это послужило для старшеклассниц ценным опытом.

Ключевая фраза, используемая посланцами мира, гласит, что хотя их силы и невелики, они не бессильны. Упорная работа японских школьников высоко ценится по всему миру, и Цуёси Масуда надеется, что такие усилия будут продолжаться.

Япония. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Армия, полиция > nhk.or.jp, 29 августа 2018 > № 2715755


Россия > Агропром. Образование, наука > agronews.ru, 28 августа 2018 > № 2722438 Елена Семенова

Комментарий. Аграрное образование стонет под грузом проблем.

У многих из нас часто возникают вопросы: каким будет аграрное образование, где учить дачника, фермера, директора холдинга? Как ни крути, а все новости все равно сходятся на сельском хозяйстве, потому что человек ест три раза в день. Почему человек садится в машину и обязательно держит при себе права – своего рода документ об образовании, иначе сотрудник ГАИ его арестует? Почему человек с лопатой, плугом, трактором, выходя в поле, вовсе не обязан иметь документ об образовании?

Эти и другие вопросы обсудили издатель портала «Крестьянские ведомости», ведущий программы «Аграрная политика» Общественного телевидения России, доцент Тимирязевской академии Игорь АБАКУМОВ и директор ВНИИ экономики, труда и управления в сельском хозяйстве Елена СЕМЕНОВА.

— Елена Ивановна, сколько у нас в стране аграрных вузов?

— В России 54 аграрных вуза.

— А аграрных НИИ сколько?

— 106.

— Уточняю, чтобы мы понимали масштаб бедствия нашего сельского хозяйства. Можно подсчитать, сколько в среднем у нас в стране людей идет в сельское хозяйство после окончания аграрного вуза?

— По разным данным, по разным регионам ситуация меняется. Скажем так: это примерно 65% где-то в южных регионах, ну а ближе к центру этот процент снижается.

— То есть чем ближе к Москве, тем больше этот процент снижается. Потому что, видимо, образование все-таки дают хорошее, только его в Москве негде применить. Какие сейчас новые профессии появляются в сельском хозяйстве и чем можно привлечь молодежь?

— Новые профессии, которые, например, начали преподаваться в Тимирязевке – это подготовка биотехнологов. Есть «Атлас профессий будущего», который подготовило «Сколково». Там говорят уже об агрономах-операторах «умных ферм», «умных полей».

— Смарт-ферм, как сейчас модно говорить.

— Смарт-ферм, да. Появляются сельскохозяйственные экологи. И отмечу некоторый возврат к прошлому – «появление агронома-экономиста». Раньше был ученый «экономист-агроном», а теперь тоже говорят, что агроном не может без экономических знаний. И нужно управлять новой техникой, информационной техникой, которая сегодня приходит в сельское хозяйство.

— В состоянии мы готовить таких специалистов? Вам не кажется, что сначала надо научить тех, кто учит?

— Да, сегодня мы отстаем в аграрном образовании, в подготовке, потому что не каждый преподаватель владеет той же информационной техникой, не в каждом вузе есть новые образцы сельскохозяйственной техники, которые можно демонстрировать студентам и на которых можно обучать. В принципе, это дело будущего.

— Я видел в стенах Тимирязевской академии еще плакаты типа «Агрегатирование трактора ДТ-54 с трехкорпусным плугом». Наверное, уже давно пора что-нибудь другое изучать.

— Да. Вот фирма Claas, например, устанавливает свою технику в сельскохозяйственных вузах, и на ней обучают механиков, инженеров, механизаторов, потому что этой техникой довольно сложно управлять.

— Каково сейчас состояние аграрной науки и аграрного образования – бедственное, хорошее, устремленное в будущее или все-таки устремленное в прошлое?

— Скажем так: сегодня аграрная наука пришла в вузы в некоторой степени вынужденно, чтобы обеспечивать зарплату на уровне, которую обещал президент. Одна треть должна, по положению, быть заработана на науке. Ну и вузы умудряются это разными способами делать. Есть вузы передовые, где действительно существует тесная связь с наукой, с производством, у которых есть возможность осуществлять эксперименты в сельхозпроизводстве и, в принципе, повышать доход как сельхозпроизводства, так и своих сотрудников.

Если говорить о НИИ, то у них возможности сегодня в некоторой степени ограничены, потому что финансирования материально-технического обеспечения – никакого. В основном и вузы, и НИИ финансируются строго на выплату зарплаты и решение каких-то острых и необходимых задач… может, на капремонт, может, на какие-то текущие бюджетные нужды, на уплату налогов. Но материально-технического обеспечения, как говорится, в полном объеме не может сегодня себе позволить ни вуз, ни НИИ.

— У меня есть некоторый опыт общения с университетами в США, в Европе, на Ближнем Востоке, в Израиле в частности. Я задавал вопрос: «А на что вы существуете?» Они говорят: «Есть финансирование от Министерства сельского хозяйства, то есть финансирование на какие-то разработки. Есть финансирование по линии крупных фирм – они дают гранты на определенную разработку. Либо на конкретную разработку, либо на исследование какой-то проблемы. А остальное мы добываем продажей своих знаний. Мы продаем знания, свои разработки, предлагаем их фирмам».

Так произошло, в частности, с Иерусалимским аграрным университетом, где впервые появились помидоры черри, маленькие такие, – это была случайная разработка, абсолютно случайная тупиковая ветвь. Исследователи там что-то сделали, я уж точно не помню, что, и отложили разработку надолго. А потом в один прекрасный день пришли рестораторы и говорят: «Не хотят наши повара резать помидоры. Они хотят, чтобы в салатике были маленькие помидорчики». В университете им ответили: «Нет проблем. Это будет стоить столько-то». Взяли старую разработку, омолодили ее, что называется, и предложили рынку. И с тех пор помидоры черри заполонили весь мир.

Есть ли у нас возможность ученым продавать свои разработки?

— В принципе, возможность ограничена, скажем так. Первое, что необходимо отметить. Наши сельскохозяйственные предприятия не все могут позволить себе купить что-то, потому что у них очень высокая закредитованность, очень высокая задолженность. Есть передовые предприятия, которые что-то закупают. Например, хозяйство «Озеры» в Московской области, у которых и GPS есть, и налажен контроль топлива, и овощи сортируются по размеру и по спелости. Есть передовые хозяйства. А есть и небольшие предприятия. И есть инновационные разработки разные. Например, есть технологии, которые используются и для лечения скота, и в кормлении, и при обработке отходов, в переработке. Они доступны и крестьянам. Но и в вузах, и в НИИ сегодня есть много разработок, на которые требуется значительное финансирование и которые вряд ли будут реально финансироваться в ближайшее время, потому что гранты идут на какие-то сегодняшние цели, а любая разработка, особенно значительная, например, в том же сельхозмашиностроении или при выведении нового сорта требует несколько лет. Бизнес не вкладывается в такие длительные разработки.

— Может быть, нечего предложить нашим ученым? Ведь смотрите. Сколько стоит комбайн Claas, трактор Caterpillar, трактор John Deere? Сколько стоит трактор Versatile, допустим, производства «Ростсельмаша» или сколько стоит комбайн того же «Ростсельмаша»? Они же больших денег стоят. И это все технологии. А у них же на это деньги есть, у крестьян? Почему же они не покупают знания от науки? Может быть, наука, еще раз говорю, не сумела сформулировать свой товар? Может, она его не сумела представить?

— В этом тоже есть резон. Ну, была идея создания малых инновационных предприятий как при вузах, так и при НИИ. Но не везде это получилось. И не везде эти малые предприятия работают. В большинстве вузов они остались на бумаге, потому что внедрять изобретения довольно сложно. Нужно готовить специалистов по внедрению, тех, кто может продать на рынке эту продукцию.

— Стало быть, эта профессия не выделена отдельно и не востребована? На Западе это целая система, extension services называется — консультирование, продвижение, внедрение. Специально людей из преподавателей, из профессуры отбирают, тех, кто умеет рассказывать простыми словами про очень сложные материи.

— И которые еще могут рассчитать бизнес-план правильно и не ошибиться во временных периодах, чтобы деньги вернулись, которые будут вкладывать в разработки. Поэтому должны быть еще специалисты и этой направленности.

— Елена Ивановна, вы часто сталкиваетесь наверняка и работаете плотно с непосредственными производителями продовольствия, с переработчиками. Они какие претензии предъявляют к нашему аграрному образованию? Вот почему, скажем, виноделы Кубани приглашают французских виноделов в качестве наставников мастер-классов? Почему сыроделы приглашают итальянцев и французов, прежде чем сами начнут работать? С чем это связано и когда у нас разрыв произошел? Или всегда был этот разрыв между практикой и наукой?

— Разрыв, во-первых, между требованиями потребителя. Чаще всего надо учитывать сегодня потребности будущего. А мы это редко делаем, практически не делаем. Во-вторых, мы должны готовить специалистов сегодня под запросы будущего. И мы тоже этого не делаем. Работодатели сегодня, конечно, привлекаются и к формированию учебных планов, и к аттестации работников, но не везде они это делают в том объеме, в котором нужно. А вот если бы они определяли те качества, которые им нужны от специалиста, то тогда и наши специалисты были бы, возможно, для них важнее, чем французские сыроделы.

— Тут еще, знаете, нужно ведь отличать производителя от производителя. Один производитель может быть фантазер и романтик. А второй может быть консерватор, практик, технарь. Вот как совместить здесь теорию с практикой, полет фантазии с холодной практикой агронома?

— Приведу пример из опыта Эдинбургского университета. Я знакомилась с тем, как они организуют систему консультирования фермеров. У них есть модельная ферма. Прежде чем рассказать фермеру, что «вот это тебе надо внедрить», его приводят на эту ферму и показывают, как это работает. И показывают это в реальной жизни, показывают в цифрах, говорят, какой эффект получила ферма. И тогда можно продать что-то фермеру. У нас, в принципе, такого нет. Мы продаем что-то, ну, может быть, только на День поля, когда привозим технику и показываем, как она пашет. А ведь все остальное продается только на словах. Мы нигде не показываем, что вот здесь, на этом предприятии, это дало такой-то эффект. Мы показываем учебные хозяйства, которые были реорганизованы, приватизированы и не во всех хозяйствах сохранились. Если привести, например, Кубанский государственный аграрный университет, то у них есть учебное хозяйство «Пятачок», где они адаптировали датские технологии по производству свинины, и это хозяйство показывает очень хорошие результаты. То есть на них можно учить и студентов, и сюда же можно приглашать и фермеров, и сельхозпроизводителей, и показывать, как все должно быть. Можно обучать их этой технологии. Но не каждый вуз сегодня может этим похвалиться.

— Вас ведь не обязывают сейчас зарабатывать деньги. Вам просто дают деньги на зарплату, а остальное как бы по такому принципу: вы то ли поймаете где-то заказ какой-то, то ли не поймаете… Что должно стимулировать аграрные институты и вузы к зарабатыванию средств, чего сейчас не хватает? Я вам попробую помочь. Вот в любой момент у ВУЗа могут отнять деньги, могут отнять и землю (я имею в виду, что могут просто забрать, как-то перераспределить ее). А аграрные ВУЗы – это же и аграрные НИИ, это держатели очень больших массивов земли, но они принадлежат Росимуществу.

Возьмем недавний конфликт Тимирязевки, двухлетней давности. Едва-едва удалось отстоять эти уникальные поля. Центр Москвы, земля здесь стоит очень дорого. И такие же проблемы во всех городах.

Может быть, имеет смысл все-таки посмотреть на опыт наших друзей, я не знаю, недругов, партнеров, как угодно называйте, коллег с Запада, которые еще в XIX веке отдали землю сельскохозяйственных вузов и НИИ самим вузам в собственность. Они не имеют права эти земли продать, но они имеют право вести эксперименты, сдавать земли под эксперименты в аренду и зарабатывать тем самым деньги. А почему бы и нет?

— Мне кажется, это могло бы быть выходом для вузов. Сегодня они ограничены в правах и в случае сдачи в аренду, и в использовании имущества. Но, в принципе, зарабатывают сегодня вузы… Деньги, которые получают вузы и НИИ из бюджета, – это фактически минимальные деньги на поддержание, на минимальную зарплату, на минимальные коммунальные расходы. А остальное ВУЗ должен заработать сам — и вуз, и НИИ. Зарабатывают разными способами – так же, как и на Западе. Выигрывают гранты, пытаются продать свои разработки – иногда удачно, иногда не очень. Пытаются сдать что-то в аренду. В любом случае, для того чтобы ВУЗы и НИИ выживали, им нужен дополнительный источник дохода. Может быть, это могло бы стать таким источником.

— Уже есть спрос на city-farmers так называемых. Городские фермеры появились где-то лет пять назад в Европе. Это те, кто имеет свои фермы на крышах гаражей, небоскребов.

Как воспитывать, как их выращивать, этих фермеров? Как их обеспечить законодательно, институционально, как их обеспечить материально, деньгами?

— Для начала их надо обучать, чтобы они не наносили урон окружающей среде и тому же городу, если они city-farmers…

В принципе, какие-то курсы обучения полезны были бы – и по выращиванию цветов, и по содержанию небольшой теплицы, и по содержанию каких-то животных.

— Наука должна опережать производство и давать некую загоризонтную цель, как ракетчики говорят. Такие разработки у нас есть?

— Есть. У нас НИИ, которые занимаются семеноводством, садоводством, плодоводством, ежегодно выращивают и предлагают новые сорта, в том числе и засухоустойчивые. Но вопрос во внедрении, о чем мы и говорили.

— Я очень долго занимаюсь аграрной темой и постоянно сравниваю наши достижения с достижениями Запада. Мы не глупее их, но организационно надо бы подтянуться.

Автор: «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром. Образование, наука > agronews.ru, 28 августа 2018 > № 2722438 Елена Семенова


Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 28 августа 2018 > № 2716485 Анастасия Юхтмахер

Третий путь: как стать идеальным кандидатом для работы в стартапе

Анастасия Юхтмахер

Основатель рекрутингового сервиса UP&OUT

Жажда риска, финансовая нестабильность и желание прославиться — черты подходящего соискателя для компании-стартапа

Каждый раз, изучая особенности поколений X, Y или Z, работодатели ломают голову: как их заинтересовать и найти новые методы привлечения. И даже если это удается, новоиспеченный работник быстро теряет мотивацию, чувствуя себя белкой в колесе, из которого трудно выбраться. Некоторые переходят из компании в компанию — таких называют джамперами (от англ. «прыгуны»). Другие, склонные к созиданию и более решительные по натуре, создают свои стартапы.

Как ни странно, соискателей, которых можно отнести ко второй группе, не так мало. Приходя на интервью, кандидаты оперируют словами «диджитал», «стартап» и так далее. Им кажется, что это некий третий путь, свет в конце тоннеля, который поможет выбраться из рутины. Однако иллюзия свободной профессии зачастую оборачивается пониманием: работа в стартапе подходит далеко не всем. При выборе стартап-работодателя соискатель может столкнуться с одним или несколькими барьерами. И в конечном счете это приведет к неоправданным ожиданиям и разочарованию.

Молодой, рисковый

С точки зрения кадровой политики стартап — это в первую очередь молодая новообразованная компания любого профиля: от палатки с фермерскими сырами на Даниловском рынке до команды разработчиков чат-бота. В связи с этим под вопросом стабильность такого проекта, ведь он может закрыться так же быстро, как и открыться. Кроме того, часто стартап не соблюдает стандартов организации труда: нет официального оформления сотрудников и соцпакета. Человек, который привык к международным страховкам для членов семьи, декретным выплатам, отпускам за счет компании, рассчитывает, в конце концов, на запись в трудовой книжке, испытает сложности с переходом на новый формат.

Отличительная черта молодых компаний — неизвестность бренда на рынке. Для многих кандидатов громкое имя работодателя играет все-таки очень важную роль. В то время как строчка в резюме с компанией no name может испортить идеальную картину. Это важный момент, например, для кандидатов в топовые консалтинговые компании (BCG, Bain), для которых упоминание престижного работодателя подтверждает их статус и потенциал для дальнейшей карьеры. Как показывает практика, примерно 70% кандидатов готовы занимать пост пусть даже винтика в известной и стабильной компании, а остальные 30% предпочтут топовую позицию в молодом проекте.

Непривлекательные условия при входе и невозможность планирования собственных доходов часто сопровождают работу в стартапе. Это означает ощутимое понижение фиксированной части оклада (в среднем около 30-40%) и обещания опционов. Средний размер опциона составляет приблизительно 1%, оформить его по российскому законодательству не так просто, поэтому многие компании предлагают кандидатам финансовый бонус в конце года.

Идеальный кандидат

Вот ряд критериев, которым должен соответствовать кандидат с хорошими шансами построить свою карьеру в начинающем проекте.

Быть создателем

Люди делятся на тех, кто хочется находиться в зоне комфорта, и тех, кто хочет из нее выйти, став создателем чего-то нового. Второму типу быстро становится скучно в стабильной корпоративной среде, где есть много ограничений. Они не хотят быть «серой массой», им важно чувствовать уникальность и больше влиять на процесс. Как раз их место — в стартапе.

Человек-батарейка

Высокий уровень энергии — ключевая особенность молодых инновационных компаний. Здесь живая атмосфера и активный коллектив. Каждый причастный влияет на процесс, все стараются работать очень эффективно, находятся в состоянии вечного мозгового штурма и постоянно делятся идеями. Как правило, работа в стартапе — это шумные разговоры на кухне, смешные стикеры в Telegram, игры в пинг-понг, питомцы в офисе и покер-вечеринки после работы. Если кандидат вялый и безынициативный, ему будет сложно в кругу суперактивных коллег. Кроме того, именно романтики и максималисты будут чувствовать себя наиболее комфортно в стартапе.

Минута славы

Желание прославиться — одна из основных мотиваций для создателей и участников стартапов. Тот, кто готов понижать свои «фиксы» по зарплате и переходить из стабильных компаний в новые рисковые проекты, может найти себя в молодом бизнесе. Можно стать среднестатистическим менеджером/руководителем проектов в международной компании, тем самым «винтиком», или стать лидером IT-стартапа, о котором пишут медиа, а членов команды постоянно зовут выступать на конференциях. Ради такого «хайпа» многие готовы рискнуть.

Любопытный предприниматель

Предпринимательская жилка — это некий фильтр для будущего члена стартап-команды. Она или есть, или напрочь отсутствует. Если в детстве вы играли «в магазин», продавали ненужные игрушки за листики или строили космический корабль — вам дорога в стартап. Любопытство — обязательная черта, которая должна присутствовать у человека, желающего работать в стартап-среде. Создатель нового продукта и услуги как минимум должен быть способен разглядеть тренды рынка. Сюда же можно отнести умение мыслить нестандартно. В мире роботизации и новейших технологий очень нужны люди с гибким умом, лишенным шаблонного мышления.

Стартап и его команда

Важно быть командным игроком. Выстроить команду с нуля — огромный труд, причем важно, чтобы все ее члены были ориентированы на создание благоприятного климата внутри. В стартапе обычно все начинается с нескольких человек и тесной комнаты. Яркий пример — Microsoft, где количество сотрудников выросло с трех человек на старте до 120 000 сейчас.

Контроль и результат

Любой стартап нацелен на создание продукта и услуги, каждый человек, работающий в нем, должен быть нацелен только на результат, а не на поддержание процесса. Также важны самостоятельность и самоконтроль. Микроменеджмент в стартапе зачастую отсутствует: все работают на одно дело, где-то введен agile (поэтапная реализация проектов в компании). Весь график и эффективность находятся исключительно в собственных руках сотрудников. Для основателей и топ-менеджмента это еще и умение взвесить все риски — пойти в «All in», но при этом вовремя остановиться. Стартап — это всегда адреналин, многие создатели до этого не имели управленческого опыта, а теперь это огромная ответственность как за успешность продукта, так и за тех людей, которые в тебя поверили.

Еще молодой

Для стартапа идеален кандидат с пометкой High Potential (HiPo), чаще это молодые люди до 30 лет. Основатели самых успешных проектов попадают под категорию: Марк Цукерберг и Стив Джобс начинали в 20, а Билл Гейтс и вовсе в 19 лет. Объяснить это можно обычной физиологией: чем старше, тем быстрее человек устает, энергии становится меньше, а мышление — менее гибким.

Выигрышная комбинация

Сочетание технического образования топового вуза и магистратуры бизнес-направления — удачное для соискателя в стартап. Базовое образование Физтеха, МФТИ, МГУ развивает аналитическое мышление, а MBA позволяют расширять знания в области экономики и частного предпринимательства, подтянуть soft skills (неспециализированные навыки) в рамках стажировки.

Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 28 августа 2018 > № 2716485 Анастасия Юхтмахер


Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 28 августа 2018 > № 2714937 Глеб Никитин

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Нижегородской области Глебом Никитиным.

Обсуждалась, в частности, готовность школ региона к началу нового учебного года, а также реализация программы создания новых мест в детских садах.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы с Вами нередко встречаемся, но есть поводы, которые носят особый характер для нашей страны. В данном случае я имею в виду подготовку к новому учебному году, ввод новых учебных заведений – как школьных, так и дошкольных. Как обстоят дела в Нижегородской области?

Г.Никитин : Примерно 327 тысяч детей у нас готовы начать учёбу. Если говорить о решаемых проблемах, о том, чем мы сейчас занимаемся, то это, во-первых, сокращение обучающихся во вторую смену. Пока такие учащиеся есть, хотя доля их меньше, чем в среднем по стране. В этом году мы вводим четыре новые школы, это 1875 учебных мест.

Д.Медведев: В самом Нижнем или где?

Г.Никитин: Нет, по области. В этом году в Нижнем мы школ не вводим. Но до 2020 года планируем в целом ввести 13 учебных заведений, в их числе уже будут и нижегородские. Это где-то на 7 тысяч обучающихся.

Что касается детских садов, здесь мы также решали проблемы вместе со всей страной, чтобы не было очередей для детей от трёх до семи лет. За последние годы 14 400 дополнительных мест было введено. В соответствии с утверждённой программой планируется построить ещё 27 детских садов на 3545 мест.

Д.Медведев: Я думаю, это правильная программа, когда комбинируются и ясельные группы, и неясельные, потому что это и экономнее, и часто удобнее родителям.

Г.Никитин: Конечно.

Что касается школ, я ещё один момент хотел отметить. Я сейчас часто с жителями встречаюсь, и очень много жалоб по поводу капитальных ремонтов, то есть недоремонта, накопленного за последние десятилетия. За счёт области ремонт в учебных заведениях не делался вообще. Поэтому около 30% школ требуют соответствующих вложений. В этом году мы начали эту работу. За счёт области 438 млн рублей выделено.

Хотел выразить Вам отдельную благодарность за решение по двум самым критичным школам (в Нижнем Новгороде и Сарове) – выделить 240 млн рублей из резервного фонда Правительства.

Школа в Сарове просто не функционировала, в Нижнем Новгороде была на грани закрытия. Мы работу с ними начали и будем активно продолжать.

Сейчас мы за счёт выделенных из областного бюджета 438 млн в 100 школах принимаем точечные решения, в том числе по санузлам, кровлям, оконным проёмам, осушению подвалов и так далее. Но и комплексные решения должны будут быть.

Д.Медведев: Есть ещё одна тема, которая очень волнует наших граждан. Школы – это хорошо, но есть пришкольное пространство, есть сады, скверы, парки, придомовые территории. Как с этим обстоит дело?

Г.Никитин: Эта работа не остановилась и после проведения чемпионата мира по футболу. К чемпионату было около 600 фасадов приведено в нормативное состояние, сейчас уже около 1100. Постоянно идёт работа, с еженедельным отчётом.

Кроме того, занимаемся дворовыми территориями. В рамках конкурса проектов создания комфортной городской среды должны быть выбраны несколько городов с исторической застройкой…

Д.Медведев: Это действительно очень важно, тем более что у нас огромное количество малых городов, где есть прекрасные памятники архитектуры. Их нужно сейчас приводить в порядок.

Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 28 августа 2018 > № 2714937 Глеб Никитин


Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 28 августа 2018 > № 2714409 Владимир Путин

Международный форум «Технопром-2018».

Продолжая рабочую поездку в Сибирский федеральный округ, Владимир Путин прибыл в Новосибирск, где принял участие в пленарном заседании международного форума «Технопром-2018», а также посетил выставку технологического развития.

Основная тема форума – содействие технологическому лидерству российской экономики на основе разработки и ускоренного внедрения наукоёмких «интеллектуальных» технологий в традиционных отраслях промышленности.

* * *

Выступление на VI Международном форуме технологического развития «Технопром-2018»

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья!

Очень рад всех вас приветствовать на шестом Международном форуме технологического развития «Технопром-2018». По традиции он проходит здесь, в Новосибирске, – в одном из важнейших деловых, промышленных, интеллектуальных центров нашей страны.

В регионе, где сосредоточены крупные высокотехнологичные предприятия и научно-образовательные учреждения, расположен и всемирно известный новосибирский Академгородок с его мощным инновационным потенциалом.

С некоторыми разработками, созданными при участии учёных Сибирского отделения Российской академии наук, мы только что познакомились на выставке, организованной в рамках форума.

И отмечу, что в её экспозиции, безусловно, очень интересные, перспективные отечественные проекты в самых разных областях знаний: от наноматериалов до медицинских и аэрокосмических технологий.

Надеюсь, что благодаря этому форуму, объединившему представителей власти, науки и бизнеса, институтов развития, они получат необходимую поддержку и дальнейшее развитие.

В современных условиях быстрых технологических изменений, глобальной конкуренции за научное, индустриальное первенство такие мероприятия, как «Технопром», безусловно, востребованы и в высшей степени важны.

Сегодня именно знания и высокие технологии – в этой аудитории не нужно об этом говорить, тем не менее скажу, – определяют эффективность экономики, позволяют кардинально повысить качество жизни людей, модернизировать инфраструктуру и госуправление, обеспечить правопорядок и безопасность.

По сути, от передовых технологий, их эффективной разработки и быстрого, что самое главное, внедрения зависит жизнеспособность народов, целых обществ и государств, позиции стран в мире, особенно таких крупных, как Россия.

Потому научно-технологический прорыв мы поставили в число ключевых национальных целей и приоритетов. И убеждён, мы способны его совершить, объединяя усилия государства, бизнеса, научно-образовательного сообщества, расширяя свободу для инициативы и творчества наших людей.

В последние годы мы планомерно увеличивали финансирование науки, обновляли инфраструктуру исследований и разработок. Формировали комфортный климат для запуска наукоёмких производств.

За 17 лет финансирование науки в реальном выражении выросло в 3,7 раза. В действующих ценах намного больше – в 23,6 раза. Мы создавали условия для привлечения в науку способной, талантливой молодёжи.

И вновь подчеркну: мотивировать ребят нужно решением амбициозных, значимых задач. Надо предоставлять им возможности для самореализации, достижения высоких научных результатов. Сделать всё для того, чтобы они чувствовали себя востребованными.

Одновременно необходимо, и мы будем это делать, повышать привлекательность нашей науки для учёных со всего мира, формировать для них «точки притяжения». И я вас уверяю, такие точки есть.

Я в некоторые центры приезжаю, смотрю, как работают наши коллеги из многих стран мира. На вопрос, почему именно здесь, ответ приятный: здесь есть над чем совместно работать, есть привлекательные направления деятельности, привлекательные перспективные разработки, в которых наши специалисты продвинулись, и продвинулись часто дальше, чем их коллеги. Созданы условия для работы.

Нужно накапливать свои компетенции за счёт международной кооперации – чрезвычайно важное направление. В том числе на эти цели направлено развитие в России новейших установок класса мегасайенс.

С их помощью учёным предстоит найти ответы на так называемые большие вызовы: исчерпание ресурсов, болезни, нехватка продовольствия, экология – за счёт развития новых видов энергии, материалов, лекарств, качественных продуктов. Сейчас на выставке такие направления представлены.

В наших планах – создать сеть из таких установок: от подмосковного Протвино до новосибирского Академического городка и острова Русский во Владивостоке. Эти установки станут хорошим вкладом в решение задач пространственного развития России, в появление территорий с высокой концентрацией исследований и разработок. Одним из флагманов здесь должен стать новосибирский Академгородок – он и является таким флагманом, но будем всячески его поддерживать.

Соответствующие поручения даны в начале текущего года. О ходе исполнения коллеги сейчас проинформировали. Надеюсь, что все наши планы будут реализованы в срок и с должным качеством. Могу также сказать, что региональными властями, научным сообществом проделана серьёзная подготовительная работа для реализации этих планов.

Вместе с тем рассмотрение проекта, безусловно, продолжается. По сути, на форуме проходит его первое публичное обсуждение. Очень рассчитываю и на ваши конструктивные замечания и предложения.

Подчеркну лишь, что одним из ключевых направлений развития Академгородка должно быть создание новых, высокотехнологичных, конкурентных производств, в том числе ориентированных на экспорт. И в этой работе наш бизнес должен принимать самое активное участие.

Должен сказать, что бизнес, ориентированный на высокие технологии, у нас развивается очень приличными темпами и демонстрирует очень хорошие результаты.

И ещё, знаю, что среди других актуальных тем вашего форума – совершенствование механизмов практического внедрения научных разработок. У нас здесь традиционно всегда было много проблем.

Хотел бы повторить, эту цепочку надо выстроить так, чтобы перспективные научные идеи быстро, в максимально короткие сроки получали прикладное применение, превращались в успешные коммерческие продукты.

Чтобы затраченные интеллектуальные ресурсы приносили реальную отдачу, служили на пользу российской экономике и промышленности, повышали качество жизни наших граждан.

Уважаемые друзья и коллеги! Убеждён, что общими усилиями мы непременно решим все стоящие перед нами задачи. Обеспечим мощный научный и технологический рывок не только Сибири, но и всей страны. Обязательно добьёмся того, чтобы наша страна укрепляла свои позиции среди лидеров научно-технологического развития.

И в заключение, безусловно, хочу пожелать участникам и гостям этого прекрасного мероприятия – «Технопрома» – интересного, плодотворного общения, успехов и всего самого доброго.

Знаю, что среди участников не только российские представители различных направлений деятельности – науки, бизнеса, общественных организаций, – но и наши коллеги, друзья из-за границы.

Хочу их поблагодарить за то внимание, которое они уделяют совместной работе с Россией. Желаю вам успехов. Большое спасибо.

Спасибо за внимание. Удачи.

Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 28 августа 2018 > № 2714409 Владимир Путин


Россия > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 27 августа 2018 > № 2718138

ФИПИ впервые опубликовал проекты контрольных измерительных материалов ЕГЭ по китайскому языку

Федеральный институт педагогических измерений (ФИПИ) опубликовал для общественно-профессионального обсуждения проекты документов, определяющих структуру и содержание контрольных измерительных материалов ЕГЭ 2019 года по китайскому языку. ЕГЭ по китайскому языку впервые будет проводиться в 2019 году в качестве пятого иностранного языка по выбору. Ранее в форме ЕГЭ выпускники могли сдавать только английский, немецкий, французский и испанский языки.

Разработка модели ЕГЭ по китайскому языку была начата в 2014 году в связи с растущим интересом к его изучению в России. Модель прошла общественно-профессиональное обсуждение и апробацию в 12 регионах России.

На сайте ФИПИ опубликованы демонстрационные варианты устной и письменной частей экзаменационной работы. Демонстрационные варианты дают возможность любому участнику ЕГЭ и широкой общественности составить представление о структуре будущих контрольных измерительных материалов, количестве заданий, об их форме и уровне сложности. Приведённые критерии оценки выполнения заданий с развёрнутым ответом дают представление о требованиях к полноте и правильности записи развёрнутого ответа. Эти сведения позволят выпускникам выработать стратегию подготовки к ЕГЭ.

Письменная часть работы включает 42 задания и состоит из четырех разделов: «Аудирование», «Чтение», «Грамматика, лексика и иероглифика» и «Письмо». Устная часть КИМ ЕГЭ по китайскому языку включает в себя три задания. В задании 1 предлагается ознакомиться с ситуацией и задать пять вопросов на основе ключевых слов, в задании 2 – выбрать одну из трёх фотографий и описать её на основе плана, в задании 3 необходимо сравнить две фотографии на основе предложенного плана.

Полный перечень вопросов, которые могут встретиться на ЕГЭ 2019 года, приведён в кодификаторе элементов содержания и требований к уровню подготовки выпускников. Его можно использовать при составлении плана повторения материала перед экзаменом.

Россия > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 27 августа 2018 > № 2718138


Россия. Китай. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > globalaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2714105 Го Сяоли

Почему Россия не обречена на одиночество

Отклик из Китая

Го Сяоли – доктор филологических наук, профессор Института иностранных языков Хэбэйского педагогического университета; руководитель Китайско-российского центра по исследованию Дальнего Востока при Хэбэйском педагогическом университете; замдиректора Института иностранных языков при ХПУ.

Резюме Дискуссия о путях развития России продолжается уже двести лет. Принадлежит ли культура России Западу? Или новому Западу? Или Востоку? Или новому Востоку? Или Евразии? Большой Евразии? К какому культурному типу ее ни отнести, Россия не может быть «одиноким» игроком на международной арене.

В кругу китайских ученых и молодежи большой интерес вызвала статья Владислава Суркова «Одиночество полукровки (14+)». Например, в ходе Валдайской конференции (25–26 апреля 2018 г., Шанхай) на данную статью многократно ссылались китайские участники, ведь название на китайский язык было переведено как «Политика России сталкивается с вековым одиночеством».

Несомненно, мнение Суркова является непосредственной реакцией на сложившуюся международную ситуацию. Но следует отметить, что автор статьи освещает российские и мировые политические проблемы с точки зрения культурной идентификации, а не только с позиций политики, как это понимают некоторые китайские ученые. Владислав Сурков сформулировал три ключевых идеи: во-первых, четырехсотлетние усилия России присоединиться к Западу потерпели фиаско, результатом чего стали события 2014 года. Во-вторых, столь же давние попытки интегрироваться в восточную культуру также закончились неудачей. В-третьих, культура России смешанная, она не принадлежит ни Западу, ни Востоку. Россия уникальна. Вывод автора: Россия будет опираться в своем развитии на самоё себя, на свой собственный опыт.

В русском и китайском языках слово «одиночество» имеет смысловые культурологические отличия. В китайском оно обладает только негативной коннотацией, обозначая «полную изоляцию». Но в русской культуре значение шире: кроме негативных коннотаций, оно обладает и положительными: уединенность, уникальность, непокорность, стойкость. Поэтому для русской культуры характерны такие образы, как одинокий «Демон сидящий», одинокий «Иисус Христос в пустыне», одинокий «Парус», одинокий «лишний человек». Кроме того, в статье раскрывается мученическое и героическое начало русской культуры. Мученичество нередко окружено ореолом святости и стойкости, поэтому недаром в заключении автор провозглашает: «Звезды будут!».

Исходя из анализа нынешней международной ситуации, Сурков поднимает проблему культурной идентификации России. Китайское академическое сообщество ищет ответ на вопрос: обречена ли Россия на политическое «вековое одиночество»? Каким образом следует рассматривать данное явление?

Дискуссия о путях развития России продолжается уже двести лет. Ее предметом являются различные позиции: принадлежит ли культура России Западу? Или новому Западу? Или Востоку? Или Новому Востоку? или Евразии? Большой Евразии? Или же это культура-полукровка? На наш взгляд, независимо от того, к какому культурному типу ее отнести, Россия не может быть «одиноким» игроком на международной политической арене.

Во-первых, в случае кардинальных изменений в мировой структуре Китай и Россия должны поддерживать друг друга. Сегодня в мире происходят коренные изменения. Справедливо отметил Сергей Караганов, что после пятисот лет процветания цивилизация Запада столкнулась с проявлениями глубокого кризиса. Мы стали свидетелями того, что многие факторы, способствовавшие прогрессу и развитию западной цивилизации на протяжении пяти веков, в настоящее время являются причиной напряженных и систематических конфликтов. И наоборот, такие развивающиеся страны, как Китай и Россия, становясь все сильнее, оказывают влияние на развитие всего человечества. Россия привлекает особое внимание способностью «оружием критики» разоблачать западную гегемонию. Сегодня, когда структура мировых цивилизаций претерпевает серьезные преобразования, Китай и Россия должны быть готовы к сближению. России не грозит участь преодоления трудностей в одиночестве.

Несомненно, преобразование модели мира – процесс долгий и нелинейный. Например, уже в начале ХХ века Освальд Шпенглер и Арнольд Тойнби указывали на «упадок Запада». Однако после холодной войны Запад, напротив, достиг апогея. Сегодня он продолжает занимать ведущие позиции во многих областях науки и в создании высокого уровня жизни. Но проблема Запада в том, что, после того как Китай и Россия отказались от прежней идеологической конфронтации, он продолжает придерживаться старой позиции. Министр иностранных дел России Сергей Лавров отмечал, что между Россией и Западом нет существенной разницы: та же демократическая политика, та же рыночная экономика. Председатель КНР Си Цзиньпин, выступая на церемонии открытия Боаоского Азиатского форума-2018, еще раз решительно заявил об открытости политики Китая. Но западные страны во главе с США настаивают на привилегированном положении, забывая о глобализации и общечеловеческих интересах.

Другими словами, Китай и Россия добились существенного прогресса на пути реформ; в то же время Запад деградирует потому, что не хочет проводить реформы и меняться. Из-за того, что Запад не добился прогресса, он объявляет санкции против Китая и России, выдвигая необоснованные обвинения. Как же нам поступить в такой ситуации: решать только свои проблемы или же объединять усилия для взаимной пользы? Заниматься лишь теоретическими рассуждениями, сохраняя собственное достоинство и преследуя личные интересы? Отказаться от сотрудничества и вернуться к конфронтации? Безусловно, Китай и Россия должны совместными усилиями формировать масштабную стратегию сотрудничества. Есть множество общих проблем, которые необходимо решать сообща. Это одна из причин, по которой Россия не окажется одинокой.

Во-вторых, создание новой теоретической базы в процессе трансформации мира от однополярности к «многополярной современности» должно основываться на достижениях древних культур и философских доктринах двух стран. Китай и Россия представляют собой крупнейшие и самые влиятельные независимые цивилизации, они занимают близкие позиции и имеют сходные государственные интересы. Позиция каждой страны базируется на тысячелетней идеологической и культурной основе. Характеризуя международные отношения, Председатель КНР Си Цзиньпин напомнил концепцию золотой середины, присущую основным учениям китайской философии: все вещи могут сосуществовать гармонично и не вступать в противоречия друг с другом. Этот принцип в китайской культуре именуется «гармония многообразия». В истории русской философии существует сходная концепция, называемая «соборностью», на основании которой были сформулированы идеи «всечеловечности» и «всеединства».

Хотя смысл идей «гармонии» и «единства» не совсем тождествен, мы считаем, что сотрудничество между Китаем и Россией на основании сходных национальных концепций необходимо для создания всемирного «человеческого сообщества». Наши страны должны поддерживать друг друга и на стадии теоретических разработок, и в процессе их реализации. Владимир Путин отмечал на церемонии вступления в должность президента: «Вместе с нашими партнерами будем активно продвигать интеграционные проекты, наращивать деловые, гуманитарные, культурные, научные связи», что будет способствовать «стабильности на планете». В этом смысле ни Китай, ни Россия не будут одиноки.

Конечно, и у Китая, и у России есть собственные цели и интересы. Поэтому в мирное время стать партнерами, а не союзниками – сознательный политический выбор обеих стран. Но в то же время уточнение, что «стратегическое партнерство не имеет ограничений», оставляет шанс для углубленного сотрудничества. Различие государственных интересов не препятствует нашему сотрудничеству и взаимной поддержке.

В-третьих, Китай и Россия имеют сходные представления о путях развития и общие культурные традиции. Они знают о Западе больше, чем Запад знает о них. Об этом свидетельствует тот факт, что в России и Китае изучали западные разработки: в России в начале XVIII века имела место западническая реформа, проведенная Петром I; в Китае во второй половине XIX столетия – движение западничества Ли Хунчжана. Также велись споры о путях развития России между различными общественными течениями: между западниками и славянофилами в XIX веке; были последователи почвенничества и евразийства. В Китае в ХХ веке происходили дискуссии западников и консерваторов, электистов (то есть тех, кто придерживался принципов «золотой середины») и сторонников традиции. Столкнувшись с Западом, мыслители двух стран размышляли над сходными вопросами: кто мы? откуда мы? и куда мы идем?

Основываясь на теоретических разработках и учитывая практический опыт, Китай и Россия выработали свой путь развития, что позволило им играть заметную роль на мировой арене. Признание статуса России и Китая во всем мире свидетельствует о том, что путь развития, выбранный Китаем и Россией, отвечает их государственным интересам и соответствует культурным традициям.

Недавно президент Владимир Путин и Председатель Си Цзиньпин были переизбраны своими народами, продлены сроки их полномочий. Этот исторический момент доказывает, что большая часть молодого поколения как в Китае, так и в России оказала поддержку лидерам. Такой результат был неожиданным не только для Запада, но и для китайского и российского сообщества. То, что мы видим в настоящее время, – совершенно новая ситуация: молодое поколение стало более уверено в правильности модели развития своей страны, и это притом что современная молодежь хорошо знает Запад.

Молодежь хорошо знает собственную историю и полностью осознает трудности, с которыми мы сталкиваемся. Стремясь к свободе и открытости, молодое поколение Китая и России прагматично и рационально оценивает стабильность и безопасность своих стран, поддерживает преемственность политического лидерства. Исходя из системы ценностей молодежи Китая и России, отношения двух стран уже можно охарактеризовать как позитивные. Необходимы дальнейшие совместные усилия, чтобы предоставить молодым людям духовные ценности, уходящие корнями в старинные культурные традиции, что поможет им избежать заблуждений.

Современные политические процессы в Китае и России все чаще получают поддержку граждан других стран. Однако почти все понятия, с помощью которых мы трактуем самобытные китайские и российские реалии, были заимствованы у Запада. Например, такие слова с негативными оттенками значения, как «авторитаризм», «народничество» (в современном обществе «народничество» часто означает «популизм», что существенно отличается от понимания народничества как революционного движения в России в 1860-е–1910-е гг.). Эти понятия могут оказаться непригодными для характеристики России и Китая, где имеет место «централизация власти», а не «авторитаризм»; «народность», а не «народничество». Поэтому создание метаязыка, теоретической системы и категорий, подходящих для объяснений исторических традиций России и Китая, требует долгосрочных совместных усилий.

Конечно, китайско-российское сотрудничество по-прежнему сталкивается со многими проблемами не только со стороны внешнего мира и противоборствующих сил внутри стран, но и с культурными и когнитивными барьерами, вызванными национальными различиями. Русская и китайская культуры существенно различаются.

Во-первых, различны способы культурного мышления: Россия отличается бинарностью, а Китай – тернарностью. Если бинарность проявляется в альтернативном выборе – социализм либо капитализм, то тернарность – другой подход: не социализм, не капитализм, а обширный рынок и сильное правительство. То есть вместе с двумя началами существует и третье – новая единица, гармонично соединяющая противоположные полюсы в единое целое.

Во-вторых, различны принципы поведения. В России наступление является обороной, в Китае отступление служит способом нападения. В русском языке бытует пословица: «Лучшая защита – нападение», и многочисленные жизненные и политические примеры подтверждают эту истину. А китайская пословица гласит: «Терпение приносит покой, отступление открывает широкую перспективу».

В-третьих, у нас различные национальные характеры: в России отдают предпочтение культу силы и удара, в Китае предпочитают гибкость и мягкую силу. Так, например, в период татаро-монгольской зависимости, которая раньше именовалась как «татаро-монгольское иго», русский народ вел длительную борьбу с захватчиками. Героический дух борьбы с врагами навсегда остался в народной памяти. Такие произведения, как «Повесть о разорении Рязани Батыем», «Слово о погибели русской земли» и другие, не оставляют впечатления гнетущей безысходности, а внушают надежду на возрождение русской земли и веру в могучие силы народа. В Китае тоже были великие патриоты и национальные герои, которые заслужили доблестью и мужеством уважение народа и заставили считаться с собой даже захватчиков. Монголо-татары захватывали Китай, но китайцы не сдались, ассимилировав и победив врагов благодаря своей культурной гибкости и мягкой силе.

В-четвертых, различны и культурные ценности: русские стремятся к духовности, а китайцы практичны и акцентируют внимание на самой жизни. Современный китайский мыслитель Лю Сяофэн отмечал, что, хотя провозвестника «русской идеи» Федора Достоевского много читают в Китае, его «яд» до сих пор не «навредил» китайцам. Китайцам трудно его понять: воспитываясь в контексте конфуцианских идей, сложно уловить смысл произведений, пронизанных христианским духом.

Но, несмотря на эти существенные различия, многовековой обмен между странами создает богатую почву для взаимопонимания. Кочевые монголы и маньчжуры когда-то объединили судьбы Китая и России. В период процветания империй и формирования современных национальных государств Китай и Россия установили прочные отношения. Особенности многовекового обмена и связь между нашими странами еще недостаточно изучены. Поэтому истинная история долголетних китайско-российских взаимоотношений является целиной, которую нужно обрабатывать.

Мы считаем, что китайские ученые обязаны откликнуться на тему «одиночества» России, сформулированную политическим деятелем Владиславом Сурковым, поскольку это касается не только судьбы Китая и России, но и будущего всего человечества.

Россия. Китай. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > globalaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2714105 Го Сяоли


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter